Dragon Age: A Story Being Told

Объявление

Добро пожаловать

Приветствуем Вас на проекте Dragon Age: A Story Being Told! Наши приключения разворачиваются в 9:42 Века Дракона, после победы над Корифеем. Для нас важно сохранить атмосферу мира Dragon Age и мы очень внимательны к Кодексу, который ей сопутствует. Несмотря на это, здесь мы создаем собственную историю и приглашаем Вас присоединиться.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir
Приветсвие
Навигация
Администрация
Новости
Нужные
Доска почета
Новости

15/01/2016 – Объявление о внесении изменений в правила форума.

15/01/2016 – Срочно разыскивается игрок на роль Флоры Хариманн для участия в запущенной сюжетной ветке.

10/01/2017Перекличка до 20.01!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: A Story Being Told » ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » Штиль


Штиль

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://sa.uploads.ru/notji.png
ШТИЛЬ

Действующие лица:
Gaia Tertius, Coltaine Heid, камео Guido Nunez

Время действия:
9:42 Века Дракона, середина Фрументума

Место действия:
форт Гараэл, горы Виммарка, пещеры Эдрас

Даже самые тяжелые дни проходят, оставляя о себе лишь отзвуки воспоминаний. Тогда наступает время для легких дней.

+1

2

Гвидо Нуньес устал.
Это чувство не покидало его после сна, не покидало после бодрящего состава. Все эти события последних дней, недель, даже можно уже сказать месяцев - они вымотали его и опустошили больше, чем несколько лет беспечности и разбоя во времена не столь уж далекие. Он устал. И Меско тоже устал, ворчливо воя где-то на дне его впавшей грудины.
Гвидо чувствовал - наступало время оценить все, что он успел сделать. Осознать, кому успел помочь. Окупило ли это вред, который он причинял прежде? Конечно нет. Даже сотни спасенных от бесславной гибели Стражей не было достаточно, чтоб покрыть солидный список его прошлых преступлений. И он не сделал главного. Того, к чему стремился, подгоняемый чувством вины и раскаяния за прошлые грехи. Не нашел лекарство.
Быть может, сейчас вообще было не время его искать.
Быть может, поэтому он помогал Хейду вернуть рассудок одной женщине и очистить - другой. Быть может поэтому он не жалел себя, когда пытался защитить Башню Бдения и людей, которые вряд ли когда-либо узнали бы о его участии в том, что произошло в городе. В глубине души Гвидо чувствовал - он выбрал неправильное время, чтобы умирать.
- Скверно выглядишь, - угрюмо произнес старший Хоук, когда Нуньес медленным, шаркающим шагом прошел мимо коридора, где Гаррет с Карвером обсуждали что-то в пол голоса. Младший Хоук с трудом спрятал пробивающуюся во взгляде жалость.
- Скверно, - хохотнул Гвидо, потирая ладонью щетинистую щеку, отшучиваясь, - так всегда бывает, когда спишь больше восьми часов, друг мой.
- Послушай, Мерриль говорит, что вспомнила что-то, - коротко произнес Карвер, поглядывая на старшего. Гаррет нахмурился. Карвер демонстративно сложил руки на груди. Гаррет вздохнул и обратил взгляд на Нуньеса:
- Ты не мог бы... -  с нажимом, на что Гвидо, занося ногу на ступеньку лишь пожал плечами.
- Это твоя жена, друг мой, ты должен поговорить с ней сам. Я уже говорил, она не одержима. Смелее, compadre, - уже с лестницы раздалось напутствие. Он был далеко, но все же слышал, как Хоук вздохнул.
Он не хотел думать о том, что потерял нить к спасению от скверны вместе с частицами памяти Мерриль. Он не хотел думать о чем-то столь незначительном сейчас, когда Колтейн раскрыл ему глаза на то, какая угроза висит над Орденом и как далеко она запустила свои лапы, расползаясь подобно моровому поветрию вдаль от Андерфелса. Гвидо тяжело поднимался по ступеням и думал о многих вещах, обо всем, наверное, кроме лекарства, приказывая себе сосредоточиться на том, что сейчас действительно важно для всех. Не для него. Жертвенность в смерти, compadre, жертвенность в смерти.
Путь антиванца лежал к кабинету Колтейна, который сутки назад он уже посещал, истощенный недавним ритуалом, в компании Констебля. Все, что он сказал Командору Марки тогда - был сухой отчет о том, что Гая Алтани - она же Терциус, насколько ему позволяли судить обрывки воспоминаний женщины - не являлась шпионом Первого и питала искреннюю привязанность если не к ордену Марки, то хотя бы к его Командору. Какой бы противной не была эта правда, Гвидо посчитал нужным сообщить ее, более-менее полно  - пусть, видит Создатель, после ритуала он просто не способен был соврать, но  его печалили следы недовольства на лице Шарон, потому он старался подбирать слова. Не ради Гаи, наверное. Ради Хейда, скорее. У него итак хватало проблем. А Гвидо был хорошим Стражем, был предан Командору. И если тот решил доверять Алтани снова...
- Hola, - сказал маг, толкая плечом дверь в кабинет друга, после символического стука, - я решил заглянуть и сообщить, что ноги мои перестали дрожать и я могу снова вскрывать мозги. Кто у нас на очереди? - полушутливо произнес маг и закрыл дверь.. руками. Это был признак. Симптом его немощи. Он почти никогда не закрывал дверь руками, используя свое искусство телекинеза для того, чтоб запахивать или распахивать любые двери. Теперь же... Гвидо Нуньес устал.
- Я пришел задать тебе несколько вопросов. Вчера не было сил обсуждать все, тем более, Шарон прекрасно озвучила половину моих мыслей. Но теперь я все же хотел бы поговорить, - мужчина кряхтя устроился в кресле напротив командорского стола и потер руками колени, - я сказал не все, что там увидел. Не хотел говорить при Констебле.

