Dragon Age: A Story Being Told

Объявление

Добро пожаловать

Приветствуем Вас на проекте Dragon Age: A Story Being Told! Наши приключения разворачиваются в 9:42 Века Дракона, после победы над Корифеем. Для нас важно сохранить атмосферу мира Dragon Age и мы очень внимательны к Кодексу, который ей сопутствует. Несмотря на это, здесь мы создаем собственную историю и приглашаем Вас присоединиться.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir
Приветсвие
Навигация
Администрация
Новости
Нужные
Доска почета
Новости

NEW! 24/06/2017 - Началось голосование за лучший пост месяца!

22/06/2017 - Напоминаем, сегодня последний день, когда вы можете оставить заявку на лучший пост месяца.

21/06/2017 - Внимание, обновлены правила форума!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Буря

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

http://sf.uploads.ru/C3mQt.gif
Буря

Действующие лица:
Gaia Tertius, Coltaine Heid

Время действия:
9:42 Века Дракона, начало Фрументума.

Место действия:
Вольная Марка, Оствик.

Стражей по прибытию в Марку, а конкретно в Оствик, настигла буря, из-за чего они вынуждены остановиться в одной из таверн. И эта таверна несет в себе гораздо больше воспоминаний для Командора и Гаи, чем кто-то из посторонних мог бы подумать.

+1

2

Оствик был особенным местом для Гаи Терциус.
И вовсе не потому, что здесь она совершила знаковое "убийство" малефикара Меско, возвысившись в криминальных кругах Марки. И даже не потому, что именно здесь она получила знаменательный заказ на голову Зекена Кайтенского, перевернувшего ее представление о собственном ремесле.
И даже не из-за сладких булочек с корицей, которые пеклись в центре полиса, в пекарне у Артура.
Просто каждый раз, когда она попадала в этот город, ее знатно били по голове, лишая драгоценных крох здравого смысла, инстинкта самосохранения, мозгов и прочих жизненно важных вещей.
- Интересно, кто на этот раз отходит меня по лбу и чем, - пробормотала женщина сходя с корабля, кутаясь в кожаный плащ, и придерживая рукой небольшой воздушный карман под ним, где, крепко вцепившись когтями в ее перчатку, прятался от дождя кречет. Оглядывая знакомый безрадостный пейзаж сквозь пелену дождя, Гая между тем легко и свободно подставляла лицо дождевым каплям. Она любила воду, в отличие от ее пернатого друга. Она любила море и шторм, запах грозовых разрядов и треск такелажа. Качавшийся на волнах корабль спешно убирал паруса, пиратски флаг был снят еще в на подступах к берегу.
- Далеко отсюда до форта? - раздался за плечом женщины голос Ройдберга. Гая обернулась, глядя на зябко ежившегося под своим плащем аднерфелсца. Ему было холодно в этих широтах, он привык к палящему, безжалостному солнцу, выжигающему рыжие подпалины в его бороде.
- Верхом должно быть быстро, хотя я бы... - понизив голос пока мимо проходил Доу, Гая закончила вполне очевидным фактом, - предпочла идти пешком.
- В Виммарк, в такую погоду, пешком, проще разбить тебе голову прямо здесь, - недовольно пробубнила Самар, спускаясь следом за Арреном. Кто-то из моряков помогал Эстоку и остроухой волшебнице-девчонке перенести носилки с Самин. Быть может, если б не Марран, они бы отправились таки, но немощная стражница не внушала никому доверия в такую бурю.
Да и не в буре было дело.
- Гл... Гая... - тихо произнес Рой, заглянув в глаза тевинтерки, когда та проводила взглядом процессию с Самин, - нам все же надо поговорить, думаю.
Терциус сохраняла тот привычный камень лица, который Рой успел прекрасно изучить за этот год, окидывая бывшего товарища тяжелым взглядом. Кречет у нее под плащом слабо запищал, хохлясь и перебирая лапами.
- Нет сейчас на это времени, - резко сказала женщина и направилась вслед за марчанами.
Рой со вздохом смахнул ладонью воду с бороды и произнес ей в спину:
- Его никогда нет.

Отредактировано Gaia Tertius (2016-12-23 00:03:37)

+2

3

Добраться в бурю до Оствика было не такой большой проблемой, как Колтейну казалось, но всё-таки нервы он себе успел изрядно измотать. Мысль о том, что ему всё же стоит научиться плавать, снова промелькнула в голове мужчины, но он, как обычно, на неё лишь поморщился и отмахнулся, чуть ли не буквально, пробираясь по качающемуся кораблю наверх. Тейн знал что они прибудут в точку прибытия вот-вот, но что-то подсказывала что погода не даст им двинуться дальше, и, выйдя на палубу, он скорее увидит погруженный во тьму, дождь и ветер город, чем потенциально приспособленную для путешествий погоду.
Так и вышло.
Ощущения, которые Хейд испытывал, находясь на штормящей палубе, пусть судно уже и вошло в гавань, были непередаваемыми, и он был уверен что еще нескоро забудет о них, просыпаясь по ночам и ощущая тошноту и сдавленное чувство внутри. Доспех ему пришлось нацепить на себя, потому что тащить его на спине в вещмешке при такой буре было бы очень и очень глупо, но отделаться от мысли о том, что, коли он оступится, то сразу пойдет на дно, воин не мог вплоть до момента, когда ступил на землю. Ну, или деревянные доски причала.
После этого Командор аж преобразился, наплевав на бьющие в лицо капли дождя и ветер. Перехватив плащ поудобнее, Командор проследил за тем как Самин Марран перетаскивают на сушу, и краем уха, через шум, услышал фразу Гаи. На это он смог лишь усмехнуться.
- Будем надеяться что это окажется всего лишь ветка дерева, не более, - и, похлопав тевинтерку по спине, мужчина двинулся вперед.
Отправляться в таких условиях в форт было бы равноценно самоубийству, особенно когда у них есть раненая, поэтому в голове Колтейна шел быстрый мыслительный процесс о том, куда им стоит отправиться для ночлега. Поначалу в голову ничего не приходило, пока он не вспомнил один важный момент... А потом и еще, и еще, связанные с этим местом.
- Все за мной! - перекрикивая ветер и развернувшись к своим спутникам, сказал Командор, а затем еще заодно и жестом повторил, что следует делать, и пошел вперед. Краем глаза он заметил как Ройдберг, похоже, пытался поговорить с Гаей, но вышло это у него неудачно. Сделав пометку об этом в своей голове, Тейн продолжил свое движение, иногда укрывая лицо от ветра и каплей рукой.
Когда же его успела нагнать Терциус (а он не сомневался что это была она, даже не смотря на то что не особо поворачивал голову дабы понять, кто с ним рядом), Колтейн подвинулся к ней чуть поближе и громко произнес:
- Ты же догадываешься куда мы идем, верно? - улыбнувшись и не дожидаясь ответа, Хейд продолжил, - Наш путь лежит в "Затейник". Уверен, он принесет нам много интересного в такую погоду, как уже когда-то это делал в прошлом. Остается лишь надеяться что в этот раз всё пройдет более... безопасно и хорошо.
После чего быстро двинулся вперед, обходя преграды и стараясь поскорее дойти до таверны.
Оказавшись, как и планировал мужчина, первым в дверях, он распахнул их и стал держать, ожидая, пока все его сопровождающие пройдут внутрь.
- Остается лишь надеяться что хозяева здесь примут нас как приятных гостей, - пробормотал он себе под нос, ни к кому особо не обращаясь и встряхивая намокшую голову.

+2

4

На пристани, прежде чем отправиться, они наняли небольшую повозку с ослом, чтоб без проволочек довезти Самин до места а оттуда после переправить уже в сам форт. Гая долгое время шла в ногу с ней, заглядывая под кожаный заслон от дождя. Однако, когда Рой присоединился к ней в молчаливом ожидании, женщина раздраженно ускорила шаг.
Тому, что Командор вообще помнит о питейном заведении, Гая удивилась в рамках своего нового мировосприятия - довольно скупо и блекло, слегка приподняв одну бровь.
- Удивительно. В прошлый раз ты с трудом вспомнил место, и мне казалось с возрастом память имеет свойство еще больше укорачиваться, - изрекла женщина весьма скептическим тоном, когда нагнала устремившегося вперед Хейда на улице и выслушала заявленный маршрут. После, как ни в чем не бывало, она поправила свой плащ так, чтоб прятавшаяся под ним птица не намочила голову и прибавила шагу, шествуя уверенно и в то же время быстро.
Все та же невзрачная таверна на прежнем месте. Оказавшись внутри, Терциус первым делом дала кречету волю и выпустила его - Аспис быстро вспорхнул под потолок на перекрестье деревянных балок, почти на то самое место, где когда-то сидел Кацберг. Гая печально ухмыльнулась, опуская взгляд на встревоженную кучку бражников в углу "Затейника" и обернулась к стойке.
За ней, меланхолично вытирая грязной тряпкой кружку, стояла все та же эльфийка, что и прежде.
- Да вы верно, шутите, - тихо произнесла женщина и кивнула Командору на знакомое лицо. В глазах тевинтерки появилось озорное выражение. Она слышала, как нечто нелицеприятное высказывает Самар Командору, по поводу избранного места остановки и каких-то других не устраивающих ее обстоятельств, а сама примостилась у стойки, подперев кулаком щеку и заглянув в большие эльфийские глаза, небрежно сказала ей:
- Комнату.
- Все занято, - ожидаемо ответила остроухая, окидывая доспех стражницы на Гае подозрительно пристальным взглядом. Гая ухмыльнулась так, что с непривычки заболели щеки. Уж больно знакомым было начало разговора.
- Ты все еще на побегушках или все-таки владеешь этим чудным заведением, золотце? - чуть сменила реплики в сценарии Гая, пододвигая к эльфийке серебряную монету.
- А? Мы знакомы? - неуверенно спросила та, однако взяв деньгу и попробовав ее на зуб, сообщила, - ладно, у меня есть свободные места, но вас слишком много.
Еще одна монета двинулась навстречу крольчихе и та даже расщедрилась на ухмылочку:
- Я посмотрю что можно сделать для членов столь почтенного ордена, - на удивление складно пропела она, пряча крону под корсаж, - отобедать не желаете ли, гости дорогие?
- Да, на всех, - хлопнула по столу третьей монетой Гая и уже собралась было отойти обратно к компании усевшихся в зале поближе к камину Серых, как вдруг что-то вспомнила. Лицо ее приобрело таинственное выражение, когда, поманив эльфку еще одной кроной, Гая склонилась к самому ее уху и что-то прошептала.
Некоторое время остроухая молчала, переваривая сказанное, потом позвала кого-то с кухни и к ней выбежал мальчонка лет тринадцати, хрупкий на вид, и напоминающий более эльфа, чем человека, не смотря на форму ушей.
Дав парню подзатыльник, тавернщица сунула ему наскоро написанную записку и мальчонка убежал. Гая, сдержанно кивнув, оставила на стойке еще одну монету и направилась в сторону компании Стражей.

+2

5

Всё-таки Колтейн, где-то в глубине души, понимал, что Гая, реагирующая на некоторые его фразы и поступки более... бурно и активно, нравилась ему больше. С другой стороны, женщина в таком, более сдержанном виде, выглядела более уверенной и, скажем так, зрелой, что заставляло несколько иначе смотреть на неё. Впрочем, стоило признать что почти все её поведение сейчас заставляло воспринимать тевинтерку иначе, и было бы глупо отрицать что Хейду это нравилось. Просто он не совсем понимал, в каком именно ключе.
Тем более что оставался риск того, что это все еще одна большая игра. Потому что, как сама Терциус напоминала, доверять ей до конца не стоит. Вопрос стоял в том, что когда действительно стоит? И что если, по её мнению, такого никогда не случится? Что тогда? Держать её взаперти, как, скорее всего, предложат Шарон и Гвидо по прибытию в форт? Сослать её куда-то? Загубить ей жизнь, в очередной раз, когда у неё появился шанс?
Нет. Этого делать Тейн не собирался.
И лишь надеялся что его доверие не будет подорвано в этот раз. Но, кто не рискует... тот, в общем-то, не рискует, и живет довольно серой жизнью. А, с учетом того, что жизнь Серых Стражей в целом окрашена в такой оттенок, можно было сказать что риск для них - вечный глоток воздуха. И жизни.
Которым надо пользоваться.

