Dragon Age: A Story Being Told

Объявление

Добро пожаловать

Приветствуем Вас на проекте Dragon Age: A Story Being Told! Наши приключения разворачиваются в 9:42 Века Дракона, после победы над Корифеем. Для нас важно сохранить атмосферу мира Dragon Age и мы очень внимательны к Кодексу, который ей сопутствует. Несмотря на это, здесь мы создаем собственную историю и приглашаем Вас присоединиться.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir
Приветсвие
Навигация
Администрация
Новости
Нужные
Доска почета
Новости

05/04/2017 - С Днем Рождения, Муйре!

02/04/2017 - Подводим итоги мартовской лотереи. Результаты лотереи можно посмотреть здесь.

01/04/2017 - Внимание! Подводим итоги марта, а также открываем набор участников в новые квесты. Подробности здесь.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: A Story Being Told » ЗАВЕРШЕНО: ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » Время жить и время умирать


Время жить и время умирать

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

ВРЕМЯ ЖИТЬ И ВРЕМЯ УМИРАТЬ

Действующие лица:
Guido Nunez, Solona Amell

Время действия:
9 день месяца Парвулиса, 9:42 Века Дракона

Место действия:
Ферелден, Амарантайн

Солона Амелл твердо убеждена в том, что Томас Хоу должен умереть. И ради этого она готова прибегнуть даже к магии крови, но остается лишь одна проблема - кто станет её источником?

0

2

Солона проснулась в его объятиях. Какое-то время она просто лежала, прижавшись головой к груди мужчины, и слушала его тихое размеренное дыхание. Она думала о том, что Гвидо рассказал ей прошлой ночью: о его сестре Ане, об Адель, ставшей одержимой, о других женщинах, которых он использовал. И она не осуждала его. Не могла судить за то, что он нашел в себе мужество открыться ей. Напротив, он как будто бы стал для неё ближе, роднее, и чувство это заставляло её только сильнее жаться к его телу.
Когда за окном начало светать, Солона неохотно выползла из-под одеяла, постаравшись не разбудить мужчину. Здесь оказалось довольно холодно, так как уголь в обеих каминах, поддерживающих тепло командорских покоев, погас еще ночью. Опустив ноги на ледяной каменный пол, волшебница ощутила озноб и поспешила накинуть пеньюар, ожидавший её на спинке кресла. Тихо, почти на носочках, она отправилась в кабинет, чтобы собрать вещи, и обнаружила порванное белье, павшее жертвой «когтей» малефикара. Какое-то время она так и простояла, с вещицей в руках. Глядя на развороченный стол, разбросанные вокруг него листы пергамента, одежду, Солона без всякого стыда восстанавливала в памяти картинки проведенного с Нуньесом времени. Вдоволь насладившись этим, она принялась наводить порядки. Собрала даже пуговицы, которые неосторожно сорвала с рубахи малефикара, и найдя в столе иголку с ниткой, пришила их на место. Его одежды она аккуратно сложила, положив их на краешек кровати, а обувь поставила рядом.
Вскоре в дверь кабинета постучали. За порогом, к удивлению Солоны, оказалась Моуд. Она рассказала, что вернулась в эрлинг еще за светла, а поднос с едой, который принесла Командору, буквально вырвала из рук Эльзы. Та отчего-то желала первой встретить Амелл, но Моуд, почувствовав неладное в её откровенной ухмылке, воспользовалась правом первой горничной и запретила ей. Впрочем, все стало на свои места, когда Солона не пустила Моуд в спальню, попросив её причесать прямо здесь, в кабинете.
Горничная ушла, исполнив все свои обязанности, а Солона, перебившись куском хлеба и сделав несколько глотков теплого молока, отнесла поднос в опочивальню, оставив его на прикроватном столике, для Гвидо. Она, возможно, еще ненадолго задержалась там, борясь с желанием разбудить его, но в конце-концов вышла, притворив за собой дверь. Покончив с утренним туалетом, Солона уселась за работу. Так она просидела до обеда, успев принять несколько Стражей, пришедших с устным отчетом, но Гвидо, к её удивлению, так и не вышел.

+1

3

Он спал хорошо. Тень была пустынна и мрачна, но в ней не было темных образов. Как и светлых. Гвидо читал во сне и не мог разобрать буквы, будто открыл книгу на чужом языке или слишком устал, чтоб понять смысл написанного. Однако сама книга внушала ему чувство, что он непременно должен ее прочесть, ибо там сокрыто нечто столь важное для его дела, что запросто может решить все его проблемы.
Буквы сливались и расплывались перед глазами, меняя место в строках. Гвидо пытался заставить их сидеть смирно и даже начал колдовать, однако единственным итогом этого решения стало то, что маг проснулся от звука разбитой им вазы. С пальцев во сне сорвался магический всполох и покачнул стоящий на краю столика сосуд.
Нуньес нахмурился, садясь на месте и несколько секунд глупо смотрел на осколки, залитые водой и перемешанные с цветами, прежде, чем осознать где он находится и что было вчера.
- Sol... - позвал он шепотом, оборачиваясь по сторонам. Но женщины не было в спальне. А если судить по солнцу за окном - уже довольно давно. Обнаружив, что проспал он непозволительно и непривычно много, Гвидо нахмурился еще больше и почему-то проверил себя руками на предмет повреждений. Ничего кроме недавних ранок. Осмотрев себя, следов моровых пятен он также не обнаружил, да и с чего им было появляться после ночи напрочь лишенной кошмаров. И все же как он мог столько проспать? Было ли это следствием недосыпа, потрясений, эликсира или... или Солоны Амелл, мирно спящей под боком? Антиванец вздохнул и потер ладонью лоб, спуская босые ноги на пол. Только сейчас он увидел на столе остывший завтрак и слабо улыбнулся, прислушиваясь к происходящему в соседней комнате. Оттуда доносились голоса. Командор, как ему и положено, работал.
Наскоро утолив голод холодной снедью, Гвидо, найдя свои вещи, стал одеваться, чувствуя, что оставаться голым на ферелденском холоде долго не сможет. Когда он одевал рубаху под пальцы попались пуговицы, которые, если он все правильно помнил, разлетелись в разные стороны давече ночью с легкой руки его чувственной пассии. Погладив одну пуговичку пальцем, он подумал, что Командор, пришивающий ему пуговицы, это слишком хорошо, чтоб быть правдой.

- Почему ты меня не разбудила? - спросил он, появляясь на пороге кабинета Амелл, сразу, как только ушел ее посетитель. Не то чтоб он скрывался, но и навлекать на женщину сонм слухов он не хотел.
- Ты так хорошо спал, - Солона встретила его ясной улыбкой, и опустив перо в чернильницу, сказала: - я не нашла в себе сил разбудить тебя, особенно после того, как сама же половину ночи не давала тебе покоя. Кстати, там что-то упало? Я почти уверена, что слышала треск той отвратительной вазы, которую Эльза принесла в мою спальню в прошлом месяце. Или это была Андрасте? - напомнила она о керамической статуэтке пророчицы.
- Создатель миловал - Андрасте я не бил, - подохдя ближе к женщине и чувствуя необычайный подъем, Гвидо остановился у стола и уперевшись рукой в столешницу, наклонился, чтоб коротко поцеловать Солону.
Мужчина почувствовал, как Солона сделала прерывистый вдох, когда их губы соприкоснулись, а после увидел смущение на её на лице, когда она отвела в сторону голову, взглянув на него украдкой.
- Хорошо, - ответила она на выдохе. Гвидо не скрывал удовольствие, которое вызвала эта нежданная робость.
- Я смотрю, ты успела переделать много дел, - усаживаясь в кресло напротив стола, с мирной улыбкой произнес Нуньес, - может быть уже даже успела придумать, где мы возьмем жертвенный сосуд, м? Нет? - он чуть поерзал на месте, поскрябывая в бороде пальцами и оглянувшись на дверь, вздохнул, - что ж, может быть тогда мы отпустим Кивана миром? Такой чудесный день, так не хочется никому в мозгах ковырятся, знаешь ли.
И эта его серьезность, смешанная то ли с озорством, то ли с издевкой, не давала понять, действительно ли он вкладывает в свои слова какой-то смысл, или просто болтает. Солона слабо улыбнулась на его слова, и положила перед собой два исписанных листа бумаги.
- Этим утром я написала два письма, - объяснила она, - одно для Натаниэля, с приказом задержаться в Гварене, которого он разумеется ослушается, если Кайл уже добрался до тейрнира и рассказал ему о случившемся в Амарантайне. И я даже не стану его винить в этом, я бы поступила также. Другое письмо для Веланны, с приказом задержать Старшего Стража Хоу даже, если для этого придется применить силу. Видишь ли, как бы мне не нравилось твое предложение, я намерена идти до конца. Но в тоже время... я не хочу жертвовать ради этого жизнью Стража, я не Кларель, я-я... - Солона прервала свою ставшей взволнованной речь и тяжело вздохнула, - вчера ты так и не объяснил мне, что тебе нужно для того, чтобы совершить этот ритуал. Тебе нужна кровь, но чья?
Гвидо чуть нахмурил брови, почувствовав вдруг, какое напряжение и неуютное волнение вызывает в них обоих этот разговор при свете дня. Не то, чтобы ночью он был более приятен, однако... Чуть поерзав на стуле и потерев пальцем висок, Гвидо сделал неопределенный жест:
- За неимением альтернатив, подойдет любая, но я бы предпочел кровь драконидов или... созданий разумных. Эльфийская - ценна тем, что проникнута магией. Кровь магов, соответственно, еще более приветствуется. Чем больше маны я смогу извлечь, тем лучше. Но вряд ли ты сейчас из рукава достанешь виверна или дрейка, - поморщился мужчина.

Отредактировано Guido Nunez (2017-01-10 23:50:04)

+1

4

- Ты прав, не достану. Но Корин как-то рассказывал, что в лесу водятся гургуты. Впрочем, это было довольно давно, - Солона пожала плечами, прекрасно понимая, что ящерица-переросток взамен виверну или дрейку не является хорошей альтернативой для них. Даже если порождение и знает где находится логово гургута, для такого рода охоты необходима тщательная подготовка. А уж этого никак нельзя устроить без постороннего вмешательства. Не говоря уже о том, что они были крайне ограничены во времени.
- Сколько тебе нужно крови и насколько это опасно для сосуда?
- Солона, я не хочу тебе врать. Магия крови всегда опасна. Для меня, для цели, для жертвы. Это тонкий и смертоносный инструмент, одно неверное движение... хм, - он замолчал, понимая, что копает себе яму этими заявлениями. Потом сделал загадочный жест рукой, заставивший вдруг выскользнуть из его рукава нож, который, Солона хорошо помнила, валялся где-то в углу комнаты утром, прежде чем она положила его поверх вещей мага. Но долго размышлять ей времени не дали, маг на ее глазах вспорол себе совсем недавно заживленную руку и сжал кулак, что-то очень быстро проговаривая под нос на тевине. Кровь сочилась сквозь пальцы, движение ее показалось Солоне нарочито замедленным, таким, будто она смотрит на происходящее через пелену сна. Однако когда мужчина разжал ладонь, кровь текла уже вполне естественным манером, пачкая его рукав.
- Я не могу обещать тебе, что цель выживет, пока моя собственная кровь дает такой нестабильный выброс энтропии, - на выдохе произнес антиванец.
- Проклятье! - воскликнула Солона и поднялась с кресла. Обойдя стол она поспешно скрылась за дверью своей спальни, - ты хоть понимаешь, чем это грозит нам, Гвидо? - донесся из глубины комнаты её голос, - ну, разумеется, ты понимаешь, - женщина быстро вернулась в кабинет, держа в руках какую-то белую тряпицу, - внезапное исчезновение Стража в стенах крепости... это не то, что можно так просто скрыть. О, Создатель, как я могу так говорить? Я не стану жертвовать невинной жизнью ради того, чтобы убить этого ублюдка, Хоу. И не допущу, чтобы ты так рисковал из-за меня.
Солона опустилась на край стола и закатила Гвидо рукав. Она задержала взгляд на порезе, осторожно коснувшись его своими пальцами. Хотела исцелить, но... все еще не чувствовала в себе сил для этого.
Антиванец смотрел на нее снизу вверх, неотрывно, немигая, желтоглазый, как кот, разве только урчать не умел. Это напомнило ей что-то. Именно так он смотрел на неё тогда, в Пике Солдата, когда она лечила его рану, нанесенную Авернусом в припадке. Тогда она, кажется, разозлилась на него, но сейчас ей хотелось лишь улыбаться. Разорвав тряпицу на жгуты, она перевязала его рану, сказав:
- Эти несколько дней... я не знаю, что я делала бы, не будь тебя рядом, Гвидо. Наверное,  еще больше наломала бы дров. Но, прошу тебя, - она склонилась над ним, погладив рукою его щеку, - не рискуй собой. И я говорю не только о твоем положении в стенах этой крепости.

+1

5

Что он мог еще сказать ей? Что он должен был сказать и что пообещать? В этот момент он четко ощущал ее отторжение - но не к нему, а к мысли, что он может исчезнуть из ее жизни быстрее, чем появился. Его одновременно грело и угнетало то, какой ответственностью ложится на его плечи эта привязанность женщины.
- Солона, - вздохнул мужчина, - ты понимаешь, что я могу услышать Зов гораздо раньше, чем найду выход из положения?
Амелл отстранилась, положив руки на колени и опустив взгляд.
- Конечно, понимаю. Я много думала об этом с тех самых пор, как мы вернулись из леса Вендинг, и-и... - Солона сделала глубокий вдох и выдох, как будто бы вторя малефикару, - что именно ты хочешь услышать от меня, Гвидо? Что я действительно осознаю насколько серьезно то положение, в котором ты оказался? Или что я не тешу себя глупыми надеждами в отношении твоего будущего?
Говорила Солона удивительно спокойно.
Побарабанив пальцем по подбородку, мужчина осторожно ответил:
- Надежды никогда не бывают глупыми, если только они надежды, а не слепые мечты. Я тоже на многое надеюсь, ми альма, но я также стараюсь трезво оценивать ситуацию. И хотел бы, чтоб и ты поступала так же, - окинул он волшебницу тоскливым и даже слегка виноватым взглядом.
- Я бы хотел, чтоб ты была готова к любому исходу, каким бы неприятным он ни был. Или приятным, - слабо улыбнулся маг подумав немного, видя, что Солона собирается с мыслями. Он взял ее ладонь в свою и тихо выдохнул, прижимая к губам тонкие пальцы, - я не хочу, чтоб ты грустила о том, на что мы повлиять пока не в силах.
- Ты прав, - Солона наклонилась к нему, притянув к себе его руку, и сказала: - я не знаю, что ждет нас впереди. И не могу знать. Но в одном я могу быть уверена: я не желаю тратить столь драгоценное время, отведенное нам.
Маг ждал от нее чуть другого ответа. Но сейчас,  глядя ей в лицо, видя легкий румянец на щеках - он не хотел омрачать ее мысли более.
- Я думаю мы можем использовать какую-нибудь скотину для наших целей, если не найдется альтернативы. И все же... подумай, Солона, может здесь есть человек, который готов уже к смерти? Я был недавно в столовой  и чувствовал остро скверну в одном из твоих Серых, не успел разглядеть в ком... - ловя взгляд женщины, Гвидо крепко сжал ее ладонь, как бы подталкивая к тому, чтобы сосредоточиться.
Солона ответила не сразу.
- До того как отправиться в Пик Солдата я получила отчет от Стража Гавейна. В нем значилось, что один из его людей, Семьюэль, вот уже какое-то время слышит Зов. Я собиралась поговорить с ним по возвращению, но крепость оказалась в осаде.
Гвидо задумчиво смотрел на нее еще несколько мгновений, как бы пытаясь понять, готова ли она.
- Что ж, - произнес он, определившись, - быть может сейчас настало время?