Отредактировано Guido Nunez (2017-01-16 04:44:39)

+2

3

Когда-то форт казался Тейну надежным и спокойным местом, способным принести ему уединение и успокоение. Когда-то, когда он отстраивал его с остальными Стражами и наемными рабочими, ему виделось что здесь будет тихо, спокойно и уютно. Что здесь смогут отдыхать Стражи когда это им требуется. Что здесь они смогут собираться и решать проблемы все вместе. Что отсюда он сможет контролировать дела по всей Марке и оперативно реагировать на те или иные проблемы, посылая помощь отрядам, если потребуется. Что сможет сделать так чтобы форт Гараэл был знаковым и важным для Ордена. Чтобы он был и символом, и местом отдыха.
Когда-то это было так. Но, чем дольше он продолжал оставаться Командором, тем больше понимал что покоя лично ему не будет и тут, в отличие от остальных. И вряд ли где-то в принципе в этом мире будет.
Всё из-за своих собственных решений.
Впрочем, не радоваться за своих подопечных Хейд не мог, такой уж он был человек по натуре. Хоть и знал что и тут далеко не всё так просто и радужно, как хотелось бы, но он видел что, в общем и целом, люди довольны. По крайней мере, были довольны. Сейчас же в этом мужчина не был уверен, и на то было множество причин.
Самая очевидная из них это ситуация с Первым, и то, как обернулись переговоры, которые он сам, пожалуй, и обернул катастрофой для них всех. Колтейну понадобился всего один день размышлений чтобы понять что это было главным промахом и ему, пожалуй, не стоило провоцировать андерцев с самого начала. Возможно, тогда бы что-то поменялось. Но собственная надменность и желание доказать свою правоту, убедиться в ней сыграли с ним злую шутку, и теперь они имели то, что имели. Тейн не знал что было бы, если бы он выбрал другую тактику, но теперь на его руках была кровь как минимум двух Стражей из Андерфелса, и, если все пойдет и дальше по наклонной, то, возможно, погибнут еще больше Стражей. И погибнут не ради того, чтобы сохранить Тедас, не в бою с Порождениями, а друг с другом. И это душило его больше всего.
Потому что сейчас он понимал что сам всё это затеял.
Но показывать собственное смятение и осознание глупости Хейд не мог. Поэтому старался оставаться спокойным и сосредоточенным. Потому что были и другие проблемы.
Например, прибывшие из Ферелдена орлесианцы. Это было полной неожиданностью для Командора, но не принять их к себе он не смог. Амелл поступила так, как посчитала нужным, забрав их к себе, не смотря на то что сам Хейд задавался вопросом, правильно ли будет доверять тем, кто так легко поддался ошибочным уговорам и обещаниям... Но, что Тейн успел выучить за столько лет, так это то, что Солона почти не ошибалась, следуя велению сердца и своему чутью. И, возможно, пора было поддержать ту, что согласилась поддержать его, не смотря на приказной тон во время их встречи и прочие ошибки марчанина. Особенно когда орлесианцы рассказали о том, что их выслали из страны из-за оккупации Амарантайна Томаса Хоу и его требований. Отказаться принять собственных собратьев в такой момент было бы преступлением, поэтому Колтейн и его Стражи постарались расположить их в форте и помочь обустроиться здесь. Но, естественно, и с ними было не всё так просто, да и не все Стражи Марки были согласны с таким решением...
Но решение было принято.
Еще же одна проблема касалась Гаи, и, пожалуй, она была не менее важна, чем проблема с Первым.
Шарон, узнав о том, что Хейд привел с собой не только андерцев, но и ту, что когда-то он согласился убить при встрече, а потом нарушил это обещание и нарушил это еще раз, устроила... Пожалуй, даже словами нельзя было передать, что это было. И выдержать этот напор Колтейну было сложно. Нереально сложно. Но он знал что поступил правильно. Чувствовал это. И сдаваться не собирался.
И, как мог, выстоял под напором Констебля.
А затем они смогли договориться. Со скрипом, магией и бурей, но смогли.
Поэтому Гая не была заточена в камеру, поэтому она была лишь под "домашним арестом" с надзором, поэтому... Поэтому они провели ритуал, тот самый ритуал, который когда-то предлагал Гвидо. И который именно Гвидо, вернувшийся, уставший, вымотавшийся и съедаемый скверной (о, Создатель, как Тейн был зол на него за это, но в тоже время и понимал мотивы друга!, не говоря уже о том что маг крови привел с собой Мерриль и Хоука, а, с этим известием, вернулся и Карвер, и прибавилось еще больше забот), провел. Провел и сумел хотя бы частично убедить Шарон в том, что Гая не шпион Первого, не предаст их, и у неё были свои мотивы вести себя так, как вела. И это позволило допустить перемещение Терциус по крепости свободно... почти. С одним надзирателем в лице любого из Стражей, но всё же.
А еще была Амбер. Бедная Амбер, сходившая с ума, и которую он вынужденно держал живой, надеясь на то, что они смогут найти способ вернуть ей рассудок, и, возможно, как-то помочь. То была надежда почти слепая, но... Но Хейду не хотелось признавать что всё бесполезно и напрасно. Потому что Амбер не заслужила то, что с ней стало. Она заслуживала лучшего.
Но продолжала оставаться живой и безумной. И, не в последнюю очередь, и потому, что это требовалось чтобы показать андерцам. И за это Тейн себя также презирал. Помимо сотни других вещей.

Для Колтейна Хейда и его друзей не было покоя в форте. Не было покоя нигде. Потому что крепость была переполнена людьми как никогда. Здесь была жизнь. И здесь были проблемы.
И с этим приходилось мириться.

