Dragon Age: A Story Being Told

Объявление

Добро пожаловать

Приветствуем Вас на проекте Dragon Age: A Story Being Told! Наши приключения разворачиваются в 9:42 Века Дракона, после победы над Корифеем. Для нас важно сохранить атмосферу мира Dragon Age и мы очень внимательны к Кодексу, который ей сопутствует. Несмотря на это, здесь мы создаем собственную историю и приглашаем Вас присоединиться.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir
Приветсвие
Навигация
Администрация
Новости
Нужные
Доска почета
Новости

13/02/2017 – Небольшое, но довольно важное обновление в FAQ форума. Подробнее по ссылке.

21/01/2017 – Разыскиваются игроки на роли Алистера и Бриалы. Освобождена роль Натаниэля Хоу.

15/01/2016 – Срочно разыскивается игрок на роль Флоры Хариманн для участия в запущенной сюжетной ветке.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: A Story Being Told » СЮЖЕТНЫЕ ЭПИЗОДЫ » Кровь - не вода. 9:42, Вольная Марка


Кровь - не вода. 9:42, Вольная Марка

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://s6.uploads.ru/ap1fL.gif
КРОВЬ - НЕ ВОДА

9:42 Века Дракона, 10 день месяца Фрументума
Вольная Марка, Виммаркские горы, Форт Гараэль

Прибытие четы Хоуков в обитель Стражей Марки состоялось через девять дней, после того как Гвидо прибыл в Киркволл, и всего через сутки после событий, случившихся в Костяной Яме. Спешка при таком опасном переходе через горы была вызвана едва ли одним желанием Гаррета и Мерриль помочь Стражам найти лекарство от скверны. После того, как Отвага зачаровал Мерриль, ей безусловно нужны были условия и безопасность, а безопаснее Гараэля в Марке места просто не было.

Игровой Мастер: Varric Tethras
Участники: Merril, Garrett Hawke, Guido Nunez, Coltaine Heid, камео Gaia Tertius и Sharon Hartmann
NPC: Gray Wardens of the Free Marches

+4

2

Путешествие, занимавшее обычным темпом где-то около двух-трех дней, в случае со столь необычными путниками заняло всего день, и на то у каждого из них были свои причины. Гвидо Нуньес, служивший основным проводником к форту Гараэль, прекрасно осознавал всю тяжесть состояния Мерриль и всю ситуацию, что образовалась после того, что случилось в Костяной Яме, и, не смотря на собственное состояние, отдававшееся сильной утомленностью и тихим звоном в голове, старался поддерживать заданный им же самим в начале темп. Отдых их должен был ожидать уже в самой крепости, как и дальнейшее разбирательство с тем, что случилось. До тех же пор - лишь длинный путь, требовавший определенных усилий. Длинный путь, конец которого уже был виден.

Для Хоука это путешествие, пожалуй, было возможностью обдумать то, что происходило в его жизни в последнее время, в том числе и поступок Мерриль, и её нынешнее состояние, и что делать дальше, и что ожидает их в крепости... и особенно тот факт, что в его собственной голове после встречи с Отвагой, впервые со времен возвращения из Тени, было пусто и тихо. Подозрительно тихо.

Для Мерриль... Для Мерриль всё было иначе.

- Но что же мне попросить взамен, da'len? Ты возьмешь одну вещичку, сделаешь ее своей, маленькую безделицу. А потом то, что твое - станет моим, - объяснял самодовольный, но будто бы такой доверительный, такой знакомый голос, раз за разом, мгновение за мгновением...
Голос Отваги, звучавший в её голове вперемешку с картинами прошлого, заставлял каждый раз эльфийку погружаться в легкое беспамятство, и это ложилось на неё тяжелым грузом, вызывая слабость. Воспоминания, связанные с зеркалом, будто бы исчезли из её сознания, а остальные продолжали накладываться друг на друга, перемешиваясь и отрывая от реальности, вынуждая цепляться за собственное сознание и разум. И со всем этим ей приходилось иметь дело на протяжении всего пути до форта.

Теперь же троица достигла, наконец, ворот крепости, что была наполовину спрятана в горе позади неё, и внушительные стены,  больше напоминающие продолжение гор, чем саму крепость в такой близости, давили на них. Но находиться под таким давлением долго им явно не представлялось. Хотя бы потому, что их уже заметили.
- Стой! Кто идет? - раздался громкий оклик со стены, и показался сначала наконечник стрелы, а потом и лицо Стража.

+3

3

Всего один день в дороге.
Но для Мерриль он начинался снова и снова. Ее сознание не могло объять и соединить разрозненные куски; каждый раз, в мучении открывая глаза, она видела новое небо. Мутное сменялось плачущим, потом сияющим, умытым дождем, а однажды над ней нависли тяжелые сизые тучи, угрожая ее раздавить, так что Мерриль начала задыхаться и биться. Одновременно вкрадчивый голос молвил ей: «Не передумала?»
Эльфийка не могла вспомнить, о чем это он. Кто это он. Где он.
Возможно, он был только в ее голове, но страшной эта догадка была, лишь пока Мерриль не закрывала глаза в забытьи.

Под ней вздрагивала на кочках жесткая и занозистая повозка, раздобытая Хоуком в Киркволле, когда стало ясно, что Мерриль не может идти. Шаг, другой — забвение — тьма. Шаг — головокружение — беспамятство. За двадцать часов наложенные Отвагой чары маленько выдохлись, так что куски (от пронзающего глаза неба до темноты) становились все длительнее. Порой Мерриль поворачивала каменную голову, чтобы взглянуть на Хоука, и пыталась протянуть к нему руку — но все было тщетно.

