Dragon Age: A Story Being Told

Объявление

Добро пожаловать

Приветствуем Вас на проекте Dragon Age: A Story Being Told! Наши приключения разворачиваются в 9:42 Века Дракона, после победы над Корифеем. Для нас важно сохранить атмосферу мира Dragon Age и мы очень внимательны к Кодексу, который ей сопутствует. Несмотря на это, здесь мы создаем собственную историю и приглашаем Вас присоединиться.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir
Приветсвие
Навигация
Администрация
Новости
Нужные
Доска почета
Новости

14/03/2017 – Освобождены следующие роли: Изабела, Себастьян Ваэль, Логейн Мак-Тир, Алим Сурана.

08/03/2017 - С 8 Марта, дорогие! Всем дамам цветы, с записками (тыкай на свою корзинку)! И не забудьте поучаствовать в лотерее в честь праздника.

07/03/2017 - Внимание, розыск! Ищем потеряшек.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Штиль

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

http://sa.uploads.ru/notji.png
ШТИЛЬ

Действующие лица:
Gaia Tertius, Coltaine Heid, камео Guido Nunez

Время действия:
9:42 Века Дракона, середина Фрументума

Место действия:
форт Гараэл, горы Виммарка, пещеры Эрдас

Даже самые тяжелые дни проходят, оставляя о себе лишь отзвуки воспоминаний. Тогда наступает время для легких дней.

+1

2

Гвидо Нуньес устал.
Это чувство не покидало его после сна, не покидало после бодрящего состава. Все эти события последних дней, недель, даже можно уже сказать месяцев - они вымотали его и опустошили больше, чем несколько лет беспечности и разбоя во времена не столь уж далекие. Он устал. И Меско тоже устал, ворчливо воя где-то на дне его впавшей грудины.
Гвидо чувствовал - наступало время оценить все, что он успел сделать. Осознать, кому успел помочь. Окупило ли это вред, который он причинял прежде? Конечно нет. Даже сотни спасенных от бесславной гибели Стражей не было достаточно, чтоб покрыть солидный список его прошлых преступлений. И он не сделал главного. Того, к чему стремился, подгоняемый чувством вины и раскаяния за прошлые грехи. Не нашел лекарство.
Быть может, сейчас вообще было не время его искать.
Быть может, поэтому он помогал Хейду вернуть рассудок одной женщине и очистить - другой. Быть может поэтому он не жалел себя, когда пытался защитить Башню Бдения и людей, которые вряд ли когда-либо узнали бы о его участии в том, что произошло в городе. В глубине души Гвидо чувствовал - он выбрал неправильное время, чтобы умирать.
- Скверно выглядишь, - угрюмо произнес старший Хоук, когда Нуньес медленным, шаркающим шагом прошел мимо коридора, где Гаррет с Карвером обсуждали что-то в пол голоса. Младший Хоук с трудом спрятал пробивающуюся во взгляде жалость.
- Скверно, - хохотнул Гвидо, потирая ладонью щетинистую щеку, отшучиваясь, - так всегда бывает, когда спишь больше восьми часов, друг мой.
- Послушай, Мерриль говорит, что вспомнила что-то, - коротко произнес Карвер, поглядывая на старшего. Гаррет нахмурился. Карвер демонстративно сложил руки на груди. Гаррет вздохнул и обратил взгляд на Нуньеса:
- Ты не мог бы... -  с нажимом, на что Гвидо, занося ногу на ступеньку лишь пожал плечами.
- Это твоя жена, друг мой, ты должен поговорить с ней сам. Я уже говорил, она не одержима. Смелее, compadre, - уже с лестницы раздалось напутствие. Он был далеко, но все же слышал, как Хоук вздохнул.
Он не хотел думать о том, что потерял нить к спасению от скверны вместе с частицами памяти Мерриль. Он не хотел думать о чем-то столь незначительном сейчас, когда Колтейн раскрыл ему глаза на то, какая угроза висит над Орденом и как далеко она запустила свои лапы, расползаясь подобно моровому поветрию вдаль от Андерфелса. Гвидо тяжело поднимался по ступеням и думал о многих вещах, обо всем, наверное, кроме лекарства, приказывая себе сосредоточиться на том, что сейчас действительно важно для всех. Не для него. Жертвенность в смерти, compadre, жертвенность в смерти.
Путь антиванца лежал к кабинету Колтейна, который сутки назад он уже посещал, истощенный недавним ритуалом, в компании Констебля. Все, что он сказал Командору Марки тогда - был сухой отчет о том, что Гая Алтани - она же Терциус, насколько ему позволяли судить обрывки воспоминаний женщины - не являлась шпионом Первого и питала искреннюю привязанность если не к ордену Марки, то хотя бы к его Командору. Какой бы противной не была эта правда, Гвидо посчитал нужным сообщить ее, более-менее полно  - пусть, видит Создатель, после ритуала он просто не способен был соврать, но  его печалили следы недовольства на лице Шарон, потому он старался подбирать слова. Не ради Гаи, наверное. Ради Хейда, скорее. У него итак хватало проблем. А Гвидо был хорошим Стражем, был предан Командору. И если тот решил доверять Алтани снова...
- Hola, - сказал маг, толкая плечом дверь в кабинет друга, после символического стука, - я решил заглянуть и сообщить, что ноги мои перестали дрожать и я могу снова вскрывать мозги. Кто у нас на очереди? - полушутливо произнес маг и закрыл дверь.. руками. Это был признак. Симптом его немощи. Он почти никогда не закрывал дверь руками, используя свое искусство телекинеза для того, чтоб запахивать или распахивать любые двери. Теперь же... Гвидо Нуньес устал.
- Я пришел задать тебе несколько вопросов. Вчера не было сил обсуждать все, тем более, Шарон прекрасно озвучила половину моих мыслей. Но теперь я все же хотел бы поговорить, - мужчина кряхтя устроился в кресле напротив командорского стола и потер руками колени, - я сказал не все, что там увидел. Не хотел говорить при Констебле.

Отредактировано Guido Nunez (2017-01-16 04:44:39)

+2

3

Когда-то форт казался Тейну надежным и спокойным местом, способным принести ему уединение и успокоение. Когда-то, когда он отстраивал его с остальными Стражами и наемными рабочими, ему виделось что здесь будет тихо, спокойно и уютно. Что здесь смогут отдыхать Стражи когда это им требуется. Что здесь они смогут собираться и решать проблемы все вместе. Что отсюда он сможет контролировать дела по всей Марке и оперативно реагировать на те или иные проблемы, посылая помощь отрядам, если потребуется. Что сможет сделать так чтобы форт Гараэл был знаковым и важным для Ордена. Чтобы он был и символом, и местом отдыха.
Когда-то это было так. Но, чем дольше он продолжал оставаться Командором, тем больше понимал что покоя лично ему не будет и тут, в отличие от остальных. И вряд ли где-то в принципе в этом мире будет.
Всё из-за своих собственных решений.
Впрочем, не радоваться за своих подопечных Хейд не мог, такой уж он был человек по натуре. Хоть и знал что и тут далеко не всё так просто и радужно, как хотелось бы, но он видел что, в общем и целом, люди довольны. По крайней мере, были довольны. Сейчас же в этом мужчина не был уверен, и на то было множество причин.
Самая очевидная из них это ситуация с Первым, и то, как обернулись переговоры, которые он сам, пожалуй, и обернул катастрофой для них всех. Колтейну понадобился всего один день размышлений чтобы понять что это было главным промахом и ему, пожалуй, не стоило провоцировать андерцев с самого начала. Возможно, тогда бы что-то поменялось. Но собственная надменность и желание доказать свою правоту, убедиться в ней сыграли с ним злую шутку, и теперь они имели то, что имели. Тейн не знал что было бы, если бы он выбрал другую тактику, но теперь на его руках была кровь как минимум двух Стражей из Андерфелса, и, если все пойдет и дальше по наклонной, то, возможно, погибнут еще больше Стражей. И погибнут не ради того, чтобы сохранить Тедас, не в бою с Порождениями, а друг с другом. И это душило его больше всего.
Потому что сейчас он понимал что сам всё это затеял.
Но показывать собственное смятение и осознание глупости Хейд не мог. Поэтому старался оставаться спокойным и сосредоточенным. Потому что были и другие проблемы.
Например, прибывшие из Ферелдена орлесианцы. Это было полной неожиданностью для Командора, но не принять их к себе он не смог. Амелл поступила так, как посчитала нужным, забрав их к себе, не смотря на то что сам Хейд задавался вопросом, правильно ли будет доверять тем, кто так легко поддался ошибочным уговорам и обещаниям... Но, что Тейн успел выучить за столько лет, так это то, что Солона почти не ошибалась, следуя велению сердца и своему чутью. И, возможно, пора было поддержать ту, что согласилась поддержать его, не смотря на приказной тон во время их встречи и прочие ошибки марчанина. Особенно когда орлесианцы рассказали о том, что их выслали из страны из-за оккупации Амарантайна Томаса Хоу и его требований. Отказаться принять собственных собратьев в такой момент было бы преступлением, поэтому Колтейн и его Стражи постарались расположить их в форте и помочь обустроиться здесь. Но, естественно, и с ними было не всё так просто, да и не все Стражи Марки были согласны с таким решением...
Но решение было принято.
Еще же одна проблема касалась Гаи, и, пожалуй, она была не менее важна, чем проблема с Первым.
Шарон, узнав о том, что Хейд привел с собой не только андерцев, но и ту, что когда-то он согласился убить при встрече, а потом нарушил это обещание и нарушил это еще раз, устроила... Пожалуй, даже словами нельзя было передать, что это было. И выдержать этот напор Колтейну было сложно. Нереально сложно. Но он знал что поступил правильно. Чувствовал это. И сдаваться не собирался.
И, как мог, выстоял под напором Констебля.
А затем они смогли договориться. Со скрипом, магией и бурей, но смогли.
Поэтому Гая не была заточена в камеру, поэтому она была лишь под "домашним арестом" с надзором, поэтому... Поэтому они провели ритуал, тот самый ритуал, который когда-то предлагал Гвидо. И который именно Гвидо, вернувшийся, уставший, вымотавшийся и съедаемый скверной (о, Создатель, как Тейн был зол на него за это, но в тоже время и понимал мотивы друга!, не говоря уже о том что маг крови привел с собой Мерриль и Хоука, а, с этим известием, вернулся и Карвер, и прибавилось еще больше забот), провел. Провел и сумел хотя бы частично убедить Шарон в том, что Гая не шпион Первого, не предаст их, и у неё были свои мотивы вести себя так, как вела. И это позволило допустить перемещение Терциус по крепости свободно... почти. С одним надзирателем в лице любого из Стражей, но всё же.
А еще была Амбер. Бедная Амбер, сходившая с ума, и которую он вынужденно держал живой, надеясь на то, что они смогут найти способ вернуть ей рассудок, и, возможно, как-то помочь. То была надежда почти слепая, но... Но Хейду не хотелось признавать что всё бесполезно и напрасно. Потому что Амбер не заслужила то, что с ней стало. Она заслуживала лучшего.
Но продолжала оставаться живой и безумной. И, не в последнюю очередь, и потому, что это требовалось чтобы показать андерцам. И за это Тейн себя также презирал. Помимо сотни других вещей.

Для Колтейна Хейда и его друзей не было покоя в форте. Не было покоя нигде. Потому что крепость была переполнена людьми как никогда. Здесь была жизнь. И здесь были проблемы.
И с этим приходилось мириться.

В момент, когда в дверь раздался стук, Колтейн Хейд сидел за собственным столом, опираясь головой на правую руку, что, в свою очередь, опиралась на подлокотник кресла, и смотрел в какую-то одну точку. Лоб его был покрыт морщинами, а взгляд, пусть и невидящий, был хмурым и усталым. Он явно обдумывал всё, что происходит вокруг, и пытался найти решения даже там, где эти решения не нужны были. А еще он выглядел постаревшим.
- Гвидо, - вынырнув из собственных мыслей, очнулся Тейн и внимательно проследил за тем, как его друг собственноручно (плохой признак) прикрывает дверь, после чего устраивается в кресле напротив, - Друг мой, тебе не стоило подниматься сюда, если я тебе был нужен, то следовало бы позвать меня к себе...
- Ну, когда стану Командором - обязательно так и поступлю, - усмехнулся подопечный Хейда.
- В таком случае, мне следует постараться чтобы форт остался на своем месте, - с легкой улыбкой ответил Командор, после чего вздохнул, - Вопросы... Да, Шарон многое озвучила, и я понимаю ваши с ней опасения, и отчасти их разделяю, но далеко не все, особенно после того как Гая спасла мне жизнь, дважды. И, пожалуй, ты прав что... не рассказал всё при Констебле, с учетом того как она и так отреагировала на всё происходящее. Но что именно ты утаил, Гвидо?
При последних словах мужчина подался вперед, оперевшись обеими руками на стол, и внимательно смотря на мага. В глазах его можно было прочесть сочувствие по отношению к малефикару, а также напряженность и собранность, свойственная людям, которые готовы услышать что-то... что-то.

+2

4

Маг глядел на Командора с прищуром, какой бывает у хитрого, старого зверя, вроде лисы или льва. Гвидо успел оценить то, каким усталым выглядел Тейн. Успел сравнить этот образ с тем неожиданно легким, каким он был, распивая ром с тевинтеркой женщиной в каюте маленького неваррского судна. Успел и подумать.
- Может быть, - подался Нуньес вперед и взял со стола Тейна фигурку из железного дерева, которую подарила как-то давно ему Насса, - у тебя есть предположения?
Фигурка древней богини была рогатой, как и положено Гилланнайн. Гвидо почти на ощупь различал эльфские символы на теле ее.
- Гвидо, - вздохнув, Командор чуть склонил голову на левый бок, продолжая следить глазами за собеседником, - Ты же понимаешь что я могу выстроить тысячу и одно предположение о том, что ты хочешь мне сказать, и даже возможно одно из них будет верным. И я даже предполагаю, какое именно, но давай не будем... - мужчина прервался и зажмурил глаза, потирая пальцами переносицу, - Я знаю о её чувствах ко мне. По крайней мере, знаю столько, сколько могу знать в своей ситуации. Я понимаю это.
После чего киркволлец убрал руку от лица и раскрыл глаза, в которых действительно можно было прочесть понимание. И что-то еще, что-то, что сам Тейн - Гвидо прекрасно знал это - описать бы не смог. Смятение и симпатия, которая была здесь так неуместна - все самое худшее, что можно было только получить от столкновения с этой проклятой женщиной. Чуть погодя, поскоблив для начала ногтем по ребристому боку статуэтки, Гвидо задумчиво произнес:
- Она тебя любит, да. Но знаешь ли ты, во что обращается любовь, когда сталкивается с разочарованием? - произнес он так, будто говорил не о людях, задумчиво глядя в пустоту, - я хотел бы, чтоб ты был осторожнее. Сейчас она преданна тебе, как собака, а завтра вцепится в глотку из ревности... пусть она и не борец, как мы оба знаем. Но я знаю также, что людям свойственно меняться, я видел как это происходит и мой долг предупредить тебя - она так же опасна, как и прежде, потому что это, - маг неприязненно поморщился, - довольно сильное чувство. Идеалистическое, я бы даже сказал. И что с ней случится, когда  - заметь, когда а не если - ее идеал рухнет, один Создатель знает.
Он сказал все откровенно, как думал, как видел. Да, он теперь намного лучше знал и понимал эту женщину. А еще он понимал, как противоречивы ее страсти. Если говорить попросту и откровенно, Гвидо боялся за друга - Терциус, Алтани, Гладий, кем бы она не была - она действительно представляла опасность своей непредсказуемостью и двойственностью ума.
По крайней мере, Гвидо хотелось верить, что он достаточно устал, чтоб поддаваться беспричинной паранойи в отношении просто влюбленной девчонки.
Взгляд Командора, пока Гвидо говорил, постепенно превращался в прищур, и, когда маг договорил, оставался таковым еще где-то с минуту. После чего, с грустной усмешкой, Колтейн откинулся на спинку кресла:
- Я знаю это, Гвидо. И понимаю. Благодарю за напоминание и попытки вернуть меня к реальности, с учетом того, что эта реальность не особо и забывалась, - Гвидо мог заметить как левая рука мужчины легла на подлокотник и крепко сжалась, но почти тут же разжалась, - Уверен, вы с Шарон не дадите мне забыться и обмануться, как это бывало и раньше. Лишь один момент, - Тейн замолчал, при этом приложив правую руку, а именно указательный палец, к своей щеке и постучал по ней, - Даже не смотря на всю свою проницательность, Гвидо, ты, как и я, как и она, как и все мы, остаемся людьми. Нам свойственно ошибаться, в тех или иных случаях. Помни об этом. А я буду помнить о твоем предупреждении.
- Мне действительно хотелось бы ошибаться чаще, Тейн, - вздохнул маг и поставил фигурку на место, - ты не хочешь ничего сказать больше? - с нажимом произнес он, выждав небольшую паузу.
- Ты прекрасно разбираешься в людях, мой друг, и сам знаешь когда я что-то хотел бы сказать, а что нет, - парировал Хейд, но, после небольшой паузы, добавил, - Я не уверен в себе. Во всех смыслах. Я чувствую что теряю хватку, распыляюсь и тону. Но, находясь рядом с ней, мне спокойнее. Я чувствую что могу ей доверять. И для меня это важно, Гвидо.
Он снова замолчал, будто давая магу возможность переварить услышанное и ощущаемое - а ощутил Гвидо достаточно, чтоб нахмурится и помрачнеть. Он не понимал, что с ним каждый раз делает эта женщина, обделенная магией, но способная на чары куда-более серьезные, судя по всему. Все это страшно беспокоило антиванца.
- Мне следует разобраться в себе и в том, что я чувствую. Иначе всё обернется слишком печально для всех нас. Ах, и да, я совершил ошибку на переговорах, что в итоге привело к тому, что привело, и не знаю, сколько еще придется держать Амбер и сможем ли мы вернуть её к здравому сознанию, и правильно ли так поступать по отношению к ней, а также мне не дает покоя тот факт что ты одной ногой стоишь на Тропах с Зовом, и что у нас в крепости находится половина Ордена Орлея, а вместе с ними Хоуки и Мерриль, которая ведет себя странно даже для мага крови, и Шарон продолжает осаждать меня и говорить о том, как я не прав - тысяча и одна проблема. Да, пожалуй, я уверен, что больше мне нечего сказать. Но, Гвидо, - тут Тейн чуть подался вперед, переведя дух и собравшись, и голос перестал дрожать, - Ты сам-то уверен, что ты не хочешь рассказать мне о чем-то еще?
Гвидо выдохнул. Поток сознания Тейна заставил что-то задрожать внутри него самого, но усталость не позволила погрузиться в это.
- Я больше чем уверен, что еще полгода и я найду способ сделать эффект временного очищения - стабильным, если у меня будут эти полгода...- неожиданно признался Нуньес, а потом накрыл ладонью лицо, беря себя в руки, -Тейн, андерцы... что ты собираешься с ними делать?

Отредактировано Guido Nunez (2017-01-18 00:48:19)

+2

5

- Не если, а будут, Гвидо. Сам понимаешь, оптимизм не помешает, когда реальность давит, - чуть улыбнулся Хейд, но почти тут же помрачнел. При словах о гостях, что привел за собой он сам, воин лишь долго и протяжно вздохнул. Действительно, о них-то он, пожалуй, и успел частично подзабыть, хотя на краю сознания мысли оставались, и тесно были связаны с Амбер. Просто именно беспокойство о Стражнице затмило тот факт, что у них тут, вообще-то, есть люди Первого, которым он собирался доказать свою правоту.
- Андерцы, - пробормотал себе под нос Командор, а затем продолжил уже более громко, - То-то я чувствую что что-то забыл. Я собираюсь поговорить с ними... Еще раз. И еще. Я хочу выслушать их. Услышать их точку зрения, понять, что они думают, и верят ли нам. В конце-то концов, они нам не враги. Да что уж там, я более чем уверен что половина Ордена в Андерфелсе, если не больше, нам не враги, и не уверен что Первый таковым на самом деле является, хотя признаков для этого достаточно, пусть и далеко не таких очевидных, как хотелось бы. В любом случае, если андерцы захотят уйти - я их отпущу. Они не наши пленники. Они наши гости.
- Знаешь, что еще показалось мне любопытным? - задумчиво произнес маг, рассеяно перескакивая с темы на тему, - в воспоминаниях Гаи нет Митифы, хотя она провела две недели перед Долиной Безмолвия - в Вейсхаупте. Вчера я почему-то не подумал об этом, а теперь вспомнил.
- Это... странно, - то, что мысли его друга скакали с одной на другой, на самом деле заставили насторожиться Колтейна, потому что такие скачки случались с Гвидо только в том случае, когда он погружался глубоко в себя, выдавая странные фразы и почти что пророческие высказывания. Проще говоря, вполне возможно что сейчас малефикар мог предугадать что-то важное, и стоило слушать его внимательнее, - Если она действительно оставалась в крепости на добровольной основе, как утверждается, то Гая должна была пересечься с ней хоть раз, хоть раз увидеть краем глаза где-то. По крайней мере, это было бы логично, если, конечно, Командора Неварры не держат специально отдельно от андерцев. И о чем, возможно, стоило бы детальнее расспросить наших гостей теперь, хм.
- Она даже не слышала о Командоре Неварры... И эти маги, - потер лоб Нуньес, - жаль, что она бывала в крепости так редко. Я... я понял, Тейн. Поговори с ними. А мне надо подумать. Если не возражаешь, я спущусь к себе и да, - он уже встал но у самой двери, обернувшись, коротко и сумрачно произнес, - как прилетит ворон из Ферелдена, я бы хотел знать об этом первый.
На последнюю просьбу Хейд вскинул удивленно брови, но списал такую странную просьбу на то, что Гвидо ждал каких-то вестей от Авернуса:
- Ну хорошо. И, если что-то потребуется - ты всегда можешь отправить кого-нибудь из слуг, - напомнил своему другу Тейн, когда тот уже закрывал двери, после чего прикрыл глаза. Подумать было о чем.
В конце-то концов, действительно, почему Гая не видела Митифу в крепости в Вейсхаупте? Что об этом могут знать андерцы, и захотят ли они говорить правду? И решат ли отправиться в путь обратно, в Андерфелс, или останутся здесь? И если останутся, сколько вопросов и недовольства это вызовет у остальных? И почему крепость постепенно превращалась в какой-то межнациональный приют? И какое соотношение женщин и мужчин среди новоприбывших? И почему он начал думать как Даффи, вместо того чтобы размышлять о чем-то более полезном и приятном? Ну или хотя бы полезном?
- Я постепенно схожу с ума. Мне нужен отдых. Мне. Нужен. Отдых... Или возможность отвлечься, - пробормотал Командор, откинувшись на спинку кресла и прикрыв глаза рукой. Просидев так минут с пять, киркволлец отнял руку от лица и поднялся из-за стола. В голове появилась до боли простая мысль, и он собирался её реализовать.
Поэтому Хейд быстрым шагом вышел из кабинета, предварительно заперев его, и направился в сторону отдельных комнат для гостей.

- Не возражаешь если составлю тебе компанию? - кивнув Стражу-"смотрителю", Колтейн осторожно уселся напротив Терциус, которую он нашел в библиотеке. Ему повезло что один из слуг видел как она отправилась сюда и узнал он это до того, как подошел к двери её комнаты и не начал усердные поиски тевинтерки по всей крепости.