Когда они вошли в таверну, мужчина быстро обвел взглядом всё помещение и, поняв, что тут мало что изменилось за столько лет, хмыкнул. Когда же Гая не удержалась от комментария по поводу той, кто был за барной стойкой, Тейн бросил взгляд туда же, куда указала тевинтерка, и громко хмыкнул.
- Сменяются правители, падают города, свершаются предательства, и только второстепенные лица, играющие роль в одном большом представлении, остаются всё теми же, говоря нам о том, у кого в жизни стабильность и счастье, - несколько нудно и философски заметил киркволлец, после чего отправился со своими людьми поближе к камину.
- А может, проще было бы переночевать в стойле, а, Командор? - пробурчала Самар.
- Если тебе будет проще... - протянул с улыбкой Колтейн, на что Самар неодобрительно посмотрела на своего командира и чуть скуксилась, но не стала ничего больше говорить. А вот Тейн позволил себе добавить, - Нам здесь переждать нужно всего ночь. Денег у нас не то чтобы много, иногда приходится экономить, а это место я хотя бы знаю, в отличие от других. Да и внимания мы здесь много не привлечем... почти. Всего одну ночь, Самар, не более.
Та лишь кивнула и устроилась поудобнее на своем месте, посматривая при этом на Алтани. Хейд уселся на свободное место и также начал смотреть на Гаю, которая вела переговоры с их старой знакомой.
В момент, когда тевинтерка начала что-то шептать на ухо эльфийке, магесса опять подала голос:
- Она точно что-то замышляет, Командор, смотрите, и для нас это ничем хорошим не кончится, - кивнула женщина на мальчика, что успел прибежать, получить подзатыльник, взять записку и убежать.
- Самый простой способ это выяснить - спросить. Ведь мы же в одной лодке теперь, верно?, - спокойно прокомментировал это Тейн, хотя на лбу появились несколько морщин, говорящих о том, что он напрягся и задумался.
Когда же Гая вернулась к Серым, Командор задумчиво постучал по столу пальцами, а затем спросил довольно будничным тоном, хотя последняя фраза вышла несколько более напряженной:
- Сколько она с тебя содрала? Надеюсь, не очень много, потому что мы с тобой знаем, какой тут сервис... Ах, и да, кому предназначалась та записка и что в ней?

+2

6

Она и спиной чувствовала взгляды, а когда уселась за стол могла воочию наблюдать морщинку меж бровей Тейна, недовольно поджатую губу Самар, и тихие гляделки двух более молодых марчанских Стражей. Что касается андерцев -  те сидели смирно, после того, как позаботились чтоб повозка с мирно дремлющей Марран оказалась под крышей в хлеву. Между тем, Ройдберг украдкой бросал на Гаю выразительные взгляды.
Ноздри тевинтерки слабо трепетали от раздражения пару секунд, однако в остальном ее лицо было исполнено скучающего безразличия. Она оценила всех сидящих за столом марчан придирчивым взглядом и произнесла:
- Десять пенни за обед на всю компанию, и двадцать за комнаты, но я не уверена, что она не потребует доплаты и у каждого будет место уединения, - расценки, соответственно были совсем не такими, какими одарила Гая эльфийку, однако требовать с марчан денег, которых это место не стоило Гая не желала. Что же касается ее расточительности - это были ее деньги.
- Записка, конечно, - продолжала женщина бесцветным тоном откинувшись на стуле и наблюдая за тем, как трактирщица с подносом идет на кухню, - предназначалась моим злокозненным тевинтерским друзьям-убийцам, которые непременно придут по ваши души, - женщина почесала шею и зевнула, - дабы уничтожить в постелях, вместе со всеми клопами.
- Что за бред, - фыркнула Самар недовольно. Гая заметила краем глаза, как усмехнулся Рой и почему-то в этот момент ее раздражение от того, что он хочет поговорить - пропало.
- Не подходит? Хорошо. Тогда записка предназначалась Первому, которому я обязана докладывать обо всех происшествиях, едва ступлю на сушу. Написала я в ней, что тебе попала под хвост вожжа, - тепло воззрилась Гая на волшебницу.
- Слушай, ты... - вспыхнула Азель.
- Самар, - довольно резко произнес Хейд и положил руку ей на плечо, после чего внимательно посмотрел на Гаю, - Я ценю твою возвратившуюся способность иронизировать и издеваться, но вопрос я всё-таки задавал не просто так, надеясь услышать более... Адекватный ответ. А Первому тут уже давно мог бы тот же Ройдберг отправить весточку, будем честны. Без обид, - Колтейн подмигнул Стражу-андерфелцу, после чего снова перевел взгляд на тевинтерку. Гая не улыбалась и не хмурилась, просто смотрела несколько секунд на Хейда, как бы оценивая, можно ли еще немного подразнить его злобную ривейнку. Потом вздохнула и сказала:
- Я попросила трактирщицу найти одного моего старого знакомого. Он поставлял мне информацию  и помогал с вооружением. В записке написано, что мальчонка от меня, чтоб его пустили на порог. Мм. Я хочу заказать один редкий товар как можно раньше, чтоб пришел на руки к концу недели.
Хейд в ответ также смотрел несколько секунд на женщину, после чего, побарабанив по столу пальцами свободной руки, убрал другую с плеча Самар, а на лице его промелькнула ухмылка:
- Я лишь надеюсь что этот товар не вовлечет нас в неприятности и не отправит крепость в небеса... Если ты понимаешь, о чем я.
- И вы ей верите?! - не выдержала Самар, удивленно смотря на собственного командующего, на что Колтейн медленно повернулся к ней и, заглядывая прямо в глаза, ответил:
- А почему нет, собственно? Даже если она передавала какую-то информацию, касающуюся нас, в ней не будет ничего важного или особенного. По факту, нам даже это сыграло бы на руку... Но я верю, что она просто хочет заказать какой-то товар. Ведь не будет же она обманывать человека, которому жизнь спасла, а тот не будет вести себя как горный козел, верно? - и он снова повернулся к бывшей убийце магов, с хитрецой смотря на неё. Губы Гаи чуть дрогнули и глаза ее - только глаза - тронула легкая улыбка.
- Осторожнее, Командор, однажды вы уже не прислушались к мнению ваших подчиненных. Сохранить одну жизнь для того, чтоб отобрать другую - я уже так делала. Неправда ли? - едва ли это был хороший способ добиться расположения марчан, но на самом деле, Гая теперь и не стремилась его добиться. Ей нужно было лишь, чтоб Командор был в безопасности. Она была убеждена в том, что ему полезней будет помнить, кто она и что она сделала, как можно дольше. Бдительный и недоверчивый Тейн - живой Тейн.
Командор, конечно, перестал выглядеть веселым, и лишь медленно и размеренно, чтобы Гая его услышала, произнес:
- Это твой шанс доказать чего ты стоишь, не мой.
- То, что я намерена что-то доказать, не лишает меня права на специфическое чувство юмора, - пожала плечами Гая, отвернувшись.
- Как и не лишает возможности получить чем-нибудь тяжелым по твоей специфичной голове, - пробормотал мужчина в ответ едва слышно, заставив прыснуть Самар.
Принесли жаркое.
Гая практически не ела - спустившийся с потолка к ней на плечо Аспис пожрал почти все мясо из ее тарелки, которое женщина любовно, по кусочкам, подносила к нему на вилке. В какой-то момент Доу спросил ее:
- Как удалось приручить его? Соколы пугливые, плохо прикипают к людям. Я так слышал, - как-то неловко добавил мальчишка. Гая рассеяно провела рукой по голове птицы, почесывая надбровные дуги.
- Я его спасла. Я часто спасаю милых деток, - слабо усмехнулась она, намекая на самого Аррена. Мальчишка понял не сразу, а потом смутился. Гая открыла было рот, чтоб сказать еще что-то раздражающее, когда вдруг подал голос Ройдберг:
- Андерфеллские бурые кречеты на голову выше по интеллекту любой дикой птицы в южных широтах. Им приходится выживать при почти полном отсутствии мелких кормовых животных и жесткой конкуренции с фениксами, варгестами, грифами и златогорлыми орланами. Это очень умные птицы, - на этих словах Стража Аспис на плече Гаи как-то даже приосанился, - они не боятся людей и ненавидят моровых тварей. Есть даже легенда о грифонах и бурых кречетах...
Гая смотрела на андерца внимательно и почти не мигая, пока он говорил. Аэрд смотрел в тарелку, однако поднял взгляд в какой-то момент и встретился с ней глазами, запнувшись на полслове.
В этот момент в трактир вернулся мокрый от дождя мальчишка в прохудившемся плащике и подбежал к Гае, отдавая ей записку под внимательным взглядом Асписа у нее на плече. Прочитав ее содержимое, Гая чуть нахмурилась и выразительно посмотрела на Хейда.

Отредактировано Gaia Tertius (2016-12-26 05:44:20)

+2

7

Конечно, Тейн не совсем поверил озвученным ценам от Гаи, но решил не придираться и не пытаться выяснить сейчас, какая именно сумма на самом деле была уплачена. Он подозревал что эта таверна не стоила тех денег, которые тевинтерка уплатила, но это был её сознательный выбор, так что осуждать Командор её не собирался. Похвалить и поблагодарить - да, пожалуйста:
- Благодарю, - и мужчина кивнул после того, как бывшая убийца закончила обозначать расценки, после чего сосредоточился на том, что она говорила следом.
Конечно же, она не могла не иронизировать и не шутить. По-своему, так, как умела, но это напомнило ему о той Гае, которую он встретил впервые, и о той, что прибыла к ним в тридцать девятом году. Это заставило его внутренне улыбнуться, хотя внешне Колтейн лишь внимательно следил за тем, что и как Гая говорила, и разве что краешек губ выдавал в нем позитивный настрой.
Правда, до какого-то момента, пока это не начало отдавать риском перерасти в конфликт.
Вмешиваться в разговоры своих подопечных было для Хейда нормальным делом, и те были привыкли к этому, тем более что Командор никогда не пытался встревать в чужие разговоры только потому, что мог это сделать. Нет, он вмешивался именно тогда, когда требовалось вмешательство, и, пускай даже в таких случаях были недовольные, в итоге подобные решения с его стороны помогали сохранить хорошие отношения между собеседниками или решить спор. Ведь для чего еще нужен командующий, помимо обычных рутинных обязанностей, не так ли?
Другое дело что в его разговоры также иногда вмешивались... Но обычно это были Гвидо и Шарон, и им это было позволительно. Хотя, иногда тот же Бремер или Варрон, оказываясь рядом с воином, любили высказать свое мнение о том или ином вопросе, но, в целом, в Ордене Марки люди были относительно сдержанными и дисциплинированными, так что не так уж много это проблем и создавало.
Поэтому сейчас Тейн постарался успокоить Самар и свести разговор в более дружеское русло, но Гая не была бы Гаей, если бы не захотела всё усложнить и попытаться сделать так, чтобы её продолжили недолюбливать. Конечно же ей требовалось напомнить о своих прегрешениях, тыкнуть его в них и призвать к осторожности. В такие моменты Хейд ощущал как она его раздражает, но это была очевидная реакция и явно не у него одного. Поэтому, как и положено хорошему командующему, он сдерживал свои порывы и старался ответить так, как было правильно. Ну и чуточку поставить её на место.
- Это твой шанс доказать чего ты стоишь, не мой, - медленно и размеренно произнес Хейд, а какое-то подобие веселье сошло с его лица, но в глазах можно было заметить искорки, говорящие о том, что он прямо-таки призывает её ответить на эту фразу. И Терциус, естественно, это сделала, на что Командор тихо прокомментировал, - Как и не лишает возможности получить чем-нибудь тяжелым по твоей специфичной голове.
Принесли жаркое, и все постепенно начали есть, хотя сам Колтейн предпочел обойтись совсем небольшим куском да вином. Связано это было не только с тем, что он не особенно был голоден, но и с тем, что мужчина задумчиво наблюдал за тем, как Гая кормит своего питомца, и прислушивался к её разговору с Доу. На фразу о том, что она часто спасает милых деток, Хейд не удержался и хмыкнул, добавив:
- А иногда милые детки спасают тебя. Прямо-таки закон самосохранения, - после чего отпил вина, при этом подмигнув Алтани, которая, конечно же, в этот момент посмотрела на него. Правда, это полуигривое настроение Командора (если так можно вообще назвать состояние человека, обычно излучавшего спокойствие и занудство) быстро сошло на нет, когда голос подал Ройдберг. Теперь на лице стареющего воина можно было заметить снова морщины и задумчивый вид. И не в последнюю очередь еще и потому, как этот Страж посмотрел в конце на тевинтерку.
- Видимо, эта легенда очень популярна в Андерфелсе, но слишком специфична чтобы выйти дальше вашей страны, - с небольшим то ли упреком, то ли вызовом заметил Колтейн, но почти тут же переключил свое внимание на мальчишку, что вернулся в таверну. Когда же Гая выразительно посмотрела на Командора, тот лишь допил содержимое кружки и поднялся, жестом призывая её за собой.
- Мы ненадолго. Нет, Самар, охрана и помощь мне не потребуются, - и, улыбнувшись магессе, Тейн направился к выходу, попутно похлопав её по плечу.
Женщину он ожидал под козырьком таверны, прислонившись к стенке и скрестив руки на груди. Было, безусловно, шумно из-за дождя и ветра, но друг друга они должны были слышать, оказавшись достаточно близко.
- В чем причина?

+2

8

Гая не очень поняла, с чего вдруг Командор взял такой прохладный тон по отношению к Аэрду, и единственным логичным предположением оказалось - он действительно что-то подозревает. Слао нахмурившись, Терциус сама встала, когда поднялся Командор, и предложила кречету переместиться поближе к знакомому андеру, что Аспис и сделал, резво спорхнув Ройдбергу на плечо. Мужчина слабо дернулся, но принял птицу спокойно и сунул палец, который сокол тут же любовно куснул.
- Присмотри за ним, - коротко бросила Гая мужчине и направилась на выход, следом за Тейном, игнорируя тяжелый взгляд Самар и перешептывания молодой парочки марчанских Серых.
Хейд ждал ее под козырьком с которого тяжелыми струями лилась вода по сторонам, наполняя глинистую канаву вдоль стены мутной жижей. Гая вышла, сложив руки на груди и оглянувшись, на секунду задержалась взглядом на водовороте у канализационной решетки. Мокро, гадко. Быть может, сейчас вовсе не стоило отправляться никуда. Но ей хотелось...
- Во-первых, я хочу заказать мазь, а не компоненты для бомбы, - с тихим вздохом произнесла женщина, обращая взгляд на Тейна, - во-вторых, мне нужно сейчас будет покинуть вас ненадолго и, как  я понимаю, ты не дашь мне отправиться одной, так что... меня в доках ждет мой старый информатор сегодня, до заката.
Услышав ответ Терциус, Хейд удивленно вскинул брови, и не совсем ясно было, связано это с первой частью ответа, или со второй. Или сразу с обеими. Чуть помолчав, явно размышляя о чем-то, Колтейн фирменным жестом почесал бороду, смотря куда-то в сторону, а потом повернулся обратно к Гае:
- Для какой цели мазь? - и, чуть улыбнувшись, продолжил уже более деловым тоном, - Да, одну тебя я не могу отпустить. Поэтому я отправляюсь с тобой к твоему информатору.
Гая чуть вскинула бровь, подпирая спиной стену.
- У тебя не только ноги больные, но и память плоха? Пожалуй, закажу ему еще толченый наголопов уд, говорят помогает при провалах в памяти, - съязвила Гая снисходительно окинув мужчину взглядом.
- Излишняя забота не избавляет от ответов на поставленные вопросы, Гая, - хмыкнув, заметил Тейн в ответ, - И всё же. По какому поводу ты решила встретиться с информатором?
- Я хочу наладить связи. Дать понять, что я жива, - потерла лоб Гая и тут вдруг поняла, что Хейд не в курсе ее отношений с информаторами и коллегами, - я оборвала все связи, когда попала в Орден. Некоторые до сих пор считают, что я мертва. И теперь мне почему-то не хочется, чтоб они продолжали так думать.
- Сентиментальность? Стареешь, Гая, стареешь... Или от меня заражаешься, - в этот раз Колтейн не сдержался и уже улыбался вовсю, довольный своей шуткой, не смотря на то, что тема была довольно-таки серьезной и мрачной. Гая, чуть удивившись подобной радости Командора, фыркнув сообщила недовольно:
- Если сентиментальность действительно передается от тебя, то я бы предпочла, чтоб ты на меня не дышал.
А Хейд, тем временем, продолжил, приобретая прежнюю строгость:
- Ну хорошо. Я могу это понять. Плюс, возможно, твой информатор будет полезен нам в дальнейшем. Если, конечно, он не окажется как-то связан с кем-то, с кем нам не нужно. Идем.
И Гая, всегда бывшая легкой на подъем, уже хотела было идти, проверив инстинктивно свое оружие, как вдруг вспомнила лицо Самар и скривилась.
- Нужно взять еще кого-то из марчан, иначе ривейни решит, что я увела тебя убивать в переулке.
Хейд уставился на Гаю, будто бы та сказала что-то из ряда вон выходящее, и простоял так полминуты, после чего, убедившись, что она действительно так считает, вздохнул и открыл дверь таверны:
- Доу! Иди сюда! Ты мне нужен для дела... И мы скоро вернемся, - громко обратился он к Стражам, после чего прикрыл дверь обратно, обернувшись к женщине, попутно ожидая пока Страж выйдет наружу, - Довольна?
Мальчишка, появившийся на пороге был встречен кошачьей ухмылкой тевинтерки и отразившееся на его лице смятение заставило Терциус хищно произнести:
- Довольна. Более чем, - поглядывая на невысокого паренька сверху вниз. Доу слабо сглотнул, предчувствуя, что путешествие по порту Оствика в такую дрянную погоду покажется ему невероятно долгим.

+2

9

Колтейн, смотря на то, как Гая бросала взгляд на его подопечного, начал постепенно жалеть о том, что вообще позвал именно его, а не, положим, Самар или Весенну, или вообще кого-нибудь из андерфелцев. Потому что у него было ощущение что тевинтерка готова съесть этого бедного парня и не подавиться им, ну или, по крайней мере, играть с ним так, что он ничего не сможет на это ответить. Доу, безусловно, был способным малым, но с женщинами вел себя вежливо и иногда чересчур вежливо, чем они не упускали возможность воспользоваться. Тут могла быть примерно такая же ситуация, хотя, конечно, Хейд надеялся что совсем третировать Стража она не будет.
А если будет то сам Тейн постарается её одернуть.
В любом случае, пока они шли сквозь бушующую непогоду, было не до разговоров. Путь обратно до доков занял примерно столько же, сколько оттуда до трактира, но в момент, когда они начали подходить к ним, мужчина остановил своих спутников и отвел в переулок, где было потише, посуше и ветер не хлестал им в лицо.
- У нас здесь небольшое дело, Аррен, и мне требуется кое-что прояснить, - быстро произнес Колтейн, после чего повернулся к Гае, - Скольких человек ждет твой информатор?
- Он ждет только меня, - смаргивая с длинных ресниц капли дождя, произнесла Гая, - Хотя прежде он не отличался грубостью с незванными гостями, вам лучше подождать здесь.
- Чтобы в итоге мы ничего не видели и понятия не имели, что там происходит? - решил уточнить Командор, и в тоне его смешались как скептицизм, так и беспокойство, что было для него несвойственно, - Я согласен что нам не стоит показываться, но место всё же выбрал бы поближе.
Женщина в ответ не стала возражать, только смерила Доу долгим взглядом и сказала:
- Не подставляйся, золотце.
После чего коротко кивнув Колтейну, решительным шагом пошла в сторону покосившейся хижины, недалеко от сходней. Тейн лишь хмыкнул на комментарий тевинтерки, а Доу то ли нахмурился, то ли смутился - разбираться в его мимике в такую погоду и в такую видимость времени не было. В любом случае, оба Стража начали менять свою дислокацию почти в тот же момент, когда двинулась Терциус, при этом надеясь не особо попадаться на глаза тем, кто мог оказаться на главной улице, и отслеживая при этом перемещения бывшей убийцы магов. В голове у Командора начали роиться самые разные мысли о том, а действительно ли Гая встречалась с информатором, или всё же пыталась провести их, до мыслей о том, что, может быть, это её мог кто-то обманывать и устроить ловушку на них всех. Впрочем, и первый, и второй варианты звучали слишком неправдоподобно, по мнению Хейда, и поэтому он постарался избавиться от ненужных мыслей. Зевать в такую погоду было бы очень неразумным поступком, а что там в итоге - они скоро выяснят.
Да и Гае он всё-таки верил. Как бы она не просила об обратном, напоминая своими фразами о прошлых поступках.
Мужчина не успел достигнуть конечной точки - случайный взгляд, брошенный на окошко хижины, к которой как раз подходила Гая, не смотря на дождь и темень проулка, позволил ему разглядеть блеск. Блеск наконечника стрелы, просунутой меж ставней.
Времени на размышления было немного.
- Гая, ложись! - перекрикивая ветер и дождь, произнес Хейд, начиная при этом движение вперед, к тевинтерке.

+2

10

Она была готова к прохладому приему всегда. И у нее были причины быть готовой сейчас, поскольку... Гая бросила короткий взгляд на Тейна, перед тем, как направиться к дому, размышляя о том, какое отношение все-таки имел Мииран к тому ее пленению. Впрочем, она не выясняла этого тогда, не собиралась выяснять и сейчас, в некоторой степени будучи даже благодарной тому, кто ее сдал.
Однако метательный кинжал скользнул в ее ладонь еще тогда, когда Хейд пожелал узнать об отношении Миирана к лишним гостям. Пальцы слегка подрагивали, когда она оставила марчан и направилась к нужной хижине пружинистым и осторожным шагом кошки, бегущей по узкому канату. В момент, когда между ставен появилась стрела - она уже знала, кто в действительности стоял за тем, что ее поймали Стражи.
А могла бы просто спросить у Хейда. "Мы не ищем легких путей, Гладий."
Выстрел неожиданностью не был. Но вот крик. И такой предательски близкий. Гая выругалась сквозь зубы, уходя от удара, траектория которого была выверена еще на подступах и сделала резкий прямой бросок. Сдавленный звук и грохот в доме возвестил о том, что она попала. Но Гаю не интересовал еще один труп в ее послужном списке - ее интересовал Хейд. Обернувшись, она обнаружила уже почти подбежавшего к ней мужчину целым и невредимым, как и Доу. Стрела торчала в стене соседнего дома на уровне головы Аррена.
- Что происходит? - спросил напряженно мальчишка, однако вопрос этот был адресован уже не Гае, а пустому месту - едва осознав, что оба Стража в порядке, тевинтерка не рассусоливая сорвалась с места, вынимая меч и примериваясь к замку на двери. Рубить она не стала - она метнула клинок, благо тот был достаточно короток и достаточно сбалансирован, чтоб явить собой удачный снаряд. Полетели щепки и замок жалобно лязгнул - а рукоять меча она использовала как ручку, когда добежала до дома. Выдернув клинок с мясом, женщина оказавшись в доме сразу же столкнулась с человеком вооруженным небольшим щитом, что несколько затруднило его мгновенное убийство. Только вот это был не Мииран. В доме был еще один человек, но он выбежал через противоположную дверь едва Гая влетела в помещение и попасть по нему клинком женщине не удалось.
- Ты должна быть мертва! - рявкнул бандит.
- Трижды, kaffas, - рыкнула Гая и выхватила хербат, метя в щит аккурат на уровень руки...  и пока неудачливый болван пытался стряхнуть со своей руки и щита вошедший на целый дюйм топор, сзади вдруг стали раздаваться чьи-то крики. А еще лязг металла.
"Какого..." - успела подумать Гая, во время пиная в пах сапогом открывшегося противника и обернулась.
На улице было человека три, по виду брони - очень напоминавших друзей Миирана и Гая никак не могла понять, какого демона им пришло в голову нападать на Стражей, едва ли не обвешанных знаменами.
- Что вы блять за идиоты?! Мииран помог Стражам не для того, чтоб вы их угробить пытались... - вылетев из помещения проговорила Терциус, - Тейн, скажи им! Ты ведь нанял этого засранца тогда!
- Ты... сука... ааа..  - кричал что-то невнятное бандит, оставшийся в доме.

+2

11

Было глупо полагать что Гая не заметила для себя угрозу. В конце-то концов, она была бывшей убийцей магов и умела оценивать ситуацию и обстановку гораздо лучшем чем он, особенно если учитывать тот факт что последние свои года Хейд провел больше либо в подземных туннелях, либо за бумажной работой. Это уже не говоря о том, что сама работа этой женщины заключалась в том, чтобы нападать неожиданно, используя преимущества местности, и что заметить, что на них затевается засада, она могла и, скорее всего, заметила гораздо раньше чем они. И именно поэтому, видимо, решила пойти одна вперед, привлекая всё внимание на себя.
Так что свой окрик, а точнее, осознание того, что это в принципе было бесполезным действием, Колтейн осознал в момент, когда уже двигался вперед, навстречу тевинтерке. Стоило бы позаботиться о Доу, а не об опытной убийце, но что-то в сознании Командора сыграло с ним злую шутку, и первым осознанным действием была попытка помочь Гае, а не Аррену. Да и тот, в общем-то, находился в более безопасной позиции, чем она, но эта мысль пришла лишь задним числом.
В любом случае, когда стрела просвистела рядом с Хейдом и уткнулась над головой Аррена, Тейн понял что совершает слишком много лишних телодвижений, и уж эта-та женщина не пропадет.
- К бою, Аррен, - коротко ответил Командор, выхватывая меч и готовясь к новой атаке со стороны неизвестных противников, и парень лишь кивнул в ответ.
Размышлять о том, кому пришло в голову нападать на Стражей, не было времени, а вот подать знак рукой собственному подчиненному, показывая, чтобы сближался с собственным командующим - всегда пожалуйста. Колтейн давно не сражался с обычными людьми, если не считать, конечно же, покушения на собственную жизнь, да и там были не самые обычные противники, а опытные Стражи. Тут же... тут же, кажется, были совсем другого типа противники. С одной стороны попроще, с другой - посложнее.
И посложнее потому, что они не были наряжены в полные доспехи Стражей.
Тейн отразил выпад одного из оппонентов, после чего заехал тому локтем в лицо, не особо рассчитывая нанести урон, но надеясь что тем самым дезориентировал противника. Доу, тем временем, подошел достаточно близко к Командору, отражая при этом удар за ударом и явно выискивая возможность для контр-выпада. В способностях своего Стража в бою с такими противниками Хейд не сомневался, поэтому сосредоточился на своих движениях.
Как раз вовремя, потому что один из клинков воткнулся ему в бок, пробивая броню.
- Мать твою, - почувствовав, как многострадальный левый бок начал отдавать болью, Командор повел рукой с мечом так быстро, как только это было возможно, прикладывая как можно больше сил к этому удару, настолько, что собственная рука заболела от напряжения, и отрезал ту руку противника, что удерживала оружие. Собственный меч, явно вибрировавший еще до этого, прямо-таки затрясся после того, как конечность была отделена от тела оппонента, и Хейду пришлось ухватиться двумя руками за клинок, дабы тот не выпал из рук. Кажется, даже буря не смогла заглушить истошный крик этого человека, когда он отшатнулся назад, а конечность тем временем упала на землю.
- Дырявить меня не самая лучшая идея, - сплюнув и вынув кинжал из раны, ощущая, что она не столь глубокая и не столь проблемная, как могла бы быть, произнес Тейн и размял ноющую от напряжения левую руку, после чего услышал крики Гаи. Слова её заставили его нахмуриться, а собственный меч, продолжающий вести себя странно - нахмуриться еще больше.
Что-то с его оружием было не так. Но разбираться не было времени.
- Я не нанимал Миирана, но мы действительно узнали от него о том, как тебя найти и как ты будешь выглядеть, не более! - громко крикнул в ответ воин.

+2

12

Что ж, ситуация прояснялась, медленно но верно. Если б еще не этот дождь, мешающий обзору и сказывающийся на траектории полета клинков... Гая чувствовала, как скользит в пальцах ребристая рукоять метательного клинка и прилагала все усилия к тому, чтоб удержать снаряд до броска в нужном положении.
Она видела сквозь пелену дождя, как сделал выпад Доу, царапая мечом по лицу не слишком поворотливого противника. Видела, как появилась в действиях противника какая-то сутолока, особенно, когда имя Миирана прозвучало так громко. Один из воинов повалился на землю, причитая и пытаясь остановит бегущую кровь из мясистого обрубка на месте левого предплечья, другой, отступая, придерживал на уровне глаз щит, закрывая порезанное лицо. 
Инстинктивно сменив хват, Гая на бегу метнула два клинка в спину щитоносца, и в уязвимое место над коленом противника Доу, и когда тот заорав, присел, а Аррен вовремя занес клинок, Терциус воскликнула:
- Стойте! - и оттолкнула мальчишку, едва добравшись до дерущихся. Обнаженный меч женщины уткнулся кончиком в шею раненного врага и заставил его рефлекторно вздернуть подбородок, щурясь от воды бьющей в лицо. Рука его сжалась на кинжале на поясе, а его подельник со щитом полез в атаку, но тут подсобил Хейд и наймит так и не дошел до Терциус. 
То на то и вышло, что все три бандита оказались временно деморализованны и Гая могла говорить.
- Прекратить драку! Идиоты, - прошипела женщина, - я пришла, чтоб купить информацию, а не мстить за то, что у Миирана такой длинный язык...
- Возможно, тогда стоило обозначить свои намерения более четко, коли своим умом они не привыкли пользоваться, - осматривая улицу, громко заметил через плечо Колтейн. Гая тихо хмыкнула, и не глядя на Командора сказала:
- Я написала, что мне нужно. Прозрачно, - и голос ее был холоднее и острее любой стали.
- Настолько, что бумага была пустой? - последовал скоро ответ, но Гая пресекла этот разговор жестким взмахом руки, по прежнему не глядя на марчанина и чуть царапнула клинком горло допрашиваемого врага.
- Намрек сказал... тебя должны были убить... - просипел, поднимая руки в жесте "сдаюсь" бандит, чье горло щекотал гладий.
- Намрек? А сам Мииран ничего не возразил?
В доме тем временем, пытался подняться на ноги четвертый, недобитый ею бандит, но он был куда больше занят отделением своей руки от щита, скрепленных вместе ударом хербата, чем этим разговором посреди улицы.
- Мииран в Киркволле... - буркнул второй бандит, пытаясь выдернуть засевший в боку клинок, - он уже почти год в Киркволле... здесь теперь командует Намрек.
"Что ж, это многое объясняет" - подумала Гая, ожесточенно щурясь:
- У Намрека еще в сороковом мозги спеклись под лириумом, а вы по-прежнему его слушаете. Красные клинки, тьфу! Сраные болваны.
- Моя... рукаа... - рыдал третий из бандитов, которому так ловко подрезали конечность марчане. Гая выдохнула. Лицо ее было каменным, ожесточенным, мрачным и во взгляде снова зияла пустота, правда, сквозь этакий ливень трудно было разглядеть все это.
-  Ты, где Намрек? - надавив гладием на горло допрашиваемого, зло спросила женщина, наклоняясь ближе к его лицу.
- Он в городе, в "Обете терпимости"... был там, когда  в последний раз его видел. Пожалуйста...
Это было похоже на Намрека, но Гая не собиралась так просто верить на слово пойманному клинку. И у нее был свой способ дознаться до правды теперь... неожиданно для всех, и для марчан и для красных, она взяла и... убрала гладий в ножны.
- Валите отсюда. И заберите того, что в доме. По крайней мере один из них все еще жив. Если полезете еще раз, я буду говорить с вами по-другому. И да... - когда щитоносец, помога подняться раненному в ногу соратнику, уже хотел было идти к дому, Гая вдруг вспомнила, - скажите своему новому боссу, что даже если кто-то платит за мою голову - убийство выйдет дороже договора со мной.
Бандиты смотрели на нее как баран на новые ворота, однако спорить с женщиной явно не собирались. Пока они не ушли, Командор решил вставить свои пять пенни.
- И напомните вашему Намреку о том, что со Стражами лучше не пересекаться в подобном ключе, - мотнув головой, смахивая тем самым капли с себя, и чуть поморщившись, добавил Хейд, - Руку своего соратника тоже не забудьте. Авось еще сгодится.
Гая тихо кивнула, и желваки загуляли по ее лицу. Бандиты быстр убрались, а Гая оглядываясь на них, все думала о том, кто сбежал с черного хода хижины. Она не позволяла себе сейчас неприятных мыслей о том, что фактически, подставила марчан, хотя и не могла знать о том, что ждет ее здесь.
- Надо уходить отсюда, - резко сказала она, наконец поворачивая лицо к Командору, на которого не смотрела с момента, как началась потасовка.

Отредактировано Gaia Tertius (2017-01-02 23:07:38)

+2

13

Признаться, Колтейн был бы рад увидеть этих нападавших в состоянии мертвых тел, чем проводить допросы под дождем и ветром, но Гая решила что ей всё-таки интересно, кто и зачем всё это устроил, и именно поэтому как минимум один из головорезов оставался в сознании и был способен говорить. Сам диалог, а точнее, допрос проходил в настолько холодном и неприятном ключе, насколько это было возможно, и, поверьте, стоя под проливным дождем это очень и очень неприятно.
Не прокомментировать её высказывание о её целях и подачи этих целей Тейн не смог, на что последовал холодный как сталь ответ. Это заставило Командора хмыкнуть и оставить пока что последнее слово за собой, и то потому, что женщина предпочла прервать эти перебрасывания колкостями командным жестом. Раз ей хотелось покомандовать и показать себя жесткой - что ж, то было её право, тем более что обычно на такого рода личностей как наймиты и разбойники это действовало безотказно. Вместо того чтобы произнести вслух что-то еще, Хейд подошел к тому из нападавших, которому отсек руку до локтя, и ткнул пару раз носком ботинка в бок, проверяя, жив тот или нет. Кажется, болевой шок отпустил беднягу и он успел выйти из состояния обморока, потому что он застонал и начал что-то тихо причитать. Жить ему, пожалуй, оставалось недолго, если никто не захочет помочь ему с обрубком.
Туда ему и дорога.
Как ни странно, Колтейн, будучи изначально выходцем из простой и бедной семьи, а также воришкой в своем детстве, совершенно не переваривал всякие бандитские формирования во взрослом возрасте, и это вполне объяснялось его опытом работы в городской страже Киркволла. Правда, тогда он старался как-то еще помогать тем, кто вынужден был присоединяться к Обществу или, положим, Хартии, да другим формированиям, но с возрастом осознал что некоторые просто искали себе легкой жизни и добычи, поэтому далеко не каждый нуждается в снисхождении. Совсем не каждый.
Отсюда и такой результат. В голове промелькнули воспоминания о Гвейне и о том, как Тейн уже целых двенадцать лет назад окончил путь бывшего друга в одном из захолустьев Киркволла. Появилось желание добить беднягу-калеку, но Командор сдержался. По крайней мере пока что.
Тем временем допрос подходил к концу, поэтому Колтейн предпочел сменить свою дислокацию и прислушаться к тому, что говорят. Как раз вовремя чтобы добавить кое-что:
- И напомните вашему Намреку о том, что со Стражами лучше не пересекаться в подобном ключе, - мотнув головой, смахивая тем самым капли с себя, и чуть поморщившись, сказал Хейд, - Руку своего соратника тоже не забудьте. Авось еще сгодится.
И, чуть помолчав, произнес кое-что еще:
- Да и самого беднягу заберите. Шансы еще есть.
Бандиты, естественно, активно занялись отступлением, и мужчина провожал их безразличным взглядом, после чего повернулся к своим спутникам. То, что Гая отпустила их, было удивительным событием, с учетом того, что он помнил о её прошлом и поведении раньше. Это заставляло думать о том, что она действительно использовала свой второй шанс так, как могла, чтобы стать лучше.
И это радовало. Действительно, радовало.
Вот только ситуация и погода не располагала сейчас к проявлению этой радости.
- И куда же именно ты собираешься уходить? - наигранно учтиво уточнил Страж. Поведение собранной Гаи его почему-то то ли раздражало, то ли настораживало, он и сам не мог понять, что именно. В конце-то концов, с подобными ситуациями, а точнее, с гораздо более печальными и ужасными ситуациями Стражам приходилось сталкиваться на протяжении всей их жизни, да и Гая, он был уверен, бывала в передрягах и похуже, и мужчина не совсем понимал, почему она ведет себя настолько собранно и закрыто. Знала ли она что-то, что не знали они? Или корила себя за то, что накликала на них беду? Если последнее было правдой, то Колтейн совершенно точно не винил её ни в чем, не смотря на то, что бок отзывался болью после удара клинка туда. Это было типичной ситуацией. Рабочей, он бы даже сказал.
И переживать тут было незачем.
- Отсюда, - ответила женщина, хватая Хейда за плечо и с силой весьма серьезной для представительницы женского пола потянула куда-то вверх по улице, на ходу отрывисто произнося, - в доме был третий, он убежал и скорее всего, может привести подмогу. Как только окажемся подальше отсюда...
- То они смогут найти нас если захотят, особенно с учетом того что знают улицы города гораздо лучше чем мы, - закончил за неё иначе фразу Колтейн, волевым движением сбросив её руку со своего плеча, показывая, что может идти и сам, не смотря на возраст и рану, и торопить его не нужно. Доу, естественно, следовал за ними, хмурясь и пытаясь слушать внимательно их диалог, - Ты переоцениваешь всю опасность ситуации, Гая. Ты достаточно напугала этих засранцев чтобы даже тот, что сбежал, осознал, что лезть на Стражей не стоит ни при каких обстоятельствах. В конце-то концов, мы сильнее них. А ты еще и быстрее, и намного умнее.
Женщина посмотрела на Тейна упор и он разглядел в ее глазах что-то дикое, похожее на зеркальные отсветы в глазах хищника.
- Я понятия не имею, кого может привести этот тип, с кем Намрек стал работать когда Мииран уехал. И я не хочу соскребать твои бренные останки с мостовой, когда они притащат парочку хартийцев с бомбами или элементалиста. Мы идем не в корчму, мы идем подальше от этого места, где я могла бы подумать о том, какого демона произошло.
С минуту Хейд смотрел на неё внимательно, будто бы пытаясь найти какой-то ответ в её взгляде, держа на месте посредством положенной руки на её плечо, после чего вздохнул и, убрав руку, лишь произнес:
- Пошли отсюда, - после чего продолжил движение от того места, где они столкнулись с бандитами.
Спорить у него не было никакого желания. Уйти же и оказаться в безопасном месте было гораздо проще.

+2

14

Она понимала, что Командор может быть зол. Понимала, что он может хотеть ответов. Она бы и сама непрочь была их получить, после такого неприятного столкновения. А еще она была бы непрочь поругать себя и показнить, но только не здесь. Не сейчас, когда они под угрозой удара. Гая могла стерпеть сейчас все что угодно, лишь бы увести марчан отсюда. Но, как не странно, Тейн не стал сильно спорить и женщина была ему благодарна. Взгляд ее скользнул по одеянию Командора в непроизвольном желании проверить хотя бы внешне, все ли с ним в порядке. В такой дождь было сложно разглядеть, но что-то в его походке...
Везапно раздался шум впереди и Гая невольно остановила идущего в ногу Командора уперев ладонь ему в грудь. Все эти повелительные жесты выходили у нее невольно - подсознательно, она продолжала играть роль его защитника, на которую сама себя назначила несколькими днями ранее.
Щурясь от дождя, Терциус неуловимо быстрым движением схватилась за один из метательных топориков. Они не успели покинуть злосчастную пристань. Вверх по дороге, ведущей в трущобы пригорода, появились люди.
- Уходить будем через нижние рыбачьи мостки за причалом. Назад, - тихо произнесла женщина. Возможно, она по мнению Тейна была слишком напряжена, и все эти противники не стоили такого серьезного отношения, но вот только Гая Терциус давно бы погибла при такой работе, если б имела привычку расслабляться так часто, как Командор Вольной Марки.
И все же главной причиной того, каким суровым было ее лицо и как крепко пальцы объяли рукоять хербата - она боялась за него.
Прежде она и не подозревала, как трудно ей будет просто быть его соратником. Она не привыкла так остро бояться за кого-то  и не знала, могла ли вообще привыкнуть. Ее всегдашняя веселость и простецкое отношение в компании с другими спутниками были вызваны тем фактом, что женщина никогда не позволяла себе настолько сильных привязанностей. И тут... стражник. Колтейн Хейд был особым человеком в ее жизни, что недавно подтвердил разговор в каюте Командора - он знал ее тогдашнюю, и Гая, не особо верившая в судьбу, усомнилась, не провидение ли это каждый раз сводило их пути? Это щемящее чувство в груди, что пробудило ее от безразличного, сомнамбулического сна в Андерфелсе, если б не тренировки и не концентрация, сделало бы ее страшно уязвимой, пленницей собственных эмоций. Но поскольку обучение Гектора дало свои плоды, она все же могла держать себя в руках, отгораживаясь от скопа эмоций в голове и ограничивая сферу своих интересов до одной простой мысли "он должен быть жив и здоров".
Потому, отступив к самым мосткам, в бой она вступила, крепко держа гладий в руке и оценивала Командора, как боевую единицу, чья сохранность важнее прочих. Так было проще.
В отличие от клинков, эти новые ребята - "пятеро, два воина, три разбойника, лучники не умелы, снять легко, кожаная броня" - не собирались выжидать и не готовы были к разговору. Гая убедилась в этом, когда повторила им то же, что уже сказала ребятам Намрека, и ее слова остались без внимания. Более того, очень быстро убийца осознала, что тактика боя этих ребят отличалась от клинков главным образом тем, что убить они стремились Тейна. И подтверждению этого вскоре стал вполне внятный и четкий комментарий одного из ублюдков:
- Жри грязь! Здесь тебя не спасут высокие стены!
Она не понимала, что происходит. Но она понимала, что может сделать. И делала это, со всем профессионализмом, на который способна - лезвия летали в пелене дождя подобно серебрянным птицам. Она сама двигалась будто в танце, одного за другим лишая юрких оствицких разбойников возможности дышать спертым смрадом портового воздуха и смотреть на мрачное, серое небо. Первым пал лучник, пачкая мозгами лезвие ее топора. Потом повалился, хрипя как загнанная лошадь, разбойник, вооруженный шпагой - этот ублюдок полоснул ее по ноге мечом, за что получил свой заслуженный стилет в глаз. Они почти закончили, когда Гая услышала звучный плеск воды и только несколько секунд спустя она поняла, что упал в воду Командор.
- Проклятье. Вылезай, Хейд, я не буду делать всю работу за тебя! Эти ребята точно пришли по твою душу! - раздраженно окликнула женщина марчанина, размашисто рубя гладием по плечу одного из прицепившихся к Доу засранцев. Однако ответом ей был все тот же плеск воды. Улучив секунду, Гая обернулась.
- Командор, твою мать! - рявкнула она недовольно, чувствуя уже в эту секунду, что упустила что-то жутко важное.
- Хейд! - повторила она делая прыжок к мосткам. Пузырьки над водой. Какого...
- Тейн?! - почти беззвучно вскрикнула она и голос, еще не до конца восстановившийся после хватки Хедгера, дал петуха. Еще несколько секунд, она просто ждала, напряженно, забыв о том, что Доу все еще сражается с двумя, пусть и изрядно побитыми, но все же опасными противниками.
- Гладий... Комаднор тонет? - тем не менее, нашел время вскрикнуть мальчишка. Гая нервически дернула головой и в каком-то животном гневе метнула кинжал в одного из ублюдков, и тот застрял в его броне, мешая нападению.
"Ну всплывай же, всплывай, говно такое!" - мысленно рычала она. А руки ее уже стягивали тяготящий нагрудник, отцепляя ремешки отточенными движениями. Сапоги, перчатки. Тяжелая клепанная накидка.
- Блять, - прошипела женщина собственному отражению на воде, рябящему и расплывающемуся бесформенными очертаниями под дождем. А потом прыгнула в холодную воду.

Отредактировано Gaia Tertius (2017-01-03 04:04:37)

+2

15

Они продолжили свой путь из ниоткуда в никуда, как, наверное, мог бы выразиться Даффи, если бы захотел описать передвижения трех Стражей в своей очередной песне, а мысли Колтейна были заняты тем, что успело произойти. Гая, перед тем, как двинуться дальше, подобрала свое оружие, и это заставило тогда Хейда удивленно вскинуть брови, но комментировать это он не стал - у каждого были свои причуды, а, с учетом того что его собственный меч, похоже, постепенно превращался во что-то опасное и неконтролируемое, привлекать внимание к оружию у него не было никакого желания. Мужчина подозревал что Терциус либо слишком практичная для того, чтобы оставлять клинки которые еще могут пригодиться и которыми можно попользоваться, либо (что было менее вероятно, по мнению Хейда) просто была слишком привязана к своему набору для убийств. Хотя, возможно, он был не прав и ближе к правде был всё же второй вариант...
В любом случае, Командор двигался дальше, обдумывая их положение и чуть прихрамывая на левую сторону. Бок, конечно же, отдавался болью, но киркволлец ощущал что даже с такой раной он сможет спокойно прожить как минимум день, если не больше, и только потом начнутся серьезные проблемы. И он рассчитывал на то, что уж целый день им бегать от условных преследователей не придется, и, когда окажутся в безопасности, сможет заняться проблемой. Что же касалось их собственной безопасности, то в этом плане он доверял Гае - та, конечно же, могла на деле привести их всех в засаду и оказаться предателем, но... Но смысл водить туда-сюда, спасать жизнь и вообще тратить столько времени когда было столько шансов закончить всё по-быстрому? И Тейн сильно сомневался что в этот раз у тевинтерки могли бы быть другие цели, наподобие Зекена. По правде говоря, он вообще не верил в вариант того, что она их предаст. Времена изменились, они изменились, вещи стали другими... Поведение тоже. Поэтому он ей верил.
Хотя нет-нет да поглядывал по сторонам, дабы не наткнуться на кого-то, кто будет снова пытаться прострелить им головы арбалетным болтом.
- Мостики не самая хорошая идея... - несколько недовольно произнес Хейд, но всё-таки согласился с этим вариантом и пошел вслед за женщиной. Под ложечкой неожиданно засосало, будто внутреннее чутье предвещало какую-то беду, какую-то большую проблему совсем скоро, но мужчина постарался унять ненужное волнение и собраться. В конце-то концов, нужно было всего лишь держаться подальше от воды, а в остальном проблемы были не самыми большими. В способностях своих спутников, да и своих, он не сомневался.
Кроме собственной способности плавать, конечно же.

Естественно, стоило бы послушать внутреннее чутье.
Бандитов было достаточно, но Колтейн прекрасно видел как Гая довольно быстро, ловко и умело разбиралась с двумя из них, а Доу взял на себя еще одного. Выходило, что на Командоре Серых Стражей было еще двое, но, оценив ситуацию, положение и их стойки, воин сделал вывод что проблем не должно быть.
- Вернуться в грязь я не тороплюсь, - тихо пробормотал себе под нос марчанин в ответ на фразу одного из ублюдков, после чего достал клинок из ножен.
В принципе, проблем почти не было - оба супостата, оставшихся на нем, пусть и атаковали вместе, но меч Тейна, снова начавший вибрировать и, кажется, просящий крови, выдерживал их удары и парировал их настолько быстро, насколько это было возможно для сорокасемилетнего человека, закаленного битвами. Увернувшись от очередного выпада, Хейд продолжил свое движение по кругу и на развороте полоснул по лицу противника. Этого оказалось даже более чем достаточно - даже не смотря на столь сильный и плотный дождь Тейн увидел как челюсть бандита отделилась от остальной части головы, и тело начало падать куда-то влево. Признаться, такому повороту событий Командор был удивлен, потому что не прикладывал столько силы в свой удар, но клинок, который уже вполне очевидно был то ли одержим, то ли еще что, решил по-другому.
Вот только в этот момент, когда Хейд собирался сосредоточиться на другом противнике, пришло одно важное осознание - они были слишком близко у воды. И, будто бы где-то вдалеке стукнули в колокол, вместе с этим звоном в голову к Тейну пришло осознание что он делает критический шаг назад, и сейчас, подскользнувшись, улетит в воду. И сделать с этим ничего не успеет.
Секунда - и вот уже мысль сформировалась в реальность, и человек, управляющий целым Орденом Серых Стражей в Марке, а еще человек, проживший на этой бренной земле сорок семь лет и так и не научившийся плавать, летит в воду, наблюдая за ошарашенным и непонимающим пока что ничего лицом оставшегося бандита.
- Тво... - только и успел выдать Колтейн, попутно попытавшись захватить как можно больше воздуха в легкие, после чего громко плюхнулся в воду.
И пошел ко дну.
Попытки тут же выплыть, естественно, провалились - Хейд совершенно не представлял как правильно работать руками и ногами, и скорее быстрее топил себя, чем помогал выбраться. Где-то через секунд шесть он это понял и занялся иным, а именно начал кое-как пытаться расстегнуть собственный доспех, дабы не так быстро уходить под воду. Меч он продолжал держать в ведущей руке и заметил, как тот начал светиться, что подтверждало догадки о том, что с этим оружием что-то не так, но вот тонувшему мужчине было немного не до того.
Потому что он, мать его, тонул.
Ему удалось отцепить пояс с ножнами и, кажется, наполовину расстегнуть доспех, когда больше сдерживать себя не осталось сил, а в легких начало не хватать воздуха.
Еще пара секунд - и он раскрыл рот, который тут же начал заполняться водой. Секунда - и он снова попытался закрыть его, но выходило не очень.
Еще секунда - и сознание начало ускользать.
Глупее смерти придумать ты себе не мог... - промелькнула мысль, озвученная сразу несколькими голосами. Кажется, то были Гая, Гвидо, Шарон, Варрон, Бремер, но это уже было не так важно. Колтейн попытался снова отцепить доспех, но силы уже оставили его.
Еще несколько важных секунд - и вместе с водой пришла темнота.

+3

16

Soundtrack: Black lab - Underwater

Холодно. Вода подобно ледяным иглам элементалистов зимы и мороза, колет кожу сквозь броню, пробираясь к костям с завидным упорством. Течение бурное, и ведомая волнами тевинтерка, учившаяся плавать у антивских пиратов, прикладывает усилия для того, чтоб не потерять направление в толще воды. Темно. Не видно блеска металла - паническая мысль "он слишком глубоко" - колет сознание вместе с ледяными потоками. Это какие-то секунды, но страх становится почти невыносимым, впиваясь подобно когтям зверя в ее уставшие мозги и пытаясь свести с ума, вывести, сломать стену ее выдержки.
Набрякает, тяжелея, одежда, отягощая сильные, тугие мышцы, но Гая уверенно гребет, не собираясь сдаваться, пока хватает дыханья... а потом...

Свет.

Она увидела как что-то тускло светит в шумной и давящей морской мгле. Рванув туда, женщина заметила, как отражают блики на  доспехе этот самый свет и распознала очертания Командора. Уже подплыв к нему, она различила как следует сразу три вещи: меч Хейда издавал подозрительное свечение, сам Командор, очевидно, потерял сознание, захлебываясь, а еще он был ранен и расплывавшаяся алыми всполохами в воде кровь была прямым тому подтверждением. Но размышлять обо всех этих обстоятельствах Гае было некогда. Она начнет волноваться там, наверху, где у них будет возможность дышать чем-то, кроме кубометров ледяной воды. А сейчас... сейчас она спасала его.
В который раз? Это начинало превращаться в традицию.
Женщина уверенно расстегивала ремешки - прежде у нее уже был опыт освобождения от пут в воде, и этот процесс не показался ей настолько уж отличным. Самым трудным было - сохранять спокойствие, от которого напрямую зависел расход воздуха. Она чувствовала, что сердце ее сбивается с ритма, понимала, что это плохо для них обоих, и заставляла себя успокаиваться, приказывала крови замедлить бег, а сердечной мышце выбрать ритм помедленнее. Руки уверенно снимали с Колтейна тянущий ко дну груз доспеха. Она успела снять почти все, когда почувствовала, что тратить на это время больше не может и тогда она ухватила его покрепче, начиная бить сильными ногами по воде, помогая себе левой рукой. Рывок, еще рывок. Он не был тяжелым. Он был очень важным, а значит куда тяжелее было бы бросить его, чем поднимать.
Вынырнула она, ощущая первые приступы удушья. Мышцы ныли от напряжения, и она представляла, как завтра будет ненавидеть ее собственное тело, но все же приложила последние усилия к тому, чтоб вытянуть Хейда за собой.
- Гладий! Гая! - кричал где-то очень близко Доу. С хриплым, сдавленным рычанием женщина, придерживая голову Тейна над водой, обернулась на звук. Они оказались чуть дальше от берега, чем были, когда попали в воду и течение продолжало неумолимо относить их прочь.
- Vishante kaffas sangari merti Commandis... - выплевывала она сквозь зубы вместе с солоноватой водой и гребла к мосткам, где их уже ждал Доу, протягивая руку. Последний рывок - и вот Командор уже лежит на скользких сходнях, а рядом с ним, грубо матерясь на родном языке сидит тевинтерка, и наскоро оценив его рану, безжалостно бьет мужчину по щекам. А рядом неловко переминаясь с ноги на ногу, стоит Доу и говорит:
- Нужно... вдохнуть в него воздух... вы знаете как это?.. я могу...
- Не мешай! - рявкает Гая так, как может только зверь охраняющий свою добычу. Или потомство. Секунду спустя она бьет Хейду в грудь и хватает пальцами скользкий под проливным ливнем нос марчанина, чтоб вдохнув поглубже, припасть к его рту и заставить дышать. Выдох. Выдох. Удар...
Он закашлялся и Гая отстранилась практически сразу, фыркая и щурясь, убирая с лица мокрые пряди волос. Она села рядом и пихнула его ногой в каком-то немом уже раздражении, и только потом посмотрела на трупы, что остались после Доу. После пары секунд раздумий, Гая со вздохом сказала:
- А ты неплохо справился один, золотце. Похвально.

Отредактировано Gaia Tertius (2017-01-04 03:16:32)

+3

17

Кажется, ему снится сон.
Да, определенно, это сон, что же еще это может быть..? Да еще такой, привычный, столь знакомый за множество лет, проведенных в Ордене Серых Стражей. Напоминающий о прошлом. Говорящий о будущем. Представляющий настоящее. Сон о том, что быть ему Стражем было предначертано давным-давно, даже еще до того, как сам он осознал неотвратимость судьбы, еще в момент, когда он был ребенком, ворующим из карманов прохожих в Нижнем Городе. Как будто его успел кто-то поймать до того, как это сделал тот стражник, имени которого он уже не помнил, и поставить свою метку первее, чем на спинах остались шрамы от хлыста. Будто сам Создатель шептал ему на ухо о том, что его ждет судьба гораздо более важная, чем поиск лишних монет в карманах и мешочках киркволльцев и приезжих, гораздо более печальная, чем проживание в Нижнем Городе, неподалеку от входа в Клоаку, гораздо более нужная, чем попытка помочь родителям... Вот только шепота того он не слышал тогда, в детстве. Не слышал и после, став стражником. Не слышал и тогда, когда убивал храмовников, считая, что поступает как надо, как должно. Не слышал в момент, когда его избивали бывшие сослуживцы, называя предателем, и разрывая на кусочки куклу-подарок маленькой тевинтерской девочки, которой он когда-то помог.
Не слышал и в момент, когда соглашался помочь Стражам.
Не слышал и после, не слышал, двигаясь дальше по, как ему казалось, собственноручно выбранному пути. Продвигаясь дальше, разочаровываясь и возвращая надежду, не только себе, но и другим, обманывая и недоговаривая, говоря правду и возвращая на землю с небес, подбадривая и давая шансы. Он никогда не слышал голосов, о которых писали служители Церкви, никогда не слышал гласа Создателя. Но прекрасно слышал шепот Порождений, отголоски Зова Архидемона, и с возрастом это становилось всё более обыденным явлением, а шепот и бормотание становились всё четче и четче. Он знал как закончится его путь, и знал, что в этом мире существуют те, кто способны шептать, проникать в голову, пытаться что-то внушить.
Вот только то никогда не был Создатель.
Маги крови, Порождения, оскверненные Магистры, Архидемоны, демоны - вот кто это делал. Но никак не божество, которое могло бы помочь своим созданиям тогда, когда они в этом нуждались.
И сон этот был не о том, что слышал. И не о том, что не услышал.
Сон был о том, что он делал так, как считал правильным и нужным.
Как будто бы возвращая в начало пути, но при этом напоминая о том, что ты уже где-то посередине. Как будто бы пытаясь донести что-то важное, что-то такое, что-то, говорящее о том, что нельзя сдаваться и нужно идти дальше. Что темнота, окружающая его, не тот конец, что его ждет. Что ему нужно двигаться. Выбираться.
Перестать тонуть.
Удар. Еще удар. Потом касания. Кажется, к губам. Давление. Удар...

- Кхах! - Колтейн резко открыл глаза и закашлялся, выплевывая из себя воду, после чего резко подался вперед, принимая сидячее положение и продолжая кашлять. Сознание медленно возвращалось к нему, а тело уже занималось тем, что положено -а именно избавлялось от лишнего в собственном организме, при этом удерживая себя в нужном положении.
Наконец, когда мужчина ощутил что пришел более-менее в себя, он позволил себе оглядеться. Рядом с ним сидела Гая, которая, кажется, пихала его ногой пока Тейн приходил в себя, и обращалась к Доу, который, похоже, расправился с оставшимися противниками сам. Кто это, что вообще было до этого, и почему Хейд не ощущал страха ни когда тонул, ни теперь - он объяснить не мог и не хотел, но организм, натренированный и привыкший к самым разным стрессовым ситуациям, работал самостоятельно и подкидывал нужные обрывки из памяти. Кроме, разве что, ощущений, которые вряд ли требовались в данный момент.
- Спасибо тебе, - хрипя, поблагодарил Колтейн Терциус, после чего провел рукой по лицу, прикрыв глаза, и просидел так с минуту, а затем снова подал голос, - Аррен, ты молодец. Надеюсь, больше никто на нас сегодня покушаться не будет, но...
Командор замолчал, ощупывая другой, свободной рукой собственное намокшее тело без доспехов, после чего вздохнул и, отлепив левую руку от лица, посмотрел на своих спутников:
- Но я вынужден попросить кого-то из вас достать мое оружие и доспехи со дна.

+2

18

Почему-то она ужасно злилась.
И осознание того, почему - пришло далеко не сразу. Сначала пришла боль. Боль в правой руке, в нескольких местах, характерная и знакомая, говорящая о том, что она потянула мышцу. Гая болезненно сжала руку в кулак и потрясла им у себе перед лицом, подрагивая от холода. Юг со своими сраными ледяными водами. Как же она ненавидела все это.
- ...я вынужден попросить кого-то из вас достать мое оружие и доспехи со дна, - донеслось до нее сквозь резь собственных мыслей и шум беснующейся бури. В голове что-то щелкнуло.
- Знаешь, что ты должен был попросить?! - прорычала она голосом, который совсем ее не слушался и грозил навсегда остаться таким низким и вибрирующим от всех этих потрясений. Тут Гая собиралась вскочить и ткнуть Тейна в лицо обвиняющим перстом, но ее полубосые ноги - она сняла сапоги, перед тем как прыгнуть - подскользнулись на досках и вместо того, чтоб красиво обвинить Хейда в идиотизме, женщина не менее красиво упала в воду, попутно стукнувшись бедром и даже слегка ссадив колено.
- Блять! - вскрикнула она выныривая из воды, метая молнии из глаз. Предела ее гневу не было и даже вода не могла его остудить . Несколько секунд она то ли плевалась, то ли отплевывалась, глядя в удивленные лица марчан, а потом взяла и с громким "Kaffas!" нырнула обратно.
Почти полминуты спустя она вынырнула вновь, швыряя под ноги Командору его нагрудник и левый наголенник, после опять исчезла под водой а спустя почти минуту, бросила в него наплечники и меч. Оценив все найденное, она поняла, что забыла правый наголенник, но ощущения подступающей судороги подсказали ей, что третье погружение она может и не осилить.
Кряхтя и бубня что-то себе под нос, женщина выбралась на мостки, на этот раз, бдительно следя за тем, чтоб не рухнуть в воду снова, а потом просипела, дрожа от холода:
- Ты д-д-д... ты должен был попросить кого-нибудь научить тебя плавать! Сраный Командор! Тьфу! - и собирая свою амуницию, в попытках сразу все нацепить на себя, Гая ожесточенно добавила Доу, - я не полезу туда снова, хочешь - ныряй сам... а я возвращаюсь в корчму. Хватит с меня.

Отредактировано Gaia Tertius (2017-01-04 04:16:30)

+2

19

Ну, реакция Гаи, пожалуй, была ожидаемой.
В конце-то концов, сам Колтейн понял, как звучит его просьба, спустя пару секунд после того, как произнес её, и уже успел об этом пожалеть. По-хорошему, им следовало бы банально уйти отсюда и согреться, и только после этого вернуться к этому месту и попытаться достать из воды доспехи с мечом, но демоны дернули его за язык высказаться прямо сейчас, и что-то менять уже в своем поведении, похоже, было поздно. По крайней мере, Терциус уже была недовольна им и злилась, и раззадоривать её еще больше попытками отказаться от собственной просьбы ему не хотелось. Впрочем, сообразить, что делать и говорить дальше, Хейд не успел, потому что Гая в своем порыве тыкнуть в него пальцем умудрилась свалиться обратно в воду, и из-за этого мужчина на рефлексах подался вперед, чуть было не ныряя за ней, притом что головой он понимал что плавать не умеет и, если бы не одернул себя, сейчас бы пришлось его спасать повторно.
Это, возможно, даже было бы смешно, если бы не было так грустно и глупо.
- Гая... - начал было Колтейн, при этом все еще не знавший, что говорить, и начавший ощущать как тело начинает потихоньку замерзать, но замолчал, когда она нырнула и начала методично, похоже, выполнять его просьбу. Ему лишь оставалось ловить части доспеха и собственное оружие, после чего помог подняться ей на мостки, пусть женщина и не особо об этой помощи просила.
- Твоя п-п-правда, - согласился с ней Командор, хмурясь и несколько виновато смотря на неё, - К сожалению, обычно было не до этого. И возможностей не было. И поэтому я п-п-предпочитаю держаться подальше от воды. Что касается оставшегося куска д-д-доспеха - забудьте. Он того не стоит. Уходим.
И с этими словами Хейд, морщась, поднялся, а затем начал нацеплять на себя те части доспеха, что было бы неудобно нести в руках. Подумав, он плюнул на затею нести что-либо в руках, и дрожащими руками прицепил всё остальное, ощущая, как начинает всё больше замерзать, и не представляя, что ощущает в этот момент Гая.
- Идемте.
И сам же двинулся в сторону таверны. Дождь, тем временем, постепенно начинал сходить на нет. Ветер, впрочем, всё не утихал.

+2

20

А Гая, тем временем, ощущала как формируется у нее воспаление легких.
Кто не гулял, после осеннего купания в холодной прибрежной водице, под проливным дождем и пронизывающим ветром - попробуйте. Вы запомните это приключение на всю жизнь, на всю вашу короткую, никчемную, полную кашля и сонного онемения жизнь. Терциус двигалась стремительно, но лишь потому, что понимала - остановиться где-то сейчас, затормозить, перестать так буйно сучить ногами и ее ждет весьма печальный конец. Женщина почти не оборачивалась на своих спутников, отлично различая их шлепающие, шумные шаги, даже сквозь рев стихии. Улицы были почти пустынны - ни один дурак собаку в такую погоду на улицу уже выгнать не хотел, хотя буря, кажется, теперь стихала как назло.
Уже на подступах к Затейнику у Гаи свело руку, на что женщина отреагировала злобным рычанием и отточенным приемом для снятия спазма. Однако сам факт судороги ее нервировал. Она не чувствовала пальцев рук и ног, стремительно деревенели все мышцы тела и тевинтерка уже подумывала начать молиться о том, чтоб в корчме было...
- Демон! - хрипло сказала она, остановившись перед входом как вкопанная, заставив одного из спутников невольно врезаться ей в спину, - в этой долбанной дыре нет оч-чагов в комнатах. Т-т-твою же...
Она ни к кому конкретно не обращалась, даже ни на кого конкретно не смотрела - лишь обернулась коротко, скользя пустым взглядом по лицам марчан, а потом вошла в Затейник, толкая дверь плечом, пытаясь неслушающимися пальцами вытащить кошель. В помещении было тепло, светло, сухо. Несколько человек за одним из столиков вскочили при виде вошедших Стражей и Гая различила вытягивающееся лицо Самар, прежде, чем потеряла к этой компании весь интерес.
- Сам им все объяснишь, - скрипнула зубами женщина, обращаясь к Тейну и оставляя влажные следы на скрипучих и грязных досках таверны, пошла к эльфийке за стойкой. Остроухая выглядела взволнованной, глаза ее бегали по фигуре Стражницы и едва Гая открыла рот, как корчемщица сказала:
- Лекаря? Я знаю травника, живет в двух домах отсюда...
- Ч-чхудесно, - кашлянула в ответ Гая, после чего просто вывалила на стол перед эльфкой кошелек, кивая ей, чтоб сама взяла, сколько нужно. Остроухая очень быстро освободила Терциус от нескольких медяков, а потом взяла серебрянник и, когда тевинтерка уже собиралась уйти наверх, вдруг сказала:
- У меня есть согревающая мазь!.. - и убежала куда-то в сторону кладовки, на что Гая лишь с тихим фырком, облокотилась о стойку, накрывая руками голову. Постучав ладонями по лбу, она вдруг сорвала с себя плащ прямо там, бросив его на пол, а следом за ним избавилась от сапог  вместе с портянками, просто стащив их и бросив на полу. Как не странно, ощутив под ногами не хлюпающие колодки с ледяной водой, а голые доски, она несколько воодушевилась. Эльфка вернулась с каким-то запечатанным горшочком и Гая сгребла его себе, коротко советуя эльфке:
- Лекаря - тому мужику с рожей утопленника. Мне тащи одеяла. И бренди.
С этим, так и оставив сапоги с плащом в общем зале, женщина шлепая босыми ступнями по полу пошла наверх, рассчитывая избавиться от одежды и вернуться к очагу в зале, чтоб вспомнить хоть немного из советов Гектора о том, что делать при обморожении. За ее спиной где-то под потолком тревожно крекотал Аспис, не решаясь спуститься.

Она заперлась и стала сдирать с себя одежду нисколько не заботясь о ее сохранности. Доспех бесформенной кучей лег в углу комнаты, следом за ним рубаха, белье. Она успела обмотаться прохудившимся, но сухим пледом снятым с койки, когда в дверь ее постучали и Гая услышала голос Роя:
- Сумка. Я принес твою сумку. И у меня есть бальзам от мороза.
Дверь перед мужчиной распахнулась, Гая бросила резкий взгляд на вещи в его руках, на его задумчивое лицо, затем обратно на вещи.
- Спасибо, - рыкнула она, забирая свою сумку и склянку с морозостойким снадобьем, как раз, когда Ройдберг хотел было спросить что-то.
- Пожалуйста, - раздался тихий вздох за дверью, а потом удаляющиеся шаги. Гая, сев на кровати, принялась растирать свои несчастные конечности, раздумывая, не без отвращения, о том, сколько из этого снадобья оставить Хейду и как это отразится на его ногах.

Отредактировано Gaia Tertius (2017-01-06 07:04:41)

+2

21

Передвигаться под дождем, будучи промокшим насквозь, в такой период времени (конец осени, как-никак!), было, мягко говоря, неприятно. А если пытаться подобрать термины для грубого выражения эмоций, то на это было ушло, наверное, не менее десяти минут, причем прошли бы они в отборной брани и ругательствах. Но тут, будем честны, Хейд был сам виноват - как-никак, но именно он тут не умел плавать и не научился этому за всю свою жизнь, и сам навлек на них ненужные проблемы и беды.
Так или иначе, но сейчас Хейд заливался отборным кашлем, ощущая, как постепенно внутри него начинает зарождаться болезнь, и ему лишь хотелось бы чтобы это была банальная простуда, а не что-то серьезное. Но, при взгляде на Терциус, все мысли о собственном состоянии очень быстро ушли на второй план - та выглядела гораздо хуже мужчины и её отборная ругань никак не способствовала тому, чтобы поверить в её благополучное состояние. Да и, в общем, никто из них не скрывал того что им сейчас было откровенно хреново.
Перед самым входом в Затейник Гая почему-то резко остановилась, да так, что Колтейн, поглощенный каким-то своими мрачными мыслями, не успел среагировать и воткнулся ей в спину, но сохранил при этом равновесие и не особо далеко отшагнул назад, прислушиваясь к тому, что та говорила.
- Думаю, в т-т-таком случае нам с-с-стоит побыть некотор-р-рое время у камина в зале... - хмурясь, заметил Командор, но женщина, похоже, не услышала его, потому что предпочла двинуться дальше, сквозь всю таверну прямо к трактирщице эльфийке, попутно бросив ему фразу о том, что Тейну придется самому объясняться со всеми остальными. От этого лицо мужчины стало еще более мрачным и хмурым, но говорить он ничего не стал, лишь медленно пошел к остальным Стражам.
Оказавшись около камина, Хейд дрожащими руками отцепил свои доспехи с себя и сбросил их прямо на пол, жестом показывая Самар не вмешиваться, после чего избавился от остальных элементов защиты и, пододвинув ногой табурет, молча уселся перед огнем.
- Командор... - начала было Самар, но тот лишь снова попросил ничего не говорить движением руки.
Просидев так еще минуты три, Колтейн всё-таки заговорил:
- Мы п-пытались связаться с информатором Гладия, но, к сожалению, в-в-всё пошло не совсем так, как п-планировали. Как итог - множество трупов, к-к-купание в воде и все вытекающие из этого.
После чего, вздохнув и ощутив, что ноги чуть-чуть прогрелись, поднялся. К этому времени к ним подошел, похоже, лекарь, и Тейн поначалу не хотел пользоваться его помощью, но всё-таки в итоге сдался под напором Самар, и позволил ему обработать собственную рану, а затем и использовать мазь. Правда, при этом Хейд попросил оставить эти мази и даже доплатил за это, после чего расспросил его о том, что может помочь от потенциального воспаления легких. Тот лишь указал на те банки, что оставил для Командора, после чего удалился. Выругавшись, Колтейн забрал мази и увидел, что одного Стража тут не хватает, а именно Ройдберга. Этот факт вызвал неприятное покалывание где-то на душе, но Тейн заставил себя собраться и быстрым шагом направиться в собственную комнату, подобрав доспехи. Сложив их небрежно в одном из углов, киркволлец сначала быстро переоделся, а после взял свой плед с кровати и вышел, держа вместе с ним банки с мазью, после чего пошел к той двери, от которой начал уходить вышеупомянутый Рой.
- Гая! - громко произнес Колтейн, постучавшись. Он понимал что она мерзнет, сильно мерзнет, и что ей потребуется как можно больше помощи чтобы согреться.
А еще чувствовал себя виноватым перед ней. За всю эту ситуацию и то, как вышло. И именно поэтому хотел с ней поговорить, а точнее, надеялся, что она даст ему шанс объясниться, а не пошлет куда подальше, что было бы пусть и неприятно, но ожидаемо.
- Гая, позволь мне войти... Я хочу помочь. И извиниться, - уже более тихо, но все еще достаточно для того, чтобы она услышала, произнес Тейн.

+2

22

Она хотела бы, чтоб этот сиплый крик за дверью принадлежал хозяйке заведения, принесшей ей бренди. Однако эльфка, к сожалению, не знала ее по имени, да и про выпивку, кажется, забыла, зажилив ее медяки. Так что за дверью, оказался собственной персоной Командор, заставив Терциус буркнуть себе пос ругательство и оторвавшись от растирания бедер, рявкнуть, закашлявшись:
- Уйди!
Это, естественно, не подействовало. Проклятый марчанин, корень всех зол и камень преткновения во всех несчастиях - а именно таким он сейчас виделся разозленной тевинтерке - все еще стоял за дверью и требовал открыть ему. Гая раздраженно шлепнула себя по голой ляшке промасленной бальзамом рукой и ощутила жгучие покалывания во внезапно оживших пальцах ног, удивленно обратила взгляд на склянку с загадочной мазью андерца.
- Если ты пришел без бренди - иди к демону! - прикрикнула еще раз на дверь Гая, гадая, за что он там опять собрался извиняться, и шмякнула себе солидный комок мази на грудь, быстро растирая по торсу и рукам. За дверью послышался кашель и быстрый топот удаляющихся ног, так что Гая со слабым разочарованием подумала, что марчанин ушел и даже успела закончить с мазью, надев носки и натянув через голову рубаху, но примерно через минуты три послышалось, как вышеупомянутый треклятый марчанин вернулся к двери и, постучав в очередной раз, произнес:
- Две бутылки и какая-то горячая настойка, напоминающая... демон раздери что напоминающая, но хозяйка требует её выпить.
Гая, насупившись, несколько секунд буравила взглядом дверь. Потом, плотно обмотавшись пледом и убрав со лба все еще влажные пряди волос, подошла к двери и потерев одной ногой о другую, приоткрыла. Пахло грогом. Гая, шмыгнув носом, без лишних слов кивком разрешила пройти мужчине, пытавшемуся удержать в руках кучу каких-то склянок и полосатую шерстяную тряпку под мышкой.
- Поставь на столик и уходи, - плотнее завернувшись в плед, простучала женщина зубами, возвращаясь к кровати.
Командор молча прошелся до стола и разместил там с облегчением всё, что принес, кроме пледа. Убедившись что всё стоит ровно и не собирается падать, Хейд повернулся к Гае и, внимательно смотря на неё, произнес:
- Я принес плед чтобы тебе было теплее. И мази, что лекарь дал мне. Я хотел бы тебе помочь, если позволишь.
Усевшись на койку и поджав ноги, Гая выразительно посмотрела на гостя снизу вверх и с тихим фырканьем спросила:
- Как, интересно?
Было видно как Колтейн замешкался, явно пытаясь найти слова, после чего, сдавшись и выдохнув, ответил:
- Напоить. Растереть мази. Закутать, в конце-то концов. Возможно, я стар и глуп, что не научился плавать за столько лет, но это не значит что я не умею оказывать подобие первой помощи, тем более замерзающей. И признавать что не прав, и поступил неправильно, когда вместо того, чтобы спросить как ты и уйти из порта, попросил нырять за снаряжением, обесценив тем самым твое спасение моей жизни в очередной раз. Но я это ценю.
Гая долго смотрела на него с каким-то странным выражением, потом опустила глаза и поежилась, протягивая руку к сосуду, покрытому испариной от горячего содержимого внутри. Она все еще злилась на него, но еще больше она боялась за него. К тому же, его слова что-то задевали в ней, против воли, заставляя с неохотой, но все же говорить с ним сейчас:
- Хорошо. Оставь себе плед - ты точно также купался сегодня и тебе тепло нужно не меньше. А растереть себя, - хлебнув горчащего лимоном пойла, Гая тут же ощутила свирбение в носу и забавно чихнула, утирая лицо тыльной стороной ладони, - мой наставник мне говорил, что у открытого огня при обморожении греться опасно. Нужен слабый но стабильный источник тепла. Попросишь крольчиху принести грелку, или кого-то из своих прилечь к тебе ночью, чтоб не околел. Понял? Обо мне не надо беспокоится. Это не у меня больные ноги и не я Командор Марки, в конце концов, - она услышала тяжкий вздох, но более комментариев от мужчины не последовало. Тогда, отхлебнув из сосуда еще раз, она и ощутив, как горячий напиток льется в желудок, протянула грог Тейну, - я однажды купалась в амарантайнском. Вот тогда было страшно. А это... мелочи.
Потерев лицо ладонью, уже начиная хмелеть, женщина тихо добавила:
- Спасибо.
Взяв грог и отхлебнул его, а затем вздрогнув от того, как напиток прошелся по внутренностям, Хейд сделал шаг в сторону Гаи, но не более:
- Ценность Командора имеет смысл лишь тогда, когда он заботится о собственных подопечных... и близких ему людях. Поэтому я считаю что твое состояние также важно, как и мое, если не больше. В конце-то концов... - он сделал еще пару шагов и присел рядом, при этом поморщившись от боли в боку, - Кто научит меня плавать, при этом не выдав этого позорного секрета остальным и при этом совершенно без последствий гоняя меня, м?
После чего он все же накинул собственный плед на Гаю и приобнял за плечи. Женщина оторопело вытянулась по струнке, широко распахнув глаза и поглядев на мужчину, как на упавшего с неба. Она не понимала, с чего бы ему так по-свойски говорить с ней, однако вовремя напомнила себе, что вообще-то, спасла ему жизнь второй раз за неделю, а это был ,какой-никакой, но все же повод для благодарности, так что...
- Ты... я... - неуверенно промямлила она, ощущая как заливаются краской щеки, а потом отвернулась и буркнула, - kaffas.. я просто хочу, чтоб ты тоже пережил эту ночь.
Потом она вздохнула и снова поежилась, вдруг осознав, что Командор сообщил ей о своем желании научиться плавать.
- Я злой и немилосердный учитель. Если ты утонешь во время урока, я тебя убью.

+2

23

Сначала он не был уверен что она ему ответит.
Затем - что она не пошлет его куда подальше.
Когда она это всё-таки сделала, Тейн кашлянул, но всё-таки не ушел, продолжая стоять под дверью и ожидая, что, возможно, что-то изменится.
Изменилось.
После уточнения без чего именно нельзя войти мужчина быстро спустился вниз и, поболтав с эльфийкой, что всё-таки вспомнила о заказе тевинтерки, забрал у неё две бутылки и какую-то настойку, которую обязательно требовалось выпить. Все это добро кое-как умещалось в руках Командора, и на взгляды своих подчиненных он лишь мог ответить своим типичным и суровым, призывающим к порядку. Самар лишь на такое отмахнулась и что-то пробурчала, но не стала преследовать свое начальство.
В итоге Колтейн всё-таки оказался в комнате, и дальнейший разговор проистекал в... ну, скажем так, он проистекал в чем-то так, как и думал сам воин, но, возможно, несколько иначе чем его воображение успело себе нарисовать.
В конце-то концов, он думал что Гая будет злиться на него гораздо сильнее и дольше. Внешне она, конечно, была не столь раздражена или озлоблена, но, зная, как эта женщина умеет прятать иногда эмоции, это не было чем-то удивительным. Правда, в последствии, Тейн всё-таки поверил в то, что она его услышала и чуть потеплела.
Что, конечно, стыд и ответственность с него не снимало. Но стало чуточку легче.

Во время того, когда Гая начала смущаться, она вполне могла заметить краем глаза что взгляд Командора на её смущение в этот раз не был удивленным, теперь в нем можно было прочесть, кажется, понимание и интерес. По крайней мере, сам Хейд именно это ощущал в данный момент, как бы странно это не звучало. Он начинал понимать чем это вызвано, а точнее, начинал признавать этот факт и пытаться принять его, но старался не вводить её в еще большее смущение. Получалось с переменным успехом.
На последние же слова о том, какой она учитель, он не удержался и рассмеялся, и при этом смех был смешан с кашлем, но это был смех искренний, добрый.
- С твоим упорством я боюсь представить, как быстро ты меня нашла бы там, куда уходят умершие. Поэтому я постараюсь не умирать, дабы тебе не пришлось зазря тратить силы.
Тевинтерка в ответ лишь хмыкнула, а потом кивнула на какие-то склянки, лежащие рядом с ее походной сумкой на кровати:
- Рой дал мазь... очень хорошо греет, - она постучала себя по груди, скованным движением, - я оставила тебе. Возьмешь, когда пойдешь к себе, - помолчав еще секунду она вдруг возмущенно воскликнула, сверкнув глазами, - как можно было вообще дожив до седых волос не научиться плавать хотя бы по собачьи, хренов ты... Командор, - фыркнула она и отобрала грог, чтоб сделать пару быстрых глотков, от которых щеки ее еще сильнее зарумянились. Сам "хренов Командор" успел сделать еще глоток-другой перед тем, как тевинтерка отобрала пойло, и лишь с улыбкой наблюдал за тем, как она пьет.
- А почему я, по-твоему, выбрал место в горах? Правильно, чтобы не было искушения потонуть или утопиться от всех этих дел с письмами и бумагами, - ухмыльнулся Колтейн, после чего задумчиво посмотрел на склянки на кровати. Стоило признать что мази местного лекаря были не так эффективны, как хотелось бы, а мнению Гаи в этом вопросе он решил довериться, так что сейчас его мучил всего один вопрос... на который он сам себе дал быстрый ответ, после чего взял склянку, на которую было указано, и положил рядом с собой, затем задрал собственную рубаху и открыл мазь, и только после этого, зачерпнув какое-то её количество, начал размазывать по своему телу.
- Думаю, ждать, пока я вернусь к себе, нет смысла, да и тебе она пригодится поболее, так как по моей вине тебе пришлось нырять вдвое больше.
Он ощутил - да, скорее не увидел, а именно ощутил - как она мелко вздрогнула и окинула взглядом его оголенный торс, задерживаясь на бинтах и шрамах. Подняв взгляд, Тейн мог увидеть как на лице женщины отражается некая внутренняя борьба, наскоро сбивающая с ее щек всю красноту. Это утвердило его в предыдущем мнении о том, что он догадывается, чего она хочет, и заставило его само ощутить внутри себя волну то ли интереса, то ли уже открытого возбуждения... Которая почти тут же пропала, но всё же. Всё же.
- Дай, - коротко произнесла женщина и, переместившись за спину, задрала рубаху сзади, дабы намазать там, где он не может дотянуться. Мазь обжигала и хорошо разогревала, а движения женщины были уверенными не смотря на то, что Тейн мог поклясться - руки ее чуть подрагивали, когда она зачерпывала снадобье из склянки. Прикосновения замерзших рук, не смотря на этот факт, были очень теплыми, и Хейд сильно сомневался что то был эффект мази, особенно вкупе с тем, как уверенно она его обрабатывала сейчас. И это было приятно. Действительно, очень приятно.
- Спасибо, - искренне поблагодарил мужчина, и при этом было видно что он не только благодарен, но и, в некотором роде, наслаждается её прикосновениями, не смотря на то, что мазь действительно обжигала.
В какой-то момент рука на его спине сбилась "с ритма" и осторожно проскользила по старым шрамам от плетей.
- Вот они какие, - донеслось до ушей Хейда, и тот вскинул брови, но не стал никак реагировать на эту фразу. Потом Гая закашлялась и неожиданно дернула его рубаху обратно, возвращаясь на прежнее место.
- Со всем остальным ты сам справишься? И я думаю, тебе стоит забрать склянку с собой, все равно осталось там мало, а я себя уже натерла, - быстро произнесла женщина.
- Справлюсь. Торопишься выпроводить меня? - в лоб спросил Колтейн, оперевшись левой рукой на ноги, внимательно смотря ей в глаза, после чего добавил, - Я ведь хотел помочь тебе с мазями и помочь согреться. Позволишь?
Из уст женщины вырвался нервный смешок.
- Я согрелась, говорю же. И  подумала о том, чтоб попросить Роя.. - она запнулась и в глазах ее, потемневших подобно морским водам во время бури, появилось виноватое выражение, - ну или... мы можем сами, не тратя чужие время и силы. Я имею ввиду... лучший способ согреться это живое тепло, но не подумай, я не планировала ничего... этакого... - пыталась подобрать слова бравая магоубийца, ставшая вдруг отчего-то совершенно робкой.
- Я думаю, мы справимся сами, дабы не беспокоить и так уже переполошившихся остальных, - с улыбкой ответил Командор, после чего осторожно скользнул рукой под края её двух пледов и, обняв аккуратно за талию, прижал к себе, другой рукой накинув пледы и на себя тоже, после чего внимательно посмотрел на женщину, - Так хорошо? Не мешаю?
Глаза ее, в этот момент напоминавшие два черных омута, закрылись на пару секунд, и прерывисто выдохнув, Гая стоически произнесла:
- Хорошо. Я только... там микстура, я возьму ее... - тело под тонкой тканью рубахи напряженное и сильное, двинулось в сторону прикроватного столика и Гая взяла флакон, оставленный лекарем, чтоб откупорить зубами и выпить, морщась от горечи на языке. Потом она вдохнула и возвратила ему внимательный взгляд, поправляя пледы, скованно двигаясь к нему.
- Нужно убрать подальше все оружие. Я могу убить, если неосторожно будить... рефлекс, - говорила она что-то важное и нужное, но явно совсем не то, что хотела сказать. Тейн запомнил это, и обозначил этот факт всем своим видом, кивнув и убрав оружие, а также часть склянок, с кровати. При этом пришлось, конечно, ненадолго разорвать контакт с Терциус, но все эти махинации с ненужными предметами мужчина проделал очень быстро, убрав в другую часть комнаты, после чего вернулся к ней и обнял уже более уверенно, прижимая всё также к себе.
- Не уверен что мы сможем просидеть всю ночь, так что... - Командор осторожно подался назад, утягивая Гаю за собой и укладывая на кровать, при этом прикрываясь обоими пледами и прижимая её к себе уже за плечо, и надеясь, что та не чувствует себя слишком неуютно с ним. Или как-то еще неприятно.
Потому что ему хотелось её согреть. И чтобы она почувствовала себя хорошо.
- Если б ты умел плавать, нам бы не пришлось этого делать, - хрипло произнесла Гая, неожиданно плотно прижимаясь к Тейну.
- Разве это плохо? - раздался ответ, но, если бы она сейчас взглянула на его лицо, то вряд ли бы увидела отражение его мыслей или эмоций в этот момент.
Но она не смотрела на него, зажмурившись, она думала о чем-то своем. Напряженная, страшно напряженная и как будто бы уже теплая - по меньшей мере, куда теплее прежнего.
- Я не знаю, - тихо, почти шепотом произнесла она.
- Зато я знаю, - услышала Гая, после чего могла почувствовать, как её лба коснулась сначала столь колючая и неровная борода, а затем и губы Тейна, ненадолго, но всё-таки.
А затем наступила тишина, и лишь столь разное дыхание двоих было слышно в ней.

+3

24

Он застал ее врасплох. Все правильные, важные и нужные мысли сбились и смешались во что-то невнятное, когда он обнял ее, и она старалась изо всех сил сохранить серьезное выражение лица, вспомнить про то, что ему нужно натереться разогревающим бальзамом... а по коже волна за волной бежали мурашки и внутри зарождалось чувство, греющее куда лучше всяких мазей. Если не сказать жгущее изнутри.
Потом он задрал рубаху, вызывая в ней ледяной озноб. Взгляд ее жадно пожирал то, что ей позволили увидеть и Гая едва удержалась от того, чтоб не закусить губу. Он не понимал, что делает или делал это специально? Нет, он был слишком милосердным, чтоб дразнить ее. Он просто не понимал. Женщина заставила себя собраться, увидав перевязи бинтов и сквозь зубы выдохнув, переместилась к нему за спину, чтоб помочь.
Помощь. Это помощь. Я ему помогаю, - убеждала тевинтерка сама себя, и тут же слышала ответ внутреннего ментора, - ты хочешь трогать его, хочешь видеть его, чувствовать его запах. Ты хочешь его, лживая трусиха.
И нервно сглатывая слюну, Гая в ответ на это упрямо, с уверенностью в движениях, будто пытаясь доказать что-то самой себе, стала растирать мазь по плечам и спине Командора, в смятении от того, какие живые эмоции вызывает в ней этот человек после года блеклого полусуществования, полного траура и безразличия. С тех пор как Ксандор... Прекрати думать об этом, - Гая нахмурилась и продолжила втирать бальзам пока не осознала, что уже почти не чувствует его под пальцами. Зато чувствует его старые шрамы. Дрожь пробежала по телу, молниями проникая от самых кончиков пальцев куда-то вглубь живота. Она понимала, что это слишком для нее, что она может сделать что-то непозволительное и все испортит, потому старалась выпроводить его.
А вместо этого легла с ним в постель... как? Как это вышло? Она не до конца осознавала, что сама предложила ему остаться, но отчаянно старалась соблюсти грань, в конце концов перестав понимать зачем. Когда его руки оказались на талии она едва сдержала стон, пропуская воздух сквозь плотно сжатые зубы. Ее колол страх, что она причинит ему вред, ее кололо желание греть и помогать ему совсем не так, как он мог бы ей позволить и ее кололо смятение, наконец. Почему он делал это? Почему он мучал ее? Или он действительно думал, что ей ничего не стоит провести с ним ночь не посягая на его сон и спокойствие?
Помощь. Я ему помогаю. Я должна терпеть.
Ее тело было возбуждено, но оно устало. И замерзло. Мази разогревали его, но не могли спасти от боли в растянутых мышцах. Томящее желание сменилось чувством пустоты и неудовлетворенности, ей было неуютно и скользко в собственном теле, но усталость, неожиданно навалившаяся в полную силу, победила все остальное. Даже страсть. Даже здравый смысл и упрямые попытки обмануть саму себя. В конце концов, не смотря на то, как тяжело ей было, Гая уснула, предупредив его как могла, в таких разрозненных чувствах, о том как опасно ее будить.

Снов она не видела. Это было чудесно, потому что по снам своим женщина никогда не скучала.

Проснувшись от холода утром, она обнаружила, что лежит на койке одна и не сразу поняла, откуда это щемящее чувство обмана и предательства, сменившиеся закономерным смирением от осознания произошедшего. Он ушел. А может быть, его и не было вовсе и это был эффект какого-то лекарства - Гая не хотела думать об этом. Почти сразу она забылась тревожным сном в котором куда-то бежала, и кто-то звал ее, а прогорклый запах гнилой, пораженной скверной плоти преследовал ее, вместе с загнанным и влажным дыханием гарлока за ухом. И очнулась она с ощущением, будто ее поймали, вздрагивая на постели и садясь на месте. Запах скверны преследовал ее и тут. Она видела на тумбе кашу, идущую паром от того, насколько она горячая и ощущала запах скверны...
Погодите-ка. Каша? Откуда...
Гая упала на кровать и сжала пальцами нос, прочищая с громким фырком. Тогда запахло пшенкой.
- Это было совершенно необязательно, я и сама могу ходить знаешь ли, - обратилась она не глядя к Командору, сидящему неподалеку на стуле.

Отредактировано Gaia Tertius (2017-01-08 03:54:44)

+3

25

Это было... странно.
Просто лежать и обнимать женщину, согревать её, действительно, согревать, и не думать ни о чем. Позволять мыслям самим проходить сквозь него и уплывать куда-то, не давая зацепиться и начать думать, напрягаться, рассуждать о чем-то...
Хотя всё равно это происходило. Потому что не думать Колтейн Хейд не мог.
Его отношение к Гае за столько лет столько раз кардинально менялось, столько всего случилось, притом, что они не виделись и не пересекались иногда годами, и всё-таки пути их всё равно сходились, так или иначе. Это заставляло задуматься о том, сводит ли их судьба, или они просто сами каким-то образом тянутся друг к другу? Если да, то это было действительно странно и необъяснимо, но сейчас, лежа здесь, Тейн готов был признать что эта странность была очень приятной.
И не только потому, что эта женщина успела за последний месяц спасти ему жизнь дважды, совсем не только поэтому, хотя этот факт свою роль, безусловно, тоже сыграл.
Лежа в одной постели с Гаей, Хейд начинал понимать что его взгляды на неё, его отношение меняются, и что когда-то давно, когда они впервые встретились, он воспринимал её как девчонку, неопытную и нуждающуюся в опеке, которую он, тогда еще Старший Страж, не мог обеспечить ей. Свою тогдашнюю ошибку мужчина уже успел осознать и признать, и это также изменило его взгляд на неё сейчас. