Dragon Age: A Story Being Told

Объявление

Добро пожаловать

Приветствуем Вас на проекте Dragon Age: A Story Being Told! Наши приключения разворачиваются в 9:42 Века Дракона, после победы над Корифеем. Для нас важно сохранить атмосферу мира Dragon Age и мы очень внимательны к Кодексу, который ей сопутствует. Несмотря на это, здесь мы создаем собственную историю и приглашаем Вас присоединиться.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir
Приветсвие
Навигация
Администрация
Новости
Нужные
Доска почета
Новости

NEW! 24/06/2017 - Началось голосование за лучший пост месяца!

22/06/2017 - Напоминаем, сегодня последний день, когда вы можете оставить заявку на лучший пост месяца.

21/06/2017 - Внимание, обновлены правила форума!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: A Story Being Told » ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » Cum somnia vera


Cum somnia vera

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://sd.uploads.ru/XL5KE.png
CUM SOMNIA VERA
(когда сны правдивы)

Действующие лица:
Ellenven, Gaia Tertius, Hector

Время действия:
~9:38 Века Дракона

Место действия:
руины храма Уртемиэля, южнее Вол Дормы

Магия все еще держит остатки прежней Империи. То, что могли разрушить за сотни лет вода, ветер, песок - сохраняет отблески былой стати благодаря магии крови. Не удивительно, что сюда тянет магов, вопрос лишь в том, кто и с какой целью посещает эти места.

+1

2

Внешний вид и инвентарь:

https://i.gyazo.com/af736e8fa95544efc3bf21c1d2ed9d07.png

Гладий, фальката, набор метательных ножей, два засапожных кинжала, потайной стилет в рукаве, антимагическая отрава, элементы ловушки. Сумка с вещами первой необходимости, книгами и аптечкой.

Еще после исчезновения Меско в узких и специфичных кругах криминальных информаторов поползли слухи. Появилось несколько рекомендательных писем, кочевавших из рук в руки людей, имеющих доступ к такой редкой роскоши, как убийцы магов. Заказы на малефикаров стали в некотором роде искать "троицу Винченси" сами...
Так вышло, что Претор Вол Дормы пожелал избавиться от беглого убийцы и вора непременно с помощью лучших в своем деле ассасинов, каких только мог предложить ему небогатый ассортимент этого поприща. Живых и действительно полезных магоубийц в пределах Империума к 38-му году осталось немного. И стоили они крайне, ну, просто неприлично дорого.
Гая не предполагала, что ее маленькая тайна может обернуться такими крупными барышами спустя почти четыре года. Также, как не предполагала спустя пару месяцев, когда ей пришлось действительно убивать малефикара и это было отнюдь не так легко, как она описывала наставникам. Тем не менее, к 38-му году ей уже вполне хватало опыта, чтоб на письмо Теренция ответить безоговорочным согласием, срываясь с места в самые краткие сроки и утягивая за собой Гектора с Юлианой.
К вящему восторгу одной и неудовольствию второго.