+2

6

Голова болела. Как будто в ней поковырялись ножом, самым настоящим, всадили где-то в районе затылка и вытащили, заставляя медленно сочится за ворот мозги розоватой кашей. Гая так живо представляла это зрелище, что ей становилось плохо и за завтраком она не съела ни кусочка, отправляя большую часть своей порции в бездонное брюхо ручного кречета.
- Что-то вы зелены, барышня, - хитро сказал Кайл Марон, когда провожал ее в библиотеку, - и рубашка у вас не заправлена.
Гая безразлично прошла мимо своего конвойного, удерживая на руке Асписа и выпустила только у открытого окна. На ней действительно была не заправленная, висящая рубаха, скрывающая большую часть тугих шосс, которые женщина напялила не глядя, взяв первую попавшуюся вещь из шкафа.Не причесана, не прибрана и даже нисколько не накрашена - она едва ли пыталась произвести на кого-то впечатление, хотя и чувствовала заинтересованный взгляд Кайла, следующий по стройной линии шосс ей под рубаху.
Сев за стол, Гая устало потерла лоб ладонями, встрепывая волосы, все еще курчавившиеся у нее по плечам, не успев отойти от влажности раннего утра. Аспис, клацая когтями по подоконнику, с любопытством взглянул на кипу бумаг, оставленную ею еще в прошлый раз. Она уже несколько дней занималась этим, сама предложив Тейну свои услуги писчего по приезду и прервавшись только на такой необходимый ритуал.
- Смею спросить, ваша птица приучена не гадить на важные бумаги?
Гая повела плечом от раздражения, которое вызывал у нее звук голоса Марона. Она ничего не сказала, зато сказал Аспис - громкое "кьек". Хозяйку поморщилась и недовольно пихнула его ладонью в клюв, заставляя птицу вылететь в окно.
- Весьма приятен разговор с умной женщиной, - продолжал веселиться Марон, стоя  где-то у нее за плечом, - планируете управится к вечеру или так и будете бесцельно жечь бумагу взглядом?
Гая развернулась, с ненавистью взирая на Стража, которого к ней приставили наблюдателем. Всего лишь предосторожность, ненадолго, так сказал Тейн. Ей, в целом было бы все равно, если б не головная боль.
- Захлопните, милсдарь, свою пасть, если хотите иметь возможность и дальше ее открывать, - весьма бесцветно, но четко произнесла Терциус, заставив Марона нахмурится. Он помнил ее и слышал о ее подвигах. В том числе о самых старых. Схлестнувшись взглядами, Серые некоторое время нервировали друг друга, потом Гая обернулась обратно к столу и обмакнула перо в чернильницу.
- А Констебль наш говорила мне...
Ножик сверкнул в воздухе подобно шустрому мальку в прозрачной водице озера. Доля секунды и вот он уже торчит в воротнике Марона, крепко прибив ткань к деревянной поверхности полки. Обомлевший Кайл давится своими словами, во все глаза глядя на женщину, что метнула откуда-то взявшийся кинжал с разворота так точно, что еще сантиметр, и он бы сейчас заливал пол кровью. Гая глядит на него с полсекунды. Губы ее плотно сжаты, а в глазах стоит непонятное чувство. Еще секунда...
- Это предупреждение было последним, - так же бесцветно, как и прежде, сказала Гая, спокойно возвращаясь к бумагам. Мысли о Констебле Хартманн она отгоняет вон, вместе с напоминанием о ритуале и о предложении Гвидо, который так небрежно обронил малефикар в ее голове.
Перо вновь обмакивается в чернильницу и рука выводит ровную, идеальную строчку.

Колтейна он слышала. Узнала его походку. Он всегда чуть прихрамывал, она помнила эти шаги. Это было естественно, что он пришел и хотел поговорить. Они так и не обсудили результат ритуала, хотя ей было очевидно, что он прошел успешно, если судить по ослабевшему контролю. Не оборачиваясь, она молча продолжала писать, и только морщинка залегшая между бровей говорила о том, что женщина что-то чувствует и переживает. Руки ее механически выполняли работу, сверяя документы и заполняя пергамент красивыми, каллиграфическими буквами.
- Я скоро закончу, - сказала Гая, не отрываясь от своего занятия и губы ее посетила короткая улыбка, не затронувшая глаз. Она даже не поглядела на Тейна, стараясь сохранять сосредоточенность. В окне раздался звук хлопанья крыльев и на подоконник сел Аспис, быстро поджав ноги и нахохлившись как курочка на кладке, поглядел на Тейна одним большим черным глазом.
- Кьек, - сказал Аспис протяжно.
- Он тебе симпатизирует. По его мнению, ты весьма умелый руководитель. Не спрашивай, - вздохнула Гая, будто бы переводя на человечий "изречение" кречета, продолжая писать. Свободной рукой она чуть нервным жестом встрепала волосы.

Отредактировано Gaia Tertius (2017-01-22 04:35:21)

+2

7

Когда Тейн подходил к Гае, он не мог не заметить, в каком состоянии она была и как выглядела, но было в этом что-то... Что-то особенное, по-своему привлекательное и красивое, что довольно сложно было бы заметить, если бы ты был погружен в сплошную работу и собственные мысли. Но Хейд пришел сюда не для того чтобы думать о всем том, что происходит вокруг, а по другой причине, и поэтому его взгляд был ясен. Хотя, если подумать, он мог вполне заметить насколько она привлекательна в таком виде даже тогда, когда был бы погружен в свои мысли...
Но это уже иная тема для разговора и раздумий.
В данный же момент мужчина оглядел её с легкой улыбкой, после чего всё-таки уселся за стол напротив неё, при этом постаравшись привлечь внимание. Но, кажется, этого даже не требовалось, потому что, как показала практика, Гая прекрасно слышит когда кто-то к ней подходит. Другой вопрос - знала ли она, что это будет Хейд, но что-то подсказывало ему что и это не было для неё секретом. Слишком наблюдательна чтобы не запомнить как он ходит, слишком внимательна к деталям. Возможно, иногда даже зря.
Но и это тоже было не тем, о чем стоило бы сейчас думать.
- У тебя в запасе еще два дня, - прокомментировал её фразу Командор, и улыбнулся, заметив её чуть тронувшую губы короткую улыбку, при этом побарабанив пальцами по столу. Он было хотел добавить что-то еще на тему того, что ей стоило бы посмотреть на него, пока ведется разговор, но прервался, так как появился Аспис, нахохлившийся и внимательно смотрящий на воина.
То, как пояснила креканье птицы тевинтерка, заставило улыбку мужчины стать еще шире. Колтейн был почти уверен что так она выражала свое мнение о том, как он управляется всем в Ордене, но... но это было лишь "почти". Вполне возможно что она действительно понимала собственного кречета и переводила его. В конце-то концов, этот мир стал настолько странным и неоднозначным, что даже таким вещам нет смысла удивляться. Лучше принять как данность, и тем приятнее будет если это окажется правдой, чем гадать и думать о том, что кто-то сходит с ума. Особенно если этим кем-то можешь оказаться ты сам.
- В таком случае, благодарю Асписа за комплимент, - смотря в глаз птицы и медленно кивая, произнес Хейд, после чего повернулся обратно к Гае, - Мне бы хотелось поговорить с тобой... наедине, хм.
В этот момент Командор нахмурился и перевел взгляд на Марона, что продолжал находиться рядом с ними. Задумчивый взгляд Тейна резко остановился на порванном вороте, который Страж, кажется, пытался спрятать, но вышло не очень.
- Что я говорил о том, что новую форму мы не будем выдавать из-за такой ерунды, Кайл? У нас не хватит денег на заказы каждой новой формы, если будем менять каждый раз когда кто-то себе дырку сделает или порвет воротник, - строгим тоном, будто отчитывая собственного ребенка, произнес Колтейн, - Иди-ка сходи зашей его себе, и можешь быть свободен до завтра. Думаю, моих глаз будет достаточно для того, чтобы проследить за нашей соратницей. Это приказ, если что, Страж Марон.
После чего внимательно посмотрел в глаза парню, как бы говоря о том, что ожидает его выполнения прямо сейчас.

+2

8

Черная бровь убийцы, рассеченная старым шрамом, чуть дернулась и поползла вверх от слова "наедине". Тем не менее, женщина не отвлекалась от письма, даже, когда имелась прекрасная возможность позлорадствовать над Мароном, лицо ее не дрогнула и только чуть приподнятая бровь говорила о том, что Гая еще способна воспроизводить какие-то эмоции. Когда Кайл уходил, рассыпавшись перед Командором в извинениях за свой внешний вид, он не преминул с невозмутимой рожей подойти прежде к столу и кинуть перед Гаей метательный клинок, который он зажилил прежде, явно затевая какую-то пакость. Сейчас, правда, пакостнее было дать Колтейну намек на то, что тевинтерка виновата в плачевном состоянии его воротника. Однако никакой реакции Командора не последовало и тихо хмыкнув, Терциус убрала клинок в рукав, обмакивая перо в чернильницу да прислушиваясь к шагам уходящего Стража.
В этот момент, Аспис, все это время пристально следивший за движениями пера Терциус вдруг цапнул его клювом за золотистый стержень и чуть не выдернул из рук, благо Гая вовремя спохватилась.
- Fasta-vass na lerno! - воскликнула она, со скрежетом выдирая из клюва кречета письменный предмет, - не трогай, дурень!
- Думаю, он пытается тебе сказать что стоит отвлечься от писем, - с улыбкой на лице заметил Колтейн, скрестив руки на груди.
- Теперь и ты заделался птичьим переводчиком? - фыркнула Гая, сознавая, что кое-кто тоже решил транслировать через Асписа свои собственные мысли, как она только что. Выдернув-таки перо, она ткнула кречету обвиняющим перстом в грудь и сказала:
- Escata seci,
- строгим тоном. Нахохлившаяся от обиды птица чиркнула хвостом по подоконнику и выпорхнула в окно с неразборчивым квохтаньем.
- Мне кажется, понять, что он хотел, способен даже такой человек как я, - хмыкнув, заметил Хейд, - А выговор ты зря ему сделала. Он лишь хотел помочь.
- Помочь? Кому? - повернулась, наконец, к Тейну Гая, распахивая все еще чуть мутные после ритуала глаза. Солнце ложилось мягким светом на лицо мужчины, вытесняя тени морщин, наполняя отсветами глаза, будто бы делая его моложе. Гая едва заметно насупилась, глядя на него, но не отвернулась. Несмотря ни на что, она была рада его видеть.
- Мне? Тебе? Обоим? - тем временем, вскинув брови и чуть склонив голову, произнес мужчина, но затем прикрыл глаза и вздохнул. Сделав такую паузу, Командор снова открыл глаза и посмотрел внимательно на Гаю, - В любом случае, я перейду к делу. Как ты видишь, по возвращении в форт у меня появилось множество дел, которые нужно решать и выполнять, и из-за этого я не всегда имею возможность общаться с кем-то в личном порядке в неформальной обстановке, но... - он сделал очередную паузу и почесал переносицу, - но мне это всё же нужно. Как ты себя чувствуешь?

"Что ты чувствуешь, когда теряешь то, что тебе и не принадлежит?"
"Ты можешь больше не чувствовать этого, если не хочешь."
"Он никогда не поймет этого, всегда будет ранить."
"Я могу помочь, ты знаешь. Это возможно."

Гая молча опустила взгляд на свое золотое перо, наблюдая как свет из окна играет на гранях гравировки. Что она должна была сказать ему сейчас? Правду?
- Скверно, - прицокнув языком, сказала женщина, вновь посмотрев на Командора. Он явно хотел сказать что-то, но она быстро продолжила и он смолчал, за что женщина была ему благодарна, - но бывало и хуже. И я неплохо отвлекаюсь твоими бумажками. Кстати, пока помню...
Это не выглядело, как намеренная попытка сменить тему, но когда она суетливо стала искать карту между бумаг, было уже очевидно, что ей не хотелось говорить о том, что произошло. По множеству причин.
- Вот, - достала она потрепанную карту Виммарских пик и разложила поверх своей работы, - ты знал что у вас здесь неподалеку есть спящий... ну или потухший, хм, вулкан? Эрдас, - ткнула она пальцем в скромную точку на горной гряде, - знаешь, что значит вулкан?
Тейн, все еще сидевший скрестив руки на груди, в абсолютно такой же позе подался вперед, всматриваясь в неё:
- Признаться, нет, не знаю. И что же?
- Посмотри сюда, - постучала Гая ногтем по отметкам на бумаге, чувствуя слабый холодок бегущий по коже от того, что они почти касаются плечом плеча, - это сеть пещер и вот тут - тут, смотри - ключи. Там явно есть подземное течение и, очевидно, горячие источники. Хотя, может быть, уже и не очень горячие, но всяко теплее, чем вода у побережья. Неужели твои люди там никогда не были?
- Возможно и были, - согласился он, - Возможно, и бывают. В свободное время они вольны путешествовать по горам и на небольшие расстояния, это им разрешается, но свободного времени в последнее время всё меньше и меньше. Лично я в тех пещерах не был. Впрочем, возможно, шанс побывать там предоставится...
Хейд замолчал, явно задумавшись о чем-то своем.
- Да, возможно, - протянула Гая, окидывая его вопросительным взглядом, а потом свернула карту, - не сейчас, уж конечно. Но если б ты.. если б тебе захотелось научиться... и нашлось время... - женщина замолчала, нахмурившись от собственного косноязычия и взялась за перо, но так и не начала писать, потому что ровно в тот же момент Тейн начал говорить:
- Думаю, как раз сейчас очень даже подходящее время, - медленно и размеренно, - Я много думал об одной важной вещи, и пришел к выводу, что мне нужно научиться плавать. И что лучшим учителем в этом деле будешь ты.
- Отчего же лучшим? - в приступе ложной скромности вдруг нервно хохотнула Гая, стараясь сделать вид, что ее не так уж сильно взволновала эта тема, - и я тут, как видишь, занята, я...
- Бумаги подождут, - отмахнулся Хейд и подался вперед, расцепив наконец руки и упираясь одной в стол, - А лучшим потому что, возможно, ты одна из немногих что знает что я не умею плавать, одна из тех, кто вытащила меня когда я тонул, а точнее, единственная, кто это сделала, и одна из тех кто вряд ли позволит мне поблажки?
При последних словах на его лице появилась отчетливая ухмылка, говорящая о том, что он здраво оценивает её способности, а также собственные недостатки. Но Гая не улыбнулась ему в ответ, она нервничала и уже вполне откровенно. Озираясь по сторонам, будто опасаясь, что кто-то может их услышать, женщина уже перебирала в голове варианты, которые могли бы помочь ей отговорить Хейда от этой затеи.
- Тебе кажется, что сейчас как раз самый подходящее время, чтоб уходить из крепости в неизвестном направлении с тев... - она прервалась, нервно потерев шрам на щеке и добавила, чуть погодя, - ты хочешь учиться плавать. Со мной. Раздеться и барахтаться в теплой водице, десятки раз повторяя упражнения для дыханья, - произносила она, как бы уточняя каждым предложением, точно ли Хейд в своем уме. Ответом на это был выразительный взгляд Тейна с приподнятыми бровями, как бы говорящий "серьезно?".  Осознав, что ничего нового ему сказано не будет, мужчина вздохнул и всё-таки соизволил ответить словами:
- Тебе нужен отдых от форта и давящей атмосферы, воспроизводимой Стражами на тебя, мне нужен отдых от дел, возможность заняться чем-то полезным, что даст мне результат, пусть и минимальный, прямо сейчас, а не в ожидании того, что последствия проявятся позже... Проще говоря, я считаю что это подходящее время.
Помрачнев, Гая откинулась на спинку стула и сложила руки на груди.

"Ты можешь больше не чувствовать этого, если не хочешь."
"Он никогда не поймет этого, всегда будет ранить."

- Ты переоцениваешь мои учительские способности и недооцениваешь мою женскую слабость, Тейн, - тихо, но неприятно холодно произнесла женщина, глядя в одну точку, не желая смотреть на него в этот момент.  Если он намерен и дальше обращаться к ней за такой помощью, то пусть хотя бы проявит уважение к ее чувствам, так считала Гая.

Отредактировано Gaia Tertius (2017-01-26 03:52:58)

+2

9

И вроде бы то, как складывался весь диалог, было в целом по душе Колтейну, но в последний момент то, как тевинтерка произнесла свою фразу, заставило мужчину нахмуриться. Она выглядела всё такой же милой и привлекательной, даже, возможно, еще больше, скрестив руки на груди, и он это видел и чувствовал что вряд ли сможет избавиться от образа еще долгое время, и вряд ли захочет, но нужно было собраться. Нужно было что-то решить именно сейчас.
- Я... - Хейд замялся, явно перебирая слова на языке и в уме, пытаясь подобрать нужные, те, которые она поймет и воспримет правильно, те, которые будут верно отражать суть, - Я уверен в том что ты будешь хорошим учителем мне, Гая. Что касается "слабости"... Я не собираюсь провоцировать тебя. Нам обоим нужен какой-никакой, но отдых, и я действительно нуждаюсь в твоей помощи, и я не собираюсь злоупотреблять ни ею, ни твоим положением.
Он замолчал, ожидая ответа.
Она взглянула на него снова тогда, и в таком положении свет из окошка высвечивал ее ясные глаза морозно-голубым.
- Тогда ты не будешь возражать против, - она выпрямилась и свет из ее глаз исчез, - некоторых правил. Ты же не будешь? Конечно, не будешь.
И Тейн мог поклясться, что прежде, чем она отвернулась, усмехаясь, он видел на ее лице выражение практически детской доверчивости. Это заставило его удивленно вскинуть брови и почти тут же улыбнуться, краешком губ, еле заметно, после чего мужчина кивнул:
- Не буду, верно. Я слушаю тебя внимательно.
- Держи, пожалуйста, дистанцию, - начала тевинтерка, по прежнему не глядя на марчанина, потом правда повернулась и начала сопровождать свои слова бурной жестикуляцией, - Не пялься на меня и не свети своим голым торсом, поверь мне, я итак могу тебе сказать, что в твоем возрасте ты выглядишь впечатляюще, но если не хочешь разозлить своего Констебля - надо соблюдать правила приличий, bene? И не подначивай меня шуточками, а если я вдруг снова полезу целоваться, дай мне оплеуху, потому что это никуда не годится.
Правила были... Интересными. Хотя бы потому, что отражали мысли Гаи о том, как она воспринимает его и кем его считает, что, с одной стороны, всё-таки льстило, а с другой служило напоминанием о том, какие в ней действительно таятся чувства. И что их следует уважать, а значит, нужно будет следовать тому, что она просит. Потому что, сколько бы слеп Тейн не был в каких-то вопросах, в момент, когда ему всё ясно, он старается вести себя правильно. И, раз женщина просит - значит, нужно исполнить её просьбу. Как минимум потому, что уважаешь её и её чувства. Как минимум.
Всё это Хейд слушал с внимательным и серьезным видом, а затем снова кивнул, медленно выговаривая слова:
- Один момент. Я взрослый человек и сам решаю, какие решения принимать и осознаю, какие последствия от них могут быть, и поэтому необязательно напоминать мне о возможных проблемах с моим Констеблем.
Женщина погрустнела. Это было очевидно, отразилось на лице. Скрыть свою печаль она не смогла, смогла лишь зажмуриться и со вздохом выдать:
- Хорошо. Если не ради Констебля, то ради моего душевного равновесия.
И на это Тейн ответил мягко:
- Я не собирался нарушать правила как раз потому, что беспокоюсь о тебе и твоем душевном равновесии... А не потому что боюсь каких-то проблем с Констеблем.
Терциус кивнула на это, распахнув глаза. К счастью или нет, но она взяла себя в руки и разобрать выражение в ее взгляде было уже невозможно. В ответ Командор почесал переносицу и поднялся из-за стола:
- Что ж, думаю, в таком случае нам не стоит терять времени... А, и кстати, - мужчина остановился и, по-доброму улыбаясь, повернулся к Гае снова, - Постарайся больше не портить форму других Стражей. То, что я говорил Марону, и тебя касается. Кризис, что поделать. Пойдем.
После чего отправился на выход, поманив рукой за собой.

+2

10

Она не хотела думать или переживать по этому поводу. Она просто механически собирала вещи, оказавшись в своей комнате. Одевалась, проверяла оружие. Тейн, стоявший в дверях, видел необжитое пространство с одной лишь раскрытой книгой на столе. Гая вытащила из шкафа сумку и прикидывала, что может понадобится в пещерах. Веревки на случай обрывов, клинки, на случай глубинных охотников, набор противоядий на случай пауков... ей потребовалось даже переложить часть вещей из сумки в мешок, который, подумав, она тоже решила взять с собой.
- Тебе здесь неуютно? - оглядев комнату, задал вопрос Хейд.
- Если тебя интересует, - встав и взяв из шкафа наполненную сумку, Гая прихватила со стола и книгу, - выглядят ли так все мои комнаты, - хмыкнув, женщина закинула сумку с мешком на плечо и пошла к выходу, - во всех орденах и гильдиях, к которым меня причисляли, - поравнявшись с Хейдом женщина пожала плечами, - мой ответ да. Привязаться к месту еще хуже, чем к людям. Нам надо взять что-нибудь поесть. И воду. И у меня сломалось кресало в огниве.
- Обустроиться в комнате не означает привязаться к месту. Особенно к месту, в котором собираешься жить, - заметил мужчина, спровоцировав на лице Терциус скептическую рожицу. Чуть хмыкнув, Командор чего добавил, - Возьмем и воду, и поесть, и заменим тебе кресало. Идем, еду и воду нам уже должен был подготовить Риккерт... Пусть я и не имел ни малейшего понятия, куда мы отправимся.
- Стоп... Ты планировал это? - широко распахнула глаза Гая встав на месте. Она вдруг почувствовала неприятное удивление и боязнь, что его желание отвлечься - спланированный побег. Она не услышала этого в словах Командора прежде, но сейчас вдруг заметила и схмурила брови.
- Ну, предложить научить меня плавать - да, предложить прогуляться куда-то - тоже, - спокойно ответил Командор, к своему несчастью невольно подтверждая параноидальные догадки тевинтерки, - Как я уже говорил, нам нужно отвлечься. Особенно когда вокруг столько прекрасных видов гор.
"Прекрасный руководитель, демона с два" - уже успела подумать убийца.
- Всей крепости нужно отвлечься, - произнесла она вслух и нахмурилась, проходя вперед и толкая Хейда плечом.
- Верно, - донесся до нее тяжкий вздох, - Но я не могу вывести всю крепость на прогулку по холмам или на купание в потухшем вулкане, увы. В любом случае, мы с тобой собираемся покинуть форт по какому-никакому, а делу, которое займет определенное время... Но, если что, Риккерт будет знать где нас искать, я собираюсь его уведомить о том, где мы будем, на случай если я потребуюсь. Сейчас в крепости стало поспокойнее, но у меня есть подозрение что это ненадолго... и этим нужно воспользоваться во благо. И обучение плаванью, как по мне - правильная мысль.
Он шел следом и Гая не сбавляла шаг, шествуя чуть впереди. Тряхнув головой, она выдохнула и попыталась избавиться от навязчивой идеи, что если он и не сбегает от своих обязаннотей, то все равно слишком возится с ней.
- Напомни, почему из всего Ордена ты выбрал подозреваемого номер один во всех грехах, вплоть до связи с Корифеем и целовательствах зада Анхельма, м? - фыркнула женщина, оборачиваясь на ходу.
- Ты прекрасно плаваешь и умело подгоняешь меня когда нужно, - с ухмылкой ответил Тейн. Гая ничего не ответила, пряча слабую улыбку в отвороте стеганки.