В момент, когда в дверь раздался стук, Колтейн Хейд сидел за собственным столом, опираясь головой на правую руку, что, в свою очередь, опиралась на подлокотник кресла, и смотрел в какую-то одну точку. Лоб его был покрыт морщинами, а взгляд, пусть и невидящий, был хмурым и усталым. Он явно обдумывал всё, что происходит вокруг, и пытался найти решения даже там, где эти решения не нужны были. А еще он выглядел постаревшим.
- Гвидо, - вынырнув из собственных мыслей, очнулся Тейн и внимательно проследил за тем, как его друг собственноручно (плохой признак) прикрывает дверь, после чего устраивается в кресле напротив, - Друг мой, тебе не стоило подниматься сюда, если я тебе был нужен, то следовало бы позвать меня к себе...
- Ну, когда стану Командором - обязательно так и поступлю, - усмехнулся подопечный Хейда.
- В таком случае, мне следует постараться чтобы форт остался на своем месте, - с легкой улыбкой ответил Командор, после чего вздохнул, - Вопросы... Да, Шарон многое озвучила, и я понимаю ваши с ней опасения, и отчасти их разделяю, но далеко не все, особенно после того как Гая спасла мне жизнь, дважды. И, пожалуй, ты прав что... не рассказал всё при Констебле, с учетом того как она и так отреагировала на всё происходящее. Но что именно ты утаил, Гвидо?
При последних словах мужчина подался вперед, оперевшись обеими руками на стол, и внимательно смотря на мага. В глазах его можно было прочесть сочувствие по отношению к малефикару, а также напряженность и собранность, свойственная людям, которые готовы услышать что-то... что-то.

+2

4

Маг глядел на Командора с прищуром, какой бывает у хитрого, старого зверя, вроде лисы или льва. Гвидо успел оценить то, каким усталым выглядел Тейн. Успел сравнить этот образ с тем неожиданно легким, каким он был, распивая ром с тевинтеркой женщиной в каюте маленького неваррского судна. Успел и подумать.
- Может быть, - подался Нуньес вперед и взял со стола Тейна фигурку из железного дерева, которую подарила как-то давно ему Насса, - у тебя есть предположения?
Фигурка древней богини была рогатой, как и положено Гилланнайн. Гвидо почти на ощупь различал эльфские символы на теле ее.
- Гвидо, - вздохнув, Командор чуть склонил голову на левый бок, продолжая следить глазами за собеседником, - Ты же понимаешь что я могу выстроить тысячу и одно предположение о том, что ты хочешь мне сказать, и даже возможно одно из них будет верным. И я даже предполагаю, какое именно, но давай не будем... - мужчина прервался и зажмурил глаза, потирая пальцами переносицу, - Я знаю о её чувствах ко мне. По крайней мере, знаю столько, сколько могу знать в своей ситуации. Я понимаю это.
После чего киркволлец убрал руку от лица и раскрыл глаза, в которых действительно можно было прочесть понимание. И что-то еще, что-то, что сам Тейн - Гвидо прекрасно знал это - описать бы не смог. Смятение и симпатия, которая была здесь так неуместна - все самое худшее, что можно было только получить от столкновения с этой проклятой женщиной. Чуть погодя, поскоблив для начала ногтем по ребристому боку статуэтки, Гвидо задумчиво произнес:
- Она тебя любит, да. Но знаешь ли ты, во что обращается любовь, когда сталкивается с разочарованием? - произнес он так, будто говорил не о людях, задумчиво глядя в пустоту, - я хотел бы, чтоб ты был осторожнее. Сейчас она преданна тебе, как собака, а завтра вцепится в глотку из ревности... пусть она и не борец, как мы оба знаем. Но я знаю также, что людям свойственно меняться, я видел как это происходит и мой долг предупредить тебя - она так же опасна, как и прежде, потому что это, - маг неприязненно поморщился, - довольно сильное чувство. Идеалистическое, я бы даже сказал. И что с ней случится, когда  - заметь, когда а не если - ее идеал рухнет, один Создатель знает.
Он сказал все откровенно, как думал, как видел. Да, он теперь намного лучше знал и понимал эту женщину. А еще он понимал, как противоречивы ее страсти. Если говорить попросту и откровенно, Гвидо боялся за друга - Терциус, Алтани, Гладий, кем бы она не была - она действительно представляла опасность своей непредсказуемостью и двойственностью ума.
По крайней мере, Гвидо хотелось верить, что он достаточно устал, чтоб поддаваться беспричинной паранойи в отношении просто влюбленной девчонки.
Взгляд Командора, пока Гвидо говорил, постепенно превращался в прищур, и, когда маг договорил, оставался таковым еще где-то с минуту. После чего, с грустной усмешкой, Колтейн откинулся на спинку кресла:
- Я знаю это, Гвидо. И понимаю. Благодарю за напоминание и попытки вернуть меня к реальности, с учетом того, что эта реальность не особо и забывалась, - Гвидо мог заметить как левая рука мужчины легла на подлокотник и крепко сжалась, но почти тут же разжалась, - Уверен, вы с Шарон не дадите мне забыться и обмануться, как это бывало и раньше. Лишь один момент, - Тейн замолчал, при этом приложив правую руку, а именно указательный палец, к своей щеке и постучал по ней, - Даже не смотря на всю свою проницательность, Гвидо, ты, как и я, как и она, как и все мы, остаемся людьми. Нам свойственно ошибаться, в тех или иных случаях. Помни об этом. А я буду помнить о твоем предупреждении.
- Мне действительно хотелось бы ошибаться чаще, Тейн, - вздохнул маг и поставил фигурку на место, - ты не хочешь ничего сказать больше? - с нажимом произнес он, выждав небольшую паузу.
- Ты прекрасно разбираешься в людях, мой друг, и сам знаешь когда я что-то хотел бы сказать, а что нет, - парировал Хейд, но, после небольшой паузы, добавил, - Я не уверен в себе. Во всех смыслах. Я чувствую что теряю хватку, распыляюсь и тону. Но, находясь рядом с ней, мне спокойнее. Я чувствую что могу ей доверять. И для меня это важно, Гвидо.
Он снова замолчал, будто давая магу возможность переварить услышанное и ощущаемое - а ощутил Гвидо достаточно, чтоб нахмурится и помрачнеть. Он не понимал, что с ним каждый раз делает эта женщина, обделенная магией, но способная на чары куда-более серьезные, судя по всему. Все это страшно беспокоило антиванца.
- Мне следует разобраться в себе и в том, что я чувствую. Иначе всё обернется слишком печально для всех нас. Ах, и да, я совершил ошибку на переговорах, что в итоге привело к тому, что привело, и не знаю, сколько еще придется держать Амбер и сможем ли мы вернуть её к здравому сознанию, и правильно ли так поступать по отношению к ней, а также мне не дает покоя тот факт что ты одной ногой стоишь на Тропах с Зовом, и что у нас в крепости находится половина Ордена Орлея, а вместе с ними Хоуки и Мерриль, которая ведет себя странно даже для мага крови, и Шарон продолжает осаждать меня и говорить о том, как я не прав - тысяча и одна проблема. Да, пожалуй, я уверен, что больше мне нечего сказать. Но, Гвидо, - тут Тейн чуть подался вперед, переведя дух и собравшись, и голос перестал дрожать, - Ты сам-то уверен, что ты не хочешь рассказать мне о чем-то еще?
Гвидо выдохнул. Поток сознания Тейна заставил что-то задрожать внутри него самого, но усталость не позволила погрузиться в это.
- Я больше чем уверен, что еще полгода и я найду способ сделать эффект временного очищения - стабильным, если у меня будут эти полгода...- неожиданно признался Нуньес, а потом накрыл ладонью лицо, беря себя в руки, -Тейн, андерцы... что ты собираешься с ними делать?

Отредактировано Guido Nunez (2017-01-18 00:48:19)

+2

5

- Не если, а будут, Гвидо. Сам понимаешь, оптимизм не помешает, когда реальность давит, - чуть улыбнулся Хейд, но почти тут же помрачнел. При словах о гостях, что привел за собой он сам, воин лишь долго и протяжно вздохнул. Действительно, о них-то он, пожалуй, и успел частично подзабыть, хотя на краю сознания мысли оставались, и тесно были связаны с Амбер. Просто именно беспокойство о Стражнице затмило тот факт, что у них тут, вообще-то, есть люди Первого, которым он собирался доказать свою правоту.
- Андерцы, - пробормотал себе под нос Командор, а затем продолжил уже более громко, - То-то я чувствую что что-то забыл. Я собираюсь поговорить с ними... Еще раз. И еще. Я хочу выслушать их. Услышать их точку зрения, понять, что они думают, и верят ли нам. В конце-то концов, они нам не враги. Да что уж там, я более чем уверен что половина Ордена в Андерфелсе, если не больше, нам не враги, и не уверен что Первый таковым на самом деле является, хотя признаков для этого достаточно, пусть и далеко не таких очевидных, как хотелось бы. В любом случае, если андерцы захотят уйти - я их отпущу. Они не наши пленники. Они наши гости.
- Знаешь, что еще показалось мне любопытным? - задумчиво произнес маг, рассеяно перескакивая с темы на тему, - в воспоминаниях Гаи нет Митифы, хотя она провела две недели перед Долиной Безмолвия - в Вейсхаупте. Вчера я почему-то не подумал об этом, а теперь вспомнил.
- Это... странно, - то, что мысли его друга скакали с одной на другой, на самом деле заставили насторожиться Колтейна, потому что такие скачки случались с Гвидо только в том случае, когда он погружался глубоко в себя, выдавая странные фразы и почти что пророческие высказывания. Проще говоря, вполне возможно что сейчас малефикар мог предугадать что-то важное, и стоило слушать его внимательнее, - Если она действительно оставалась в крепости на добровольной основе, как утверждается, то Гая должна была пересечься с ней хоть раз, хоть раз увидеть краем глаза где-то. По крайней мере, это было бы логично, если, конечно, Командора Неварры не держат специально отдельно от андерцев. И о чем, возможно, стоило бы детальнее расспросить наших гостей теперь, хм.
- Она даже не слышала о Командоре Неварры... И эти маги, - потер лоб Нуньес, - жаль, что она бывала в крепости так редко. Я... я понял, Тейн. Поговори с ними. А мне надо подумать. Если не возражаешь, я спущусь к себе и да, - он уже встал но у самой двери, обернувшись, коротко и сумрачно произнес, - как прилетит ворон из Ферелдена, я бы хотел знать об этом первый.
На последнюю просьбу Хейд вскинул удивленно брови, но списал такую странную просьбу на то, что Гвидо ждал каких-то вестей от Авернуса:
- Ну хорошо. И, если что-то потребуется - ты всегда можешь отправить кого-нибудь из слуг, - напомнил своему другу Тейн, когда тот уже закрывал двери, после чего прикрыл глаза. Подумать было о чем.
В конце-то концов, действительно, почему Гая не видела Митифу в крепости в Вейсхаупте? Что об этом могут знать андерцы, и захотят ли они говорить правду? И решат ли отправиться в путь обратно, в Андерфелс, или останутся здесь? И если останутся, сколько вопросов и недовольства это вызовет у остальных? И почему крепость постепенно превращалась в какой-то межнациональный приют? И какое соотношение женщин и мужчин среди новоприбывших? И почему он начал думать как Даффи, вместо того чтобы размышлять о чем-то более полезном и приятном? Ну или хотя бы полезном?
- Я постепенно схожу с ума. Мне нужен отдых. Мне. Нужен. Отдых... Или возможность отвлечься, - пробормотал Командор, откинувшись на спинку кресла и прикрыв глаза рукой. Просидев так минут с пять, киркволлец отнял руку от лица и поднялся из-за стола. В голове появилась до боли простая мысль, и он собирался её реализовать.
Поэтому Хейд быстрым шагом вышел из кабинета, предварительно заперев его, и направился в сторону отдельных комнат для гостей.

- Не возражаешь если составлю тебе компанию? - кивнув Стражу-"смотрителю", Колтейн осторожно уселся напротив Терциус, которую он нашел в библиотеке. Ему повезло что один из слуг видел как она отправилась сюда и узнал он это до того, как подошел к двери её комнаты и не начал усердные поиски тевинтерки по всей крепости.

+2


Вы здесь » Dragon Age: A Story Being Told » ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » Штиль