Мы с тобой так давно знакомы, da'len. Отчего бы не поговорить по душам?

Рука Мерриль опадала завядшей ветвью, и наступало время увидеть разное.
Голос шептал, увещевал, уговаривал. Голос касался ее ушей, влажный, желтый и до приторности ароматный. И каждое прикосновение окунало ее в поток беспорядочных мыслей, словно в некий источник. В нем мешались воды памяти, воды абсолютного знания, течение непостижимых открытий обращалось приливом воспоминаний. И Мерриль качалась на этих волнах, и ее мутило.
Ты ведь не догадываешься, что это за вещичка? Тебе это точно понравится, милая Мерриль.
Вот так странность. Отвага никогда ей не врал, но как он смел утверждать, что ей «точно понравится»? Как он мог говорить «по душам», не имея своей? Мерриль непременно возразила бы, однако язык по-прежнему не повиновался.

Звенело под шевелюрой. Мерриль могла отличить этот звон от зуда (как и любой, проживший в эльфинаже достаточно, чтобы забыть значение слова «санитария»), от гула, от эха. С абсолютной точностью. Ее словно ударили по голове массивным подсвечником из дорогущего металла, и его звон впечатался прямо в череп. Слыша такое, легко позабыть, кто ты на самом деле, так что эльфийка повторяла на всякий случай: «Я — Мерриль Хоук, я — Мерриль Хоук, я совершила глупость и теперь расплачиваюсь».
На что голос отвечал ей, разрезая звон в голове:
Полно, уже расплатилась. Хочешь проверим?
Нет!
Мерриль давно перестала считать лики неба (глубокое на сей раз, как прозрачный купол). Она сморгнула слезы и простонала:
Venan...
Забудь о нем хоть на секунду.
Ve... nan...
Неужели Хоук ее не слышит?
А может, она ничего и не говорит?

С тихим вздохом Мерриль вновь позволила себе утонуть в картинках из прошлого. Перед ней стояли рядком деревья Брессилиана. Перед ней чернела Расколотая гора, и костры, разведенные кланом, трещали громко...

...но не настолько, чтобы заглушить голос демона.
«Я рядом, da'len. Давай поболтаем еще».

Отредактировано Merrill (2017-01-27 20:19:59)

+6

4

Внешни вид и инвентарь:

На привале по пути переоделся в свою персональную робу мага-Стража.
Добротный посох из вяза, неприметный плащ с капюшоном, сумка с лечебными зельями, экспериментальными составами, дневником, полным рабочих заметок, сменным бельем и дорожной одеждой.

Он знал короткий путь.
Знал, но всегда опаздывал.
Возможно, это характеризовало мага Нуньеса во всем. Он легко находил дорогу, к темной магии и способу от нее спастись. Ко мраку и жестокости демонов, которая спасала от одержимости лучше всяких амулетов, лучше отводящих чар и Усмирения. Он знал что-то с детства, иначе Эска не возилась бы с ним до опаленных молниями дымящихся волос, до трещин в Завесе под домом, заставляющие подвальных крыс вырастать размером  с собаку. Он знал короткий путь. Но как бы скоро он не являлся - заставал лишь трупы и скверну, проникающую вглубь костей.
Ана была мертва давно, когда он нашел ее. Адель была сломлена задолго до него. Гая... кто-то постарался намного раньше, чем он решил заглянуть в ее сны. Солона...
Она была жива, здорова, но он все равно опаздывал к ней, потому что треклятое лекарство по-прежнему оставалось зыбкой мечтой, а то, как скверна ест его, он чувствовал физически.
На коротком привале он нашел момент, чтоб переодеться и осмотреть себя на предмет пятен. Покрылся холодным потом, не признав старую родинку на лодыжке. Это превращалось в паранойю, но маг ничего не мог с этим сделать.
Tienes que mantener el control, Guido, que podrías hacer es... (Взять себя в руки, Гвидо, вот что ты можешь сделать...)
И он мог хотя бы сохранять уверенное выражение лица, понимая что Хоуку и его жене сейчас нужен проводник, а не погибающая обуза. Он делал все быстро, прикидывал, пройдет ли повозка в узких расселинах и находил обходной путь, не отвлекаясь по пустякам. Пусть и опирался на посох чуть сильнее, чем стоило бы мужчине его лет. Впрочем...
Te ves como anciano. (Ты выглядишь как старик) - пронеслась горькая мысль, когда в подножной луже удалось разглядеть свое отражение. Его виски стали серебриться много больше, чем даже месяц назад. Морщины глубже, мешки под глазами темнее. Раздраженно ткнув наконечником посоха в воду, он без промедления сделал еще несколько шагов, накинул от ветра капюшон и покрепче запахнул плащ, оборачиваясь к Хоуку на ходу.
- Еще немного, мессир, - когда они покинули Яму, к магу вернулась прежняя учтивость, въедавшаяся, как грязь в маску, что он носил на людях. В Яме он был прям, властен и наполнен жаждой, которая была хорошо знакома демону по ту сторону зеркала. Меско вернулся. Мог бы вернуться и раньше, там, в Ферелдене, когда хрупкая южанская волшебница просила его убить для нее несколько людей. Меско чувствовал запах крови и урчал от удовольствия, подымая голову. Она нравилась ему. Он хотел положить горы трупов к ее ногам.
И он чувствовал* как вьется и клубится где-то там, за Завесой, мощная сущность, что едва не сломала, как хрупкую куклу, эльфийскую дуреху. "Отвага" был рядом. Гвидо чуть ли не кожей ощущал напряжение электрических разрядов, и думал, что если б он был здоров, он давно бы вытащил демона через разрыв за шкирку.
В Гараэле Завеса была прочной и там демону было бы трудно надоедать Мерриль. Гвидо надеялся на это, по крайней мере. Меско же негодующе точил зубы, бродя где-то у самого края своей клетки из лжи, лицемерия и выдержки.
Потому Гвидо старался хотя бы внешне соблюдать прежние приличия, потому цеплялся за любые проявления здравомыслия и контроля, понимая, что прорвавшись, эта сторона его натуры может... Хоуку не нужно было знать, с каким чудовищем якшается его сестрица. Никому не нужно.
Наконец, он увидел башни форта и воспрял духом. Пускай его тело было истощено борьбой и магией, но дух его оставался силен, как никогда.
- Я предупрежу, - он ускорил шаг и на стандартную фразу одного из часовых, в которых он запросто опознал Адре, Гвидо распахнул свой плащ и откинул капюшон.
- Vaya, Adrenni! Me alegro de verte! (Эй, Адренни! Как же я рад тебя видеть!) - С чувством воскликнул маг и указал назад, на Хоука и повозку, в которой была Мерриль, - нужны люди, помощь, Адре, пожалуйста, - и чуть погодя, когда часовые засуетились, а решетка на въезде стала медленно подниматься, - я привел Хоука!
- А где ребята? - бросила Адре, вешая лук на плечо уже спустившись, и вышла к антиванцу навстречу, вместе с другими Стражами, что направились помочь Хоуку. Сэрна и Эскель, сопровождавшие Гвидо в Киркволле не явились к воротам вместе с магом и это настораживало. Все настораживает, когда дело касается магов крови.
- В городе. Я отправил им ворона, они придут следом, думаю, будут завтра, - отвечал Гвидо, не глядя на Стражницу, - Командор у себя?
- О, - как-то многозначительно протянула Адре, заставив Гвидо отчетливо ощутить, что он пропустил что-то важное. Нуньес неуютно поежился, снова кутаясь  плащ от промозглого ветра.
- Да, Командор у себя. И не один, - сказала, наконец, Адренни и кивнула подходящему Защитнику Киркволла.

