Армия и регулярные войска
I. Регулярные войска

В виду практически полного отсутствия постоянных полков, дивизий или корпусов, каждое военное формирование собирается стихийно. При мобилизации в феодальной армии каждый вассал (иное уполномоченное лицо-командир) отправлялся к месту назначения с рыцарями, лучниками и пешими солдатами, которых он обязан привести. На месте назначения пришедшие перегруппировывались по родам войск, или согласно назначению. Состоятельные Рыцари со своими оруженосцами собирались и продолжали путь вместе, так же поступали лучники и пешие солдаты.

Особые подразделения, такие как инженеры и управляющие осадной артиллерией, обычно состояли из профессионалов, нанятых на одну кампанию или на определенный срок. Наемный солдат является уважаемой профессией. Военные антрепренеры собирают наемные войска, позволявшие богатому сеньору или городу нанять готовые компетентные вооруженные силы. Существовали наемные вооруженные силы, состоявшие из одного рода войск. Другие наемные силы были смешанными и включали все рода войск. Такие формирования часто определялись по числу состоявших в них "Копий". Каждое "Копье" представляло тяжеловооруженного всадника и дополнительных конных воинов, пешие и стрелковые войска. Войско из ста Копий насчитывало несколько сотен воинов. Эта система породила слово «ландскнехт».

В феодальной армии была горизонтальная командная иерархия. Особого маневрирования не предполагалось, поэтому не было нужды и в большом штате для поддержки военачальника и передачи приказов. Некоторые страны имеют свои постоянные Королевские Войска  Имперскую Гвардию. Эти войска состояли либо из кавалерии, либо из пехоты и оплачивались из налоговых поступлений. В каждом войске был фиксированный личный состав; вид доспехов и вооружения выбирал правитель.
 
II. Снабжение армии

Обеспечение продовольствием и медицинскими принадлежностями не имеет большого смысла для армий, и является необходимостью для гарнизона. Во время военных кампаний, армии жили за счет местности, в ущерб всякому, живущему на территории, которую они занимали или через которую проходили. Прохождение дружественной армии было ничем не лучше прохождения врага. Таким образом армии не задерживались надолго на одном месте, поскольку местные запасы продовольствия и фуража быстро истощались. Особой проблемой это становилось при осадах. Если армия, ведущая осаду, не позаботилась о доставке продовольствия, это могло вынудить ее во избежание голодной смерти снять осаду задолго до того, как защитникам пришлось бы сдаться.

Помимо этого, если армия или крупный полк стоял на одном месте, возникали проблемы санитарии. В типичной армии довольно много животных помимо рыцарских лошадей, и большое количество нечистот приводило к дизентерии. Феодальные армии порой таяли от болезней и дезертирства не хуже, чем от природных катаклизмов.
 
III. Боевые действия

Большинство сражений представляло собой запланированные операции, в которых две стороны выстраивались перед началом битвы. Кампании с маневрами и встречные бои были редки.

Примечательно: Среди наемников и бандитов, вдали от армии, часто происходят сражения с односторонней подготовкой, где только одна из бьющихся сторон была заранее готова к битве, предварительно озаботившись построении. Не редко, именно это определяет исход многих сражений.

Всевозможные воинские искусства, будь то умение красиво плясать с саблей наперевес, в строю не ценились и всячески высмеивались. Все частные сражения между солдатами протекали довольно быстро, в течении нескольких секунд, редко когда действие затягивалось больше чем на минуту.

IV. Награды

Помимо регулярного жалованья, наивысшими наградами за выигранное сражение служили ордена и дарование ленов (наделов земли), званий, имений, живности, или даже рабов (в Тевинтере). Другой наградой служила добыча с ограбленных тел, разграбление взятых городов и крепостей, продажа доспехов и оружия убитых и выкуп (через Герольдов) за высокопоставленных пленников. Для спасения жизни, пленным рыцарям или их семьям приходилось платить выкуп.

Популярность выкупов кажется исключительно цивилизованной чертой военных компаний, но скрывает свою темную сторону: Пленников незнатного происхождения, за которых нельзя было получить выкуп, могли убить сразу, чтобы не охранять и не кормить. А в случае религиозных войн, многие воеводы запрещали брать "неверных" или "отступников" в плен (то ли дело война против благородного соседа одной веры).

V. Пошлины и служба

Владельцы ленов (земельных наделов), во всех королевствах, были обязаны проходить военную службу каждый год. Это могли быть недели или месяцы службы у вассала в сопровождении профессиональных солдат, которых он нанимал самостоятельно. В персональных армиях королей и богатых сеньоров большую пропорцию составляли профессионалы и наемники. В некоторых случаях вассалы откупались от действительной службы в армии деньгами, и эта «военная пошлина» помогала королям содержать постоянные армии или уходила на нужды королевства.