+1

6

В Башне Бдения не было Стражей, чей срок пребывания в Ордене превышал больше двенадцать лет. Исключение составляли немногочисленные до недавнего времени орлесианцы. Но это вовсе не значило, что все они были застрахованы от Зова, пусть и на какое-то время. Некоторые Стражи, патрулирующие самые темные подземелья Глубинных Троп, или же те, кому приходилось неоднократно отправляться за образцами для Авернуса, начинали слышать таинственное пение, свидетельствовавшее лишь об одном - их время пришло. Одним из таких был Семьюэль - отважный воин, некогда служивший под началом Капитана Гаревела. Он был заражен во время осады Башни Бдения порождениями, и прошел посвящение, перейдя под командование Стража Гавейна.
- Вы хотели меня видеть, Командор? - спросил Семьюэль. Измученный, усталый на вид, мужчина прошел вперед и отдернул рукой края своего воротника, как будто бы пытаясь что-то скрыть.
- Да, Сэмьюэль. Присаживайся, - Солона указала рукой на пустующее кресло, - видишь ли, мне стало известно, что вот уже какое-то время ты слышишь Зов, и что в скором времени ты планируешь отправиться на тропы. Но у меня есть для тебя одно задание. Последнее, если можно так выразиться.
- Говорите, Командор. Я сделаю все, что в моих силах.
Какое-то мгновение Солона смотрела на Семьюэля немигающим взглядом. Она чувствовала, что слова, которые ей нужно произнести, не готовы так легко слететь с уст. И все же, она продолжила:
- Тебе ведь известно, что мир между Серыми Стражами и Томасом Хоу стоил нам потерей не только эрлинга, но и крепости, которую мы занимаем со времен окончания Мора. Хоу ждет, что мы покинем это место, но он не знает насколько значимо оно для Стражей, и насколько важно чтобы мы оставались здесь и дальше. Вступить в открытый конфликт с Хоу мы не можем, так как заключили соглашение. Но у Стража Нуньеса есть идея, как нам решить эту проблему так, чтобы не навлечь на Орден еще одну угрозу.
- Я слушаю, - Семьюэль повернулся, неуверенно взглянув на малефикара. Гвидо встал и заложил руки за спину, выпрямившись в какой-то учительской манере - Солона стала замечать, что он часто выбирает именно эту позу.
- Вы чувствуете, Guarda, скверну в моих жилах так, как я чувствую в ваших? - начал он с самого очевидного и неприятного. Амелл, к сожалению, не могла ощутить в полной мере разницу между источниками мора в этих Стражах, но Семюэль, кажется, понял о чем говорил маг.
- У вас еще есть время, милорд, - будто бы утешающе произнес Страж. Тогда Гвидо кивнул и сделал несколько шагов вправо и вкруг его стула.
- У меня есть время и я хочу потратить его на помощь вашему Ордену. Пусть я Страж Марки, я считаю, что мы все братья и должны помогать друг другу, вне зависимости от страны.
Семюэль кивнул, ожидая продолжения и Гвидо продолжил.
- Смерть Томаса Хоу была бы лучшим исходом, верно? - спросил он тоном учителя у Серого и тот снова, чуть погодя кивнул, и в этом жесте равно проглядывали неуверенность и злость. Глаза Гвидо сверкнули.
- Мы не можем убить его, скомпроментировав Стражей. Но мы можем спровоцировать конфликт внутри его армии и сделать так, что лорды прозреют, обратившись против него. Сеньор Семюэль, далее, я хотел бы, чтоб вы слушали очень вдумчиво, поскольку это всего лишь предложение, на которое вы могли бы согласиться добровольно, - он сделал паузу и поднял указательный палец, расцепив руки, - или отринуть, посчитав порочным. Я маг крови. Я могу зачаровать лорда Кивана для того, чтоб тот пошел против Хоу. Но для этого мне к большому сожалению требуется жертва крови и я не могу использовать свою, поскольку рискую умереть не совершив заклинания. Потому...
- Я понял, - тихо сказал Семюэль и Гвидо замолк, сосредоточенно вглядываясь в Стража, снова сцепляя руки за спиной.
- Кларель спасала мир от Моров, - произнес Страж после небольшой заминки. Нуньес вздохнул.
- Я не Кларель и называю вещи своими именами: этот ритуал нужен, чтобы помочь Командору удержать эрлинг и, возможно, спасти короля от стычки с недостойным этих земель юнцом... и этот ритуал низок, поскольку мы действуем чужими руками. Мне не требуется жертва всего Ордена и я готов колдовать с клинками храмовников у моей шеи, если это поможет против преда... - Гвидо запнулся и вдруг сказал тихо, - ты ведь чувствуешь. Стал бы я затевать лихое на пороге Зова, для чего оно мне?
Семюэль молчал, думал.