Отредактировано Gaia Tertius (2017-01-29 02:50:38)

+2

11

Впрочем, Колтейн не сразу повел её к Риккерту, а сначала решил заскочить к себе в комнату. Та, безусловно, по интерьеру отличалась от комнаты Гаи, но выделялась не так уж и сильно - кровать была чуть больше чем у обычных Стражей, и могло показаться что на ней могут разместиться двое, шкафы размерами также были несколько большими чем обычные, простой стол со стулом располагались около окна, и на нем также, как и в кабинете, были разложены какие-то книги и бумаги, и, в общем и целом, здесь было примерно также, как и в командорском кабинете, разве что порядка была чуть поменьше. Выражалось это, в первую очередь, тем, что несколько рубашек валялось на прикроватном сундуке, а в одном из углов были сложены стопкой книги, к которым тут же неспешно направилась Гая, приоткрывая ту, что лежала сверху. То была одна из немногих книг, рассказывающих об истории Ордена, и можно было заметить как у части страниц загнуты углы.
- Я быстро, - произнес Хейд, действительно быстрым шагом подходя к сундуку и, отбросив свои рубашки на кровать, начал рыться в нем, - Кстати, когда ты собираешься вернуть мне эту мою рубашку, м? Думаешь, я забыл о ней и не признал?
Тон его был добродушным.
- Спроси еще про свою флягу, - бегло пролистав загнутые странички, женщина обратила свое внимание на последний раздел, в котором описывались виды моровых чудовищ, - ты когда-нибудь думал, почему Архидемона зовут Архидемоном? - спросила она задумчиво, заводя прядь волос пальцем за ухо, пока читала.
- Ответ понятен, - хмыкнув, отреагировал Хейд, доставая рубашку и полотенце из сундука, - Думал. Вполне возможно что Древние Боги не были никакими богами, а являлись просто сильными демонами-выходцами из Тени, которые так знатно подпитывались от веры людей, но всё это лишь теории. На практике я не думаю что нам дано познать, кто они на самом деле, - мужчина запихнул вещи в сумку, положив туда еще и флягу, и ножик с огнивом, - Ну, либо кому-то захотелось придать драконам больше таинственности и запугивающей ауры, и решил обозвать их так. Что маловероятно.
За это время Колтейн успел, кажется, собрать всё что требуется и осматривал комнату на предмет того, что мог бы забыть.
- Кажется, я взял всё что нужно.
Посмотрев же, наконец, на Гаю, он поймал на себе очень заинтересованный взгляд женщины, ее глаза буквально блестели от интереса.
- У нас достаточно книг о Порождениях. Намного меньше, чем в Вейсхаупте, но всё же. Могу дать тебе почитать некоторые из них, - вздохнув, будто бы обреченно произнес Командор, но на лице его мелькнула улыбка, - А теперь пойдем-ка за едой и водой, да предупредим Риккерта.
Женщина, все так же интригующе глядя на него, кивнула и захлопнув книжку, небрежным движением руки положила ее себе в сумку.
- Будет чем занять себя пока я буду изображать утопающего, верно? - хмыкнув, заметил мужчина, после чего они отправились к слуге. Предупредив его и забрав еду с водой, а также заменив кресало в огниве Гаи, двое Стражей наконец-то выдвинулись к конюшне.
- Думаю, этот красавец нам подойдет, - потрепав по загривку черного коня, произнес Хейд и, прицепив седло на него (попутно проверив что оно крепится надежно), быстро залез на ездовое животное, после чего протянул руку тевинтерке, - Ну, давай.
- Об этом я не подумала, - тихо пробормотала Гая, поднимая на Тейна круглые глаза, в который раз за день напомнив ему малое дитя, - Я убийца магов. Я убила два десятка венатори. Я однажды дралась с виверном и... и с Порождениями Тьмы. Я не боюсь лошади, - зажмурившись, произносила она, переминаясь с ноги на ногу. Сам Колтейн на это смотрел с широко раскрытыми глазами, после чего, не выдержав, прикрыл лицо рукой.
- Либо ты сама сейчас забираешься на лошадь с помощью моей руки, либо я тебя за шкирку как дитя усажу сзади себя, - коротко резюмировал Тейн. Еще несколько секунд женщина помялась, потом резко выдохнув, ухватила Тейна за руку и запрыгнула на коня, крепко обнимая всадника со спины. Жеребец чуть дрогнул и недовольно задергал ушами.
- Поехали-поехали, чем быстрее я слезу с него, тем лучше, - прошипела на ухо Хейду бравая убийца магов. На это мужчина лишь хмыкнул и заставил коня двинуться в путь.
На выходе из крепости они остановились, так как местные Стражи-охранники подошли к Командору с вполне очевидным вопросом, куда они, посматривая подозрительно на тевинтерку, на что воин спокойно ответил:
- Я получил ворона от своего старого-доброго друга сира Даффодила. Он в очередной раз застрял на полпути к форту и ему нужна наша помощь чтобы выдернуть повозку из трясины с кюветом. Страж Гладий вызвалась мне помочь, да и просто хочет увидеть собственного кумира поскорее. Не так ли, Страж Гладий? - Тейн склонил голову в сторону, краем глаза смотря на женщину, при этом едва заметно тыкнув локтем ей в бок.
- О. О да, - оторвавшись на секунду от своей фобии, Гая быстро закивала. Стражники на это лишь переглянулись и кивнули, соглашаясь с таким вариантом событий.
- Если будет что-то срочное - сообщайте Риккерту. Он, если что, знает на каком участке дороги мы будем, - после чего кивнув своим подопечным, Хейд придал коню движения и поскакал по дороге. Впереди их ждал потухший вулкан.

+2

12

Аспис заметил лошадь, едва они тронулись от форта. Кружа над головами Стражей где-то высоко в поднебесье, кречет мог бы скоро потерять интерес к этой цели, если б Гая не задрала голову и не свистнула ему легонько. Аспис радостно отозвался и быстро сбавив высоту, покружил вокруг коня удивительно легко и изящно маневрируя в воздухе.
- Слышишь ты, копытное, - пробубнила женщина обращаясь к лошади, - если будешь дурить, я заставлю моего парня выцарапать тебе глаза.
Им пришлось спуститься чуть ниже с гор и пройти по каменистому склону к местам, где на хребет стал взбираться песок, окрашивающий горы в оттенки... Гая не могла подобрать иного слова как "андерсские". Ей это не нравилось, но в этой части Виммарка горы становились подобны обугленным костям, торчащим на пустоши ока Талло. Она ненавидела Талло. Даже больше чем сраных лошадей.
- Здесь надо свернуть, - заметила она, опознав в надломленной скале ориентир с карты. Конь пошел дальше, послушный рукам всадника и Гая тихо вздыхала, стараясь бороться с внутренним напряжением и ничего не упускать.
Далее двигаться было удобнее, поскольку на плато появилось подобие дороги и лошадь пошла быстрой рысью. Вскоре воздух стал чуть теплее, не смотря на порывы промозглого ветра. Спустя еще несколько лиг пути под копытами жеребца стали пробиваться скудные растения, свидетельствующие о том, что где-то здесь начиналась более плодородная, азотистая почва.
- Вон он. Эрдас, - указала Гая на невыразительную, будто приплюснутую и сваленную на бок гору, зеленевшую впереди. Еще немного и они оказались подле горного склона, усыпанного, будто соты, дырами пещер, украшенных зеленой тиной и сталактитами.
- Seccarus! - воскликнула женщина, спрыгивая с лошади, наконец, - Создатель, как же я люблю ходить пешком.
- Пешком бы это заняло гораздо больше времени, - резонно заметил Хейд, спустившись также с лошади и погладив животное, а затем привязав к одному из остро торчащих камней, - Как ты вообще столько времени путешествуешь с такой нелюбовью к лошадям...
- Ногами. Я что-то не слышала, чтоб лошади перешли из категории "предмет роскоши" в категорию "каждый беглый маг способен купить себе клячу", - зловредно отвечала Гая, вынимая из сумки карту и заготовку под факел, чиркая над ней огнивом, - морем быстрее. А на случай крайней необходимости, у меня был напарник. Когда-то.
Она зажгла факел и заглянула в одну из самых крупных пещер.
- Напарник, таскающий тебя на себе и при этом перемещающийся быстрее лошади? Где же ты потеряла такой самородок? - хмыкнув, парировал Тейн, осматривая окрестности.
- Это он меня потерял. Я ушла на Глубинные Тропы, знаешь, и пропала там, насовсем, - со вздохом ответила женщина, садясь на корточки и свернув карту, приложила ладонь к земле, - тепло. И вон там следы старого лагеря. Отлично. Пойдем здесь.
На это Хейд лишь кивнул и последовал за своей спутницей, решив промолчать.

Она оставила при коне мешок, решив взять с собой только облегченную сумку. Провалиться куда-нибудь с двойным грузом ей не хотелось, а вот вернуться за частью вещей труда бы не составило. Факел хорошо освещал влажные стены пещеры. Гая видела переливы виридевой руды с вкраплениями змеевика и думала о том, что это место стало бы неплохим источником дохода для Серых, если б кто-то додумался рыть здесь шахту. Под ногами хлюпало, с потолка капало. Еще одно свидетельство лагеря обнаружилось метров через пятьсот - кострище было старым, в стороне валялся пустой мешок из под каких-то вещей и грязный кусок мыла.
- Хм, - усмехнулась Гая, - кто-то не очень-то внимательно собирался.
Подойдя поближе, она осмотрела место внимательнее, подумывая о том, что лагерь вполне могли покинуть по причине явления каких-нибудь мерзких тварй на огонек, однако никаких следов кровопролития не обнаружила. Только на брошенном мешке нашлась краской оставленная метка Ордена.
- Всё-таки кто-то из Ордена, значит, знает об этом месте, - задумчиво протянул Колтейн, изучив мешок и засунув его к своему, - Пригодится, заодно узнаем, кто имущество так разбазаривает понапрасну.
- А вы практичный малый, Командор Хейд, - хмыкнула Терциус, двигаясь дальше и лукаво посмотрела на спутника через плечо. Очень вовремя, потому что на пути ее тут же вырос особо мощный сталагмит и Гая услышала:
- Скала! - от Командора, который явно надеялся на ее сообразительность прежде, чем узрел как она спотыкается и припечатывает препятствие лбом, едва удерживая равновесие. За это время мужчина успел подбежать к ней и положить руку на плечо, обеспокоенно спрашивая:
- Ты в порядке?
- Vishante Kaffas... ну, жива как видишь. Тут очень скользко, - выдохнула Гая, потирая голову и угрюмо глядя перед собой. То, как она неизбежно тупела и отвлекалась на глупости рядом с ним ей категорически не нравилось.

Оставшуюся часть пути, она старалась быть сосредоточенной. Подземный ручей не заставил себя ждать и Гая присела наземь, пробуя воду рукой - та была умеренно теплая и чуть соленая. Оставалось пройти совсем немного и перед Стражами, наконец, оказалось подземное озеро. Не самое внушительное, но судя по тому, что дно терялось в толще воды - глубокое.
- Я проверю сколько здесь, - передала Тейну факел и сумку Гая, - а ты можешь пока устроить лагерь.
С этими словами женщина, выдохнув, быстро начала скидывать с себя одежду и оставшись в рубахе поверх белья, нырнула в воду, надеясь, что хоть это вернет ей ясность мысли.

+2

13

Подземное озеро, пожалуй, выглядело не столь внушительно, как пыталось представить себе воображение Командора, но при этом достаточно глубокое, если попытаться всмотреться в него. Этого, пожалуй, было более чем достаточно чтобы Тейн ощущал чуть легкий дискомфорт. Естественно, мужчина подозревал что это ощущение усилится когда ему предстоит войти в воду, но пока что старался не думать об этом. Как Гая панически боялась лошадей, так и Хейд стойко не любил водное пространство, в котором возможно было утонуть. И можно было лишь удивиться тому, как этот человек умело себя держал на корабле, потому что сейчас, когда его видела только тевинтерка, уверенности в его действиях совершенно не было. Зажатость, скованность, настороженность - да. Но не уверенность.
Впрочем, отвлечься от гнетущих мыслей ему позволила Гая, что достаточно быстро разделась и, оставшись в рубашке и белье, нырнула в воду. Было в этом что-то завораживающее, привлекательное, как она проделывала это всё, как плавала в подземном озере, и это заставляло мысли о дальнейшем его собственном погружении отойти на задний план. В конце-то концов, смотреть за тем, как кто-то так умело плавает было гораздо приятнее. Особенно наедине.
Правда, долго этим Тейн не занимался, напомнив себе как о правилах, так и о том, что нужно разбить лагерь. Это занятие также отдалило гнетущие мысли и ощущения, позволяя сосредоточиться на работе. Костер мужчина развел достаточно быстро, как и обустроил им места, где следует сидеть после купания, а также достал часть еды, в особенности той, что пока не требовала готовки, и положил рядом с огнем, дабы хоть немного прогрелась. После чего опять повернулся к водной глади.
- Кто учил тебя плавать? - громко спросил Колтейн, когда Гая вынырнула неподалеку, и голос его пронесся эхом по пещере.
Женщина плавно перевернулась в воде на спину и поплыла неспешно к берегу, правда, не туда, где остался Тейн, а чуть дальше.
- Я альтус. Моя детская купальня была шире и глужбе чем это... озеро... - ритмично двигая руками, тевинтерка остановилась неподалеку от берега и, судя по всему встала ногами на твердое дно - метрах в двадцати от лагеря. Значит, мелкая вода здесь тоже была. Хоть что-то утешительное.
- Как-то я об этом не подумал, - хмыкнув, произнес Командор и взял кусок хлеба. Повертев его в руках задумчиво, он всё-таки взял его в рот и прожевал, после чего перевел взгляд обратно на Гаю, внимательно смотря за её движениями. Та медленно выходила из воды, смахивая капли воды с лица. Намокшие волосы спускались ей на плечи. Струи воды струились по стройной фигуре, с въевшимся загаром и сеткой шрамов. Она досадливо пыталась скрыть их, оправляя рубаху, судя по всему, но это было трудно, в таком-то виде. Ткань просвечивала и прилипала к телу.
- Здесь. Мы начнем здесь. Неглубоко и вода теплая.
Но Хейд ответил не сразу. Было отчетливо видно как он осматривает Гаю с большим интересом и удовольствием, как будто они не общались до этого в каюте, он не помогал ей со спиной, не спал с ней в одной кровати, а еще раньше не видел её лишь в одной ночнушке. Можно было заметить что мужчина совсем иначе смотрит на неё теперь... И, как только сумел взять себя в руки, отвел взгляд в сторону.
- Уверена что не глубоко? - прокашлявшись, уточнил Тейн. Женщина лукаво усмехнулась.
- Не трусьте, Командор. К тому же, я не умею ходить по воде, - добавила она чуть погодя, демонстративно пошлепав по дну ногой и, наконец, полностью вышла, - ну, что?
- Я испуган не более чем ты с конями, - парировал мужчина, после чего поднялся и начал раздеваться. Отстегнув пояс с мечом, Колтейн довольно быстро стянул с себя одежду, ненадолго замешкавшись перед тем, как стянуть с себя штаны, после чего остался в одних трусах. Как и тело Гаи, тело Командора было покрыто шрамами и рубцами, и, пусть не выглядело таким подтянутым и молодым, но все еще было достаточно крепким. Разминая плечи, мужчина двинулся к тевинтерке. Заметить напряженность в таком виде было легко, хотя лицо его было всё таким же спокойным и даже, можно сказать, решительным. Женщина, кажется, очень старалась не разглядывать его и начала отступать в воду глубже, оказавшись по пояс в воде.
- Давай, иди сюда, - протянула она руку, поторапливая Тейна. Тот снова замешкался, но, глубоко вздохнув, двинулся вперед, следуя за ней и взяв за руку. Сдавленное ощущение в груди усиливалось, как и подкатывающий дискомфорт с каждым шагом, каждым моментом, пока вода становилась ему по пояс, но выражались эти переживания разве что в неприятной ухмылке на его лице. По крайней мере, пока что.
Гая крепко сжала его руку и, поймав взгляд, улыбнулась подбадривающе.
- Постарайся расслабиться. Я всегда тебя вытащу.
- Проще сказать чем сделать, - пробормотал "бравый" Командор, опять глубоко вздохнув, а затем выдохнув, пытаясь выпустить вместе с воздухом и напряжение из тела. Получилось с переменным успехом.
Но получилось.

+2

14

Вода действительно отрезвила ее. Ненадолго. Оказавшись в озере она достигла дна, под размеренный стук своего сердца, вглядываясь раскрытыми глазами в темную глубь озера. На дне обитала какая-то мелкая живность, если судить по илу, но большой опасности они не представляли. "Все хорошо" - успокоила она себя и отправилась на поверхность, ощущая как разница давления чуть давит на череп. Впрочем, уже на поверхности она поняла вдруг, что совсем забыла о головной боли. Проплыв чуть-чуть брасом, она перевернулась на спину и последовала вдоль берега к месту, которое казалось ей наиболее пологим. И действительно, там было неглубоко, так что она смогла выйти и проверить крепость дна, теперь оставалось только заманить Тейна на достаточную глубину для первого упражнения. Стараясь как можно меньше смотреть на него и озаботиться тем, как выглядит сама, Гая тем не менее, заметила, как он взволнован и даже... напуган.
Почему-то ее это очень грело.
- Если я упаду с лошади, то скорее всего останусь жива. Если ты упадешь в воду... - как бы невзначай пробросила женщина, отступая пока вода не оказалась ей по грудь, и взглянув на лицо Хейда снова не удержалась от улыбки, - Создатель, это ведь просто вода. Она не набросится на тебя и не залягает досмерти. К тому же, главная вещь в воде - ты хозяин своему, телу, не она.
- Если я упаду в воду то всегда есть шанс что упаду на мель, как и в случае с лошадьми есть шанс остаться в живых, - недовольно пробурчал Хейд, продолжая медленное движение вслед за женщиной, - Ага, это просто вода, а не Порождения Тьмы, это ведь просто вода, а не Порождения Тьмы и не клятый Архидемон... Создатель, да у меня Архидемон вызывал меньше испуга чем водная гладь.
При последних словах можно было понять что мужчина явно злится на себя. Гая перестала улыбаться и потянувшись к нему, положила вторую руку на предплечье, чуть сжимая ладонь.
- Ты научишься плавать, - серьезно сказала женщина и тут же с ухмылкой добавила, - Ты задашь этой дрянной водице так, как не задавал проклятому дракону, - и она треснула рукой по воде, будто шлепая ее. Похоже, это сработало, потому что Колтейн улыбнулся, и улыбка эта была совсем не скованной, и, в целом, тело его стало менее напряженным.
- Ладно. Давай приступим... Или нам еще дальше нужно зайти?
- Нет, пока хватит. У меня на сегодня для тебя вообще два самых простых урока, - деловито ответила женщина, - ты научишься дышать. А потом я покажу тебе как лежать на воде. Покажу, что вода тебя удержит, если ты все сделаешь правильно. Идет?
- Идет, - серьезно ответил он, кивнув.
- Ты должен расслабиться. Видишь мы стоим неглубоко, ты в любой момент можешь просто встать и пойти к берегу. Но для того, чтоб научиться дышать запомни три вещи - первое, вдох короткий, не животом, а грудью. Ну-ка, - она хлопнула Тейна по груди, и тот вздрогнул от неожиданности, а женщина постаралась не отвлекаться на покалывания в пальцах от этого касания, - При долгом погружении лучше взять подряд несколько коротких вдохов... но это нам пока не нужно. Второе - выдох в воду, носом. Третье - напряжение и лишняя суета лишают тебя кислорода. Ты должен быть спокоен, - она погладила мужчину по плечам обеими руками и улыбнулась,  на что он отреагировал несколько скомканной улыбкой, - свыкнуться с мыслью, что ты в воде. Понять, что это не причиняет тебе вреда. Полюбить воду.
- Полюбить, говоришь... Ну хорошо. Я попробую, - почесав переносицу, Колтейн постарался выполнить все указания Гаи, начиная от вдоха грудью и заканчивая выдохом через нос в воду, и было видно как мужчина постепенно успокаивается, выполняя эти упражнения, свыкаясь с мыслью о том, что находится в воде.
- Мы доведем это до автоматизма, твое тело запомнит, как это делается и в нужный момент сделает все правильно, - ласково говорила Гая, наблюдая за ним. По ее прикидкам прошло минут пять прежде, чем она посчитала нужным сменить упражнение, останавливая Хейда касанием руки. Дав Командору отдышаться, тевинтерка заговорила снова:
- Теперь все то же самое, только ныряя с задержкой дыхания. Считаешь до пятнадцати в уме, и выныриваешь. Потом до двадцати, двадцати пяти и так далее, пока не познаем твой нынешний предел объема легких. Тебе это будет полезно знать самому.
- Особенно если окажусь запечатан в одном из туннелей Троп, - как-то невпопад пробормотал Колтейн, явно пытаясь отвлечься от мыслей о воде и переходя на совсем другие мрачные мысли. Впрочем, почти тут же он тряхнул головой, отгоняя неподходящие образы, после чего провел рукой по лицу. Гая нахмурилась.
- Так, ладно. Собрался, - и, помявшись еще секунды три, Хейд начал выполнять упражнение. Сначала, как и говорила Гая, погружаясь в воду и считая до пятнадцати, потом до двадцати, двадцати пяти, тридцати, сорока, пятидесяти, шестидесяти... На девяносто пяти мужчина вынырнул и закашлялся, после чего начал жадно глотать ртом воздух.
- Ты слишком высоко выныриваешь, - похлопывая мужчину по плечу сказала Терциус, - надо притопиться. Если во время плаванья будешь так выскакивать из воды очень быстро устанут плечи и шея.
- Я это... учту, - лишь кивнул в ответ Хейд, ожидая дальнейших указаний.
Ей было тяжело убирать руки. Ей хотелось как можно дольше ощущать под пальцами его влажную кожу и она начинала злиться на себя, если слишком задерживалась.
- Кхм, - прочистила Гая горло, убирая ладони и потирая их друг о друга, - можем сменить упражнение а потом отдохнуть и повторить в несколько подходов.
- Согласен, - он проводил взглядом её руки и только после этого снова кивком подтвердил свой ответ.
- Сейчас будет... интересно, - ухмыльнулась Гая, - ты доверяешь мне, Тейн?
- Это вопрос с подвохом? - вскинув брови, уточнил мужчина.
- Это... просто ты доверишься мне, если я скажу, что удержу? - неловко замялась женщина, - что буду держать, здесь. В этом деле. Не в целом. Создатель... - она раздраженно нахмурилась от того, что начала невольно мельтешить.
- Доверюсь. Я доверяю тебе, иначе бы не стоял здесь по грудь в воде, - неожиданно мягко заметил Тейн.
Гая доверчиво посмотрела на него и улыбнулась краешками губ.
- В таком случае, сейчас ты ляжешь на спину, а я буду поддерживать тебя. На воде, да, - выдохнула она, становясь сбоку от Командора и возлагая руку ему на спину.
- Но это же не морская вода, она не будет держать меня так, как та... - неожиданно вспомнив какие-то свои скудные познания, выдал Колтейн, но всё-таки медленно, но верно начал пытаться принять лежачее положение. Вышло не с первой попытки, но, в итоге, мужчина всё-таки оказался в нужном положении.
Гая придерживала его обеими ладонями и ждала. Ждала не чуда, но ощущения, что он чувствует себя хорошо. Что ему не страшно.
- Сейчас ты можешь просто лежать. Постарайся вытянуть ноги. Руки можешь раскинуть пошире. Красивый свод у пещеры, верно? - спокойно спросила женщина, не убирая рук, просто ожидая.
- Было бы красивее если бы не этот нависающий кусок скалы, - хмыкнув, ответил Тейн, при этом вытягивая ноги и раскидывая руки. Гая могла ощутить что тело его явно стало более расслабленным, и что он действительно доверяет ей.
- То что в уши вода затекает, не обращай внимания. Я тебя держу. Держу, - тихо повторяла женщина какое-то время, пока не удостоверилась, что он не дергается от того, что повсюду вода. И удостоверившись, наконец, что мужчина расслаблен - на это ушло порядочно времени - она на несколько секунд отпустила его. Он не заметил и она вновь вернула руки, помогая ему встать  и добраться до берега с тем же ощущением спокойствия.