Служба в феодальных армиях была долгом и делом чести всех рыцарей. В обществе, построенном в том числе и на военной силе, рыцари жили ради возможности сражаться. Успех в битве или сражении был одним из путей к признанию и богатству. Для профессиональных солдат, которые часто были сыновьями аристократов, оставленные ни с чем после того, как старший сын наследовал всё, война была работой. Для крестьян, призванных на военную службу, она также была долгом, но, разумеется, не делом чести.

Многие простолюдины поступают в регулярную армию ради жалованья, которое часто значительно превышало то, что можно было получить, обладая более мирной профессией. Могучим стимулом, толкавшим простолюдина на военную службу, была перспектива получения трофеев. Рыцари низкого ранга и профессиональные пешие солдаты стремились принять участие в штурме богатого города или замка, поскольку крепости, которые оказывали сопротивление, традиционно подвергались грабежу. При разграблении города солдат мог собрать сумму, равную его жалованью за много лет. Ожесточенные сражения также предоставляли возможности для заработка. Доспехи и оружие убитых можно было продать, а за пленных рыцарей потребовать выкуп.

VI. Дезертирство

Невероятная тягость службы, крайняя продолжительность её сроков, неупорядоченность отношений между начальниками и подчинёнными, злоупотребления начальников сделали побег со службы явлением массовым, стихийным, особенно в мирное время.

В Орлее могли лишить дезертиров почётных должностей, одеть в постыдное платье, обрить половину головы и в таком виде выставить в течение трёх дней на торговой площади; за беглого шевалье, как человека бесчестного, не могла выйти замуж ни одна девушка. В Тевинтере за дезертирство полагалась конфискация имущества и смертная казнь, или продажа в рабство. Ферелденцы вешали дезертиров на дереве, как изменников; иные полководцы, впрочем, ограничивались обрезанием носа, ушей, языка или выкалыванием глаз. Почти во всех регулярных армиях, наряду с побегом со службы, самовольный переход на службу из одной роты в другую (или из одного рода войск в другой), все равно что за побег с поля сражения, полагается смертная казнь.

VII. Структура

Состав типового отряда "Копье":

- Рыцарь,
- оруженосец (человек благородного происхождения, служивший рыцарю до собственного посвящения в рыцари),
- кутилье (вспомогательный конный воин в доспехе, не имеющий рыцарского достоинства),
- от 2 до 6 лучников или магов,
- от 2 до 4 пеших воинов.
Фактически в составе копья было 3 конных воина в доспехе, несколько стрелков посаженных на коней и несколько пеших воинов.


Копьем как правило командовал рыцарь (рыцарь-шевалье в Орлее, рыцарь-бакалавр в Ферелдене), отличием простого рыцаря был флаг с раздвоенным концом. Несколько Копий объединялись в отряд более высокого уровня - Знамя. Знаменем командовал рыцарь-банерет (его отличием был квадратный флаг-баннер). Рыцарь-баннерет отличался от простого рыцаря тем, что мог иметь собственных вассалов рыцарского звания. Несколько Знамен объединялись в полк, которые как правило возглавлялись титулованными аристократами, имевшими вассалов.

Могли быть случаи, когда рыцарь-баннерет не возглавлял несколько Копий, а формировал одно большое Копье. В этом случае в состав Копья входило дополнительно несколько рыцарей-шевалье, не имевших собственных вассалов и собственного Копья. Также возрастало число простых воинов, после чего численность копья могла составлять до 25-30 человек.

Иной была структура церковных орденов. Они не представляли собой классическую феодальную иерархию. Поэтому орденская структура была устроена так: Орден состоял из храмовничьих отрядов, каждый из которых включал в свой состав 12 рыцарей и одного командира. Такие гарнизоны базировались в отдельном замке и располагали ресурсами окрестных земель и крестьян на феодальном праве. К гарнизону было приписано до 100 вспомогательных воинов. Также к гарнизонам могли на время присоединяться рыцари-паломники, которые не являлись членами ордена, добровольно участвовали в его походах.

Городская Стража - полупрофессиональная военная сила, пополняемая в основном молодежью из низшей знати, а иногда мобилизованными крестьянами. Подчиняется стража напрямую Наместнику и отвечает за соблюдение порядка в городе и его окрестностях. Пока храмовники борются с одержимыми и ловят отступников, стражники занимаются расследованием и предотвращением более мирских преступлений вроде краж, убийств и контрабанды.

VIII. Быт воинов

Прежде всего, быт регулярного воина, как правило, начинался с призыва под знамена, строевого смотра и лагерной жизни. Следует подчеркнуть, что жизнь в полевом лагере была суровой и достаточно безрадостной.

Во-первых, сон. Солдаты спали в палатках вповалку и на чем придется. Это хорошо, если лагерь разбит на неделю. А если на 10 месяцев, да в зимнее время? Ночью в лагере отнюдь не было тихо. Вдоль периметра ходили часовые и усиленные патрули, которые периодически громко перекликались (на каждые сутки начальник караула получал новый пароль и ночной клич). То и дело рявкали сторожевые псы или грохотали заклинания. От шума то и дело ржали кони. Шастали туда-сюда мелкие воришки из числа обозных, так и норовя что-либо спереть. Сами обозные и обслуга спали во временных шалашах и под телегами, норовя по тихому забраться под полог палатки, откуда их с руганью выпинывали.

Ранняя побудка происходила по звуку трубы. Продрогшие солдаты жались к кострам. Есть было нечего, счастливчики, сохранившие корку хлеба и глоток мутного вина, перекусывали на ходу. Производилась перекличка, назначались наряды на работы и службу. Первый завтрак, если позволяли условия, производился около 11 пополуночи. Ели артельно. По округам шастали банды оголодавших мародеров, выискивая съестное. Голодали и состоятельные сеньоры, которые во время долгих полевых стоянок старались селиться в хижинах или близлежащих монастырях.

"Я расположился в аббатстве в маленькой спальне, в которой раньше проживали люди более религиозного склада, чем теперь. Здесь ежедневно я становлюсь свидетелем многих пороков нашего мира, ибо пока в одном месте из-за переизбытка денег весь день продолжается азартная игра, в другом, из-за нищеты, накрывается лишь скромный обед. Одни поют и играют на флейте, другие плачут и скорбят по мертвым родственникам. В одной стороне я слышу радостный крик "великолепное королевское вино!", в другой "Создатель Сохрани", дабы успокоить тех, кто мечется в предсмертной агонии. В одних комнатах полно шлюх, в других - крест, ведущий бренное тело в могилу".

Внутри полевого шатра состоятельный владелец мог повесить гобелены и расстелить половики. Слуги его, обычно спали по периметру шатра, забиваясь между наружным и внутренним пологами. Армейские тенты и павильоны были достаточно вместительными. Так, в тевинтерской армии один павильон был рассчитан на 45 человек. Павильон-конюшня - на 6 лошадей (т.е. на конский состав 1 Копья).

Наружный слой палаток и шатров, исходя из миниатюрных изображений и счетам на оплату художников, мог расписываться масляными красками. Внутренние пологи у знати могли расшиваться золотом и жемчугом. Например "тент из Андерфельса, украшенный большой золотой вышивкой".

При организации полевого военного лагеря использовались обозные телеги и специальные боевые фургоны, из которых выстраивалось внешнее и внутреннее кольцо вагенбурга. Часовые охраняли ворота и отгоняли от "деревянных стен" всякого, кто к ним приближался.

IX. Женщины

Вопреки гнусным слухам, женщины в армиях тоже были, и не только в составе солдат. Перво-наперво - это прачки. Стирали бельишко, т.к. одежду, как правило, стирать не догадывались, от чего бойцы были грязными, завшивленными и вонючими. Часто прачки выполняли функции случайных часовых.

Не менее важная функция - проститутки. Из-за них все беды и солдатские бунты. Для того, чтобы унять тягу солдат к драке из-за шлюх, был издан параграф, согласно которому каждую роту (900 человек по списку) могли сопровождать не более 30 проституток, причем, никто из солдат и офицеров не мог претендовать на ту или иную барышню. В иных случаях теток пытались запретить окончательно, что, конечно, не помешало проституткам просочится в ту или иную армию.

X. Постой в городе и гарнизонная жизнь в крепости

Жизнь в большом полевом лагере была вещью экстраординарной, постоянно проживать в полевых условиях будет достаточно напряжно и не вполне комфортно. Поэтому постоянные и гарнизонные части были расквартированы в различных населенных пунктах тех или иных провинций. Конечно, местное население далеко не всегда приветствовало наличие прожорливой солдатни у себя под боком, но приходилось мириться.

"Для того, чтобы занять жилье, кондюкто (т.е. капитан роты) располагает перед своим жильем лейтенанта, который вызывает из рядов роты своего квартирмейстера. Оный будет сопровожден жандармом каждого дизаня (т.е. десятка, состоящего из 10 копий или, примерно, 90 человек), который может взять с собой 3 конных лучников и пехотинцев, если они имеются. Квартирмейстер должен распределить кварталы между жандармами дизанье (десятника), как для дизанье, так и для жандармов и лучников их дизаней. Жандармы и лучники не могут занимать любое другое жилье кроме того, что выделено им квартирмейстером. Ни кто, под страхом наказания, не имеет права покидать ряды и занимать жилье, пока не получит на то указаний квартирмейстера и его помощников. Когда кварталы будут распределены, кондюкто со своим сопровождением, а за ним и дизанье со своими дизанями занимают свое жилье, каждый в отведенном квартале. Если кто-нибудь из дизанье находит свое жилье не пригодным, он обращается к кондюкто, который решает вопрос. Каждый дизанье вечером перед ужином должен найти своего кондюкто, дабы узнать, что ему надлежит делать на ночь. Точно так же он должен действовать и утром и до ужина, чтобы узнать о своих заданиях на день. Под страхом наказания никто не должен оставлять роту или свое жилье ради собственных дел или иной причины, какой бы она не была, без отпуска или разрешения".

Как видим, самоволки были запрещены. На квартире солдатам за счет владельца жилья должны были обеспечиваться "скатерти, белье, горшки, ложки, миски и прочая домашняя утварь. Для 9 членов копья им выделяется 4 постели с покрывалами. Означенное копье оплачивает за постой 9 человек и 4 лошадей 34 серебра в месяц , и они обеспечивают себя припасами, достаточными, на их взгляд, для собственного пропитания и корма лошадям".

XI. Зарплаты, расценки

Сколько может стоить пища и фураж:
"Туша барана со шкурой и жиром - 4 сребреника с половиной, курятина - 6 медяка, гусь - 6 медяка, поросенок - 6 медяка. Бык и теленок по местной цене".

При этом зарплата была такой:
Офицер или Капитан - 100 золотых в месяц.
Лейтенант или Шевалье (плюс 1 телохранитель, 1 паж и 3 лошади) - 15 золотых.
Конный воин - 5 золотых.
Лучник- 4 золотых.
Арбалетчик - 4 золотых.
Пеший воин - 4 золотых.

Валютные расценки:
1 золотой =  100 сребреников
1 сребреник = 250 медяков.


Жить было можно. Только зарплату не всегда вовремя платили. Ну и безобразничали конечно в городах. К дамочкам и девицам приставали, их мужей били, хозяина дома любили отправлять за вином, купленным к тому же, за его собственные деньги. Например, вспыхнула драка между гарнизоном и местными жителями. Пустячная казалось вещь. Захотел солдат  снасильничать приглянувшуюся ему барышню, а тут муж вступился и дал в рожу. Боец, понятное дело расстроился, позвал своих. Тут соседи мужа само собой набежали. Началась оживленная дискуссия... Порядок удалось восстановить лишь с помощью офицеров и городского магистрата.

Часто в городе вспыхивали драки между национальными контингентами одного и того же гарнизона. Например, крепко повздорили хассинды, которым показалось, что их обходят в выплате жалования, с обычными ферелденцами. Когда делегат от обиженных варваров протолкался к командиру гарнизона и потребовал справедливости, то получил сначала обидный ответ "Дерьмо тебе в нос!", а после - в морду.

XII. Тренировки и тактические занятия

"Дабы отряды были лучше обучены в использовании оружия и лучше проинструктированы на всякий случай, когда они находятся в гарнизоне или имеют время и досуг, чтобы сим заниматься, капитаны эскадронов и полков должны время от времени выводить некоторых из воинов в поле, иногда частично вооруженных, иногда полностью, заниматься атакой с копьями наперевес, сохраняя сомкнутый строй, и пока одни живо атакуют, другие сплачиваются и защищают знамя, и по команде одни смыкаются, оказывая помощь другим, дабы противостоять натиску врага".


Солдат, стоящих лагерем или на постое в городе, время от времени (с приближением военных действий чаще) приходилось выводить в поле или на плац и тренировать. Учились взаимодействию сперва в составе дизаня (десять Копий), потом - эскадрона, и наконец всей роты. Кавалерия атаковала и отступала, слушая сигналы горнистов, пехота училась взаимодействовать с лучниками, выстраивая перед ними стенку и смыкаясь в ожидании вражеской атаки, либо размыкаясь и пропуская вперед стрелков.
 
Примечание: строевой шаг как таковой, применяется только в армиях Кунари.

В рамках таких вот прогулок на свежем воздухе, солдат обучали незамедлительно и без задней мысли вступать в связки и отвечать на уникальные для каждой страны команды. Связка "стрелок-копейщик" известна практически во всех армиях.
Обучались выстраиваться как в линию (иногда, спиной друг к другу, замыкая лучников внутри), так и в каре или ронд "квадратом или кругом, всегда с пикинерами впереди". Обучались от обороны переходить к атаке. Во время тренировок лучники учились действовать самостоятельно, укрепляя свой фронт вбитыми в землю перед строем кольями.

В каждом большом городе существуют гильдии лучников или воинов, устраивающие периодические смотры и соревнования. Как например, в Орлее устраивали "военные сборы шевалье" молодежи, объединенной в т.н. "Юношеские отряды", приучая юных орлесианцев к чувству товарищества и взаимовыручки. На большие праздники они часто устраивают массовые драки друг с другом, вырабатывая боевой дух и чувство корпоративной чести. Зрелые шевалье устраивают парады и военные смотры что почетно и всячески поощряется.

XIII. Строевой смотр

Любые нанятые роты, расквартировываются по различным провинциям страны и раз в квартал, как минимум, собирались на строевые смотры. Одновременно с этим солдатам выдавалось и жалование. Как может выглядеть примерная роспись Орлейских рот:

Рота Гаспара де Шалон - 200 копий.
Рота Проспера де Монфор - 200 копий.
Рота Маркиза Серо - 40 копий.
Рота Графа Шанталь - 40 копий.
Рота капитана Оливье де Броона - 40 копий.
Рота капитана Кристофа дю Рокфор - 90 копий.
Рота капитана Жиля дю Унодэ - 40 копий.

Строевые смотры, по сути, являлись инспекциями, на которых специальные комиссары отслеживали боеспособность роты и соответствие списочного состава реальному количеству человек. Часто капитаны злоупотребляли своей властью и присваивали денежное содержание "мертвых душ". Чтобы выявить соответствие, допустим, заявленных и имеющихся в наличие коней, комиссары сравнивали их описания, оставленные в реестрах (например "каурый курсье с пятном на правом боку") с тем, что реально стояло перед ними на четырех ногах. Если всадник являлся без коня, утверждая, что конь умер, он, в качестве доказательства, должен был предъявить шкуру павшей скотины.

XIV. Кто и за чей счет вооружался и снаряжался

Горожане часто снаряжались за городской кошт, но, при этом, ссуживали городской казне определенное количество "щитовых денег". Например, в зависимости от доходов, одалживали городу на военные нужды по 200, 100, 50, 40, 30, 20 и по 10 (минимальная сумма) сребреников. На эти деньги было "построено" вооружение и сшиты ливреи (сине-золотые ми парти). Запасы каждый брал свои, кто сколько мог.

Понятно, что сохранялся и старинный обычай снаряжаться согласно имущественному цензу. Например у орлесианцев:

"У шевалье, получающего жалование, должны быть три лошади, одна из которых занята кутилье, имеющим малое копье. Два хорошо снаряженных шевалье получат жалование, равно, как и два кутилье, каждому из которых необходима лошадь стоимостью 20 золотых, достойное вооружение и малые копья (деми-ланс, т.е. половинные копья). У рыцарей баннеретов должно быть 8 лошадей и воин, несущий их баннер. У оруженосцев-баннеретов должно быть 4 лошади. 3 Пеших стрелка получат жалование. 4 Пехотинца, имеющих доброе снаряжение и вооруженные пиками, вужами и полукопьями, будут получать жалование."


Бывало и так, что больше половины собранных таким образом воителей, из-за недостатка снаряжения, пришлось отправить по домам и "что отправка эта принесла еще больше хлопот, чем сам сбор". В походе, понятное дело, вооружение и снаряжение имеет нехорошее свойство портиться, ломаться и теряться. В этом случае оно бесплатно возмещалось из запасов военных магазинов, следующих с армией.

Тем не менее, часто декларированное вооружение иногда отсутствовало. Ну, например, поймал N-ный господин с товарищами ферелденского кутилье. Из всего предписанного вооружения у того была только бригантина. А шлема не было, и кольчуги тоже, и плацкарта. На полном гос-обеспечении состояла разве что только Императорская (или любая другая) гвардия, в обозе обоза которой, тащили все, включая собираемые мосты и штурмовые башни.

Строевой Смотр - военная инспекция;
Дизань - десяток Копий (около 90 человек);
Эскадрон - 120-150 всадников, в 16-18 рядов.


Подготовлено Крокодилом, специально для проекта DASTORY