- Вместо того, чтоб сказать спасибо, только и делает, что рычит, - спрыгивая с лошади, пробубнила себе под нос Гая, покрепче зацепляя пояс с мечом на ходу. Юлиана, спешившаяся рядом, быстро подстроилась под шаг ученицы и приглушенно фыркнула:
- Песок попал в задницу, - заставив Терциус прыснуть от смеха. Обе женщины обернулись на возящегося с конем Гектора. Он был недоволен.
Он был так недоволен, что об этом знало пол Вол Дормы, включая наместника, казначея, их стражу, конюшенных, коней, случайно попавшегося под копыта скакуну Гектора прохожего и половину пустынной степи, на просторах которой их ждал полуразрушенный Науртаэлис. Открывая рот, чтоб выразить наставнику свое недоумение, Гая невольно засмотрелась на лежащие внизу, в долине белые "хребты", торчащие из песка и почти тут же нахмурилась, задумавшись о том, что храм тут как на ладони.
Вол Дорма и его окрестности, были местом, где столкнулись и смешались причудливо гномья, андерская и имперская культуры, а последствия прошлых Моров по прежнему мрачным отпечатком бесплодности лежали на этих землях. Когда-то храм Уртемиэля стоял посреди жаркого северного леса, теперь же руины его, подобные обветренным костям древних драконов, торчали посреди бедной и почти бесплодной степи, которая в направлении Мердейна становилась все более и более безжизненной. Пейзаж тем не менее впечатлял. И если б Гая обладала хоть каким-нибудь чувством Завесы, она бы обнаружила тяготящую атмосферу этого места. Однако она ничего не чувствовала.
Зато могла видеть висящую на чистой магии полуразрушенную в средине часть центровой башни храма и этого доказательства особой энергетики этого места ей было вполне достаточно.
- Гребанные маги, - пробормотала Юлиана себе под нос, озирая бессмертное строение с откровенной ненавистью во взгляде, - почему просто не взорвать все это дерьмо вместе с Антесом?
- Потому что это памятник культуры, ignoranti, - печально вздохнула Гая и обернулась все же, к Гектору, - послушай, что тебе не нравится? Ты хотел денег, ты хотел работы, я нашла тебе и то и другое, что не так? Если все сделать по уму и расставить каптатисы по периметру у входов, можно будет вообще не встречаться с Антесом. Это не то, это не так, сrambe repetita...  Говори, как человек.
Антес, по заверениям многоуважаемого Претора Вол Дормы прятался в Науртаэлисе уже несколько недель, посвящая себя поискам некоего артефакта, известного под названием "Глас красоты". Сам по себе, бывший раб и претер Антес, конечно, был куда менее увлекательным малым, если сравнивать его с этой древней штукой и тем, что Гая сумела откопать о ней перед делом. Но тем не менее, Антес был опасным своей беспринципностью и сталкиваться с ним в катакомбах под Науртаэлисом было бы, наверное, чересчур глупым решением, даже для Гаи.
Только вот Терциус сомневалась, что злость Гектора вызвана тем фактом, что она снова "бодро летит в лапы пауку". И прежде она хотела выяснить...
- Погодите-ка, - удивленно воскликнула Юлиана, схватив Гектора за рукав прежде, чем тот разродился каким бы то ни было ответом Терциус, - это что?
И она указала куда-то вниз, в долину, заставляя подельников щуриться до тех пор, пока они не разглядели у северных сводов храма нечто, очень напоминающее лагерь. Лагерь с гербовыми флагами.
- Жирно для одного kaffas preateri. - Протянула Юлиана, прервав затянувшуюся паузу.
- Жирно, - нахмурилась Гая, пытаясь разглядеть рисунок герба и мысленно молясь, не обнаружить ничего знакомого.

+2

3

Внешний вид и инвентарь

http://i.imgur.com/dz9eA6A.jpg
*без головного убора

Клеймор, два засапожных кинжала, еще два спрятаны в куртке, антимагическая отрава. Сумка с вещами первой необходимости, элементами ловушки, целебными припарками.

Всю дорогу до Вол Дормы гладиатор только и делал что бурчал что-то невнятное. Время от времени женщины могли расслышать некоторые слова, например: «caecus», что на тевине означало «слепец», и «morologus», что значило «идиот». А говорил он не иначе как о себе. Гектор был слепцом, потому что отказывался видеть как его дорогой Гладий взрослеет, и идиотом, потому что не желал этого принять. Совершенно по другому на это смотрела Юлиана. Она, казалось, вовсе не беспокоилась о том, что Гая стала несколько самостоятельна в своих действиях, и была способна найти занятие не только для себя, но и своих наставников. Гладиатор никогда не был склонен к паранойе, но то внимание, которое Мизерикордия оказывала их подопечной, настораживало его. И, пожалуй, это было еще одной причиной, почему Гектор был крайне недоволен.
Спешившись, мужчина попытался снять свой двуручник с ремня, прикрепленного к седлу Октавиана, но вместо этого ненароком не рассчитал силы и разорвал ремень. Выразительное фырчание коня, почувствовавшего что-то неладное на своем боку, привлекло внимание Гаи и та обратилась Гектору. Но прежде чем Гектор успел процедить что-то нецензурное ей в ответ, Юлиана схватила его за локоть и указала куда-то вниз.
- Берите все необходимое, - твердо сказал гладиатор, - нужно разведать местность, на случай, если здесь есть что-нибудь еще.
Перекинув через голову ножны с двуручным мечом, мужчина снял с Октавиана свою тяжелую сумку, чем, очевидно, только обрадовал коня, так бойко переступившего с ноги на ногу, после чего направился по пути, ведущему немного в сторону от лагеря неизвестных.
Они прошли между развалин, некогда представлявших одну из построек храма Уртемиэля, и не успели продвинуться далеко в глубь, как услышали неприятное шипение. Чешуйчатая тварь, по ошибке принятая Гектором за гиганскую еловую шишку, смотрела на них желтыми, близко посаженными к носу глазами. Её яркая, изумрудно-оранжевая расцветка, не представляла собой ровным счетом никакой маскировки. Впрочем, животное и не стремилось как-либо притаиться. Едва завидев людей, оно бросилось в атаку. Гладиатор только и успел, что вытянуть свой двуручник и выставить перед собой, почувствовал как острые зубы хищника неприятно заскользили по твердому металлу.
- Варгест! - закричала Юлиана. И откуда она вообще знала, как звали этого недовиверна.  Завязалось ожесточенное сражение. Закончилось все тем, что Юлиана удивила их еще больше. В какой-то момент она отошла от спутников, и вытянула из походной сумки кусок тряпицы, обмотала ею первую попавшуюся сухую ветку и подожгла, швырнув Гектору. Оказалось, что варгест крайне уязвим к огню. Животное принялось отступать, ощутив опасность. Убицы загнали его в угол, там и порешили.
Совсем скоро они поняли, что варгест защищал свое потомство, когда обнаружили за руинами кладку с яйцами, хранящиеся в сооруженном хищником гнезде.
[icon]http://s6.uploads.ru/PWt2d.png[/icon][sign]http://s5.uploads.ru/i7Qxs.gif[/sign]