Отредактировано Gaia Tertius (2017-01-30 19:45:23)

+2

15

Если бы кто-то сказал Хейду еще месяц или два назад о том, что он будет учиться плавать в подземном озере рядом с потухшим вулканом вместе с Гаей, то он бы, наверное, посмотрел на этого человека как на... как на человека, который выдает желаемое за действительное, скажем так. Но вот они здесь, она его обучает, а он подчиняется, и, в общем-то, всё это выглядит таким естественным и легким, что кажется сном. Но только это был не сон, и от этого становилось приятнее. Во многим смыслах, как-никак.
Другое дело что всё-таки нет-нет, да в голову Колтейну лезли воспоминания о том, как он совсем недавно тонул, и это заставляло его периодически поеживаться и вздрагивать, но он достаточно успешно отгонял эти мысли от себя в момент, когда Гая говорила ему лечь на спину и довериться ей, и именно потому, что сумел совладать с собой и своими мыслями и страхами, а также благодаря её помощи, сумел расслабиться. Не сразу, естественно, но всё-таки. А это был какой-никакой, но успех.
После этого они отправились к берегу и выбрались спокойно на сушу, где воин почувствовал себя куда более уверенно, чем до этого.
- Кажется, я начинаю понимать какие ощущения ты испытываешь, слезая с лошади, - потерев шею и размяв её, бросил Тейн своей спутнице.
- Будет прекрасно, если ты когда-нибудь начнешь понимать, что я испытываю выходя из воды.
Женщина из озера вылезать не спешила, и вышла к лагерю с явной неохотой. Сев у костра, она быстро стянула рубашку и, постаравшись не светить торсом, уже стала накидывать свою стеганку, как вдруг раздался в коридоре пещеры звонкий крекот и секунду спустя мимо Стражей пронесся крылатый вихрь, в котором не без труда удалось опознать Асписа. Кречет сделал быстрый круг над озером и скинул под ноги Колтейну молодого нага. Еще разок облетев свод пещеры, он полетел навстречу хозяйке. Гая приподняла предплечье, постаралась прикрыть его наскоро так и не надетой курткой, однако ткань съехала и когти полоснули по руке.
- Какой способный малый, - вскинув брови, произнес Хейд и поднял сброшенного нага, после чего направился к костру. Оказавшись около него, мужчина внимательно осмотрел Гаю, стараясь не задерживаться взглядом нигде больше нужного, а затем посмотрел на кречета и его когти, что впились в её кожу, - Может, он переберется ко мне, пока ты обработаешь рану и накинешь куртку?
Нага Тейн положил слева от себя, и произносил всё это пока накидывал на себя рубашку, дабы не смущать и не искушать женщину.
- Я просто, - Гая поморщилась, - покажу ему что сюда можно сесть. Лучше не трогай его. Он не признает людей без формы Серых. Никого, кроме меня.
Кречет действительно смотрел на Колтейна весьма недовольно, едва тот подступил к женщине, однако когда Гая помогла ему спуститься на лежак - он тихо крекотнул и потерял к Тейну всякий интерес, начав чистить перья.
- Может, когда-нибудь и меня запомнит, - задумчиво протянул мужчина, после чего потянулся к сумке и достал медленно оттуда нож, после чего передвинул тушу нага поближе к себе, но остановился, внимательно посмотрев на Гаю, - Или предпочтешь заняться разделкой ты, м?
- О, по-твоему я настолько люблю все потрошить? - скептически протянула женщина, вынимая из своей сумки аптечку, - Еще один шрам, Ас, ты молодец. Я по-твоему недостаточно хороша, хочешь чтоб я была такой же рябой, как твои крылатые девки... - бубня себе под нос, ворчала она на кречета, наскоро обрабатывая руку.
- Твоя правда, - Тейн лишь кивнул и занялся разделкой, слушая то, как тевинтерка недовольно бормочет в сторону своего питомца, - Твой кречет популярен у сородичей? И, раз уж мы затронули темы шрамов, может, расскажешь о каком-нибудь из них? А я поделюсь своими... Из тех, что ты еще не знаешь, конечно.
Всё это время его руки довольно умело работали с ножом и тушей, вспарывая в нужных местах и отрезая то, что, по идее, не очень-то годилось бы для двух людей. Впрочем, то, что не подойдет им, вполне могло заинтересовать птицу, поэтому Хейд не выкидывал эти части нага, а откладывал в сторону, намереваясь попытаться покормить кречета чуть позже. Если тот, конечно, позволит и захочет. Аспис, оторвавшись от чистки, заинтересованно косился на отложенные куски.
- Он еще мелкий. И этих кречетов на весь Андерфелс штук сто. Но я видела как он летал за одной крупной дамой. Она его, конечно, отшила.
- Бывает, - коротко прокомментировал это мужчина.
Замотав царапины бинтом, женщина тяжко вздохнула и подняв глаза, как-то странно посмотрела на Тейна. Затем распахнула стеганку и вытянула ноги.
- И какие же тебя интересуют? - язвительно спросила она.
- Мне на каждый поочередно указывать окровавленным ножом? - Хейд бросил взгляд исподлобья, при этому чуть ухмыльнувшись, - Расскажи о тех, что вызывают у тебя менее болезненные воспоминания, Гая. О тех, которыми ты могла бы гордиться... и гордишься.
Гая запахнула куртку и подогнула ноги в коленях.
- Я не считаю ни один из них поводом для гордости. Даже тот, который оставил ты, - неожиданно мрачно сказала она, глядя на огонь.
- Почему? - Командор даже оторвался от разделывания нага и внимательно посмотрел в глаза женщине напротив, - Нет, я не про тот, что оставил тебе, а про то, почему не считаешь поводом для гордости. Я уверен что среди тех магов, что ты убивала, были те, кто могли причинить вред не только своим убийцам, но и множеству беззащитных людей, не говоря уже о разрушениях, которые они могли бы принести. Я помню что твой жизненный путь не был легким и простым, но, - тут он поднял нож, с которого медленно стекали капли крови, и начал держать его показательно боком, - Но не вся кровь на твоих или, положим, моих руках от тех, кто этого не заслуживал. Все мы можем совершать ошибки и принимать решения, которые ведут не туда, куда надо. Но это не значит что они перекрывают собой то, что мы сделали хорошего... или смогли предотвратить.
После чего опустил нож обратно к нагу, но взгляд оставался всё также направленным на неё.
- Твои наставники убили того мага, что пытался убить тебя, и сделали доброе дело, они спасли тебя. Да, конечно, то, что они делали с тобой потом я не считаю правильным, но одно доброе дело они сделали. И, я уверен, в твоем послужном списке таких дел также достаточно.
Тейн помолчал, а потом, чуть подумав, поддел острием ножа свою рубашку на правом плече, обнажая уже давно зажившую, но оставившую свой след рану, вызвав тихий вздох тевинтерки:
- Здесь рубец от ножа человека, который пытался защитить свою семью во времена, когда я был стражником, во времена, когда наместник постепенно сходил с ума и вошел в открытый конфликт с храмовниками. Мы пришли за храмовником и его семьей. Мы собирались их арестовать и заключить в кандалы, держать в тюрьме до тех пор, пока не поступят иные приказы. Он не был с этим согласен. Мне пришлось его убить. За это он оставил мне еще несколько рубцов чуть ниже, - воин провел ножом вниз, к правому боку, при этом приподняв рубашку правой рукой, - Это то, чем я не горжусь. То, чего стыжусь. И помню. Но есть и те, за которые мне не стыдно, - и провел теперь ножом ближе к груди, задрав одежду, - Этот порез мне оставили, когда я спасал семью от бандитов под Маркхамом. Их было больше, но я смог защитить детей и мать, а их отец помогал мне отбиться. Я не потребовал с них ни монеты, хоть они и пытались отдать приличную сумму, которая им самим нужна была гораздо больше. Это случилось когда я еще не стал Стражем, но перестал быть стражником. Тогда я сделал всё правильно.
После чего Колтейн склонил голову и с грустной улыбкой спросил, вернув рубашке прежнее положение:
- Так скажи мне, Гая, неужели ты веришь что в твоей жизни не было правильных, благородных поступков, которые скрыты, по-твоему, за пеленой злобы, крови и выгоды?

+2

16

Ей не хотелось говорить о своих шрамах. Где-то в глубине души глядя в зеркало она каждый раз невольно содрогалась от смешанных отвращения и гордыни - и стыдилась гордыни. Да, она не считала шрамы украшением, и старалась сделать все, чтоб они были как можно менее выразительными - ей и без рубцовой росписи хватало мужичества. Ей страшно хотелось в юности быть другой - сохранить оливковую, гладкую кожу, обзавестись длинными волосами и красить губы золотом, как мать. Но она не могла быть той, кем родилась. И поклялась, что будет вести иную жизнь - и не имела права отказаться от клятвы, какой бы фальшивой она не вышла.
Каждый шрам юная "Алтани" переживала остро. Впрочем, чем больше их становилось, тем меньше в ней оставалось того трепетного желания женственности. Она могла позволить себе развязность и грубость. Она стала одеваться мужчиной. Хотела ли она этого? Возможно, за годы она просто забыла, что может быть иначе и распробовала вкус кабацкой соли, впитала его в себя.
Юлиана всегда считала шрамы свидетельством непрофессионализма убийцы. Она умела вызвать чувство стыда на пустом месте. Гектор считал раны - неизбежными спутниками всякой тренировки, что уж говорить о настоящем бое.
Они боролись в ней и за нее, в итоге победила Юлиана, возымев власть над телом ученицы в постели. Она ужасно злилась когда Гая получала ранения. Как и Ксандор.
Как и Ксандор.
Они стыдили ее. Но при этом хотели ее. Она понимала, что в этих шрамах было что-то большее, чем простое уродство. И было время, когда она гордилась ими, с  извращенным самолюбованием, но...
С трудом отведя глаза от того, что так небрежно показывал ей Тейн, Гая покрепче запахнула куртку и со вздохом произнесла:
- Шрамы никогда не забывают, хм? Поступки были - и некоторыми из них я горжусь, Тейн. Но шрамы не повод для гордости. Я не хотела вести такую жизнь, я уже говорила. Я хотела быть женщиной, а не подушечкой для булавок, - покачала она головой и достав и сумки бурдюк, сделала большой глоток вина.
- Ты все еще можешь ею быть, - мягко заметил он, - Тебе идут длинные волосы, и в тебе достаточно женственности, уж поверь мне. Быть женщиной не означает быть слабой, а быть сильной не делает тебя не-женщиной, не отбирает у тебя возможности быть ею. Как и шрамы.
- Я знаю, - вздохнула женщина, - знаю, что выгляжу привлекательно. Просто это не та красота, которой мне хотелось когда-то. И с этим уже ничего нельзя сотворить, я не знаю такой магии, которая сделала бы меня уже в плечах и нежнее на ощупь. Ладно, пустое, - рассеяно погладив кречета, Гая несколько секунд молчала, а потом снова распахнула куртку, садясь на колени и проводя пальцами вдоль тянущегося от живота к ребрам рваного рубца.
- Этот шрам оставил маг Зиггем. Я дважды ощущала радость от того, что им владею - впервые когда девочка из деревни, которую он оккупировал, сплела мне венок из эмбриума в благодарность за спасение. Второй раз - когда Страж Руад, узнав, что я убила Зиггема - назвал мне свое имя, - она слабо улыбнулась и сняла куртку, указав на ожог, сзади на ребрах, ближе к  левой лопатке, - Колдовской ужас. Знаешь, такие, маги-мертвяки одержимые Гордыней. Он обжег мне спину. Большую часть раны удалось залечить чисто, а здесь огонь прожег слишком глубоко. Я спасала от него... друга. И спасла. Потом еще... - вытянув левую ногу, она указала на ряд следов от когтей, - демон воплоти. Я работала с магом, который пытался стабилизировать Завесу в крипте под Перендейлом. Он колдовал, а я его защищала. Это была... странная работа. Вот здесь, - она встала, и развернулась спиной, найдя пальцами едва прощупываемые след от стрел, - гарлоки стреляли в спину, когда тащила за баррикаду товарища из развед. отряда...
Она продолжала. Список был длинным. Хейд же внимательно и молча слушал всё, что она перечисляла, продолжая при этом разделывать тушку нага, а затем размещая его на самодельном вертеле, крутя его и обжаривая с разных сторон. Те части животного, что мужчина отложил, он слегка пододвинул в сторону кречета, но не более, при этом все еще слушая как Гая рассказывает. Аспис, не столь внимательный слушатель, сначала боязливо тыкал клювом потроха, которые оставил ему Командор, с таким видом, будто не верил что это не подмена, а тот же наг, которого он принес. Но в конце концов, относя кусочки в сторонки, кречет начал тихо хрустеть в своем углу.
- ...а я этого рогатого видела в первые в жизни, на секундочку. Но знаешь, в битве бывает чувство - уважения к соратнику. Неважно кто он, но его не хочется потерять, будто он твой солдат или кровный родственник, не знаю, - заканчивала Гая, поминая очередным шрамом некую трактирную драку.
- Да, мне знакомо это чувство, - утвердительно кивнул Хейд, явно вспоминая что-то свое, после чего добавил, - Примерно в такой ситуации я повстречался с одним андерфелским Стражем... Который, к слову, все еще с нами в крепости. В общем, я могу тебя понять, да.
- Еще один андер? Погоди, тот мужик, который плюнул себе в суп, когда меня увидел? - хохотнула женщина, снова кутаясь в куртку.
- Именно он. Кейден фон Майнрик его полное имя, уж не знаю, знакомо оно тебе или нет. Хороший Страж и, в целом, хороший человек... не считая его предвзятости к женщинам, - хмыкнул Тейн, а Гая вдруг нахмурилась. И что-то неразборчиво пробормотала себе под нос.
- Фон Майнрик... Я слышала о нем в крепости. Он покинул пост Коннетабля при Анхельме. Никто не говорил почему, да я и не спрашивала. Все, что касается Первого вызывает теперь прилив желчи. Однако фон Майнрик... фон Майнрик... - неуверенно протянула она, пытаясь постичь какую-то ускользающую мысль, но то было выше ее сил - голова от касания к тем воспоминаниям начала болеть.

+2

17

То, что Гая нахмурилась и начала пытаться что-то вспомнить про Кейдена, вызвало в Хейде довольно-таки живой интерес. Во-первых, не смотря на то что этот Страж с ними был уже без малого полтора года, далеко не всё было так четко и ясно в его прошлом. Конечно, он заслужил их уважение и доверие за этот срок, иначе бы не находился столько времени со Стражами Марки, да и сам, похоже, прикипел к местным, но прояснить какие-то детали его жизни, безусловно, было бы приятно и полезно. А, во-вторых, было достаточно занятно наблюдать за тем, как Гая пытается что-то вспомнить. Самому Колтейну казалось что эта женщина помнит очень многое, в особенности, какие-то мелкие детали, и поэтому это было необычно - наблюдать, как она пытается что-то вспомнить.
Что же касается шрамов... Слушать о них было действительно занимательно. Он действительно не сомневался в том, что у неё были те, о которых она будет помнить и гордиться, и то, что женщина решила рассказать о них, его безусловно радовало. Хотя бы потому, что она делилась деталями своей жизни, пусть и не самой лучшей, но всё же. Как и он с ней. Это укрепляло ту связь, что у них была, и позволяло лучше понимать друг друга. И проникаться уважением к тому, чего она смогла достичь, либо укреплять это самое уважение в Командоре. В конце-то концов, она не была плохим человеком... Пусть он это далеко не сразу сумел увидеть, и пусть на это потребовалось гораздо больше времени, чем, наверное, им обоим хотелось бы.
Но кто в этой жизни идеален? Правильно, никто.
И именно поэтому он беззастенчиво изучал шрамы, на которые она указывала, и взгляд его был тогда как жадным, так и изучающим. Но сейчас он постарался взять себя в руки... Даже в мыслях, которые напрашивались сами собой. Он пообещал придерживаться правил и будет стараться выполнять это.
Даже мысленно.
Глаз зацепился за тот самый шрам-клеймо, что он оставил ей, и за тот факт, что он был перечеркнут, но уточнять прямо сейчас, как и почему это случилось он прямо сейчас не посчитал правильным.
Не то время.
- Если не вспоминается сейчас - отпусти, - заметил Тейн, глядя чуть исподлобья и отвлекаясь от собственных размышлений, - Однажды мне сказали что чем сильнее ты пытаешься уцепиться за мысль, которая от тебя ускользает, тем дальше она сбежит от тебя, и тем сложнее будет её в принципе вспомнить. Гораздо проще перестать вспоминать сейчас, и тогда нужная мыслишка сама вернется к тебе в голову как можно скорее, потому что ты ею больше не интересуешься, - мужчина с хитрой, но доброй улыбкой посмотрел на женщину напротив, попутно постучав пальцем по собственной голове, - Определенно, наш разум - та еще непонятная штука.
Гая потерла лоб и отвлеченно взглянула на гладкую воду озера.
- Знаешь... пока пыталась вспомнить про него, вспомнила что ты сказал своим Стражам. Про Даффодила. Ты знаешь его?
На это Колтейн удивленно вскинул брови. Почему-то он не подумал о том, что она действительно может знать Джона и быть, скажем так, полконницей его творчества, не смотря на то, что именно этим он перед собственными Стражами и прикрылся.
- Ну, как тебе сказать... - делая паузу, протянул Хейд, почесывая переносицу, после чего уже продолжил с улыбкой, - Мы с ним знакомы. Давно знакомы. Если быть точным, то являемся друзьями, - тут Тейн заметил как глаза Серой Стражницы блеснули, и это вряд ли был отсвет от костра, - Еще со времен моего стражничества в Киркволле, когда мы оба еще были достаточно молоды и неопытны, скажем так. Так что да, знаю, знаком, и вожу крепкую дружбу. Он иногда наведывается в крепость, и, действительно, довольно часто умудряется попасть впросак по пути сюда. В последний раз когда такое случилось я посоветовал ему брать с собой ворона, способного донести послание до крепости, потому что, признаться, мне это немного поднадоело... В плане, ждать его прибытия вместо условного одна дня целых два.
- Ты дружишь с Нарциссом. С ума сойти. Просто рехнуться можно, - широко улыбалась Гая, откинувшись на вес своих рук, чуть назад. Куртка чуть задралась и она неловко оправила ее. Хейд скользнул взглядом по тому, что успело открыться, и снова вернулся к лицу собеседницы.
- То есть, говоря, что ты являешься его поклонницей, я даже почти не лукавил, хочешь сказать..? - осторожно уточнил он.
- Давай я открою тебе тайну. Мне нравится все дурацкое, - вздохнула женщина, вновь выпрямляясь и сгоняя кречета, уже успевшего устроить себе гнездо на ее сумке, - вот, смотри, - порывшись внутри она выудила оттуда маленькую книжку с позолоченными страницами, - нет, это не Даффи. Это стихи Васкаля. Ты же знаешь что говорят о  стихах Васкаля? - хитро заулыбалась женщина, а потом снова сунула руку в сумку и вытащила какую-то похабную ложку, поглаживая вставшие соски на фарфоровых сиськах фигурки... помилуйте, Андрасте. У нее на ложке была голая во всех подробностях золоченая, фарфоровая Андрасте. В момент, когда тевинтерка начала копаться в своих вещах, Тейн прищурился с подозрением. В момент, когда та достала сначала книжку - лишь чуть вскинул брови и неоднозначно покивал головой на утверждение о том, знает он что говорят о стихах или нет. Но когда же она достала ложку с изображением голой Андрасте...
- Гая, - Хейд не выдержал и прикрыл лицо рукой, но было слышно как доносится из-под ладони постепенно набирающий обороты смех.
- О, о... мое любимое, - она вытащила на свет создателев какие-то маленькие золотые украшения и только отсмеявшись и приблизившись Тейн сумел рассмотреть на ладони женщины серьги в форме... в форме, которую он хотел бы поскорее забыть. Взглянув на уши Гаи, Хейд сообразил, что они даже не проколоты.
- Зачем?! - уже не сдерживая хохот, вопросил "бедный" мужчина, пытающийся понять, почему она коллекционирует именно такие предметы.
Гая, до того улыбавшаяся, почему-то потеряла свою улыбку. Спрятав вещицы в сумку, она по-детски поджала под себя ноги.
- Зачем мой отец отправил меня в тревисскую ссылку? Затем, что я бесполезна... как маг, конечно. Но я продолжаю существовать. Эти вещи странные, кажутся никому не нужными, но кто-то их любил. Мне нравятся такие вещи.
Тейн в ответ на это также замолк, а затем, чуть подумав, поднялся и перебрался к ней поближе, после чего уселся рядом с той стороны, где не было кречета, и осторожно положил руку на её плечо.
- Бесполезные люди не спасают жизнь Командорам Стражей... дважды, - чуть улыбнувшись, начал он, - Бесполезные люди не живут так долго. Бесполезные люди... Существуют ли они вообще? Наверное, нет. Чтобы не говорил и не считал твой отец, на деле ты совсем не такая, как он себе вообразил. Человек, а тем более ребенок, не может быть бесполезным просто потому что у него нет того или иного таланта, тем более магического. Хотя, наверное, единственное, когда человек может действительно быть бесполезным - когда он ограничен в своем мышлении, заперт в нем и даже не пытается смотреть иначе. А эти вещицы, - тут Тейн осторожно взял одну из сережек и потряс ею, - Хранят в себе память. У них тоже есть свое предназначение. И они могут заставить улыбнуться в момент, когда кажется, что всё плохо. Верно?
И, всматриваясь в её лицо и особенно глаза, Колтейн улыбнулся.
- Ага, - просипела Гая, глядя больше ему не в глаза, а на губы, на что сам мужчина отреагировал несколько неоднозначно - сначала посмотрел в ответ на её губы, а потом, явно вспомнив о правилах, легонько вздохнул и похлопал по её плечу. Речь его попыталась вернуть их к реальности и тому, что она изначально искала:
- В любом случае, коллекция достойная. Так что ты там за авторством Даффи хотела мне показать?

+2

18

Она любила его речи. Она любила этот слабый запах мускуса, чувствующийся чуть острее от воды и близости к костру. Она любила ощущение, которое дарили ей случайные прикосновения его рук.
И она ненавидела то, что любила все это. У Гаи было столько лет, чтоб забыть о нем, но она продолжала страдать этой глупой симпатией, ничего не способная с этим поделать. Когда он заговорил о Даффи она отодвинулась и отвлекла себя копанием в сумке.
- Песня о Невесте Архидемона с ошибками. Сорвала с доски объявлений в одной таверне в Ферелдене ... сейчас... - не отрываясь от попыток найти свиток, она пыталась прогнать саднящее ощущение разочарования от разорванного контакта.
Спиной же женщина ощущала как Командор неотрывно следит за ней, возможно, даже изучает, с учетом того как были видны изгибы её спины пока она ищет то, что нужно. Он нервировал ее. Обернувшись и поймав взгляд Хейда она враждебно спросила:
- Что?
- Я жду, - мягко ответил Тейн, не отводя взгляда. Гая сглотнула вязкую слюну и все таким же сиплым голосом произнесла:
- Не пялься на меня, я же просила.
В ответ на это Командор покорно отвел взгляд в сторону костра, после чего, помолчав, произнес:
- Я не пялюсь, - и несколько неловко почесал переносицу.
Она понимала, что ее внешний вид может... может начать интересовать его. Он все же был мужчиной. Пусть это несколько не вязалось с тем, каким непоколебимым она представляла его себе когда-то - интерес был вполне естественным. Но она старалась не думать об этом.
Получалось плохо.
- Слава Создателю, а то мне вдруг показалось, что  ты что-то потерял и решил найти это у меня на заднице, - пробормотала себе под нос женщина, продолжая бесцельно рыться в сумке. Ей пришло в голову, что бумаги остались в той перевязи, которую она спихнула на лошадь для удобства.
- Кажется, я оставила ее с тем мешком снаружи.
Она могла услышать как Тейн попытался было что-то сказать, но явно решил заткнуть себя прежде, чем выдаст что-то не то, и лишь отреагировал на второе высказывание:
- Ну, коли оно находится так далеко от нас сейчас - пускай. Думаю, никуда этот экземпляр Невесты от нас не сбежит, и посмотреть на него я смогу как-нибудь попозже. А сейчас мы могли бы, мм... - тут Хейд чуть запнулся, явно что-то обдумывая, после чего продолжил, - Могли бы нормально поесть, в конце-то концов. Если, конечно, я приготовил нага по-нормальному, а не пережарил его.
- А... он вполне приятно пахнет еще, - оставила свои поиски Гая, потирая шею и оборачиваясь к мужчине вновь. Она чувствовала стыд за свои слова и вместе с тем... она была уверена, что он не просто так разглядывал ее.
- Тогда давай попробуем. Я первый, - и, недолго думая, Командор лично потянулся за нагом, после чего отрезал небольшой кусок мяса ножом, почти тут же перемещая его к себе в рот. Можно было заметить как Хейд поморщился от того, что мясо было горячим, но, подержав какое-то время его во рту и начав жевать, лицо его изменилось. Когда же мужчина проглотил его, то возобновил диалог, - Ну... Не считая своей дурной поспешности очень даже недурно, пожалуй.
После чего подмигнул Гае, протягивая нож и призывая также попробовать нага. Женщина, чуть поерзав на месте, взяла нож и быстро срезала себе кусочек мяса, подула на него немного, и только тогда съела прямо с ножа. Капелька жира скатилась по ее руке к запястью и она быстро слизнула ее, чувствуя на языке солоноватый вкус нажатины.
Краем глаза Гая могла заметить как глаза собеседника скользнули за каплей, но почти тут же вернулись в предыдущее положение.
- Ну как?
- Прекрасно. Мы еще живы. Если б его готовила я, мы бы оба уже отравились, - хихикнула женщина и потянулась за новым куском мяса.
- И на том спасибо, - хмыкнул в ответ Тейн, после чего стал наблюдать за тем, как она ест... но не слишком пристально.
Гая решила заняться сервировкой и спустя почти минуту тушка нага была порезана на удобные для поедания куски, а куски поделены между двумя Стражами. Гая ела с упоением. Она любила мясо. Хотя нажатина никогда не была ее любимым блюдом, она с удовольствием ела любую дичь, особенно ту, что добывал Аспис. Кречет, нахохлившись на спальнике, следил за хозяйкой и жмурил глаза белым веком.
Хейд же ел как-то более вдумчиво, как могло показаться, и медленно, хотя и было видно что результатом собственной небольшой готовки доволен. Как, видимо, и тем, как Гая поедала его "шедевр" кулинарии. Когда же оба доели, Тейн неожиданно поднялся на ноги.
- Мне, конечно, говорили что после обеда не стоит лезть в воду... Но какая разница? Пойдем-ка позанимаемся еще. Ты не против?
Женщина, вытирая руки наспех, молча скинула куртку.
- Ты мне случайно не врешь, что боишься плавать? - фыркнула она отправляясь к той части берега, где было помельче.
- Конечно же вру, и плавать умею, и тонул только потому, что хотел чтобы ты меня спасла... - ухмыльнувшись, парировал Колтейн, попутно стянув с себя рубашку и следуя за своей "учительницей", - Мне нет смысла врать, Гая. А мое желание научиться плавать искренне, и затмевает мой страх.
- Знаешь некоторые мужчины шли и не на такое, чтоб... - она задумчиво прикрыла рот и обвела взглядом потолок, после чего быстро пошла в воду, разгоняя воду с брызгами.
- ...я слишком стар и старомоден для таких искусных выдумок и сложных ходов, - иронично заметил он, входя в воду вслед за ней, и тевинтерка могла увидеть что сейчас мужчина был намного увереннее в своих движениях, чем в первый раз.
- Да, и что же в лучшие годы делал ты? Три снопа пшеницы и коза? Или пел серенады, которые писал Даффи на заказ? - подгоняя мужчину нетерпеливым жестом руки, Гая, уже почти по грудь оказавшаяся в воде, лукаво улыбалась.
- Внедрялся в банды контрабандистов и совращал пираток, - ответил таким тоном Хейд, что не совсем понятно было, то ли он шутит, то ли неожиданно говорит правду.  Гая удивленно вскинула брови, щурясь глядя мужчине в лицо. Конечно же, свое вхождение в воду он всё также продолжал, даже чуть ускорившись.
- Лааадно, - неуверенно протянула она остановилась, и дождавшись, когда он окажется рядом, сказала.
- Дыхание. Я потренируюсь вместе с тобой. И не высовывайся сильно, - вздохнула она а потом, сосчитав до трех, дала старт.

+2

19

В этот раз Хейд постарался делать так, как Гая ему и говорила - в момент, когда нужно было выныривать, он старался не высовываться так сильно, как в прошлые разы, дабы не уставать быстрее, и получалось у него это с каждым разом всё лучше и лучше. В голове у мужчины, тем временем, пульсировала мысль о том что он был прав, говоря, что из неё получится хороший учитель, а также скапливались совсем иного рода мысли о женщине, что ныряла рядом с ним. Эти размышления, впрочем, успевали потонуть в потоке сознания быстрее, чем Тейн успевал досчитать до момента, когда ему уже переставало хватать воздуха, и поэтому беспокоили не так сильно, как могли бы. По крайней мере, пока.
- Достаточно несильно? - продышавшись, вопросил марчанин в один из разов, явно подуставший от упражнения и берущий передышку.
- Да, уже лучше. Я немного разомнусь, а ты отдохни, - выдыхая полной грудью сказала Гая, и оттолкнувшись ото дна чуть проплыла вглубь озера на спине. Движения были плавными и в то же время четкими. А потом она запрокинула руки и нырнула вдруг, будто опрокидываясь назад и секунду спустя даже кончиков ступней не было видно над водной гладью. Секунда, две, три... Хейду это не нравилось. Неприятное ощущение того, что она могла сейчас оказаться там, под водой, и начать тонуть, а он вряд ли что-то смог бы сделать постепенно начало проникать ему в голову, заставляя переживать и обеспокоенно двигаться взад-вперед в воде, рыская взглядом по водной глади и надеясь, что его опасения не оправдаются. Прождав так еще пару секунд, Тейн не выдержал:
- Гая! - и окрик его звучал обеспокоенно, отдаваясь громким эхом по пещере. Она вынырнула еще через секунду, заставляя мужчину почувствовать себя параноиком. Смахнув рукой воду с лица она взглянула на него и тихо захихикала.
- Не говори мне, что ты испугался... - подплывая неспешно, почти не теряя дыхания, проговорила женщина. Колтейн же смотрел на неё, не  отрываясь, и чувствовал как в нем опять нарастает возбуждение и желание, заместо обеспокоенности и параноидального страха. Он на пару секунд закрыл глаза, вдохнув и выдохнув, а затем снова открыл их и произнес:
- Испугался, верно. И в этом нет ничего постыдного, с учетом... всего.
- Я тебя и не стыжу, - тепло улыбнувшись, женщина легко встала на дно рядом с ним и всего секунду Колтейну казалось, что она задела его в воде слабым касанием.
- Ну, продолжим? Или тебе нужна еще передышка? - спросила тевинтерка.
- Продолжим. Я уже... восстановился, - последнее слово он произнес, запнувшись, явно ощущая близость тела женщины рядом с собой. Неожиданно оказалось гораздо сложнее соблюдать заданные правила и вести себя так, будто бы он себя контролирует. Кто бы мог подумать?.. Он точно не мог.
- Какое упражнение теперь? - отгоняя мысли, выдавил из себя Хейд.
- Ты просто садишься на дне и стараясь не суетиться держишь дыхание свои законные девяносто пять счетов. Можешь открыть в воде глаза, она довольно чистая. Можем попробовать посоревноваться кто дольше продержится, - хмыкнула женщина, с интересом посматривая на Командора.
- Ты моложе меня, плаваешь больше меня и выдержка лучше моей. Думаешь, я смогу составить тебе конкуренцию? - слегка вскинув брови, уточнил Колтейн, после чего сделал пару вдохов и выдохов, - Давай пока без соревнований. В конце-то концов, надо же сначала приучить себя к этому... А конкурсы устроить еще успеем.
После чего, отсчитав до трех, мужчина погрузился в воду, начав отсчитывать свои девяносто пять. На десяти он всё-таки решился открыть глаза, и поначалу вода неприятно "вдарила" ему, отдаваясь в глазницах и черепе, но Тейн достаточно быстро привык. Как и говорила Гая, вода была достаточно чистой. И в ней было прекрасно видно, что Терциус тоже притопилась и наблюдает за ним, задержав дыхание. Почему-то в этот момент ему захотелось то ли пошутить, то ли сделать что-то еще, но выдержка позволила удержаться от глупого поступка и открывания рта под водой, поэтому он лишь улыбнулся тевинтерке напротив, продолжая мысленно считать. Досчитав до своего предела, мужчина вынырнул, медленно и плавно, как и учила его Гая. Та вынурнула вслед за ним.
- Признаюсь, я думал что давление на глаза будет более... сильным, - заметил он, потирая переносицу и восстанавливая дыхание.
- Ну так это потому, что ты ноги согнул плохо. Сел бы на карачки - полезли бы из орбит и лопнули, конечно, - ехидно фыркнула его "наставница", складывая руки на груди.
- Как же без ехидных комментариев в сторону человека, что никогда не плавал... - пробормотал Хейд и внезапно провел рукой по воде, целясь водой и брызгами точно в Гаю.
Звонко расхохотавшись, женщина в ответ шлепнула по воде обдавая брызгами его и  тут же ушла от его ответного выпада под воду. Он видел только расплывчатое пятно под водой, двигающееся стремительно. А потом, до  того как Тейн успел среагировать, его окатили мощной волной брызг со спины.
- Ты не знаешь с кем связался! - снова начала хохотать она. Мужчина же громко, но весело выругался от такого потока воды на себя, после чего на развороте попытался окатить водой свою "соперницу" в этом, рассчитывая на то, что она попытается уклониться вправо. Он неожиданно почувствовал себя изрядно помолодевшим, будто бы вернулся в те времена, когда они с Джоном и Томасом пировали в тавернах и развлекались как могли, притом что сам Тейн был достаточно занудным даже в те времена. Сейчас он ощущал себя отнюдь не человеком, которому скоро будет пятый десяток, и не Серым Стражем, которого ждет Зов, а прямо-таки юношей, который действительно отдыхает и радуется как жизни, так и компании, которую ему составляла Гая.
- Я всё равно попаду по тебе! - весело ответил Колтейн.
Ответом ему был заливистый хохот тевинтерки и бесконечные брызги, которые она для верности решила создавать ногами, то уплывая от него, то вновь оказываясь рядом, заставляя крутиться.
- Это не я боюсь промокнуть... а ты! - запыхавшись выкрикнула женщина, колотя по воде ладонями так, будто озеро превратилось в барабан, - так что сдавайся! Проси пощады!
- Я не говорил... - пытаясь увернуться, начал Хейд, - что боюсь... промокнуть!
Он резко плюхнул двумя руками, обдавая водой женщину, а затем, запыхавшись и поняв, что шансов у него мало, лишь начал прикрываться руками от брызг, смеясь.
- Ладно, ладно, я сдаюсь, сдаюсь! Пощады, морская королева!
И Гая, продолжая отсмеиваться, прекратила, с озорством во взгляде подплывая к нему.
- То-то же, - ухмыляясь, сказала она, прорежая пальцами мокрые волосы, - и совсем не страшно, правда?
- С таким хорошим учителем, как я и говорил - да, не страшно, - он широко улыбнулся, наблюдая за её движениями, после чего прокашлялся, - Думаю, можно отдохнуть на берегу еще немного. Ты не против? И, если нет - дамы вперед.
При последних словах можно было заметить как в глазах у него что-то блеснуло, какой-то озорной огонек, но неясно, с чем это было связано. Женщина помялась какое-то время, будто хотела остаться в воде подольше, но в итоге все же пошла вперед, как он и предложил, торопясь к берегу. Хейд же медленно последовал за ней, наблюдая за её походкой и беззастенчиво разглядывая её спину... и другие части тела.
- Думается мне, при интенсивных тренировках и твоем чутком руководстве я потрачу времени меньше, чуть планировал, на обучение. По крайней мере, не половину оставшейся своей жизни, - весело озвучил свои мысли Тейн, пока они выходили из воды.
Когда она обернулась, было в ее взгляде что-то ужасно тоскливое.
- Ты... ты научишься быстро. И проживешь долго, - сказала она так, будто больше убеждала себя.
- Посмотрим, - замявшись, ответил мужчина. Эта её реакция на его фразу заставила вспомнить о том, какая незавидная участь ждет всех Стражей... Но, обычно спокойно относившийся к этому Тейн сейчас решил что стоит иначе посмотреть на грядущие перспективы. И именно поэтому нагнал Гаю, заглядывая ей в глаза, - В чем я действительно не сомневаюсь, так это в том, что под твоим наставничеством будет возможно многое. Так что нам остается лишь не плошать, верно? А теперь идем-ка греться и доедать то, что осталось от нага.
И улыбнувшись, воин поманил рукой за собой.

+2

20

Аспис улетел. Он долгое время грелся у костра, но Гая знала, что он слишком непоседлив для того чтоб мирно спать днем. Он улетел, даже не дождавшись пока она выйдет и воды и подаст ему руку для удобного взлета. Поднатужившись, он взлетел сам, судя по всему, вовсе не возражающий против того, что хозяйка осталась в компании Тейна. Свидетельсвом пребывания тут птицы остались лишь ошметки потрохов и перышко поверх спальника.
Гая, сев у костра и накинув стеганку, взяла перо в руки и провела пальцами по нему, в печальной задумчивости. Она не хотела думать о том, чем все кончится, но Тейн невольно направил ее в сторону этих мыслей и беспокоило ее, прямо скажем, не собственное положение. На свою шкуру ей давно было наплевать. А вот Тейн...
- Гвидо так и не нашел лекарства, - тихо сказала она, скорбно поджав губы, - и моя в том вина есть.
Хейд, подошедший к костру тогда же, когда и она, явно заметил отсутствие птицы и покачал головой, то ли осуждая, то ли размышляя о чем-то своем, после чего вытерся полотенцем и, чуть подумав, просто уселся рядом с огнем. Услышав же фразу Гаи, мужчина нахмурился:
- Ты не можешь знать, был ли поиск лекарства быстрее, если бы Зекен был еще жив. По правде говоря, никто не может. Вполне возможно что всё могло обернуться даже хуже, чем сейчас. Да, конечно, могло быть и лучше, но мы имеем что имеем. А Гвидо... Гвидо близок к лекарству, я чувствую это. Оно никогда бы не далось нам без борьбы, понимаешь? В этой жизни ничто легко не дается.
Он внимательно посмотрел ей в глаза, и в этом взгляде четко читалось "не вини себя". Гая кивнула, поднимая взгляд и сощурилась, понимая, что на горизонте памяти забрезжило какое-то полузабытое воспоминание, из тех, которые она почему-то помнить не хотела. "Ты не можешь знать"...
- Ты не можешь знать, могу ли я знать, - покачала головой женщина, - О том, что помешала исследованиям Серых я узнала много раньше, чем сама вошла в Орден. И я жалела, что, возможно, отдалила ваше спасение, но, - она взяла паузу и коротко, серьезно проговорила, осознав нечто очень важное, - об убийстве Зекена я не жалею. Два года назад на вопрос "почему" я говорила тебе, "потому что мне нравится убивать" и прочую чушь... Сейчас я скажу тебе, почему на самом деле.
- И почему же? - было видно как Командор поначалу удивился, но затем собрался, внимательно смотря на её, и приготовился выслушать ответ. И Гая начала отвечать. Правда очень издалека, будто сама себя подготавливала к тому, что произнесет вслух:
- Он был ублюдком. Таким же, как Гвидо семь лет назад. Когда ты брал Зекена в Орден, ты, должно быть, думал, что даешь ему шанс на лучшую жизнь, надеясь повторить опыт с Меско, но ты мало знаешь об этом Страже. Я... в тот период я искала себе оправдания. Я понимала, что одной Гвинетт было недостаточно, даже тех женщин, что были до нее, очарованные магией и ею же погубленные - вступив в Орден он получил амнистию. И я искала прегрешения в его жизни, не только в прошлом, но и в бытии Стражем. Поначалу не было ничего. А потом я узнала, когда была в Вейсхаупте, - она болезненно потерла лоб, - я не хотела, чтоб это видел Гвидо.
Было видно что Тейн не уверен, отражается это на его лице или нет, но с каждым мгновением он становился всё мрачнее и мрачнее, и, похоже, он ощущал к чему может привести этот разговор. Как-никак, но он был когда-то стражником, и, в целом, умел складывать два плюс два, да и был догадливым человеком.
- Продолжай, - только и произнес Хейд, при этом машинально потирая бороду, чуть подавшись вперед.
- Гвидо не видел этого, - поспешила вдруг уточнить Гая, касаясь ладонью плеча Тейна, будто бы впервые понимая, что Хейд считает малефикара близким другом. Создатель, а ведь мог бы если б ты вспомнила об этом раньше, бесчувственное бревно...
- Но рано или поздно придется рассказать ему об этом, - скрипнув зубами, ответил мужчина, при этом благодарно кивнув, когда она коснулась его плеча.
- Он видел многие вещи но на то, чтоб прожить год моей жизни в Андерфелсе - ему бы потребовался год, я надеюсь, ты понимаешь. Он наблюдал вещи последних дней и давно минувших, обрывками, улавливая мысли, чувства, там, где считал нужным и там, где протягивал свою... паутину связей, - она поежилась, не желая вспоминать эти странные, липкие ощущения чужой воли внутри ее сознания, - и на самом деле именно он и заставил меня вспомнить, уже после, то, что затерялось в памяти и не тронуло меня тогда. Я только приехала в Орден, только узнала тогда что... - письмо Сатии представилось глазам и женщина, убрав руку, отвернулась, опасаясь, что случайно вспомнив об этом, поддастся сантиментам, - в общем, я была не в том состоянии, чтоб хоть как-то прочувствовать то, что узнала о Зекене. У меня был шанс почитать кое-какие сводки о Марке, когда архивариусу потребовалась помощь с перенесением мебели в картотеке... я слишком много отступаю, - она выдохнула и повернулась к Тейну снова, - Зекен был подослан, чтоб повести исследования скверны по пути силы, а не по пути излечения.
Это не было опраданием. Она подорвала моральный дух Ордена и именно этим помешала ему. И Гвидо. Она видела, что он не простил ее до сих пор. Это было самым главным, а не то, кем был на самом деле Зекен из Кайтена. И все же...
- Подослан... - эхом отозвался Командор, продолжая машинально гладить собственную бороду. Возможно, в этот момент кто-то мог бы сказать что мужчина выглядит потерянным. Кто-то, наоборот, сказал бы что он выглядит слишком сосредоточенным и даже сердитым. Но понять, какое на самом деле состояние у Хейда было в этот момент, по его виду было почти невозможно. И только в голосе угадывались нотки понимания, легкого раздражения и грусти:
- Значит, Зекен был человеком Первого. Гая... - тут Тейн перестал смотреть в пространство и внимательно вгляделся в глаза женщины, - Ты же понимаешь что, покажи это Гвидо, смогла бы снять все вопросы о том, что ты сделала тогда? Смогла бы сделать так, чтобы ни Шарон, ни Гвидо, ни кто-либо в крепости больше никогда не попрекал тебя, не припоминал то убийство, пусть тогда ты и не знала этого факта, да и никто не знал? Даже не смотря на то, как это прошлось бы по Гвидо... Тебе стоило, и нам стоит рассказать об этом им.
- Я забыла об этом. Когда я об этом узнала, я была мертва. Мне было все равно и я забыла, - виновато выдохнула женщина. Она не хотела бы объяснять ему, что именно она тогда пыталась пережить и почему это событие затерялось в ее обычно цепкой памяти как ничтожное. Возможно, она даже хотела забыть об этом. Пусть и заглядывала тогда невольно в документы Стражей Марки.
- Тоже верно... Прости, - он осторожно положил ей руку на плечо, - Я слишком... слишком увяз в мыслях обо всех, о том, что думают люди вокруг, о преследовании каких-то своих целей, забыв о том, как тебе приходилось до этого, и что бывает когда ты чувствуешь себя опустошенным внутри.
- Теперь я боюсь, что в тот момент видела или слышала что-то еще, что-то важное, но наплевала и забыла, потому что хотела только убивать гарлоков, - прикрыла глаза Гая и неожиданно, даже неосознанно, просто прислонилась к Тейну, сама сократив расстояние меж ними. Она не чувствовала в этот момент треклятого смущения, все ее мысли были заняты другим. А Тейн обнял её, не по-отечески, а так, как обнимает мужчина женщину в момент, когда это нужно, поглаживая по волосам.
- Если ты будешь винить себя за каждый момент своей жизни, то превратишься в одну большую подушку для иголок, - мягко произнес Тейн, - Даже если ты что-то слышала тогда... Возможно, сможешь еще вспомнить. А если нет - то мы справимся со всем, что ждет нас в дальнейшем. Главное доверять друг другу, помогать друг другу, и не видеть в каждом встречном врага, не так ли?
- Ох, Тейн... - тихо выдохнула Гая, не желая открывать глаза и отрываться от него, - я постараюсь вспомнить. Я буду день за днем восстанавливать. И если ты считаешь, что я должна показать это кому-то, я могла бы. Только не Гвидо, думаю... думаю он и без того слишком много пережил за это время, чтоб снова переносить погружение ради одного воспоминания.
- Возможно, Шарон смогла бы помочь тебе с этим. Если, конечно, она прислушается... В любом случае, нам придется рассказать Гвидо об этом факте. Возможно, не сейчас, так как ты права, он достаточно вымотан. Как, впрочем, и ты, - Тейн продолжал гладить её по волосам, - В любом случае, спасибо, что рассказала мне о Зекене. Это позволяет мне иначе посмотреть на ту ситуацию... И подумать над некоторыми другими вещами, которые актуальны сейчас.
- Почему я не вспомнила об этом сразу... - тихо бормотала женщина, - я открыла папку, посмотрела на отчеты и увидела его имя. Прочла и просто... просто закрыла глаза. Сказала себе "вот оно твое оправдание, верно?" и больше не заглядывала туда.
Она помолчала.
- Там был еще фон Майнрик. В списках твоих Стражей. Я обратила внимание что он написан другим почерком и зачеркнут.
- Зачеркнут? Что ж, в таком случае хочется надеяться что он не является шпионом Первого. Иначе меня ждет большое разочарование, - грустно хмыкнул Хейд, - Погоди. Там был список всех моих Стражей, включая меня самого? Или только список тех, что были важны для Первого..? Ты не помнишь? Если нет - это не так критично, не переживай.
- Всех Стражей. Зекен был написан отдельно. Мне кажется, Майнрик чем-то насолил Первому, - покачала головой Гая, наконец отстранившись от Хейда.
- Он рассказывал свою историю, обрывочно, но всё же. Из неё я понял что, похоже, они не сошлись во взглядах. И, раз он был Констеблем при Первом, значит, они были в достаточно хороших и близких отношениях... И, значит, причина была очень весомой, раз фон Майнрик ушел и от него, и из Андерфелса, - не смотря на то, что она отстранилась, рука, что гладила её по голове, осталась на теле Гаи, только теперь на её плече, и легонько сжимала его. Сам Тейн выглядел задумчивым.
И воспользовавшись тем, что мужчина ушел в свои мысли, она осторожно сняла его руку со своего плеча, вставая.
- Я хочу пройтись. Если не возражаешь.
- Пройтись?.. - вынырнул из мыслей Тейн, внимательно смотря на неё, - Только будь осторожна. Не уходи далеко... Может, я боюсь остаться один в пещерах? - несколько неуклюже попытался пошутить мужчина, чуть улыбнувшись.
- Если нападет пещерный тролль, кричи, - ухмыльнулась женщина, быстро натягивая штаны и направилась в сторону выхода из пещеры.

+1

21

- Буду кричать так, что аж в форте меня услышат, - отозвался на фразу Гаи Тейн, хмыкнув и улыбнувшись себе под нос, после чего, подумав, накинул на себя рубашку, после чего начал задумчиво ковырять ножом тушку нага. Поразмыслить ему определенно было о чем.
И, на удивление, в первую очередь он думал отнюдь не о предательстве Зекена или возможных шпионах Первого в форте, а состоянии Гаи. Безусловно, тот же Гвидо был вымотан всем тем, что происходило в его жизни, и переживал сейчас не лучшие времена, и ему требовался отдых от всяческих потрясений, но... Но Гая тоже много чего успела пережить за всю свою жизнь, в том числе за тот отрезок, который включал в себя Серых Стражей. И именно эта накопившиеся усталость, эта пустота, которая была в ней, пока она находилась в Андерфелсе, сыграла свою роль. Возможно, будь она внимательнее к деталям, сейчас они бы знали гораздо больше о планах Первого... Но действительно ли его волновало именно это, а не то, что она вымотана и пережила слишком многое? Пожалуй, точного ответа даже себе Хейд дать не мог. Более того, он склонялся к мысли что его действительно сейчас беспокоит именно её состояние в первую очередь, не смотря на объективные проблемы и другие вещи. И ему следовало бы взять себя в руки, потому что в ином случае он мог навлечь проблемы как на неё, так и на себя, и, в итоге, на весь марчанский Орден.
А это было бы неправильно.
Но как же ему хотелось чтобы люди в форте доверяли ей. Поверили ему, поверили тому, что он правильно увидел в ней хорошего человека, ту, что хочет исправить и исправиться, ту, что может быть хорошим, правильным Стражем. Удостоверились в том, что Гая тот человек, что достоин доверия, и достойна быть в рядах Ордена. И что, не смотря на свой поступок тогда, для них всё могло выйти гораздо хуже, если бы Зекен остался жив. Но сама мысль о том, что Первый хотел повернуть поиски лекарства в иную сторону, ища не излечения, но силу, заставляла Колтейна хмуриться всё больше и больше. И именно в этот момент его мысли всё-таки перетекли от Гаи к тому, что она рассказала. Поэтому мужчина даже зашел ножом с другой стороны нага, отрезая кусочек и кидая его себе в рот, медленно и задумчиво жуя.
- Проклятье, - тихо пробормотал себе под нос Тейн. Он не понимал Первого. Не понимал его мотивацию тогда, не понимал сейчас. И это выводило из равновесия, заставляло сомневаться в собственных поступках, решениях и мотивации. Как будто он находился в одном безумном колесе, которое катилось вперед и предоставляло ему каждый раз новые виды, новые углы, в которые он пытался не вписаться. Хотел ли действительно Анхельм помешать им найти лекарство? Или же хотел их руками достичь чего-то иного? Ведь Зекен пытался не помешать найти именно излечение, он пытался повернуть направление исследований в сторону силы, если верить тому, что видела Гая. Зачем? Чтобы раскрыть весь потенциал скверны в крови Стражей? Тейн не был ученым, но понимал что, возможно, в них таится гораздо большая сила, чем они сами могут себе представить, но он также понимал что, если попытаться раскрыть её, то им придется заплатить. И, возможно, цена будет такой, которая будет слишком большой для всех них. Но Первый... Первый хотел закончить Моры. По крайней мере, так говорят андерцы. Возможно, это правда. Значит, ему нужны все силы, которые он только может иметь, в том числе и раскрытие потенциала скверны в них самих, и плевать на то, какие будут последствия для Стражей, главное - закончить Моры. Жертвенность в смерти.
Хейд это понимал. И даже, возможно, разделял бы... если бы не некоторые "но". Опыт Кларель и её Стражей говорил о том, что они были хорошими, возможно, одними из лучших Стражей среди всего Ордена, следуя за самой главной целью, следуя за своим лидером, доверяя ей и при этом готовые пожертвовать собой незамедлительно. Но именно в этом и была их главная проблема - они были уязвимы в своей жертвенности. На этом Корифей и сыграл, подтолкнув их к грани, к отчаянию. Первый же... Он должен был учитывать ошибки Кларель.
- Но почему... - начал вопрос вслух Хейд, ненадолго прикрыв глаза. Почему же тогда он не прислал помощь официально? Почему захотел воздействовать на их поиски лекарства вот так? Почему что-то скрывает, недоговаривает? Он ведь должен был понимать какие риски могут быть в том, чтобы пойти до конца, чтобы закончить все Моры. Всегда найдется лазейка, способная испортить любой благой мотив. Всегда. И именно поэтому Тейн, готовый пожертвовать собой ради благой цели, знал, что сделает это лишь в тот момент, когда будет уверен - его жертва не принесет погибель тысячам ради жизни миллионов. Потому что эти тысячи - те, кого он также клялся защищать. И, пренебрегая ими, он пренебрегает всем остальным. Особенно если не уверен в том, что это сработает. Возможно, это были недостойные Стража мысли, но из Хейда-Стража было сложно изгнать Хейда-стражника.
Так почему же..?
- Что же ты задумал, Анхельм, - воткнув нож в землю, мужчина уставился в огонь, ища там ответы, которые ему никто не даст, - Почему высылаешь шпионов ко мне, почему действуешь так скрытно, при этом вроде бы открыто заявляя, что собираешься окончить все Моры... Что я упускаю?
Внезапный крик кречета вывел Тейна из лабиринта размышлений. А спустя несколько секунд, еще один крик, пронзительный и дикий, как будто птица решила атаковать. Следом за этим раздался вскрик Гаи.
- Тейн! Берегись...
Возня снаружи. Секунда и в коридоре пещеры появился кречет, облетевший Хейда по кругу и толкнув в плечо. Когти его были в крови. И, сколько бы сам мужчина не называл себя стариком, сколько бы об этом не шутили другие люди, и кто бы как его таковым не считал, реакция у него всё еще была на высоте. Именно поэтому ему потребовалась всего секунда, чтобы выйти из размышлений и ступора, чтобы затем тут же схватить пояс с ножнами и вытащить собственный меч, после чего рвануть в ту сторону, откуда раздавался голос Гаи, туда, куда указывал кречет. Чем ближе он двигался, тем подозрительнее была тишина впереди, и тем сильнее напрягался воин, ощущая, что впереди его не ждет ничего хорошего. Шаги его поначалу отдавались громко в пещере, но он быстро перешел на более тихий способ перемещения, насколько это было возможно босиком, понимая, что, возможно, его уже там ждут... и выманивают. Но и медлить также было нельзя. Это Тейн понимал.
Кровь. В ручье, бегущем по земле между сталактитов. Сначала он думал, что ему показалось, но потом цвет стал слишком насыщенным. Впереди уже забрезжил выход и он видел как солнце отражается в луже крови, которая соединяется с бегущим ключом. Командору это совершенно не нравилось. И в голове была одна мысль - "лишь бы это была не кровь Гаи". Но он продолжал двигаться вперед, готовый к любому повороту... как ему казалось.
Но к этому он не был готов. В коридоре пещеры, став против солнца, нарисовалась фигура. Лица поначалу нельзя было разглядеть - но по росту уже можно было понять, что это была вовсе не Гая, вовсе не она сжимала в руке кинжал и медленно двигалась внутрь, не замечая Командора сначала, благодаря тенистому нутру пещеры. К несчастью, Тейна выдавали шаги - по скользкому пол нельзя было пройти бесшумно.
- Командор? - услышал мужчина знакомый голос, - Командор, эта женщина напала на меня.. я всего лишь принес письмо... она увидела его и будто с цепи сорвалась, Создатель...
Риккерт казался искренне испуганым.
- Не двигайся, - холодно отозвался воин, глазами пытаясь найти Гаю и пытаясь осознать, что здесь произошло. То, что ничего хорошего - было очевидно. И, к большому сожалению (неясно только, чьему), словам Риккерта он не верил, - Где она? Что ты с ней сделал?

+1

22

Было множество вещей, о которых она жалела.
О своей глупости, об эгоизме и безответственности. И к сожалениям ее обещалась прибавится еще, как минимум, одна вещь - которая касалась "мертвого" периода ее жизни и невнимательности в отношении Вейсхаупта.
Она могла бы воспринять Орден как шанс начать заново. Но она даже не пыталась. Ксандор остался в Минратосе, а после умер от горя и это окончательно раздавило в ней все мечты к жизни. Все превратилось в движение механических шестеренок. В пустую физику. Она даже папку Стражей Марки открывала так, будто смотрела на список давно погибших для нее людей. Кого-то из другой жизни. Могла ли она рассчитывать, что ей пригодится что-то из прошлой жизни? Она хотела все забыть.
И у нее почти получилось.
Судьба была интересной дамой. Создатель имел странное чувство юмора. Теперь она корила себя за то, что не могла взять себя в руки и быть внимательнее. За то, что не просила тогда перевода. Хотя могло ли ей вообще когда-нибудь придти в голову - просить перевода в Орден который ее ненавидел? Только в мечтах, которых тогда у нее не было.
Пытаясь отвлечься от тяжких дум - у нее страшно болела голова - Гая двигалась по коридору рассеяно, и не сразу услышала шум впереди. Лошадь была чем-то недовольна, кажется. Вспомнив о своем желании забрать мешок с вещами, Гая ускорила шаг и вдруг различила рядом с черным жеребцом впереди - гнедую кобылу. Рука ее невольно потянулась к клинку в сапоге, но потом женщина различила слугу, который снимал с седла какую-то сумку, наполненную бумагами и несколько расслабилась.
Как его там звали? Ричард? Риккис?
- Эй, что-то случилось? - пошла Гая навстречу слуге. Тот обернулся несколько испуганно и женщина увидев чуть вытащенный из ножен кинжал, слабо усмехнулась.
- Где Командор? - обеспокоенно спросил слуга, - у меня срочное донесение, ему. Лично.
- Я... он внутри, в пещере. Можно сходить за ним... - заметив опасливый взор слуги, Гая закатила глаза, - Я могу позвать его сама, а ты подождешь здесь со своим срочным донесением, в безопасности, а не в сырой темной пещере.
- Не понимаю, зачем ему было нужно отправляться сюда, - тихо буркнул слуга и нетерпеливо вздохнув, пошел навстречу Гае, держа одну руку на клинке, - если ты что-то сделаешь...
Она успела ухмыльнуться снисходительно. И успела скользнуть взглядом ко второй его руке, что кончиками пальцев искала что-то в кармашке.
- Где-то у меня было огниво... - рассеяно произнес Риккерт и Гая инстинктивно хлопнула по карманам себя, прежде, чем ей в лицо вдруг полетел ядовитый, ослабляющий состав. Где-то в вышине закричал кречет.
Ко всякой дряни иммунитет у Гаи был, но... но похоже не к этой. Иначе она бы смогла уйти от удара, выбивающего у нее из горла единственный крик на который она была способна:
- Тейн!.. Берегись...
Упустила.. допустила... ты обещала защищать его... ничтожество... Попасться на уловку слуги...
Аспис спикировал на атаковавшего хозяйку врага и, кажется, цепанул когтями но не достал до глаз, судя по тому, что Риккерт еще не кричал от боли. Гая не видела - глаза слезились от яда и она медленно оседала на землю, чувствуя как внутренности ее наполняются колотым стеклом и горячими углями.
- Говорят ты страшно живучая, - прошипел ей на ухо подлый ублюдок, - посмотрим, как ты справишься с этим.
Клинок повернулся у нее в брюхе и рывком полез наружу, по ощущениям утягивая за собой часть ее кишок. Она ударила ублюдка поддых и успела еще всадить клинок ему в сапог прежде, чем он еще раз ранил ее, на этот раз в руку и женщина по слабому жжению осознала - на его клинке тоже был яд. И вполне возможно, к нему она также не выработала сопротивляемости.
Сука... Сука... Сука...
Она упала и ее куда-то потащили за руки, поспешно, а потом бросили на полпути. Падение отдавалось болью в теле. Но судя по тому, что она все еще не потеряла сознание - яд был знакомый. Коснувшись дрожащей ладонью раны, она смахнула кровь и облизала палец, ощущая вкус отравы. Узнав нотки, она выдохнула и закашлялась - дрянь, которую ей кинули в лицо затрудняла дыхание.
Где-то поблизости говорил Тейн и Гая нашла в себе силы выкрикнуть:
- По...рошокх! Бе... берегхки глазгха... 

Отредактировано Gaia Tertius (2017-02-05 03:40:24)

+2

23

Наверное, не узнай он о том, что Зекен был подослан Первым, на появление Риккерта и его окровавленный клинок Колтейн отреагировал бы как-то иначе. Наверное, не сблизься и не проникнись он Гаей, он бы поверил его словам. Наверное, даже подошел бы чтобы прочесть то письмо или записку, которую слуга собирался ему доставить. Наверное.
Вот только Хейд верил Гае. Верил её словам о Зекене. Чувствовал, что она говорит правду. И её крик, её предупреждающий крик все еще звучал где-то в голове у мужчины, говоря о том, что здесь враг. И с ним нужно разобраться. Срочно.
- Не двигайся, - еще раз повторил воин, как вдруг услышал хриплый, тихий голосок.
- По...рошокх! Бе... берегхки глазгха...
Это была Гая. Это было четко и ясно. И её предупреждение... Было также достаточно ясным.
- Руки, живо, так, чтобы я обе видел! Кинжал выбросил! - Тейн сделал шаг назад, чтобы слуга не смог подобраться к нему, и выставил меч вперед, направляя точно на Риккерта. Голос Командора был холодным, но в тоже время очень громким. Властным. И полным злобы.
- Вы же не ожидаете, Командор, что здесь, в глуши, когда на нас напала эта убийца я мог бы выбросить оружие из рук? - чуть смешливо спросил Риккерт, двигаясь чуть в сторону и назад от Хейда, - я приехал слишком поздно и чудом застал врасплох эту дрянь... я был так рад служить вам и так безутешен, когда узнал, что ваше доверие убийце сгубило вас, - продолжал кривляться он, будто отвлекая внимание. Потом он сделал ложный выпад, уклонился и под ноги Тейна полетели отравленные шипы.
- Много болтаешь. Аспис, атакуй! - громко выкрикнул Командор, а в момент, когда под ноги полетели шипы, сделал резкое движение вправо, перепрыгивая их, после чего пошел в атаку, делая выпад клинком вперед, целясь прямо в живот Риккерту, надеясь, что кречет сможет отвлечь противника. Мысли о предательстве его доверенного слуги потонули в желании расправиться с ним поскорее и выяснить, что с Гаей. Сожалеть о собственной недальновидности и прочих вещах он собирался потом.
Риккерт увернулся от выпада Командора.
- Чем дольше мы танцуем, тем мучительнее будет смерть  разлюбезной Алтани. Давай закончим быстрее - тогда я подарю ей быстрый отход в Тень, старик...
Кречет спикировал поздно, однако сам удар его был молнии подобен и на этот раз разодрал Риккерту щеку, шею и ухо слева вызывая быстрые струйки крови за воротник. Кажется, задел вену.
- Сраная курица... - зашипел Риккерт, судорожно прикрывая рану. Вот он шанс... которым Командор сиюминутно воспользовался - меч рванул влево, туда, где стоял Риккерт, и этот удар достиг своей цели, входя в плоть слуги с правового боку, проделав путь аж до самого живота, застревая там. Естественно, сам Тейн оказался близко к противнику, и почти тут же вытащил окровавленный меч.
- Ублюдок, - то было единственным его комментарием.
Риккерт в пылу ярости полоснул кинжалом мужчину в ответ.
- Ты должен был уж сдохнуть! -плюнул он кровью Хейду в лицо. Удар прошел в опасной близости от лица, но так и не задел Хейда, сам же он, недолго думая, рубанул мечом по руке, прикладывая приличное количество силы, и отрубая кисть с кинжалом. Меч, как и в прошлые разы до этого, завибрировал еще сильнее, питаясь кровью противника. Ему это нравилось.
В отличие от самого Тейна. Риккерт закричал от боли. Где-то совсем близко раздался стон Гаи.
В следующую секунду обзор Тейну загородил вихрь из перьев и когтей, который остервенело и с крекотом набросился на лицо слуги, выцарапывая глаза.
- Хороший мальчик, - вытирая с лица кровь, пробормотал Тейн, рубанув уже бывшему слуге по ногам и заставляя того повалиться на землю, после чего позволяя кречету закончить то, что сам начал. То, что Риккерт мертвец, было почти очевидным, поэтому он быстро направился в сторону, где, похоже, находилась женщина.
- Гая! - завидев её, Командор присел на колени рядом, глазами пробежавшись по её телу и замечая рану, что оставил ей Риккерт. Мыслительный процесс происходил быстро, поэтому он вспомнил что аптечка, которую она брала с собой, находилась внутри пещеры. Но сначала ему нужно было понять, в состоянии ли она говорить, хотя и нельзя было терять ни секунды.
- Тейн... Я... опкхлошала...кх, - закашлялась женщина, услышав его голос. Лицо ее покраснело, глаза слезились и веки чуть опухли явно от того, что ей успел бросить в лицо Риккерт.
- Это не так... Я цел. И ты будешь, - он взял её руку и приложил к ране, прижимая, - Держи так. Риккерт мертв, ну, или скоро будет мертв, Аспис с ним заканчивает. Я же сейчас отправлюсь за аптечкой, чтобы подлатать тебя. Только держись. Слышишь меня? Не смей помирать.
Судя по тому, что он видел, рана была глубокой и задевала часть органов. Нужно было остановить кровотечение, насколько это было возможно, и доставить в крепость как можно скорее. Но, если он собирается везти её на коне, то, скорее всего, сделает только хуже... Но сначала надо её хотя бы немного залатать.
- Я ... кх обещала всегда... тебя вытаскхивать, - прошелестела Терциус в ответ и сжала ладонь.
Ее прикосновение было слабым - намного слабее, чем он привык. Поэтому мужчина сжал её ладонь сильнее, чтобы она ощущала, что он рядом.
- На клинкхе... был яд... корень смерти. Ты не ранен?
- Не ранен. Не переживай. Подумай лучше о себе, - обеспокоенно произнес Тейн, - Помнишь, что я говорил? Помогать друг другу, доверять. Настало мое время вытаскивать тебя. Держись.
После чего Хейд бросил взгляд туда, где должен был заканчивать свою казнь над Риккертом Аспис. Кречет безжалостно терзал красным от крови клювом обнажившиеся кости и продолжал скоблить по ним когтями. Риккерт давно был мертв. Одной проблемой было меньше.
- Я быстро вернусь. Возьму твою аптечку и вернусь. Хорошо? - возвращаясь взором к Гае, произнес Тейн, после чего резко поднялся и бегом направился вглубь пещеры, оставив меч рядом с женщиной. Времени было мало, поэтому мужчина бежал на пределе своих возможностей. Достигнув их маленького лагеря, он подлетел к сумке тевинтерки, и почти тут же заметил её аптечку. Подхватив её, а также воду, огниво, нож и немного хвороста, воин рванул обратно. Возможно, в последствии он начнется задыхаться и будет отдышка, но сейчас ему было плевать.
- Я тут... Я снова тут, - наконец произнес Хейд, оказавшись снова рядом с ней, после чего быстро начал доставать нужные ему принадлежности, - Сейчас... сейчас будет больно.
И, как только произнес это, приступил к обработке раны, предварительно промыв её.

+2

24

Слабость была неприятной, но в сравнении с полноценным эффектом этого яда - не приносила ощутимых неудобств. "Вытяжка из корня смерти... как там было... возымеет ослабляющее и парализующее воздействие на все члены ваши близ раны, сжижжая все соки и закупоривая сосуды..." Гая чувствовала что стук ее сердца замедлился и ощущала пальцами сгустки в крови, но она не была парализована и важнее всего - ощущала боль. Она понимала, что ей демонически повезло, что слуга напал именно с этим ядом.
"Почему он вообще напал? Анхельм что, чокнутый? Он ведь знает, что я..." мысль оборвалась, прерванная звуком голоса Тейна и ощущением резких, острых уколов в животе от того, что он начал копаться в ране. Где-то совсем рядом протестующе и плаксиво запищал кречет и Гая расслышала суетливое хлопанье крыльев мечущейся в отчаяньи птицы.
- У меня там... кх... - женщина, пытаясь рассказать о противоядиях в аптечке, закашлялась, с трудом беря воздух. Тут до нее начало доходить, что дышать ей стало намного труднее, чем даже минуту назад. Что это былаза дрянь?  Сушеный феландарис? Лотос? В горло будто насыпали песку... Крассус что-то говорил об удушающих свойствах антиванской даристы смешанной с пеплом... что-то вроде "Не смешивай их, дура, отойди отсюда"...
- По...рокх... порошокх... - даже думать было больно, когда в горле начали смыкаться стенки, осыпанные отравленной смесью.
Она могла почувствовать как копошение в ране прекратилось на какое-то время, а затем, через мучительные несколько секунд, ощутить как по её лицу и шее провели мокрой то ли тряпкой, то ли бинтом. Судя по всему, Хейд разобрал то, что она пыталась сказать, и пытался смыть порошок с неё как можно быстрее. Тевинтерка все еще ничего не видела, но вода, кажется помогла избавиться от слабого жжения под веками, на которое она попросту перестала обращать внимание из-за дыры в брюхе.
Закончив омывать лицо, мужчина, судя по движениям, приподнял её голову и приставил флягу с водой ко рту, наклоняя так, чтобы ей было удобнее.
- Пей, - услышала Гая. И снова крик кречета, а потом тихая ругань Тейна, пытавшегося, кажется, отогнать крылатого. Глотать было трудно, но она старалась. Удушье мешало. Она просто не принимала воду. В голову пришла странная мысль. Если б у них была полая трубка.. они могли бы сделать то, что делала Юлиана с отравленным лазутчиком Беллагро в Перендейле. Но как объяснить это Тейну?..
Она пыталась глотать. Вода прошла с трудом, смывая часть "песка" и Гая сдавленно, жадно глотнула воздуха, опасаясь, что у нее больше не будет шанса это сделать. Пыталась не провалиться в Тень.
Хотя, возможно, потерять сознание было бы полезнее для ее напряженного, измученного тела.
"У меня в аптечке противоядия, демон Глупости, Тейн, найди их"
Мужчина же отошел куда-то, она слышала рядом возню и быстрое мельтешение когтей кречета о каменистую землю. И хорошо слышно было еще, как Тейн что-то бормотал, перебирая вещи. Затем резко остановился, и наступила на пару секунд тишина... после чего послышался хлопок откупориваемого сосуда, а затем к губам Гаи снова был поднесен сосуд. Почти тут же она могла почувствовать, как знакомый вкус коснулся её губ, а затем начал разливаться внутри тела.
"Слава Создателю!"
Он не перепутал надписи на склянках и она ощутила облегчение после первого же касания жидкого концентрата к опухшему горлу. Это было лучшее средство от аллергических реакций. Умница, Тейн...
- Так... так намногхо лучш... кхх...- откашлялась женщина, пытаясь разлепить веки и хоть на чем-то сфокусировать взгляд. Глаза все еще слезились, но она увидела. Лицо Тейна было белым, как полотно. Аспис, мечущийся рядом, разрываясь между желанием отогнать чужака от хозяйки и собственной беспомощностью. Впрочем, заметив, что она может видеть, беспокойный сокол - он весь был перемазан кровью - начал пронзительно покрикивать, требуя от нее ответа.
- Narras... - cказала Гая ему, успокаивая и тут же обратилась к Тейну, - Ты как будто... призрака увидел... - просипела женщина, пытаясь выровнять дыхание, - а это... всего лишь худшая убийца в Тедасе...
- Зато отличная защитница, - ободряюще произнес в ответ Командор, после чего дал ей отпить еще воды, - Лежи смирно. Я еще не закончил с раной.
В брюхе резало от боли и средство, которое использовал Хейд едва ли купировало яд корня смерти, но с этим вполне справлялся иммунитет закаленной убийцы. Чего не скажешь об умении заживлять глубокие открытые раны.
И, пока она приходила в себя, Командор продолжил возиться с тем, с чем она не могла справиться сама. Аспис нервно расхаживал вокруг него, принимая угрожающие позы, шипел, но не нападал.
А к Гае, вместе с умением дышать, возвращались невеселые мысли о том, почему напал слуга и почему она не ожидала этого.
- Я должна была... быть бдительнее... я не имела права... - тихо, но очень страстно бормотала она, прикрыв глаза.
- Тише, - попытался успокоить её Хейд, - Все мы люди, и имеем право на ошибки. Ты успела предупредить меня, и это многого стоит. А иногда никакая бдительность не спасает от предательства. Особенного подлого, когда не ждешь. Ты сама должна это понимать. Не вини себя, - он вздохнул, аккуратно пройдясь по ране бинтом, - Тем более что я сам сказал что мы должны доверять друг другу. А значит, я сам не углядел предателя. И тем более отпустил тебя одну, в горах, в месте, где только мы одни, и может что угодно случиться... Мне не следовало это делать. Надо было пойти с тобой.
- Хорошо, что не пошел, - протестующе произнесла женщина, устремив на Тейна злой взгляд, - ты остался цел. Ты цел... - она выдохнула, тяжело смеживая веки снова и попыталась сосредоточиться на своих ощущениях. Винить себя она будет позже, как и искать причины тому,  что произошло. Сейчас она должна была просто выжить.

Отредактировано Gaia Tertius (2017-02-05 23:00:45)

+2

25

- А должны были быть оба целыми, - пробормотал мужчина. В голове у Тейна сейчас было пусто, пожалуй, даже слишком пусто для человека, на которого напал собственный подчиненный и который ранил человека, который был небезразличен воину. На самом деле, если бы кто-то попытался проанализировать модель поведения Командора, то он бы понял что для него в стрессовых ситуациях нормально освобождать себя от лишних мыслей, оставляя только то, что важно именно в этот момент, и что в таком "режиме" он может пробыть до тех пор, пока не убедится, что опасность миновала. В данном случае опасность грозила Гае, и поэтому ему нельзя было отвлекаться. Ему нужно было залатать рану настолько, насколько это возможно с походной аптечкой и с его способностями, и только после этого решать, что делать. Думать о том, почему Риккерт напал на них, и чей он там на деле шпион, не хотелось, да и сейчас это было не на первом месте. Здоровье женщины - вот что важно.
Повозившись еще какое-то время с бинтами и раной, Хейд наконец позволил себе выдохнуть и вытереть пот с бледного лба. Кречет, скачущий рядом и явно переживающий о здоровье хозяйки, конечно, отвлекал, но не так сильно, да и Тейн понимал как важно этому птенцу знать, что с его "мамой". В конце-то концов, он был еще ребенком, по сравнению с другими птицами... Да и более взрослый кречет, пожалуй, переживал бы абсолютно также за ту, кто его вырастила и выходила. Поэтому мужчина лишь периодически приговаривал что-то навроде "отойди" и "подожди", и тот то ли слушался, то ли просто не решался сделать что-то другое.
- Пока что я сделал всё, что мог, но тебе нужна помощь лекаря... желательно, мага. А до крепости час пути, и везти тебя на коне будет равносильно убийству, - выдохнув, произнес Колтейн. Неожиданно он почувствовал как его ноги, похоже, промерзли. Тут же пришла очевидная мысль что это потому, что он так и не нацепил на себя штаны и ботинки. Вдогонку пришло понимание что через пару дней его больные ноги напомнят о себе с утроенной силой.
Но ему было плевать.
- Аспис... - прошелестела Гая быстро пересохшими даже после омовения губами. Когда она поднимала тяжелые веки, алые от напряжения, белок глаз так резко контрастировал с голубой радужкой, что казалось - у нее лириум в глазницах, - будь умницей.. доставь письмо..?
Птица, испуганно попискивая, вплотную подобралась к голове женщины и попросту прильнула к ее щеке телом, будто пыталась ласкаться.
- Дурень... Тейн.. покажи ему бумагу... письмо... напиши письмо и дай.. он поймет, - выдыхала женщина прерывисто, очевидно, стараясь сохранить силы и не шевелиться сильно.
- Хорошо, - после чего мужчина поднялся, но не резко, дабы не спугнуть Асписа, после чего, осмотревшись, обнаружил сумку с вещами Риккерта. Ему они уже никогда больше не пригодятся, а вот им - вполне. Он опустился рядом с мешком и начал копаться внутри, в поисках письменных принадлежностей. Там обнаружилось донесение от Шарон, очень короткое и емкое, и это заставило Хейда на несколько секунд растеряться. В нем говорилось о том, что в крепость прибыли пара тевинтерских Стражей, и что им требуется Командор. И всё. Это заставило вспомнить Тейна о том, что, кажется, от тевинтерцев он не слышал ничего на протяжении продолжительного времени, и их появление сейчас было очень... удивительным. Но прямо сейчас было немного не до этого.
Поэтому, найдя среди донесения, пары склянок с ядом (на это мужчина лишь хмыкнул) и всяких бумаг перо и чернильницу, он начал очень быстро писать. Была мысль воспользоваться кровью Риккерта как чернилами, но эту идею он быстро отвергнул. Не до того.
Закончив писать, он быстро смотал пергамент в трубочку и перевязал, проверив узел, а затем вернулся к кречету и Гае.
- Аспис, мне нужно чтобы ты доставил это в крепость. Ты понимаешь меня? В крепость. Где мы были, - четко начал произносить свою просьбу мужчина, показывая пергамент.
- Встань. Скажи ему "Escata", - последовало резкое замечание Гаи, от которой птица не спешила отходить.
- Escata, - последовал совету женщины Хейд, поднявшись и выставив руку на всякий случай.
Аспис удивленно повернулся к нему.
- Essa.. Escata, - повторила Гая, подгоняя птицу, - увереннее, Тейн. Как только он взлетит подними письмо повыше.
Мужчина бросил раздраженный взгляд на лежащую тевинтерку, после чего повторил, уже более приказным тоном, что обычно использовался для подчиненных:
- Escata!
Кречет недовольно вкрикнул и вдруг вспорхнул. Он сделал круг  в воздухе - очень стремительный круг - и когда Тейн поднял руку, выхватил письмо, оставляя царапины на пальцах Командора.
- Лети отсюда! - рявкнула Гая и закашлялась от боли.
Тогда, еще немного полетав над Стражами, Аспис, наконец, сообразил, чего они ждут и поднялся ввысь, стремительно направляясь в сторону горной твердыни.
- Отлично, - облегченно выдохнув и не обращая внимания на царапины, произнес Тейн, после чего повернулся к Гае, - А теперь... Мне следует сходить за нашими вещами в пещере и принести их сюда. Но сначала обработаю твою рану, которую не увидел сразу.
И, недолго думая, он снова присел рядом, взяв на этот раз её руку, и начал заниматься ей.
Гая, окидывая его утомленным взглядом, тихо прохрипела со слабой ухмылкой:
- Я не сказала раньше... но ты отлично смотришься без штанов.
Как у нее вообще хватало сил шутить?
- До тех пор пока не отморожу себе что-нибудь, - хмыкнув, отреагировал Тейн, промывая рану, а затем обрабатывая её, - Впрочем, это вряд ли. Ведь здесь слишком горячо, во всех смыслах.
После чего подмигнул тевинтерке. Как ни странно, но сил на то, чтобы шутить в ответ, было достаточно.

+2

26

Она давно не ощущала страха за себя. В этом в принципе не было нужды. Ее волновали совсем другие вещи. Например, убийство Порождений и безопасность товарищей. Однако сейчас, когда Тейн отошел вглубь пещеры, она ощутила невольный внутренний протест и не смогла убедить себя в том, что это был лишь страх за его жизнь.
Ей было страшно остаться одной.
- Создатель... врагам моим несть числа... - тихо произнесла она, поднимая глаза к ясному небу. Каждый звук отдавался эхом в голове и уколами под желудком, - тьма их, против меня восставших...
И, пока она зачитывала Песнь Испытаний, из глубины пещеры послышались уже твердые шаги ботинок. Примерно через тридцать секунд наружу вышел сам обладатель этих ботинок, Тейн, весь одетый и несший все те вещи, что они оставили внутри.
- Ты... Читала Песнь Света? - послышался вопрос от него, когда мужчина начал разбивать лагерь подле Гаи.
- Да, - коротко ответила Терциус, бросая короткий взгляд в сторону, на мужчину, - а ты оделся. Так-то  в Марке относятся к благополучию умирающих... - неловко пошутила она и снова закашлялась, морщась от боли.
Мужчина на это удивленно вскинул брови и чуть улыбнулся, начиная разводить костер возле неё, но так, чтобы Гая не обожглась:
- Хочешь чтобы я снова разделся и щеголял здесь голышом? - улыбка из мягкой стала более... вызывающей, если так можно было выразиться, - Я не совсем уверен что, когда прибудут наши Стражи, они оценят степень моей адекватности, коли я буду прыгать здесь без всего. Еще подумают что совсем сошел с ума, старый дурак, на почве паранойи, и сам всех тут решил порешить, а потом давай танцевать как какой-нибудь авварский шаман. Правда, я не уверен, что они танцуют голышом... но суть ты уловила.
- Не пойми превратно... смеяться больно. А шутить пока нет, - скривила губы в полуулыбке женщина, прикрывая глаза, - так и не научила плавать...
- Еще научишь. Основы ты заложила, а продолжить сможем позже. Я гарантирую тебе это. Если, конечно, не убью своими "искрометными" шутками, - при этих словах он показательно щелкнул огнивом, чуть поведя бровями.
Гая выдохнула болезненно и ничего не сказала. Чувство, что она вот-вот провалится в Тень было неприятным и подначивающим.
Хейд же, тем временем, развел наконец костер и присел рядом с Гаей, попутно проверив бинты, что сам наложил. Удостоверившись что пока ничего делать с ними более не требуется, он начал говорить:
- Мне знакомо это чувство. Чувство, когда ты лежишь и ничего не можешь сделать, когда ты вынужден гадать, обойдется ли или нет, а потом, когда всё-таки обходится, находиться в постели продолжительное время, съедаемый мыслями, ошибками и бездействием. Я хорошо это ощущал несколько раз в своей жизни, - Тейн вздохнул, - Один из таких разов был тогда, когда ты постаралась. Лекари и маги не сразу поняли, что именно за яд это был, и как с ним справиться, и в принципе не были уверены в том, как от него избавиться и выкарабкаюсь ли я, но то было лишь поначалу. Сам я этого, естественно, не застал и не помню, потому что пролежал без сознания несколько дольше, чем требовалось, чем, как они говорили, должен был. А когда же пришел в себя то мне рассказали о том, что случилось, и в принципе о том, как долго они провозились. Признаюсь, тогда я знатно кричал. Кричал, в первую очередь, на самого себя, что так облажался, говоря простым языком, вымещал тем самым злобу, что накопилась во мне всего за такой короткий промежуток времени, и отчаянье, которое я ощутил. А потом были мучительные дни в кровати, когда я не мог двигаться, когда был этот надоедливый постельный режим... Когда мысли съедали меня всего, как и вина, как и ответственность, и множество других чувств и эмоций. Это было невыносимо, я рвался наружу, на свободу, хотел ходить, хотел что-то делать, лишь бы не возвращаться каждый раз к тому, что случилось, но вместо альтернатив у меня была собственная клетка в голове. Клетка с мыслями о тебе и Зекене. Но я справился. Я не загнал себя в тупик, не загнал себя в безвыходное положение... Сделал выводы и принял некоторые решения. И даже немного обуздал свой гнев. Что-то переосмыслил, что-то осознал... Но от тех вещей, что заложены во мне, не отказался. И, наверное, где-то в глубине души верил, что у тебя были причины так поступить. Верил в то, что я не ошибался, что просто так надо. Но не признавался себе. Прикрывался гневом... Гая?
- Яд был... твоим спасением. Если б я не вырубила тебя... Юлиана бы убила тебя, - тихо отозвалась женщина через силу, почти сквозь сон, который обволакивал ее уже, вместе со звуком голоса Тейна, - слишком... спесивая. Слишком... ревности было много. Она могла причинить тебе вред..
- Я понимаю это, - мягко отозвался Хейд, медленно начав гладить женщину по волосам, - Я много думал, в чем была суть яда, зачем это было, и почему, если ты хотела меня убить, лишь отравила так. И пришел к выводу что ты преследовала какую-то свою цель. Которую я тогда не знал. Теперь - знаю...
- Amatus... -тихо сказала женщина, ощущая как мутнеет в глазах, - я сама тогда не знала...
Ее тело больше не желало поддерживать ее в сознании. Не имея сил противиться объятьям Тени, Гая  провалилась в беспамятство.
Последнее, что она могла ощутить - как он нежно продолжает гладить её по волосам, заботливо накрыв сухими полотенцами, чтобы не продувало.

Отредактировано Gaia Tertius (2017-02-06 02:29:59)

+2

27

Кажется, Гая всё-таки заснула, или провалилась в беспамятство, что вызывало гораздо больше опасений, поэтому Хейд, как только понял что она уже не слышит его, сначала укрыл, а затем пощупал лоб, проверяя, не лихорадит ли женщину, а затем проверил и дыхание, которое, конечно, было далеко от ровного, но и не вызывало пока опасений. Убедившись, что сейчас ей ничего не грозит, мужчина огляделся и вздохнул. Место, конечно, было не самым удачным, но у него было слишком много опасений на счет перемещения Гаи куда-то еще, слишком это было опасно для её раны, особенно если учесть что внутренние органы, которые явно были задеты, он никак не мог подлатать или зашить. Более того, скорее всего, даже опытный лекарь не смог бы с этим справиться. А вот маги... Да, они могли. И именно поэтому в письме был приказ прибыть с повозкой и небольшим отрядом, который обязательно должен был включать в себя присутствие Сэрны, являющейся одной из самых опытных на данный момент в форте магом-лекарем. С учетом того что они были хорошими подругами с Амбер, которая была лекарем-не-магом, и они явно обменивались разными знаниями... Лучшей кандидатуры и не придумать было, пусть у самого Хейда с эльфийкой были не самые теплые и несколько натянутые отношения.
Помимо мыслей о здоровье Гаи в голове также роились и другие, косвенно затрагивающие всё то, что происходило здесь, а также пыталась проскользнуть истеричная нотка паники, связанная с серьезностью раны, но это Командор постарался заглушить в себе как можно быстрее, потому что не мог себе позволить истерить или поддаваться паническим настроением. Другие же мысли были о том, что она читала Песнь Света, пока он не вернулся. В голове всплыли события из прошлого, в особенности тогда, в подвале, когда она также читала, если Тейн верно помнил, что-то из подобного, религиозного. Да, он помнил что она находилась при церкви после того, как отец отказался от неё, но почему-то только сейчас осознал, насколько, возможно, вера и религия могут быть важны для этой женщины. Пройдя такой путь в своей жизни, пережив столько, она возвращалась к тем самым молитвам и песням, что когда-то её научили при церкви, и это... Вызывало уважение. Да, возможно, он ошибался в своих суждениях и для неё это всё значило несколько иные вещи, но сам факт того, что это могло значить что-то, вызывал такие ощущения и эмоции. Сам Хейд, пожалуй, никогда особо не веровал в Создателя, точнее, признавал его потенциальное существование, но никогда не обращался к нему напрямую, и поэтому вряд ли смог бы разделить всё это с Гаей... Но, с другой стороны, он верил в иные вещи. В правильность поступков. В честность. Как-никак, в долг, как бы не ставили под вопрос это андерцы или кто-либо еще. Разве этого не было достаточно?
Возможно.
Вздохнув и чуть встряхнув головой, мужчина уселся поудобнее, продолжая поглаживать Гаю по голове и периодически проверяя её состояние. Мыслей было слишком много. Они разбегались, затрагивая самые разные темы, в том числе и его отношение к ней, и то, почему всё это случилось, и не влияет ли он на неё плохо, и действительно ли он так считает, и что сам испытывает к ней, и что делать дальше...
В итоге, чтобы не задремать и не впасть в ту самую панику, что периодически пыталась накатить, Колтейн начал тихо напевать какую-то старую песню, которую, кажется, услышал еще в детстве, возможно, даже от матери. А может, и нет, может, он слышал её от кого-то в таверне, или на рыночной площади, пока рыскал по чужим поясам. Впрочем, мужчина почти тут же вспомнил, откуда эта песня у него в голове, и она относилась совсем не к тем временам, когда он был юнцом или чуть старше. Это было творчество Джона, причем то, которое было очень даже по душе Командору. Хотя, конечно, сам Хейд вряд ли вслух это признал бы. В конце-то концов, должен же был быть у сира Даффодила один почти объективный критик, не так ли?
- Знаешь ли, странница, кто твои ноги ведет?
Почему из глаз серых, как небо, тревога нейдет?
Знаешь ли странница, что найдешь в нашем краю?
Ты присядь и послушай песню, что я спою.

Ты дитя судьбы тяжелой, не смей скрывать
Это бремя всегда написано на челе!..
Ты скиталась одна по свету, не знала мать,
И по всюду шла за твоим плечом смерть-скелет!..
Ты смеешься моим словам, то не пьяный смех,
Сколько выпито в прок, не хмелела уже давно...
А что в сердце таится скорбь - скроем мы от всех,
Рассказать или нет - подвластно тебе одной...
*

Так, за легким напевом разных песен за авторством Даффи и других, менее известных бардов, и прошел почти час. Как это понял сам Тейн? Очень просто - в какой-то момент он услышал знакомый птичий крекот, а затем увидел как к ним пикирует Аспис. Птиц очень быстро оказался рядом с ними и явно пытался расшевелить хозяйку, привлечь её внимание, но Гая не отзывалась, так как была слишком вымотана и впала в довольно глубокий сон. Это, естественно, не понравилось кречету, да и, похоже, он начал подозревать в чем-то Хейда, поэтому достаточно громко закричал на мужчину, а затем несколько раз бросился на него, так что Тейну пришлось прикрыть голову и лицо рукой. Защита была не ахти, так что, как результат, на левой руке остались несколько достаточно глубоких и кровоточащих царапин.
- Аспис, чтоб тебя... - тихо пробормотал Командор, бинтуя себе руку и пытаясь утихомирить птицу. К этому моменту, наконец, добрались и Стражи, за которыми кречет был послан. Среди них была и Сэрна, которая почти тут же принялась ворчать как на самого Командора, так и на птицу, Гаю, местность и прочее-прочее-прочее. Было видно что она недовольна тем, что её вытащили из форта. Но приказ она выполнила.
Впрочем, еще больше было видна степень недоумения и удивления, а точнее, шока от вида тела Риккерта. Это, впрочем, Хейд поспешил объяснить:
- Риккерт оказался... предателем, возможно, шпионом Первого, что, впрочем, нам еще предстоит проверить или узнать, так как некоторые факты не сходятся. Он пытался убить сначала Стража Гладия, а потом и меня, чтобы затем обставить всё так, будто именно она убила доверчивого и глупого Командора. Не вышло, благодаря, опять же, ей. Так что можете считать что вызывающая множество вопросов у всех вас Страж Гладий спасла жизнь Командору в третий раз, - Тейн слегка ухмыльнулся, при этом внимательно смотря за тем, как Сэрна начала обрабатывать рану тевинтерки, - Как она?
- Жить будет, если вы не будете мешать, - отозвалась эльфийка, на что мужчина кивнул.
- Командор, - подался вперед Бремер, входивший в эту группу Стражей "быстрого реагирования", и зашептал на ухо Тейну, - Вам не кажется что именно она создает Вам столько проблем..?
- Нет, не кажется. Все мои проблемы вызваны моими решениями, Бремер, и только ими. Гая... Страж Гладий же спасает меня, за что я ей благодарен. А теперь давайте-ка займемся делом. Аспис, ко мне, - приказным тоном скомандовал птице Хейд, вытянув недавно поцарапанную руку. Кречет же в ответ лишь крикнул и, сделав пару неловких движений, взлетел, но не для того, чтобы оказаться на руке у Командора, а чтобы улететь куда-то ввысь. Вздохнув, Тейн потер переносицу и отправился к вещам Риккерта. Здесь еще было много дел.
Которые закончились после того, как Сэрна сказала, что завершила свое магическое лечение. После этого Гаю погрузили в повозку (и Хейд был вместе с ней, отказываясь путешествовать на своем коне), труп Риккерта также упаковали как могли и закинули в другую часть "транспорта", как и все его вещи, и они наконец тронулись в обратный путь в форт. Путь, который проходил в задумчивой и напряженной тишине.

*Полная версия тут.

+2

28

Blank & Jones with Delirium & Rani - Fallen

...Она падала куда-то в темноту и со свистом раздирая густой воздух, шевелила что-то за гранью видимости, в густой пелене. Падение не имело начала, но имело конец - и концом была Боль.
Боль была ее старым другом. Их связывало столько лет, столько совместно пережитых тягот. Боль была с ней тогда, когда больше рядом никого не было. С ней она просыпалась чаще, чем с иным любовником, с нею засыпала, сминая влажные простыни... Она всегда старалась напомнить Гае, что та все еще жива, все еще держится на предзавесном перешейке. Всегда. Всегда. Было ли что-то в ее жизни, не связанное с ней? Что-то не запятнанное? Что-то, от чего не сжимались внутренности паническим спазмом, словно наполняясь беспокойными насекомыми, перед встречей с единственной и неповторимой Болью?
Бабочки в животе? Нет. Скопище жадных голодных личинок, жрущих ее изнутри.
...Женщина очнулась и рывком села, но тут же пронзеная острой болью упала назад на простыни.
- Ты что... нельзя тебе еще садится так резко. Лежи смирно.
Ее руку крепко сжимали шершавые пальцы. Гая приоткрыла влажные, воспаленные еще глаза, и веки ее задрожали. Тейн был рядом. Боль отступала перед улыбкой, таящейся в морщинках вокруг его глаз. Он был здесь, с ней, хотя мог бы быть в тысяче других мест. Это было похоже на мечту.
- Ты быстро пойдешь на поправку, - он накрыл ее руку двумя ладонями. Гая с трудом сглотнула, в горле было сухо.
- Что случилось дальше? Все хорошо? - она огляделась - лазарет Гараэла был непритязательным, но уютным местом.
Командор кивнул. Свет из окна лился ему на лицо, разглаживая трещинки возраста на высоком лбу. Раненная женщина, перевязанная и подлатанная кем-то заботливо, смотрела на мужчину с нежностью и печалью. Они молчали. В солнечных лучах скользили мелкие пылинки. Тевинтерка чувствовала, как марчанин осторожно гладит ее по костяшкам большим пальцем.
- Не  беспокойся об этом. Шпион мертв, и теперь все будет хорошо. Ты поправишься, - чуть погодя произнес Командор, глядя на перевязь ее бинтов. Что-то было в его взгляде...
- Кто теперь будет твоим секретарем? - тихо спросила Гая, чувствуя потребность узнать больше о том, что произошло.
- А то ты не знаешь, - слабая улыбка мелькнула в уголке рта, а потом он поднял ее ладонь к своим губам и поцеловал. У Гаи перехватило дыхание.
- Тейн... - просипела она тихонько, округляя глаза.
- Ты больше не пострадаешь из-за меня. Я много думал, - крепче сжал ее руку мужчина, - ты заслуживаешь большего, Гая. Ты столько защищаешь, но кто защитит тебя? Послушай, - он оказался ближе, чем она когда-либо могла бы представить, чтоб он захотел.
- Тейн... - повторила она резче.
- Я хочу, чтоб ты была со мной. Не ради моей безопасности, но ради себя самой... Ты забудешь о боли, забудешь об унынии, о страхах, которые терзали тебя, если позволишь мне быть рядом, - губы его так приблизились, что она могла ощутить влажное дыхание.
- Тейн!.. - захлебнулась она стоном, чувствуя как на глаза наворачиваются слезы. Мечты... Если бы кто-то спросил ее, о чем она мечтает, она не смогла бы ответить. Потому что даже в самых бредовых фантазиях, даже в искусительном видении демона она не давала себе права на него. Никогда не давала. Она знала, что его голос никогда не зазвучал бы так. Знала, что это был обман. Снова обман. Ее спасало только чудесное неумение принять счастье с ним, в Тени за чистую монету, отнюдь не чувство Завесы. Демон понял все, и во взгляде его сверкнула ярость. Он толкнул ее и женщина провалилась вглубь "кровати". Она снова падала. Тьма объяла ее, а в густой пелене снова зашевелилась Боль, цепляя ее в полете острыми когтями. Этому отоголоску Страха было не нужно многого, она питалась понемногу, шествуя по пятам за собратьями посильнее и вовремя вырывала свою добычу из их хватки.
Боль всегда была ее другом.
...Гая очнулась снова, и это снова был лазарет и снова кто-то сжимал ее руку, которую женщина, хоть и была ослаблена - вырвала, но сфокусировав взгляд, выдохнула и расслабилась на постели, чувствуя как неровно покалывает в брюшине.
Рядом сидел Ройдберг, не Тейн. И он едва ли хотел целовать ей ладони. В глазах мужчины читалось беспокойство брата, отца, друга.
В это она могла поверить, какой бы горечью не отзывалась правда.
- Ты бредила и звала Командора, - сказал Аэрд, осторожно поправляя покрывало, - я могу позвать...
- Не говори ему, - ответила Гая бесцветно, прикрывая глаза, - незачем лишний раз его беспокоить.

Отредактировано Gaia Tertius (2017-02-12 03:59:27)

+2

29

Они вернулись в крепость, и, о Создатель, как Тейну хотелось бы проводить время по возвращении рядом с Гаей, а не в тех делах и заботах, что его ждали. Его сильно беспокоило её состояние, ему не нравилось что происходило в форте, ему не нравилось присутствие тевинтерцев здесь, которые объявились ни с того, ни с сего, ему совершенно не нравилось что Риккерт оказался предателем и пытался их убить, и, конечно же, ему не нравилось что из-за этого пострадала Гая. По факту, выходило так, что именно он, Колтейн, притягивал к себе неприятности своими действиями, а страдали от них окружающие. И теперь, в особенности, Гая. Стоил ли он того, чтобы люди страдали? Хейду казалось что не особо, но он знал что, спроси это у неё, она бы ответила что да, стоил и стоит. Но это не означало что он переживает от этого меньше.
Особенно с учетом того что бывало с теми, с кем он сблизился, в прошлом.
Мысли об Элии, полезшие к мужчине в голову, пришлось отгонять еще до того момента, как они оказались внутри Гараэла, и сделать это было сложно. Неожиданно липкий страх прокрался в душу, тело, голову Командора, и не желал отпускать. Что если все те, кто ему доверяют, погибнут? Что, если он ошибается во всем, и они могут умереть почем зря? Что, если все его действия в этой жизни, приводят лишь к тому, что страдают и умирают дорогие ему люди? И как он может вообще рисковать ими? Как он может рисковать Гаей в таком случае? Вместе с этой мыслью пришла и та, которая говорила о том, что он воспринимал её уже совсем иначе, своей, и это также заставило его хмуриться и пугаться. Как будто он имел какое-то право на человека, хотя это было не так. Как будто он вообще имел права на всех этих людей, что собрались в крепости, что являлись Стражами. Но второе было более правдиво чем первое. Второе было более обобщенным, в то время как мысли о женщине, что лежала теперь в их лазарете, были гораздо более личными...
И они смешивали всё в его голове.
Вздохнув, Хейд наконец попытался отбросить всё скопление мыслей в сторону, или хотя бы отложить их на какой-то момент. Сейчас ему нужно было решать проблемы, связанные со Стражами-тевинтерцами. После этого он посетит Гаю... И сможет, возможно, подумать об этом.
Но не сейчас.
Распоряжения о том, чтобы обыскали комнату Риккерта и провели вскрытие его тела, Командор для Констебля отдал почти сразу же как они пересекли порог форта. Последующие действия привели мужчину к тому, что он оказался в собственном кабинете, стоя около стола и смотря в одну точку, пытаясь сосредоточиться. Выходило так себе, но выбора у него не было. Поэтому, встряхнув головой, Колтейн попытался было позвать Риккерта, по старой привычке, но почти тут же выругался. Сердце неожиданно сдавило. Этот мальчишка был с ними с самого начала его командорства, и вот как всё обернулось...
Неожиданно было больно.
В этот момент Тейн почувствовал себя снова постаревшим. То легкое чувство, что было когда они находились в воде подземного озера вместе с Гаей, пропало, улетучилось вместе с радостью и беззаботностью. Реальность вернулась и била очень сильно. Неожиданно он понял что очень хотел бы вернуться на пару часов назад...
- Демон всех подери, - снова выругался Хейд, после чего, в очередной раз собравшись, отправился на выход из кабинета. Поймав одного из слуг, он приказал найти гостей-тевинтерцев и привести их в собственный кабинет, а также найти Гвидо и привести его. Он, по идее, должен был уже отдохнуть и вполне мог помочь, да и лишние глаза не помешают.
После чего вернулся к себе и, присев на край стола, начал ждать, потирая лоб одной рукой. По прибытии ему предоставили отчет о том, кто вообще эти люди по имени Маркус и Лука, а также о том, что Эсток узнал в них коллег из Вейсхаупта. Это, признаться, сильно настораживало и заставляло сомневаться в том, что это на самом деле были тевинтерцы. Из того что Тейн помнил о них, они редко выходили на контакт с кем-либо, а в самой стране их не признавали, и жили они вне крупных городов, в которых защиту от Порождений могли обеспечить магистры. Кажется, это всё, что он помнил о своих собратьях из Тевинтера.
Негусто.

В кабинет не стучались, дверь распахнулась сама собой, навевая Тейну мысль о временах, когда Гвидо был еще вполне здоров. В двери вошли двое мужчин, смуглые, ясноглазые и что-то в их профилях кричало о том, что их кровь - такая же горячая и нероменианская, как у Гаи. Тейн постарался отвлечься от мыслей о женщине, которые так и норовили скользнуть в голову. Тевинтерцы вошли, одеты они были непрезентабельно и без знаков отличий, что тоже сразу настораживало. Гвидо вошел следом. Заложив руки за спину, мужчина небрежно кивнул головой и дверь за ним закрылась. Он действительно отдохнул.
- Командор, - чужие Стражи кланялись. В их повадках было что-то нервное. Гвидо обошел их и пошел к окну, на свое любимое место.
- Приветствую Вас. Присаживайтесь, - Колтейн, как и положено, также чуть кивнул вошедшим и указал на кресла перед столом, и не мог не порадоваться тому, что Гвидо выглядел несколько лучше. Впрочем, он понимал что проблем у них достаточно и так, и что всё может стать гораздо хуже. А то, что эти двое выглядели несколько нервными, настораживало еще больше. Но нужно было блюсти приличия и быть гостеприимным. Особенно если они могут рассказать что-то важное, - Что привело Вас к нам, Страж Маркус и Страж Лука?
- Ваша милость, - тот, что был Маркус, старше, шире в плечах и с красноречивым шрамом на шее, начал говорить и нотки акцента заставляли Тейна хмуриться,  - я и мой брат долго не решались присоединиться к вашей оппозиции, но после того, как до нас дошли сведения об Аринуме, мы решили заявить о себе.
- Прошу прощения, сеньоры, - Гвидо, стоявший спиной к гостям, развернулся от окна и холодно заметил, - но быть может вам стоит для начала заявить о цели вашего визита? И о том, почему секретарь Командора после встречи с вами пожелал его убить?
- Мы... ne nescerado festis, amicus, - тихо покачал головой Лука, обратившись к брату. Гвидо тихо выдохнул:
- Teriadicanus, - и покачал головой, снова отвернувшись к окну. Осознав, что антиванец их понимает, оба винта заметно побледнели.
- Гвидо, пожалуйста, - на удивление мягко попросил Тейн, повернувшись к своему другу, после чего вернулся взглядом обратно к гостям, и в глазах Командора можно было прочесть некоторое понимание, - Рассказывайте, я Вас внимательно слушаю. Безусловно, мой друг Гвидо прав в своих опасениях и подозрениях, и, думаю, Вы это хорошо понимаете, но я готов выслушать то, что Вы хотите рассказать. Поверьте, мне достаточно смертей и увечий для Стражей за последнее время, и калечить еще одних собратьев понапрасну, с горяча, я не хочу. Говорите и ничего не бойтесь.
В следующее мгновенье произошло неожиданное. Страж Маркус опустился на одно колено и склонил голову, следом за ним последовал и Лука, тогда как старший из братьев начал, приложив ладонь к груди, говорить:
- Мы готовы каятся и готовы приносить клятвы. Мы более не хотим и не станем служить Вейсхаупту в том, к чему они стремятся, Командор. Мы...
- Они? - тихо спросил антиванец, повернувшись в пол-оборота.
- Андерцы, - выпалил Лука, подняв голову. Маркус покачал головой:
- Не все в этом проклятом Создателем месте заодно с Первым, большинство простые Стражи. Они лишь следуют приказам, как и должны. Но корень зла таится в башнях Вейсхаупта и весь Орден должен знать, что творится за закрытыми дверьми...
Тейн ощутил, как на плечо его легла дружеская ладонь и Гвидо тихо сказал:
- Я могу избавить его речь от пафосной шелухи, если позволишь. Мне даже не потребуется тратить кровь, думаю.
- Не стоит, - прошептал Хейд, удивленно смотря на двух Стражей перед собой и похлопав по руке Гвидо на своем плече, - Дай им выговориться. Им это нужно... Да и кем мы будем, если применим к ним силу сейчас? Не надо.
После чего произнес уже громче:
- Поднимитесь, Стражи. И расскажите о том, что происходит в башнях Вейсхаупта. В подробностях, - и, чуть помолчав, добавил, - В нужных подробностях, без лирических отступлений.
И тевинтерцы снова стали говорить. Они начали издалека, рассказывая о том, что венатори уничтожили их форт и убили Командора. Рассказали о том, сколь многие из их собратьев присягнули "новому богу" тогда, рассказали о внезапном появлении андерцев, вырвавших их из лап гибели. Их рассказ был проникнут каким-то полуисторическим пафосом, но нотки горечи, проникавшие в голоса мужчин, и ладонь Гвидо, периодически сжимавшаяся у Хейда на плече - все говорило в пользу того, что винты не врут. Однако как было тяжело слушать их долгий рассказ, ощущая, что они вот вот подберутся к сути?.. В какой-то момент речь обоих стала скомканной и им с трудом удалось рассказать о том, что Первый имел связь с венатори, отправлялся в Орлей куда-то в глубинные тейги, а вернувшись оттуда - каким-то мистическим способом стал создавать из Стражей, услышавих Зов, разумных Порождений Тьмы в своих лабораториях.
- Мы были призваны взять марчанских Стражей, ушедших на Тропы, для того чтоб сделать с ними то же самое. Когда мы узнали, что за вещи нам придется творить с ними, мы просто сбежали...
- Что ты сказал? Марчанских Стражей? - резко вымолвил Гвидо.
Лицо же Тейна, весь рассказ выражавшее спокойствие и терпение, в данный момент дрогнуло. Маска, которую он сумел нацепить в начале рассказа, рассыпалась, и теперь было видно насколько Командор был не в себе, сдерживая гнев и скорбь внутри него. Он не мог поверить в это, не хотел верить в это, но понимал, что это правда. Начиная от гибели Командора Тевинтера и падения Стражей от рук венатори и заканчивая упоминанием марчан. Всё это казалось какой-то обманкой, не-реальностью, приходящей из Тени, но нет.
И это выводило из себя больше всего.
- Кого именно? Что за марчане то были? Можете их описать? Была ли среди них темноволосая низкорослая женщина и одноглазый Страж? - сквозь зубы спросил Хейд.
- Их... их было двое... - робко вздрогнул Лука, говоря не смотря на то, что брат недовольно зыркнул на него, - Один из них погиб, да, одноглазый Страж, Командор, он будто обезумел... аах!
Неожиданно юнец согнулся пополам и сдавленно вскрикнув, упал на пол, задрожав от боли. Тейну потребовалась всего доля секунды, чтобы понять, что происходит, но он не успел одернуть Нуньеса вовремя.
- Maldita... он защищал ее! - тот сжимал окровавленный кулак, - Он защищал Амбер, сраные вы ублюдки, и вы убили его, отбросили как ненужную вещь, а потом прятались, не потому что вас преследовали... потому что вы тряслись за свои жалкие шкуры!..
- Перестаньте! Kaffas Malefico... - воскликнул Маркус, обнажая меч.
Тейн почти тут же оказался рядом с Гвидо, прижимая его рукой и всем своим весом к стене, смотря прямо в глаза своему другу:
- ПРЕКРАТИТЬ! - после чего повернулся к Маркусу, - Убери оружие, живо! - и опять к магу, - Гвидо! ГВИДО! Слушай меня! СЛУШАЙ МЕНЯ. Это не поможет! Не вернет ни Риккарда, ни Амбер нам! Они выполняли приказы... Они верили тому, кто отдавал их. ПОСМОТРИ НА НИХ. Они похожи на убийц? На тех, кто хотел бы убивать нас, марчан, целенаправленно, считая, что мы - зло? Что мы - опасность? - Тейн смотрел прямо в глаза своего друга, крепко удерживая и пытаясь образумить его, а по щеке его катилась одинокая слеза.
И она говорила о всём том, что сейчас чувствовал Колтейн Хейд.
Со звучным плевком антиванец брезгливо разжал руку и вытер о мантию, жестко глядя куда-то, где взгляд его невозможно было поймать.
- Они падальщики. Я чувствую. Они смотрели, как порабощают их братьев, смотрели и ничего не делали. Они знали, зачем посланы на Тропы, но ничего не делали. Они знали, что пойдет чума и ничего не делали... - бормотал он, приложив алую ладонь ко лбу, размазывая кровь по коже.
- Это не повод лишать их жизни сейчас, - твердо произнес Хейд, переводя взгляд с мага на двух других Стражей и обратно, - Не повод вершить самосуд здесь и сейчас, без раздумий. Не повод...
Мужчина замолчал, на пару секунд прикрыв глаза, а затем повернулся к Маркусу и Луке.
- Вы знали про чуму? Вы не пытались ничего сделать до этого? Отвечайте, - взгляд его был холодным.
- Мы слышали, Командор, - вяло отозвался Маркус, подымая Луку на ноги, - но мы боялись столкнуться с силами Первого. Его ищейки вырезают дезертиров.
- О, тогда боюсь даже представить как вы обрадуетесь, когда узнаете, что в этой крепости Самин Марран! - прорычал Гвидо, всплескивая руками. Тевинтерцы со зримым ужасом переглянулись.
- Это правда, - подтвердил Командор, - Как и часть той делегации переговорщиков, что осталась в живых. Хотелось бы узнать в таком случае, действительно ли бы они попытались убить вас за нарушения каких-то приказов Первого, или же бы попытались убить вас за то, что вы делаете с другими Стражами.
Колтейн помолчал, проведя рукой по лицу, а затем продолжил:
- Что еще? Выкладывайте.
- Мы знали вашего секретаря, Командор. Это он нам сообщил, где удобнее всего будет перехватить ваших Стражей тогда... но сегодня мы ничего не говорили ему, мы не знаем, почему он решил наброситься на вас. Возможно, боялся, что мы выдадим секреты Вейсхаупта, - вздохнул Маркус, - это... это все.
- Значит, всё-таки шпион Первого... - протянул Хейд, - Подробнее. Как давно вы его знали? Что еще он вам докладывал? Как именно вы общались?
- Мы познакомились только в сорок первом году, мы ведь исполнители, Командор. Но он... я не знаю, он выглядел опытным. Мы тогда встретились в Маркхаме всего раз, он дал нам карты и сказал что другие донесения будет оставлять в третьей телеге каравана снабжения. Мы не надеялись найти что-то спустя год у ваших карванщиков, но все же нашли  закладку с отчетом о том, что произошло в Аринуме. Он оставлял его для каких-то иных гонцов Первого, мы не знаем, для кого...
- Чудесно, просто чудесно, - пробормотал под нос Тейн, а затем повернулся к магу, - Гвидо. Сопроводишь наших гостей в подземелье, в их временное пристанище на данный момент, и уведомишь ребят о том, что нужно пристальное внимание за ними? Пока мы не решим, что делать дальше. И без самодеятельности... прошу тебя, - а затем опять повернулся к Маркусу и Луке, - Надеюсь, вы понимайте, чем мое решение обоснованно. Не смотря на то, что вы рассказали, что вы клянетесь служить Ордену Марки, я все еще не могу быть уверенным в вашей честности, и нужно какое-то время для того, чтобы принять решение, что делать дальше. Пока что же вам придется погостить в наших подземельях, и, поверьте мне, это еще не так страшно, как могло бы быть. И, - тут взгляд его стал холодным, - радуйтесь что не в одной камере с Порождениями Тьмы. Пока что.
При последних словах он бросил взгляд на Гвидо, после чего жестом показал на выход:
- Свободны.
Гвидо выглядел задумчивым и в то же время мрачно-удовлетворенным. Он резко кивнул и лишь у самой двери вдруг воскликнул:
- Надо сказать Солоне! Надо, чтоб она знала, ведь если здесь был связной, значит...
- ..у неё тоже таковые могли бы быть. Отправь ей ворона. Впрочем, думаю, нам понадобится несколько воронов. Обсудим позже, - в этот момент Тейн задумчиво поглядел на Гвидо, который назвал Командора Ферелдена по имени. Это было непохоже на него, совсем непохоже. Появился еще один повод подумать... Возможно, не самый плохой. Но потом. Гвидо же наконец покинул кабинет, сопровождая двух Стражей в их места заключения.
Вздохнув, Хейд помассировал виски обеими руками... И направился на выход. Ему нужно было поговорить с кем-то, кто его выслушает, в состоянии выслушать. И он знал что таковой будет Гая. Даже если она не пришла еще в сознание, хоть он и надеялся на иное.

- Гая? Гая, это я... - постучавшись в двери лазарета и открыл её, Колтейн зашел вовнутрь, надеясь обнаружить там очнувшуюся женщину. Что ж, это он действительно обнаружил.
Как и Роя подле неё.
Сердце неприятно кольнуло.
- Я вам не мешаю? - почти учтиво осведомился Командор, и, не дожидаясь ответа, продолжил, - Мне нужно поговорить с ней. С глазу на глаз.

+2

30

Она мало говорила. Ройдберг больше. О том, что ей надо поправится и для этого соблюдать тишину. О тевинтерцах в форте о том, что произошло, пока она спала,  что впрочем было весьма мелким временным промежутком, но женщина все равно хотела слышать. И ей было приятно, что он держал ее за руку. Раньше она не замечала его заботы, но теперь ее это грело.
Когда вошел Хейд, Ройдберг не сразу убрал руки, он не чувствовал себя пойманным, хотя Гая почему-то ощутило неприятное волнение от того, какими Хейд мог их увидеть. Странно, с чего бы было бояться этого? Он ведь не сочтет ее лгуньей за то, что пока она лежала в отключке кто-то сидел рядом, верно?
- Конечно, Командор. Я вас оставлю, - Рой встал и сдержанно поклонившись Тейну, направился к двери, но на секунду задержался там и произнес вдруг, - я все хотел сказать вам, Командор, что восхищаюсь вашими людьми и вами. И благодарен вам. За множество вещей, - взгляд его упал на одеяло, которым Терциус была накрыта.
Хейд же внимательно выслушал то, что сказал Ройдберг, и кивнул, проводив его взглядом когда тот вышел, а затем повернулся к Гае. Она могла заметить в его глазах как замешательство, так и недовольство чем-то, но причины оного, она очень надеялась, лежали за пределами этой комнаты.
- Как ты? - осторожно спросил мужчина, присаживаясь на то же место, на котором сидел андерец, и было потянулся рукой к её руке, но одернул себя, просто сцепив свои руки на краю койки.
- Когда ты зашел, я разве захлебывалась кровью? - просипела женщина. Что-то случилось с ее голосом. То ли виноват был Хедгер, то ли порошок проклятого шпиона, а может и все вместе - в результате ее голос звучал как-то иначе, нежели всегда. Она, кажется, уже не могла избавиться от этой хрипотцы. Даже Тейн вскинул удивленно брови, после чего слегка улыбнулся:
- Кровью не захлебывалась, и даже активно взаимодействовала с Ройдбергом... - при последних словах мужчина потускнел, - Давно ты очнулась? И давно он здесь находился?
Гая нахмурилась. Ей почему-то стало стыдно. Нелепое чувство вины за что она не была в ответе. Нелепое потому, что она явно неправильно понимала Тейна.
- Он сидел ту, когда я проснулась... а это было, может, час назад. С ним что-то не так? Тевинтерцы сказали, что он тоже шпион Первого?
- Если бы они это сказали то я бы его так просто не отпустил, - хмыкнув, заметил Тейн, - Нет, просто... Мм, - он явно замешкался, подбирая слова, после чего вздохнул, - Всё нормально. Просто беспокоюсь о том, не мешал ли кто и не пришлось ли тебе одной находиться здесь, пока я решал проблемы.
- Я в порядке. Во мне и не такие дырки делали, - она хотела пожать плечами, но это было больно и женщина выдохнув, спросила, - так что сказали тевинтерцы? Я всегда думала, что в Тевинтере не осталось Стражей, только дезертиры, да руины...
Хейд помолчал, смотря внимательно в глаза Гае, а затем начал:
- Они... Ты частично права. В данный момент в Тевинтере от Стражей не осталось ничего. Какое-то время назад на них совершили нападение венатори и убили их Командора, а также завербовали многих Стражей на служение Корифею. А затем пришли андерцы, спасли их. Как оказалось, явились они не с проста, и Первый имел связи с венатори. И успел погулять в Орлее, в местных тейгах. А еще... - тут он снова запнулся и потер рукой переносицу, - В Вейсхаупте начали отлавливать Стражей, услышавших Зов, и делать из них разумных Порождений Тьмы.
Командор замолчал, а потом добавил:
- Риккерт был шпионом Первого, и навел конкретно этих тевинтерцев, выполнявших приказы Первого, на тех марчан, что уходили встретить свой конец на тропы. В их числе была и Амбер с Риккардом. Они ответственны за её... нынешнее состояние. Первый ответственен за это, если верить всему, что они рассказали. Но и Гвидо, и я... верим в это.
Гая поджала губы.
- Дурацкая у тебя привычка - верить винтам, - неловко пошутила она, пытаясь в то же время уместить в голове все сказанное.
- В этот раз у меня есть антиванец, который чувствует ложь, тевинтерка, которая вернет на землю шутками, и неваррка, которая устроит мне разнос, если я ошибусь опять, - с грустной улыбкой ответил Тейн, - Я не могу верить им на слово, но и игнорировать их слова тоже не могу. Более того, Эсток признал в них тех, кто был среди андерфелских Стражей, а также мы проверяем комнату Риккерта на наличие доказательств его конкретной связи с Первым. На крайний случай... - мужчина помрачнел, - Воспользуемся магией.
Ей хотелось взять его за руку. И она это сделала, стараясь не вкладывать в этот жест ничего... ничего такого. В ответ же она ощутила и увидела, как он сжал её руку. Она смотрела ему в лицо и слабо улыбалась, но в голове пульсировала мысль о том, что он по прежнему в опасности. И одних шуток недостаточно. Гвидо же слаб. А эта женщина... Гая прикрыла глаза, пытаясь избавиться от назойливого голоса, повторявшего "Что ты чувствуешь, когда теряешь то, что тебе и не принадлежит?" и в то же время... может быть Нуньес мог бы помочь ей, сделать так, чтоб она не отвлекалась на эмоции и сосредоточилась на защите Тейна. Может быть...
- О чем ты думаешь? - раздался голос Тейна, выдергивая её из мыслей.
- О том, что мне надо быстрее идти на поправку, с учетом того, сколько всего тебе угоржает, - почти не соврала женщина.
- Ты заслужила отдых. Нельзя вечно бросаться защищать меня, дай шанс остальным, - почти также неловко, как и Гая до этого, пошутил он.
- О, - печально улыбнулась тевинтерка в ответ, - да, конечно. У тебя действительно есть люди, которые могут присмотреть за тобой.
- Это не означает что ты мне не нужна, - добавил Хейд и тут же запнулся, почувствовав, что, может быть, сказал что-то не так, - В плане... Мне бы хотелось чтобы ты восстановилась полностью. И мне не хочется подвергать тебя еще большой опасности, пренебрегая тем, что ты сделала и делаешь для меня.
- Всегда пожалуйста, - слабо усмехнулась женщина, надеясь, что не начала краснеть.

+2