*Эмпатия

Отредактировано Guido Nunez (2017-01-28 04:55:15)

+6

5

- Если у него свидание, то мы не должны его беспокоить. – С легкой усмешкой пробормотал Хоук, приблизившись к болтающим друг с другом стражам. – Авелин ужасно бесится, когда я её отрываю от Донника. В такие моменты. – Впервые за этот день, Хоук сказал достаточно длинную фразу, да ещё и очень похожую на те глупые шутки, которыми он сыпал вокруг, словно портовая шлюха, раздающая венерические заболевания.

Но не смотря на произнесенное, он явно был не в духе – короткие фразы в сторону Гвидо и предельная задумчивость Защитника были заметны во время пути невооруженным глазом.  Он чувствовал себя не в своей тарелке, постоянно бросая короткие взгляды на Мерриль, что отчаянно искала его взглядом, остроухую идиотку в очередной раз решившую пренебречь гласом рассудка и пойти на сомнительную сделку с тварью, которая натворила столько проблем. Тварью, чей настойчивый голос отравлял разум Гаррета последнее время, и отсутствие которой теперь отдавалось гулкой, почти отупляющей тишиной, приглушавшей роящиеся в голове мысли.

Он сожалел, корил себя за глупость и доверие, думал, что действительно сошел сума, когда впервые услышал настойчивый, но участливый голос, терзающий его рассудок, лишающей даже простейшей приватности. “Отвагу” привел Гаррет, а теперь он банально не мог посмотреть на не приходящую в себя жену, столь нуждающуюся в поддержке и столь же беззащитную в своей обезоруживающей глупости за которую он в свое время её и полюбил. Дорога была тяжелой и медленной, умом Хоук все понимал: что Страж шел, как только мог, то и дело спотыкаясь по дороге, тяжело и грузно опираясь на посох, ведя их тропами, по которым обычно не ходят люди, что иди они своим ходом, то путь занял бы два, три, а, может, учитывая состояние Мерриль, четыре дня, Хоук понимал. И все-таки, взглядом, подгонял мага, зло скалясь на него, снова и снова злясь на себя за ошибку. Стоило догадаться раньше, думал он, стоило озаботиться, найти того, кто, в своей мудрости и знаниях, точно бы сказал в какое дерьмо Защитник вляпался, выбравшись из Тени, места в которое даже попасть-то до недавнего времени казалось подвигом сравнимым с божественным чудом. В общем-то, чем-то таким произошедшее и было. Однако, оставил все на самотек, решил, что ему мерещится, что это просто глупости – даже Варрик налил ему крепкой и дружески посоветовал не морочить себе же голову, мол, “пройдёт”.

Действительно прошло. Да ещё как прошло, так, что отдалось всем вокруг. От души, так сказать.

Отыскать повозку оказалось совсем не сложно, бросив монет больше, чем стоила нерасторопная кляча, трясущая наспех сбитую телегу – когда он торопился, Гаррет вообще творил редкостные глупости, сгоряча влезая в ещё большие проблемы – он не жалел о потерянных деньгах. Потом, когда все пройдёт, будет повод позубоскалить и рассказать о том, как он купил “Одуванчика” по цене породистой лошади из Антивы.

Помощь проклятым стражам уже далась неприятной ценой, но делать то, что говорит их новый “товарищ” было самым простым и разумным решением в данной ситуации и даже дергающийся из стороны в сторону Хоук, беспокойный и крайне нервный, понимал это. Не оставлять же Маргаритку в Киркволле, где одержимые в свое время выскакивали на улицы будто одуванчики в солнечную погоду. Оставалось надеяться, что тут, в более спокойной обстановке им помогут. И только после помощи, ослабевшей эльфийке Гаррет будет думать о других важных вещах: скверне, жизни кузины и брата, но не сейчас. Важные вещи – первыми.

Отредактировано Garrett Hawke (2017-01-30 22:44:24)

+6

6

Примечания по локации

ФОРТ ГАРАЭЛ
http://s9.uploads.ru/imNgX.gif

Краткая справка:
Массивная, полная прямых линий, будто на гномьем чертеже, крепость, вырастает прямо из скалы. Она была создана в середине Священного века. В постройке, если судить по документам, участвовали гномьи каменщики, однако в архитектуре окон почему-то угадывается подражание "эльфийскому своду". Вмещает до трехсот человек. Имеет четыре пятиэтажные башни и три жилых этажа, не считая обширных каземат под крепостью, прочно засевших в камне. Та часть крепости, что находится в скале - преимущественно заполнена "вейрами", помещениями, что служили гнездами грифонам когда-то. Форт был заброшен и запущен долгое время, но в настоящий момент вновь приведен в порядок и бдительно охраняет покой Виммаркских гор. Завеса здесь на удивление прочна - вероятно, всему виной таинственные эльфийские знаки, найденные во время ремонтных работ на камнях фундамента.
Ориентиры:
Мемориал: внутренний двор разделен надвое, на входе в крепость расположены конюшни и служебные помещения, в том числе лазарет. Но первое, что бросается в глаза это величественный Черный Обелиск, в высоту не уступающий крепостным стенам. Он исписан именами погибших Серых Стражей. На "заднем" дворе расположена тренировочная площадка.
Холлы: широкие, каменные коридоры без окон, соединяют крепость со скалой и частично уходят вглубь нее.
Зал Собраний: находится на первом этаже форта, сразу за обелиском и конюшнями. Место общих совещаний и принятия важных решений, вмещает в себя огромное количество людей. Сразу за ним находится оружейная и выход на задний двор.
Библиотека: занимает левое крыло крепости на втором этаже. Полна разнообразных трудов, скапливающихся здесь не один век. Часть из них покрыты толстым слоем пыли, неизвестно читали ли их когда-либо.
Столовая: второй этаж правое крыло. Помещение не самое просторное, что говорит о том, что Стражи трапезничают сменно. Еда непритязательная, повар эльф (мастер в приготовлении комплексного обеда из брюквы).
Казармы: занимают почти весь первый этаж, построены и из камня и из дерева. Большинство рядовых Стражей обитает там, преимущественно в правом крыле. В левом живут слуги.
Лаборатория: вход на нее лежит на первом этаже, однако частично она находится под землей. Состоит из двух помещений, большее из которых почти всегда закрыто на несколько замков (и порой припечатано магией). Там Стражи изучают скверну, Порождений, магию, артефакты и все, что угодно душе действующего Командора.
Подземелья: тюрьма форта. Весьма просторна, если хотите знать.
Дополнительно:
На третьем этаже преимущественно расположены комнаты для Старших Стражей, гостей и прочих личностей, заслуживающих особого отношения. Там же находится кабинет Командора и его покои. Хоуку и его супруге отведут комнаты на третьем этаже, если те пожелают остаться.

ВНУТРЕННИЙ ДВОР ~ ПЕРВЫЙ ЭТАЖ
Еще на подступах  к крепости назойливый шепот в голове стал стихать и в недовольном ворчании Отваги Мерриль могла заметить призраки страха. Когда же Одуванчик, робко цокая копытами, вошел во внутренний двор форта и обласканный местным конюхом, встал, чтоб его расседлали - сознание долийки, лежащей в телеге, посетила тишина. Долгожданная или зловещая - решать было ей самой. Однако чувство прочной преграды для посетителей с той стороны Завесы стойко присутствовало в этом месте.
Какая-то смуглая женщина подошла к телеге и наклонилась над ней, внимательно разглядывая лицо эльфийки.
- Мессир Хоук, Старший Страж Адренни Ларе, - почтительно произнесла тем временем белоликая и рыжая, что первой заговорила с Гвидо, неуверенно улыбнувшись мужчине, - Командор обязательно примет вас. Ваша спутница... вы позволите нашим людям отнести ее в лазарет? У нас есть маги, - тут Адре обеспокоенно покосилась на Гвидо, - которые могут помочь во множестве разных хворей, мессир.
Поначалу Стражи смотрели на Гвидо с радостью, однако в каждом повторном взгляде угадывалось беспокойство. Они замечали, что соратник вернулся из Ферелдена в состоянии намного хуже прежнего.
Крепость была внушительной, однако новость о нежданных гостях разносилась по коридорам и залам Гараэла с потусторонней скоростью. Как иначе можно объяснить появление во дворе Карвера собственной персоной? Младший Хоук выглядел несколько заспанным и порядочно удивленным, видимо оттого его "полная радости приветственная речь" звучала скорее как:
- Ты что тут делаешь, братец? - а следующий за этим вопрос был и вовсе полон неприкрытой претензии, едва Младший заметил Мерриль, - ты до чего жену свою бедную довел?

КАБИНЕТ КОМАНДОРА~ТРЕТИЙ ЭТАЖ
В дверь постучали прямо посреди весьма занимательной беседы Командора, Констебля и Гладия. Спустя секунду в кабинет вошел бессменный Риккерт и доложил патетическим тоном:
- Вернулся Старший Страж Нуньес. С ним Защитник Киркволла и долийка, судя по всему, та, о которой вы интересовались, мессир. 

+4

7

Внешний вид: привычное одеяние Серых Стражей с бело-синей расцветкой, без доспехов.


совместно с Гаей

Конечно же, не могло быть иначе по его возвращению в форт. Конечно же, новости, которые принес с собой Командор, были не самыми радостными. Конечно же, на гостей, что он привел с собой, смотрели с подозрением, даром что те были андерцами, теми, кто находился под прямым командованием Первого Стража. Конечно же, Хейду пришлось объяснять что к чему, как своим людям, так и гостям. И, конечно же, острее всего среди всей этой группы восприняли ту, чья родина была отнюдь не в Андерфелсе. Гаю Алтани здесь помнили, и поступок, совершенный ею, также въелся в память опытным Стражам, что заставляло смотреть их на неё чуть ли не с ненавистью. Но Колтейн был уверен что сможет со временем переубедить их. А вот чья реакция точно не могла идти ни в какое сравнение с реакцией остальных Стражей, так это его Констебля. И на то у неё было достаточно причин.
Одна из которых заключалась в том, что Тейн второй раз нарушил данное когда-то слово о том, что при встрече с убийцей магов он её убьет.
И, конечно же, Шарон не преминула возможностью напомнить об этом. И хорошо что не на людях.
- Командор, Вам не кажется, что Вы слишком много себе позволяете? - именно с этого столь спокойного и даже до боли в ушах сладкого тона началась речь неваррки, когда они прибыли обратно в форт, и когда она потребовала разговора наедине в его собственном кабинете. Тогда всё это закончилось громкими спорами и скандалом, если вообще можно было описать такими простыми словами то, что устроила магесса, столь прекрасная и ужасная в своем гневе. Унять её состояние в итоге всё же удалось, но ненадолго, потому что теперь они снова находились в кабинете Командора и снова обсуждали одну и ту же проблему, а именно нахождение Гаи в крепости. Только в этот раз в её присутствии.
- Я еще раз повторяю - Страж Гладий не будет находиться в камерах в подвале. Я согласен приставить к ней Стражей-охранников-наблюдателей, но держать её в кандалах и цепях, как когда-то уже мы делали, считаю неправильным, Шарон, - сквозь зубы процедил Хейд, внимательно вглядываясь в такие черные, но такие горящие глаза собственного Констебля. Та, естественно, была недовольна, и это было еще мягко сказано.
- Командор... - начала было Шарон, сощурившись, и Тейн был уверен что в этот раз она еще больше попытается приложить его аргументами и фактами из прошлого, и повезет еще если не использует магию, но их неожиданно перебили. И, Создатель, кто бы знал как Колтейн был рад этому. Потому что идти по кругу в этом диалоге в очередной раз ему совершенно не хотелось, да и раздражать и нервировать как собственного Констебля, так и Гаю, тоже.
- Риккерт! Благодарю. Проводи Гвидо и гостей сюда, если те не слишком устали, а мы пока освободим помещение... Верно, Страж Гладий и Страж Хартманн? И позови двух сопровождающих для Стража Гладия, которые проследуют с ней до её комнаты, Риккерт, пожалуйста, - мужчина сначала прошелся взглядом по женщинам, а затем снова вернулся к собственному слуге, после чего откинулся на кресло. Шарон бросила полный негодования взгляд сначала на тевинтерку, а затем на Командора, и, неожиданно всплеснув одной рукой, вызвав тем самым полет флакона с чернилами со стола командующего в стену, отправилась на выход. Если бы не эта выходка с чернильницей, ничто в её виде не говорило бы о том, что она чем-то недовольна. Выдержке можно было только позавидовать.
- Мы еще обсудим это снова, Констебль Хартманн, как и другие детали, но пока будет так. Доверься мне, Шарон, - чуть севшим голосом произнес Хейд, после чего посмотрел на черное пятно, расползающееся по стене, и медленно помассировал лоб правой рукой, провожая взглядом магессу. Он знал что так будет. Он был к этому готов. Был. Верно?
Ему начинало казаться что нет. Совсем нет.
И демон его знает почему, но во всей этой ситуации Гая выглядела самой спокойной. Она сидела в отведенном ей кресле, молча глядя перед собой, а когда Констебль ушла, сказала тихо:
- Я бы на ее месте требовала того же.
На это Командор ничего не ответил, лишь нахмурился.
Времени на то, чтобы разбираться в этом, не было. Нужно было сосредоточиться на других вещах. Например, на Гвидо, что наконец вернулся, и не один, а с четой Хоуков. Это, безусловно, радовало. Вот только Тейн совершенно не был уверен в том, с какими вестями они прибыли. Что если в итоге Мерриль не обладает теми знаниями, что им так нужны? Или обладает, но не захочет делиться? Или еще какая-то причина всплывет? Но тогда бы они, скорее всего, не отправились с ним в форт, а Гвидо бывает очень убедителен в своих доводах и подходах, так что, возможно, всё не так уж и плохо...
Но этим домыслам он не мог позволить разрастись в себе. Как и гневу. Как и разочарованию. Как и печали. И другим, другим, самым разным чувствам, эмоциям и мыслям.
Он вернулся в свою крепость, к своим людям. Он должен оставаться Командором. Рассудительным. Объективным. И принимающим правильные решения.
Правильные ли..?
- Гая, - окликнул пока еще не покинувшую, но уже находившуюся в дверях кабинета женщину, Тейн, - Скоро всё поменяется. Тем более что вернулся Гвидо, и, думаю, мы сможем решить что делать дальше.
Гая, обернувшись к нему, медленно кивнула.
- Что-то мне подсказывает что Нуньес, - кивнув на свежее черное пятно на стене, произнесла тевинтерка, - не обойдется чернильницей.
- Посмотрим, - коротко отозвался Тейн, почесав бороду, после чего проводил взглядом и вторую женщину. Она, пожалуй, была права, как бы ему этого не хотелось признавать. Но, будем честны, одна мысль в голове воина постепенно зарождалась и просила выхода. Только её нужно было сформулировать и обговорить...  Но потом.
Нынче же он, видимо, был готов принять новых посетителей.
И мужчина надеялся что их визит будет не столь тяжел. Хотя, кого он обманывал..? У Командора не бывает не тяжелых визитов. Командор должен быть весь в делах на своем месте.
Иначе он не Командор.

+4

8

«Я в домике!» — обычно восклицали детские голоса, когда ребятня в эльфинаже заводила веселые «салки» вокруг венадаля. По правилам, если кто-то сомкнул руки над головой, изобразив ими «крышу», ты осалить его не сможешь, как ни пытайся.
Форт Гараэл — это почти что «домик», причем не только для Мерриль. Завеса здесь крепкая, и чем ближе к нему, тем тише становятся голоса, идущие с той стороны. Вот и Отвага шипел, как капли дождя на раскаленном металле, шептал все невнятнее, а стоило Одуванчику миновать ворота крепости, как демон покинул ее в мгновение ока. И бедная жена Хоука вновь обрела способность соображать.
Будем честны: соображалка ей досталась бракованная, иначе не было бы проблем ни с демоном, ни с мужем — разумная женщина не связывалась бы с первым, рискуя навлечь на себя гнев и ярость второго. В этом демоны, кстати, мало отличаются от любовников, ведь не каждый муж с пониманием отнесется к наличию у супруги любого из них. Особенно, если супруга, сверкая влажными глазищами, говорит: «Помню, я обещала, что больше ни-ни, но он ведь такой полезный! Пусть живет с нами!..»
От Отваги, по крайней мере, больше пользы, чем вреда.

На Мерриль все еще лежали чары демона, однако ее сознание прояснялось. Лишь теперь она ощутила слабость во всем ее теле, и бледный, изможденный вид не придавал ей шарма. И, что печально, не вызывал жалости у Хоука, который (уж теперь Мерриль могла утверждать наверняка) принял обет супружеского молчания. Совесть Мерриль дремала, храпела так оглушительно, что перекрыла бубнеж обиды на демона. Так что и Мерриль не спешила с извинениями. Во-первых, она не знала, что так получится. Во-вторых, Отвага столько ей помогал... И прочее, и прочее. Дружба с демонами, по мнению Мерриль, была клинком с двумя рукоятями, а вовсе не обоюдоострым. Может, она и оплошала разок, позволила Отваге заиграться, но ведь он не имел желания ее убить! (В отличие от Хоука в данную минуту.) И она не одержима, а по-прежнему своя собственная. Только очень слаба, ну и что же?

Закряхтев, Мерриль кое-как слезла с повозки — совершенно самостоятельно, просим заметить. Теперь эльфийка могла стоять и покачиваться, а это уже какой-никакой прогресс после целого дня в бессознательном состоянии. Возможно, Гвидо привез ее в самое подходящее место: насколько ей было известно, Серых Стражей магией крови не удивишь. Да и помощь Карвера не помешает — завидев его, Мерриль выдавила из себя улыбку, мол, здоровее она, чем кажется.
Вранье, конечно же.
Привет, Карвер... уф... — она хотела сказать это бодрым голосом, но тот увял на последней ноте. Умирающий тон не планировался, это экспромт. — Как твои де... у-у-угх...
Счастье, что Мерриль не видела себя со стороны; ее дела были плохи, как бы она ни убеждала себя в обратном. Бедняжка склонилась в три погибели, держась за живот, будто ее укачало на горной тропе. О, блюющих эльфиек Стражам только и не хватало. Пойдут слухи, что старший Хоук преуспел в детозачатии — и попробуй тогда отмойся...

Вдох — выдох. Горный воздух ее отрезвил, так что Мерриль в конце концов распрямилась, не доводя до греха.
Еще разок.
Рада... наконец... тебя... увидеть... Карвер...
Получилось неплохо. Теперь, когда в мыслях не копошился демон, самым сложным было лишь вымолвить их языком. Да, чары все еще довлели над ней, но она старалась держаться — ради Гаррета и ради Отваги.
Сами подумайте: чего добивалась Мерриль? Если она всего лишь не хотела тревожить близких своим состоянием, то это благие намерения, бесспорно.
А вот если она старалась преуменьшить страдания и обелить Отвагу в глазах Хоука...
Да лучше бы она в самом деле завела любовника.

Отредактировано Merrill (2017-02-03 19:11:11)

+3

9

Все-таки, нельзя было не подумать о том, насколько впечатляет это место – масштабами и размерами, упадком, но аккуратным, контролируемым упадком – именно так и должна была выглядеть крепость, за которой много следили, но которая была столь гротескной и громоздкой, что рано или поздно начинала себя изживать. Хоуку даже пришлось задрать голову, чтобы посмотреть на то, сколь высоки её стены. И забраться на самую высокую башню только лишь для одной цели – радостно прокричать миру и, заодно, стражам, какие же все они сволочи. И просто выпустить эмоции, увы, этого сейчас сделать Гаррет не мог и лишь рассеянно кивнул, соглашаясь с тем, что его жене действительно нужна помощь. И поскорее – он бросил украдкой взгляд на начавшую приходить в себя Мерриль и не мог не улыбнуться.

Ровно на доли секунд, потому что улыбка исчезла, как только он услышал голос Карвера. Нельзя быть счастливым, встречая младшего брата – это плохо сказывается на имидже, который у женатых мужчин и без того начинает бесстыдно пошатываться и портиться. Почесав переносицу, Хоук нацепил на лицо почти раздраженное выражение, бросая взгляд на Младшего. Вот он, идёт, сразу и даже не поздоровался. Настало время для едкого комментария, демонстрации чудеса острословия и живости ума, которыми он беспощадно поразит младшего брата, заставив того ощущать стыд, возмущение и легкую обиду – то, что и так, казалось, перманентно чувствовал Карвер Хоук, когда речь заходила о родном брате. Чуть отмахнувшись рукой, маг начал было говорить свою речь, однако успел лишь произнести.

- Так вот откуда вся эта отвратительная атмосфера рынка с прокисшими лимонами. Знал...

И остаток фразы он уже договаривал, помогая Мерриль стоять и исторгать содержимое желудка на неуютный двор крепости, придерживая её с максимальной нежностью, на которую о был способен, держа за плечи. Чудеса семейных отношений, которые имели силу похлеще всякой магии, ведь иначе объяснить его внезапное перемещение не представлялось, наверное, возможным. Заметив насколько дурно себя чувствует Маргаритка, Гаррет буквально открыл искусство перемещения в пространстве, оказавшись рядом с эльфийкой за считанные секунды.

И поддержав заблуждения Мерриль о которых она сама думала, Хоук наклонился к её уху и негромко прошептал, демонстрируя легкую панику в голосе: “Если у тебя есть ещё сюрпризы, было бы чудесно услышать их  в ближайшее время”. И подняв голову, маг, наконец, довершил то, что планировал говорить изначально.

Знал бы, что ты тут – сразу бы предложил этому вашему магу пойти куда-нибудь, где более приятная обстановка. Адамант, к примеру.

Не терпящим возражений движением, маг усаживает Мерриль снова в повозку и крепко сжимает её ладонь, убеждаясь что ей действительно стало полегче. Это можно назвать каким-то чудом, однако, панацеей щемящее и давящее чувство, что оказывала крепость на Завесу, не было. Этот купол из тишины и инертности лишь оттягивал неприятное, давая возможность найти решение сложившейся проблемы.

- Скоро тебя осмотрят, Мерриль. Пока – лежи. Видишь, - Он отвернулся от эльфийки и вновь посмотрел на Карвера, - Всего лишь небольшое недомогание. Она просто устала.

И на секунду, Защитник поймал себя на мысли, что будь это правдой, он бы был безумно счастлив.

+4

10

Совместно с Гаей, с одобрения ГМа
Гвидо не особо внимательно прислушивался к загадочным интонациям Адре и откровенно игнорировал ее боязливые взгляды. На слово "маги" Гвидо, как и положено было, кивнул, понимая, что без него дальнейший осмотр Мерриль никак не обойдется, если только за время его отсутствия кто-то еще из людей Тейна не поднаторел в изысканиях Адраллы. Заметив рядом с Мерриль Самар, Гвидо направился к ней, в то время как двое ловких Стражей помогали Хоуку переместить в лазарет его дражайшую супругу.
- Послушай, я сглупил и оставил Сэрну в городе, а ей, - устало кивнул маг на эльфийку, которую несли мимо обелиска Стражей, - нужна помощь сейчас. Она не одержима, но полагаю после встречи с демоном ее разум очень хрупок, пожалуйста, не злоупотребяй энтропией и если у тебя остались те экстракции веретенки и той ривейнской травы...
- Я поняла, Гвидо. Гвидо, ты выглядишь так, будто увидел призрака, - обеспокоенно прервала поток мысли друга Азель, возложив ладонь к антивацу на плечо, - а ведь ты все еще не видел ее, - как-то загадочно добавила она, вызвав слабое недоумение на лице Нуньеса.
- О чем вы вс.... впрочем, Самар, я не хочу знать никаких дурацких сплетен. Я хочу, чтоб все было сделано правильно, а не так, как вышло с Амбер, - сверкнул глазами маг, чуть понизив голос. Ривейнская волшебница помрачнела, понимая, что переписка между Нуньесом и Хейдом уже дала малефикару представление о том, что они натворили в его отсутствие. Сдержанно кивнув, Самар похлопала Гвидо по плечу и направилась в лазарет, вслед за исчезнувшими там Стражами и Мерриль, а также мабари Хоука, который вел себя тихо и казался поистине незаметным в незнакомой-то обстановке, однако преданно следовал за хозяевами.
Не теряя более не секунды, Гвидо вновь нашел Хоука, и слабо прочистив горло, позвал мужчину:
- Пойдемте к Командору. Ах да, ваш пес - его проводят на псарню, - кивнул Гвидо на служебное крыло и устало почесав шею, будто впервые подумал о том, что где-то там доставал всех лаем и его щенок. Надо было проведать Идальго... но не сейчас. Пес напомнит ему, что он оставил в Ферелдене и он расклеится, что сейчас было просто недопустимо.
Гвидо, впрочем, мог понять, если Хоук пожелал бы остаться со своей женой и потому не стал задерживаться особо, рассчитывая, что если Защитник хочет идти за ним - он пойдет без долгих уговоров. На лестнице Гвидо столкнулся с Руадом, который успел похлопать друга по плечу и сказать на ухо, что  тот выглядит хуже бронтовой какашки, ну и, конечно, намекнуть на то же, на что намекали Самар и Адре. Гвидо готов был поклясться, что речь шла не об Амбер, как он поначалу смутно надеялся.
Тяжело, но в то же время быстро поднимаясь по лестнице далее, он заметил в окно второго этажа птицу, кружащую над башнями, но не разглядел хорошенько.
И только поднявшись на третий этаж он, прислонившись рукой к стене в трехсекундной передышке, дабы привести себя "в порядок", понял. Понял, о чем толковали его друзья, когда воочию увидел как из кабинета Командора выходит живая и целая Гая Алтани, чтоб ее демоны драли. Она... изменилась. И жилы Гвидо ощущали насколько сильно - эта предательница и убийца была теперь Стражем. Он мог чувствовать слабый источник скверны внутри.
Под ложечкой неприятно засосало. Гвидо крепко сжал в руках свой посох, глядя на то, как ведут ее Серые не вниз, к подземельям, а в одну из гостевых комнат.
- Avanna, - тихо сказала убийца, заметив, что кто-то стоит на лестнице.
- Maldicion... - пробормотал Гвидо, пытаясь продрать глаза. Женщина ушла за дверь, но он еще долгих несколько секунд стоял на верхней ступеньке лестницы и навершие его посоха искрило пламенем. А потом он сорвался на поспешный шаг и буквально влетел в кабинет Тейна.
- Что она делает здесь?.. - с порога потребовал маг, на какое-то мгновенье даже забыв, что за спиной его может стоять Хоук, чье присутствие здесь было куда важнее, чем какой-то клятой тевинтерки.

Отредактировано Guido Nunez (2017-02-20 23:04:10)

+2

11

Хоук
- Нет, серьезно, что случилось? Либо ты скажешь мне, либо я спрошу Стража Нуньеса, - недовольно щурился Карвер, не очень-то доверяя словам брата. Тем временем, Стражи решили перехватить у Защитника инициативу по присмотру за "леди" Хоук и отправились в лазарет.

У Защитника есть выбор:

◇ Остаться рядом с супругой и бубнящим братом. В этом случае вы более-менее познакомитесь с обстановкой крепости и ее жителями из уст их самих, а также сможете помочь в том, чтоб привести в порядок Мерриль.
◇ Подняться вслед за Гвидо и вместе с ним заглянуть к Командору, наконец. В этом случае придется представляться самому, поскольку провожатый явно не в том состоянии, чтоб говорить о вас.

Мерриль

Бережно, очень бережно, Стражи доставили Маргаритку на одну из свободных коек. Рядом был Карвер, а еще ближе - едва ли не дыша носом в случайно соскользнувшую с кровати ладонь - мабари Гаррета, о котором все почему-то позабыли. Очень скоро к кровати больной подошла смуглая, красивая женщина, от которой веяло неуловимым запахом каких-то лечебных трав и магией. Да, именно магией. Она расторопно отдала несколько указаний тем слугам, что были в лазарете, потом начала читать  какие-то заклинания. отчего бледные призраки магических рун замелькали в воздухе. Карвер нахмурился при виде этих странных знаков, но ничего не сказал, только сложил руки на груди и насупился. Потом женщина подала Мерриль настойку, от которой засвирбело в носу так, что сразу захотелось чихать.
- Это ривейнское снадобье, госпожа, оно прогонит вашу слабость и скрасит тошноту. Пейте осторожно. Слегка горчит, - ласково сказала ривейнка и назвалась, - меня зовут Самар Азель, я вам помогу. Расскажите мне, что произошло. Не торопясь.
- Что произошло? Ее гениальный муж снова втя...
- Страж Хоук, разве вас не ждет вахта на стене? Если вы намерены мешать, я думаю, вам стоит сейчас же отправиться туда, - перевела Самар взгляд темных глаз на ворчливого Младшего. Тот ответил что-то неразборчиво, на что пес, слюнявящий мордой простынь на краю кровати Мерриль, прыснул так, будто бы засмеялся.

У Мерриль есть выбор:

◇ Выпить настойку и послушаться просьбы Самар, в таком случае вас действительно перестанет тошнить, однако сильно потянет в сон и притупит реакцию, сделав все действия ваши несколько заторможенными.
◇ Не пить настойку и воспользоваться тазиком, который один из слуг поставил рядом с койкой. В таком случае вы будете в трезвом уме и крайне неспокойном состоянии души и тела.
◇ На вопросы Самар можно не отвечать.

Гвидо, Тейн
В приоткрытое окно кабинета Командора, примерно через минуту после того, как вошел туда Гвидо,  влетел бурый кречет и сел на подоконнике, с любопытством разглядывая присутствующих. При попытке погладить птица будет уворачиваться и может улететь. К лапе птицы привязана крохотная записочка.

У Стражей есть выбор:
◇ Вы вольны вести беседу следующий круг или столько, сколько потребуется, но настоятельно рекомендуется дождаться ответа Хоука.
◇ Можете отвлечься на кречета, в таком случае ждать ответа Хоука не обязательно, даже если он выберет придти в кабинет.


Очередность: Хоук, Мерриль, Тейн, Гвидо. ГМ может вмешаться в ходе круга, если посчитает нужным и выдать персональный пост кому-то из игроков.

+1


Вы здесь » Dragon Age: A Story Being Told » СЮЖЕТНЫЕ ЭПИЗОДЫ » Кровь - не вода. 9:42, Вольная Марка