+1

4

внешний вид + снаряжение

http://s7.uploads.ru/t/TpZkh.png
*волосы собраны в хвост набок.
С собой: сумка с лириумным зельем, дневником и парой книг, посох, нож в сапоге.
Успокоительное зелье было использовано сразу.

Хотя Элленвен и провела уже три года в обучении у магистра Аквилия, ей до сих пор было трудно привыкнуть к той жизни, что ее окружала. Родившись и повзрослев слугой, эльфийка с трудом привыкала к избытку и роскоши, но, помимо магического искусства, мастер пытался привить сновидице и вкус. Правда же заключалась в том, что даже теперь Эллен было плевать на то, насколько роскошен интерьер дома учителя, и совершенно все равно на собственный гардероб, подобранный ей магистром. Какой в этом вообще был смысл? Даже спустя столько лет эльфийка не могла этого понять, а Арктурус только лишь снисходительно подсмеивался. Ко всему прочему, Элленвен морщилась каждый раз, как к ней кто-то обращался с приставкой "миледи", "госпожа" и тому подобное. Кажется, она впервые понимала чувства Тристана, которого это всегда раздражало. Впрочем, комфорт не всегда вызывал у Элленвен приступы неудовольствия - поездка к руинам храма Уртемиэля ничуть не напоминала тот путь, который эльфийка прошла для того, чтобы попасть в Тевинтер. Магистр предпочитал путешествовать с максимальным удобством для подобной ситуации, и уж здесь бывшая служанка не возражала.
За последние два года Аквилий и Элленвен совершили несколько поездок к руинам - остаткам древнего Тевинтера, и каждое это путешествие казалось девушке особенным. Впервые ее устоявшееся мнение о собственной способности пошатнулось, и теперь эльфийка расценивала его скорее как дар, нежели проклятье. Погружаться в эфемерные образы давно минувших дней было интересно, интригующе и волнующе. Эллен чувствовала, как руины пропитаны воспоминаниями, которые расползаются от них в Тени будто перламутр на воде.

Наконец, магистр с ученицей и своими слугами прибыл на место. Элленвен с интересом оглядывалась, испытывая эстетическую эйфорию. От одних пейзажей замирало сердце, но еще сильнее волновало ощущение старой магии, витающее в воздухе. Прикрыв глаза, девушка втянула воздух носом. Даже запах рядом с храмом отличался.
- Отправимся внутрь, как только лагерь будет разбит, - произнес магистр, подходя к ученице со спины. Дорога несколько стерла его лоск, но в песке и пыли мужчина был Эллен куда симпатичнее: его темные волосы взъерошились, янтарные глаза блестели, и сам магистр ничуть не обращал внимания на свой вид. Сейчас Аквилий в понимании своей ученицы был похож на персонажа книги.
- Кроме того, что Уртемиэль принадлежит к Древним богам, я не нашла других упоминаний в вашем кабинете, - девушка сложила руки на груди, кидая взгляд на своего учителя. Ей не хотелось говорить о том прямо, но ее фраза практически была просьбой рассказать больше.
- Никому не раскрывай этой тайны, но знания хранятся в специальных домах по всей стране, и называются они библиотеки. - Магистр кинул хитрый взгляд на эльфийку. За три года они научились доверять друг другу достаточно, чтобы он позволял себе словесные выпады и шутки в сторону ученицы, на что она редко оставалась в долгу. Вряд ли Аквилий вообще имел представление о том, каким должен быть мастер, так как прежде не брал учеников (или же Эллен не знала о них), но ее вполне устраивало то отношение к делу, которое в мужчине присутствовало. - Я найду тебе несколько источников по возвращению.
Несмотря на любовь к разговорам длиной в вечность, дальнейшее время, пока слуги Аквилия разбивали лагерь, Эллен и мужчина провели в молчании, потому что каждый думал о своем.