- Вы хотите, чтоб я послужил Ордену, последний раз, - поднял Семюэль глаза на Амелл, - не будет Троп с этой гадкой музыкой, не будет струпьев и гнили в морщинах... Я... а моя кровь подойдет? - вдруг обернулся он к Гвидо. Антиванец как-то болезненно дернулся и коснулся своего недавнего шрама.
- Ваша кровь, возможно, лучшее, что у нас есть, - сказал он со вздохом.
- Расскажи ему о том, что собой представляет ритуал. Что он почувствует. Он имеет право знать все, - говорила Солона так, словно вовсе не о Семюэле, а о себе. Это она хотела знать какого будет Стражу в последний момент его жизни. Это она изо всех сил сдерживала свои эмоции понимая, что возврата нет. Если Сэмьюэль принял решение, она не вправе препятствовать ему в этом, даже волей Командора.
- Вы почувствуете боль, - вздохнул Гвидо еще раз, начав медленно ходить по комнате, - поскольку роль жертвы в Ритуале - это принести выплеск магии. Я сделаю два надреза, на руках, постараюсь сделать их наиболее безболезненными. Потом будет холодно, - маг застыл на месте и в глазах его появилось странное выражение, - холод, тяжесть воспоминаний, несбывшихся надежд, голос матери... пальцы немеют, но на губах улыбка... станет легче...
Он говорил так, будто вовсе ни к кому не обращался, а вспомнил что-то. Что-то из собственного опыта или... или из чужого. В скольких умах он хозяйничал как в своем?..
- Гвидо?... - позвала Солона его и увидела как Сэмьюэль неуютно заерзал в кресле. Антиванец встряхул головой и зажмурился.
- Я боюсь, что только испорчу все, если... я... - несвязно произнес мужчина и виновато посмотрел на волшебницу, - это было недопустимо, прошу прощения. Потеря крови действительно ощущается как холод. Вполне возможно, Семюэль, что на границе миров вас еще можно будет спасти.
- Но я не желаю спасения, - отвечал Семьюэль твердо, - я слышу Зов и вполне обойдусь одной смертью, спасибо.
- Тогда я могу обещать, что эта смерть будет... - потер переносицу маг и вдруг сказал, - ... нет, я не могу.
После чего вдруг вышел из комнаты стремительным шагом.

+1

7

Холод. У него немели пальцы. Он чувствовал, как Тень обнимает его со спины, вкладывая в объятья всю любовь, что не додал Создатель своим грешным детям. Он чувствовал, что ей было легче, но боль от мысли, что мог быть другой выход - была невыносима.
Он шел быстро, не оборачиваясь, и каблуки сапог гулко стучали по полу. Звук вибрировал и эхом отдавался в коридорах. Кто-то окликнул его, но Гвидо не обернулся, пытаясь путем бездумного движения оставить позади это щемящее ощущение чужой смерти, которую он примерил на себя в последний момент.
Тело было извращено, испорчено. Ты не мог ее спасти. Ты не мог сделать уже ничего и ты знаешь, что она сама шла к этому - с самого первого дня. Ты любил ее, как и другие демоны - льнул к открытой ране ослабленного рассудка. Она сама себя убила.
Нет. Это был я.

Маг остановился, качнувшись на месте и приложил ладонь ко лбу.
Шепот... робкое дыханье... касания, звуки поцелуев, она хотела, жажда просачивается сквозь пальцы, ласка переходит в дрожь... дрожь переходит в судорогу... она хотела не его. Его опередили.
- Maldicion, я не могу, - прошипел Гвидо, оборачиваясь, почему-то в полной уверенности в том, что Солона шла за ним.
Женщина остановилась в нескольких метрах от мужчины. Всего на секунду её руки приподнялись, так, словно она пыталась тянуться к нему, но она быстро совладала с собой, опустив их.
- Ты и не должен, - отвечала она, глядя на него с очевидным беспокойством, - но, прошу, не уходи вот так. Скажи, что с тобой происходит.
- Я... - выдохнул маг, порывисто приближаясь к Командору стремительно уничтожая расстояние меж ними, - я чувствую, как они умирают. Раньше... раньше было легко. Сейчас я боюсь, что принесу только вред. Я... - он сделал невнятный жест руками и отстранился, прохаживаясь по коридору вперед, - я боюсь, что вернусь к тому, от чего бежал. Я говорил тебе о том, кем я был.
Какое-то время Солона молчала, глядя куда-то в сторону и, очевидно, собираясь с мыслями.
- Ты лучше, чем думаешь сам, - вдруг сказала она хорошо знакомую ему фразу. Тихо вздохнув, Амелл подошла к мужчине и обхватила руками его предплечья, - слушай меня внимательно, Гвидо, ты силен и крепок духом. Возможно, ты один из немногих действительно сильных духом людей, что я когда-либо встречала. Ты не вернешься к этому. Ты не позволишь этому случиться. Я верю в тебя.
Её слова звучали твердо, но последняя фраза была произнесена так нежно.
...Ты чудовище... ..Ты никогда не изменишься... Магия крови - прибежище слабых духом... Не прикасайся ко мне... Ты все равно убъешь их всех... - эхом отдавались в голове слова совсем другой женщины. И этот взгляд, полный осуждения... он не имел ничего общего с тем, как она смотрела на него сейчас. Солона.
Она бы никогда не поддалась на уговоры твари. Она бы никогда не стала такой. Как он мог продолжать сравнивать их? Этого духа Нежности и того демона...
- Demonio... - вдруг пробормотал маг, осознав что-то важное.
Секунда и Гвидо поддался порыву и просто обнял Солону крепко прижимая к себе, невзирая на то, что их могут увидеть. Длилось объятье недолго, поскольку маг уже решил для себя что-то и отстранившись, коротко сообщил:
- Вернемся к Семюэлю, я должен сказать ему еще кое-что, - и взяв Солону под руку он повел женщину назад, чтоб спустя несколько секунд столкнуться со Стражем, стоящим в дверях, отчаянно высматривающим ушедших волшебников.
- Я... я хотел сказать вам, сэр... я согласен! - выпалил Семюэль едва заметил их, чем почему-то вовсе не удивил антиванского эмпата, - Командор считает это важным, и мне все равно недолго...
- Подождите, compadre. Есть одно обстоятельство, - перебил Гвидо, прося мужчину войти обратно в кабинет Командора. Призывной Страж тем не менее, выглядел весьма решительно. Он не сразу сел и зачем-то обнажил кожу у себя на груди, оттянв рубашку, заставив Гвидо вздрогнуть от черных прогалин на ней.
- Позвольте я скажу, - полуутвердительно проинес Семюэль и почти сразу продолжил, - Я понимаю, что сейчас все трясутся от слов "магия крови" когда свеж опыт Кларель. Я знаю, они ошиблись там, в Адаманте. Но разве они ошибались в том, чтоб следовать за своим Командором?  Командор, - посмотрел Серый на Амелл,.- вы верите этом магу, значит, и я верю. Он наш брат по Ордену, и я чувствую, он достаточно долго служил, чтоб понимать что за ношу мы несем, мы все. Я понимаю, что с вашей стороны это больше милосердие ко мне. И мне приятно, что вы даете мне выбор, что это вовсе не приказ. Я согласен вам помочь, хочу, чтоб вы это понимали.
Гвидо чувствовал настрой Стража. Чувствовал настороженность, гордость, страх и... и доверие. И он был страшно благодарен ему за последнее. В частности потому, что это много говорило о Солоне как управительнице в Ордене. Он совершенно неожиданно для обоих южан сделал глубокий отступ и поклон Стражу.
- Благодарю, - произнес он, - благодарю, сир. Я повел себя недопустимо, но вы дали мне шанс. Я могу только позавидовать вашему великодушию.
- Я вижу, что вам тяжело дается мысль об убийстве, - неловко пожал плечами Семюэль. Гвидо стоило большого труда не сморщиться или не рассмеяться горьким смехом от этих слов. Усадив Сэма в кресло, Гвидо, вновь заложив руки за спину, произнес:
- Я только сейчас понял, что могу обойтись без жертв.
Сэмюжль удивленно вскинул брови и как то странно потер шею.
- Вы ведь понимаете, что у меня есть только одна, печальная альтернатива? - хмыкнул он, иронично. Гвидо нахмурился.
- Вы, Семюэль, можете послужить иному делу. Уверен, вам оно придет по душе больше, чем ритуал магии крови. Я не просто практикую магию крови, я был призван в Орден Марки ради этих способностей, и моих знаний - для того, чтоб найти лекарство от скверны, - на этих словах, Гвидо заметил, как лицо Семюэля обрело заметное напряжение и во взгляде блеснула надежда.
- Вы... вы что-то нашли?..
- Лекарство - нет. Но прогресс - есть и мне нужна помощь, засим я и прибыл к вам. Для обмена знаниями. Пусть сейчас я занимаюсь несколько иным делом, - вздохнул маг, после чего проникновенно заглянул Семюэлю в глаза, - здесь сейчас я предлагаю вам еще одну альтернативу. Помогите мне в опыте. Я действительно понял, что могу обойтись без жертвы в борьбе с Хоу, если постараюсь, а вы... - он снова вздохнул, - вы можете стать участником эксперимента, который, возможно, отдалит ваш Зов. Я скажу вам сразу - никаких гарантий я дать не могу. Все может закончиться совсем не так, как нам хотелось бы - эта наука зыбка и эксперименты не проверены. В случае, если вам станет лишь хуже, я гарантирую вам быструю смерть. Подумайте хорошо, брат мой. Я действительно могу обойтись без жертвоприношения, - повторил он загадочно, вглядываясь в лицо Стражу зелеными как сама Тень огоньками глаз.

Отредактировано Guido Nunez (2017-02-02 23:46:58)

+1

8

«...могу обойтись без жертвы...», сказал Гвидо и Солона прерывисто выдохнула, опустив руку себе на грудь. Не будет кровопролития, не будет принесенной в жертву жизни Стража, ведь он нашел иной выход! Она взглянула на мужчину с ясной улыбкой и благодарностью в глазах, а когда он договорил, добавила:
- Прошу, Сэм, прими предложение Стража Нуньеса. Если есть хотя бы малейший шанс отдалить твой Зов, мы не должны упускать его.
- Вы будете присутствовать при этом, Командор? - вдруг спросил Страж.
Амелл удивленно вскинула брови, но вдруг вспомнила о том, что о ней говорили в крепости. Стражи не раз были свидетелями тому, что умирая, человек находил успокоение в её руках, а некоторые даже утверждали, что глубокие раны с появлением Командора и вовсе перестают ощущаться. Хотя насколько это была правда, доказать было трудно. 
Как бы сильно Сэм не желал помочь им, он был человеком и страшился смерти.
- Да, я буду присутствовать, - ласково ответила она и взглянула на Гвидо исподлобия, словно спрашивая разрешения, которого уже и не требовалось.
- В таком случае, я согласен. Что для этого нужно?
- Немного времени. Пару дней на подготовку. Мне нужна комната с очагом и время. Вы же сможете подождать еще пару дней, Семюэль? - обеспокоенно спросил антиванец.
- Д-да, - неуверенно ответил Страж, - я постараюсь, сэр.
На этих словах Амелл подошла к мужчине и возложив руку ему на плечо, сказала:
- Может быть, ты чего-нибудь желаешь? Только скажи.
- По правде говоря, Командор, я действительно хотел кое о чем попросить вас. Это Клементина, она... патрулирует Кэл Хирол сейчас. Я... не могу отправиться туда сам. Что если ваш эксперемент не поможет, я... я бы хотел провести остаток времени с ней.
- Я сейчас же отправлю гонца к тейгу. Сегодня она будет в крепости.
- Спасибо, Командор, спасибо!
- Мы будем благодарны, Семюэль, если ты не станешь распространяться об этом разговоре. Это может вызвать ненужную нам сейчас панику, - снова подал голос Гвидо, обращая внимание Стража на себя. Когда тот кивнул, с пониманием во взгляде, Нуньес снова чуть поклонился ему и в этом жесте было что-то неуловимо древнее, почтительное и, кажется, исключительно антиванское.
- Я понимаю, сэр.
- Ты можешь быть свободен.
Семьюэль кивнул и вышел за дверь.
Гвидо потирал запястья, немного нервно и загадочно расхаживал взад вперед по комнате.
- Мне нужно покинуть тебя и взять кое-какие вещи. Есть в крепости место, где нет лишней мебели... и глаз?
- С приездом орлесианцев комнаты, которые могли бы подойти тебе, были заняты, так что нет. Но под крепостью есть одна пещера - храм Корта...
- Отца Гор?.. здесь раньше было авварское поселение? - удивленно перебил Гвидо.
- Когда-то давно, да. Так вот, Стражи туда не заходят, за ненадобностью. И там довольно просторно, если не считать идола, стоящего у стены. Но, постой, что ты хочешь сделать?
- Я хочу использовать одно лириумное зелье. Пока у него не вышел срок годности, - сверкнул глазами маг, ближе подходя к Амелл, явно ожидая, что она его поймет. На что женщина лишь покочала головой, улыбнувшись.
- Я буду ждать тебя внизу.

Продолжение в эпизоде:
Звезды смотрят вниз. 9:42, Ферелден

+1


Вы здесь » Dragon Age: A Story Being Told » ЗАВЕРШЕНО: ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » Время жить и время умирать