Когда они вошли внутрь, Эллен ощутила, насколько сильна магическая сила этого места. Даже спустя сотни лет, храм таил в себе непередаваемую мощь. Тело девушки практически вибрировало, а по коже бежали мурашки. Погрузившись в свои мысли, эльфийка казалась несколько угрюмой и замкнутой, хотя все равно казалась магистру только ребенком, что пытается вести себя по-взрослому. Пока Элленвен осматривалась остатки причудливой для нее архитектуры, Аквилий что-то спешно записывал в своем дневнике.
Наконец, взгляд эльфийки наткнулся на некий постамент - или нечто иное, но прямоугольный крупный камень вызывал именно такие ассоциации, и девушка решила, что ляжет именно здесь. Элленвен отряхнула песок с поверхности, согретой палящим солнцем, и положила на нее сумку, которую намеревалась сунуть под голову. Заметив, что девушка уже нашла себе место, магистр оторвался от записей.
- Мои люди осмотрят храм, ты пока можешь погрузиться в сон, - спокойно произнес он. - Вместе попробуем позже. Разведай обстановку в Тени, тебе будет интересно.
- Смотрите, не пропустите закат за вашими записями, - театрально махнула рукой Эллен и выудила из сумки нужную склянку. Усевшись на каменном прямоугольнике, она осушила ее и затем легла, сложив руки на животе. Зелье приготовил для нее магистр чтобы облегчить вхождение в сон. В самый первый раз посещения руин Элленвен переволновалась настолько, что не могла уснуть более суток, и с тех пор Аквилий предпочитал использовать успокоительное собственного приготовления. Впрочем, минус был достаточно ощутимым - пару часов после его приема Эллен не могла выдернуть себя из сна.
В этот раз все прошло как обычно - эльфийку мгновенно потянуло в сон, и она прикрыла глаза, позволяя этой мощной силе утянуть себя на просторы Тени. Перед глазами потек калейдоскоп смутных видений, и картинки сменялись одна другой, пока девушке, наконец, не удалось их остановить. Теперь ее ноги ступали по чистым и прекрасным полам храма, каким он был на пике своей славы, а Эллен могла наблюдать за прозрачными фигурами, чествующими Уртемиэля на его празднике. Будто она сама была призраком, девушка шла мимо образов дней давно минувших, и никто не видел ее.

[icon]http://sa.uploads.ru/t/lhOI7.png[/icon]

Отредактировано Ellenwen (2017-02-20 23:48:43)

+2

5

Гая недовольно поджала губы, глядя на гнездо, притаившееся между развала и песка. Яйца были крупные, не меньше шести штук, покрытые рябой скорлупой. Она подошла поближе и сбила песок с одного из них, поднимая в руке и глядя на просвет, на солнце. Темные прожилки внутри подсказали, что кладка свежая.
- Могли бы просто обойти ее стороной, - тихо сказала Гая, бережно опуская яйцо обратно в ямку. Они были такими беспомощными без матери и теперь обязательно погибнут еще прежде, чем вылупятся.
- Ну, конечно, мы ведь просто мешали ей пройти, - злобно процедила Юлиана и подойдя к гнезду, безжалостно наступила сапогом на одно из яиц. Раздался гадкий, вязкий хруст. Спустя секунду Гая уже была подле подельницы и жестким тычком отправляла ее в полет до ближайшей обвалившейся колонны.
- Какого... - едва было не вскрикнула Юлиана, но вовремя припомнила, что они тут могут быть не одни. Гая, ничего не говоря, уже быстро шла к лагерю, который обнаружили они издали. Выбрав удобную позицию, женщина пристально разглядывала флаги, расставленные вокруг биваков и раздумывала, где она видела эту символику. Неужто тот магократ, друг леди Сцепий? Она специально нашла после встречи с Марием в геральдический справочник... там были такие же цвета и эти змеи...
- Давайте просто не будем входить внутрь, - дождавшись своих спутников, первым делом услышала Гая от недовольной, трущей спину Юлианы.
- Я знаю этот дом, - твердо сказала Гая, - Их нельзя там оставлять... - вздохнула Гая, кивая на чужой лагерь, где стояли одиноко два часовых, оставленных кем-то на всякий случай.
- Ну а что ты предлагаешь? У нас был план. Разложить ловушки на все выходы, и ждать. Если мы будем маяться до поры, пока оттуда не вылезут эти неудачники - упустим Антеса.
- Но я могу предупредить их. Если они недалеко ушли... Послушай, этот герб - очень похож  на герб знакомца Сцепий, и я могу предупредить их от ее имени...
- Каждая важная шишка в Минратосе кому-то успела насолить - будь уверена, мы точно найдем человека, который будет несказанно рад за то что мы избавили Тевинтер от его конкурента, - зловредно заулыбалась Юлиана, - а если ты полезешь туда без всяких доказательств твоих слов, знаешь что они с тобой сделают?
Гая сморщила нос. Ей не нравилась мысль, что им придется оставить внутри руин, превратившихся в ловушку, каких-то магов, возможно, совершенно невинных исследователей древностей. В этот момент внутри стали раздаваться крики и возня, а в длинных просветах окон вспыхнул зеленоватый свет. Терциус вздрогнула, глядя на часовых, в страхе и нерешительности застывших у стен твердыни. Потом посмотрела на своих подельников. Потом на неприметный сводчатый вход в руины, который располагался ближе всего к ним.
- Гая нет! - рявкнула Юлиана, хватая ученицу за руку.
- Гая да! - фыркнула в ответ Терциус и бросилась к дверям, на ходу вынимая гладий и антимагическую смесь, чтоб разбить ее о лезвие, когда будет нужно...
Но едва она открыла дверь, едва влетела внутрь в темноту и сырость, как под кожу стали пробираться мурашки. По зале, в которой она оказалась, было подозрительно тихо. Подозрительно спокойно. Вспоминая в голове подробности карты и прикидывая, сколько ей потребуется времени чтоб добраться до источника зеленоватого всплеска, находившегося по ее подсчетом в левом крыше Науртаэлиса, женщина стараясь не шуметь, двигалась вперед. Ею руководило полуосознанное желание помочь тем, кто вовсе не обязан был умирать в этих стенах.

Отредактировано Gaia Tertius (2017-03-01 00:49:23)

+3

6

В тех случаях, когда эти дамы, - его дамы, - не могли что-то поделить, Гектор старался держаться от них как можно дальше: прикидывался поленом, отвлекался на очень срочные дела, которые не терпели задержек, или выражал крайне нейтральную позицию. Не подумайте о гладиаторе плохо, он просто не хотел оказаться между ними, в том самом известном смысле. Конечно, если бы дело дошло до обоюдного несогласованного выдирания волос, он бы вмешался, будьте уверены, но... обычно до такого не доходило. Вот как сейчас. Юлиана была решительно настроена сосредоточиться лишь на задании. Это было ей свойственно, она никогда не позволяла себе отвлекать на что-то постороннее. Гая же хотела помочь невинным. А это уже было свойственно ей.
Гектор не раз говорил Гладию, что спасение жизней не их забота, если им за это не заплатили. Они то и о себе не всегда способны позаботиться. Но Гектор был добряком в душе и каждый раз, когда Гая самозабвенно рвалась в бой, чтобы вытянуть чью-то жизнь из лап неминуемой смерти, он как будто бы восхищался ею. Или жн тем, что он давно утратил, а то и вовсе не приобретал. Гладиатор не был уверен в том, что из этого являлось истиной правдой. И все же, сказать ей об этом он не мог. Он ведь был Гектором, некогда бесстрашным и грозным чемпионом тевинтерской арены. Он не мог позволить, чтобы Гая, и тем более Юлиана, решили что он размяк.
От размышлений его отвлекла Юлиана. Она пнула Гектора что есть силы и глянула на него так, словно говоря «чего стоишь, сделай что-то». Так обычно говорят матери своим дорогим супругам, если их чадо не слушается.
- Не смотри на меня так, - ответил Гектор, когда Гая рванула вперед, - ты не хуже меня знаешь, что она поступает так, как считает нужным.
Гектор хотел было сказать, что это она распустила девку, избаловала. Так что нечего теперь смотреть на него так, словно он причина всех бед. Но Юлиана, как будто бы ощутив его эмоциональный посыл, еще больше нахмурилась, сделавшись мрачнее и-и... «маньячней». Серьезно, каждый раз, когда она позволяла себе так смотреть, бесстрашный и грозный чемпион тевинтерской арены чувствовал как у него волосы становятся дыбом на затылке. И в эти редкие, на счастье Гектора, моменты он был согласен на все, лишь бы она перестала. Поэтому он ответил:
- Хорошо, ладно...
С этими словами он потянул за ремень с клеймором на спине, и стремительно направился вслед за Гаей. Уже на подходе ко входу он чуть повысил голос, чтобы женщина его расслышала и сказал ей:
- Послушай, Гладий. Юлиана права, у нас есть задание, а эти маги не наша...
Внутри оказалось удивительно тихо и Гектор тоже это почувствовал. Он замолчал, вглядываясь вперед, откуда еле-еле проглядывался силуэт двигающейся вперед женщины. Отвечать та не торопилась, и правильно делала. Гектор даже не решился достать клеймор, не желая лишний раз шуметь. Когда следом за ним вошла Юлиана, он лишь приложил палец к губам, и двинулся вперед. Шел он аккуратно, но его сапоги из твердой кожи то и дело издавали характерный хруст, и с этим ничего нельзя было поделать. Постепенно глаза его начали привыкать к темноте, и силуэт Гладия стал более очевиден. Он чуть ускорился, чтобы догнать её, но бдительности не терял.
[icon]http://s6.uploads.ru/PWt2d.png[/icon][sign]http://s5.uploads.ru/i7Qxs.gif[/sign]

+2

7

Потоки энергий и сил проходили сквозь Элленвен в мире снов, а картинки сменяли одна другую. В калейдоскопе событий, отражающихся в каждой стене, в каждой колонне, практически в каждой пылинке, было трудно ухватить истинные воспоминания сего места. Эльфийка все еще  терялась, когда на нее водопадом обрушивались тысячи эфемерных отголосков, но теперь у нее уже выходило сосредотачиваться быстрее. Девушка сконцентрировалась, и Тень, подчиняясь ее волне, замерла. В воздухе зависла, и отдельные фигуры остановились на месте, словно время внезапно замерло. Духи тоже тянулись к этому месту, желая прикоснуться к чужим воспоминаниям.
Поднявшись с постамента, на котором она разлеглась, Эллен спустила ноги на пол. Он был теплым, будто солнце нагрело камни, но солнца в Тени не было. Тепло пробивалось сквозь подошвы сапог. Подняв голову, сомниари заметила, как совершенно безразличные виспы скользят по коридорам. Повсюду царила мертвая тишина. Находясь там, Элленвен не представляла, что где-то в настоящем мире спокойствие забытых руин обернулось ловушкой. Тем не менее, по Тени разошлись волны страха, удивления и гнева, и девушка ясно ощутила, как воздух вокруг неуловимо изменился.
Обернувшись на вход, который они с Аквилием минули в реальном мире совсем недавно, девушка с подозрением всмотрелась в полутьму, нарушаемую лишь зеленоватыми бликами, характерными для Тени. Энергетические волны затронули виспов, и они стали заметно нервознее. Апатичные движения низших духов теперь казались более резкими. Осторожная Эллен быстро обратила на это внимание, но проснуться пока не могла, потому что мешало зелье. Тогда она решила обойти руины, чтобы убедиться, все ли в порядке, и, если нет, найти отголоски происходящего. Твердым шагом эльфийка направилась по коридорам.
Несомненно, что-то было не так.
По стенам побежали зеленые отсветы, совсем свежие, будто кто-то использовал магию несколько минут назад. Чужая энергия покалывала кожу, будто статическое электричество. Однако же, было нечто еще. Несмотря на то, что чувства Элленвен в Тени всегда смешивались, и она с трудом разбирала их составляющие, сейчас она ощущала, что присутствующих в храме больше, чем было во время ее погружения.
Когда девушка ушла глубже в коридоры, света стало совсем мало, и ей пришлось наколдовать светящийся шарик. Тусклые лучи разбежались по стенам приглушенными пятнами и затерялись в гулкой пустоте покинутого храма. Колонны оплывали, и изнутри просвечивали зеленоватые прожилки. Все это здание держалось на древней магии, таинственной и загадочной, от которой теперь осталось лишь эхо.
Вместе со сквозняком из глубины проходов прилетел приглушенный звук шагов, настолько тихий, что даже с эльфийским слухом разобрать его было нелегко. Эллен вытянула из ножен кинжал, скорее для уверенности и ощущения тяжести в руке, чем для защиты. Куда лучшим щитом и мечом для нее выступала сама Тень.
Тепло солнца осталось где-то за спиной, и стало слишком холодно. Изо рта вырвались клубы пара.
- Что здесь творится? - себе под нос проговорила Элленвен, желая услышать хоть какой-то голос посреди этой мертвой и слишком гулкой тишины, - кто-то был здесь совсем недавно?
По спине поползли мурашки, и эльфийка, слишком положившаяся на свои способности, забыла о том, что нужно идти бесшумно. Быстрым шагом она пронеслась по коридору и практически вылетела за поворот. Ощущения чего-то или кого-то нового, кого не должно было здесь быть, стали ближе… и опаснее. Демон?

Отредактировано Ellenwen (2017-06-04 18:26:52)

+1

8

Не было никакого четкого ощущения перехода. Она шла по руинам, перекидывая гладий из одной руки в другую, пригибаясь к земле пониже и пыталась сориентироваться на звуки. Снаружи было слышно крики, вспышки магического света, но внутри  не было ничего. Слова Стального Быка, что последовал за ней, ударились как об стенку горох, о твердый лоб тевинтерки. Она лишь шикнула на него и осторожно стала пробираться вглубь здания.
- Разведка. Если не найдем ничего в течении четверти часа - повернем назад, - буркнула она наставнику не оборачиваясь. Она не была устойчива к магии, но была уверена в себе и своем зрении. И что еще важнее - она была уверена в том, что Юлиана осталась снаружи, а уж ее изощренный ум придумает теперь, как им помочь, если что-то произойдет. Теперь это было в ее интересах.
В одном из залов горели факелы, но внутри никого не было. Гая подошла вплотную к огню и прислушалась. Обычно пламя издавало звуки, и легко стрекотала промасленная ткань, но это... совершенная тишина.
- Это какая-то магия. Скрадывает звук. Ты чувствуешь что-нибудь? - обратилась она к Гектору, вполоборота. Собственный голос казался ей звучащим будто сквозь плотную подушку.
- Я ничего не... постой, - едва различимо ответил ей Гектор, бесшумно остановился и внимательно прислушался, - Гая, это даже не нашего ума дело. Вернемся, пока не поздно.
- Иди назад, я должна предупредить их, - резко сказала женщина, с упорством, которого сама не понимала, а потом пролезла через дыру в стене и последовала к залу, где предположительно располагались маги.  Какое-то время Гая слышала за спиной шаги, тихий шорох сапог Гектора. Потом звук стал будто бы проникать через плотную подушку, а затем его и вовсе не стало. Женщина обернулась, различая силуэт наставника во мраке коридора. Он расплывался, казался нечетким. Глаза его горели  лиловым пламенем.
- Пойдем со мной, Гая... - прошелестело существо, все меньше и меньше походящее на Гектора. Женщина отступила назад и схватилась за кинжал, что был смазан антимагической отравой, но прежде, чем клинок метнулся в сторону "наставника", образ его развеялся и сгустками лилового дыма объял ее.
- Сука, - свирепо прошипела Гая и побежала дальше.
Она не была уверена, где она. Прежде ей доводилось бывать в Тени в ловушке демона всего раз, и после того инцидиента Винченси долго объяснял ей суть "блуждания по Тени", которое изматывает демона, желающего проникнуть в сознание смертного. Она плохо помнила те уроки... не вообще, но именно сейчас, будто выветрилось из головы. Очертания Науртаэлиса становились все более призрачными и тевинтерка понимала, что сделала большую ошибку. Но это не было поводом сдаваться.
Где-то там возможно были люди, которым она могла помочь.

...Мрак, холод, странный прогорклый запах преследовал ее последние полчаса пути. "Храм" не мог быть таким огромным, но за каждой вскрытой дверью и преодоленной расщелиной появлялась новая, абсолютно такая же. Гая держала в голове план храма когда вошла, но теперь образы в мозгу смешались. Все, что она могла делать - это двигаться вперед достаточно стремительно для того, чтоб демон не поспевал за ней. В попытках анализировать, что происходит, женщина пришла к выводу что Антес или те другие маги вызвали существо достаточно мощное для того, чтоб погрузить ее в сон. Возможно, не только ее. В любом случае, осознание этого факта длилось довольно недолго... ее путь по руинам продолжался так "долго", что женщина потеряла эту нить связи с реальностью. В какой-то момент она села у стены и устало прикрыла глаза.

- Гая... Гая, - позвал ее до боли знакомый голос. Распахнув очи тевинтерка уставилась на матушку.
- Что ты здесь делаешь, голубка, ты же помнешь платье! - ласково проворковала Надия и потянула девушку за руку. Гая приподнялась и оправила складки дорогой черной мантии, одетой по случаю проводов Зимы. Ей стало стыдно.
- Я... я так устала от Квинта, он будто сорвался с цепи, когда отец начал говорить о кунарийских войсках в том сражении... как его, - потерла лоб и вздохнула, расправляя плечи. Белые, покатые, без единого шрама. Надия погладила девушку по щекам, Гая поджала губы.
- Пойдем, дитя, это твоя супружеская обязанность, поддерживать мужа в самых глупых и бессмысленных спорах, - сказала мать и повела девушку под руку по коридору их фамильного замка. Гая смотрела вокруг, на привычные вещи, на мать, пышущую молодостью и удивлялась, как это все не изменилось со времен ее детства.
Зал. Распахнутые рабами двери. Два магократа, цивилизованно уничтожающие друг друга взглядами. Квинт весь красный от злости, едва ли не готов был бросаться едой. Константин соблюдал только ему доступное состояние ледяного бешенства.
- Гая, голубка моя, - позвал Квинт, заметив, что его молодая супруга вернулась в зал, - а мы тебя потеряли...
- Нет, думаю, вы даже не заметили мое отстутсвие, последние полтора часа, - чинно вышагивая вперед, произнесла Гая со скрытым укором. Константин поднял на дочь глаза и... улыбнулся. Взглядом. Черты его смягчились от явных признаков любви.
- Мне нет прощения, моя милая Констанция, что я уподобился твоему супругу и позабыл о тебе в пылу спора. Военная тактика кунари не то, что нужно этим нежным ушкам, - магистр Терциус встал и. едва дочь подошла, убрал ей за ухо прядь длинных волос, подобных черному шелку, - как твои успехи в медитациях, родная? Впрочем, я не сомневаюсь, что лучше тебя...
Он продолжал говорить, нахваливая ее магию и Гая смотрела на него глазами, медленно но верно наполнявшимися слезами. Как бы она хотела видеть его таким. Как бы она хотела видеть в его глазах столько нежности, при звуке ее имени... но... клинок, который - она знала - хранился под корсажем платья, скользнул в ладонь и ударил Константина поддых, выбивая из груди спертый вздох.
- Прости, папа. Я люблю тебя, - прошептала она согнувшемуся магистру и повернула кинжал. Образ вспыхнул и развеелся а вместе с ним и весь зал, и Квинт, желавший ей только смерти, и Надия, погибшая когда Гае было семь лет, и платье, которое она никогда не наденет... осталась лишь темнота тесных коридоров и сладковатый, прогорклый запах.

Идти вперед. Вперед. Найти Гектора. Найти кого-нибудь.

В одном из залов мелькнуло две тени. Гая направилась к ним, поудобнее перехватив клинок и ощутила, как запахом ударило в ноздри намного сильнее. От него почти тошнило. Женщина сглотнула вязкую слюну и приблизилась вплотную...
Порождения Тьмы.
Что здесь делали Порождения Тьмы?!
Они копошились над чем-то. Над кем-то. Гарлок, занятый свежеванием трупа - Создатель, пусть это будет не Гектор - обернулся на звук, но было уже слишком поздно. Метательный клинок вонзился твари в шею и с глухим бульканьем, порождение повалилось на спину. Второе было проворнее. Гая дважды попалась прибить его метая ножи но дважды промазала. Тварь полоснула ей кривым клинком по руке, а когда они схлестнулись - Гая в ужасе ощутила невероятную силу в мышцах, таящуюся в под серой, струпьеватой кожей. Гарлок отбросил ее как тряпичную куклу в стену, а потом заломил руки и начал связывать. Гая извернулась и ударила его подножкой по щиколоткам, порождение упало  и бросившаяся сверху тевинтерка покатилась с ним по грязному полу руин куда-то во мрак в страшной борьбе. Тварь укусила ее прежде, чем волей случая, напоролась на острый штырь какой-то древней статуи, докатившись до стены. Всего лишь везение. Катись они чуть быстрее, это Гая бы нанизывалась на древний тевинтерский обсидиан.
Вскочив, она побежала прочь, пытаясь найти выход. Найти хоть что-то. на ходу промывала рану, что жгла ей шею, но мысль, что она заражена была неотступной и... сколько часов она бродила здесь прежде, чем на коже проступили серые волдыри? Что дальше?..

- Ты не подходишь для Ордена, - отрезал Колтейн Хейд и Гая рухнула на колени перед мужчиной. Он смотрел на нее непреклонно и холодно.
- Пожалуйста, - попросила она. Малефикар, стоявший за плечом Стража, криво ухмылялся.
- Она умирает. Что мы можем сделать? - спросил Гвидо. Колтейн Хейд покачал головой.
- Ей не место среди Стражей.
- Но... ты же берешь.. его... - утирая болезненно-серой ладонью нос, жалко пробормотала Гая. Колтейн хмыкнул.
- Он нам нужен, а ты... мой Командор точно не будет рад, когда вместе с магом крови я приведу какую-то выскочку.

Отредактировано Gaia Tertius (2017-06-05 22:46:43)

+3


Вы здесь » Dragon Age: A Story Being Told » ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » Cum somnia vera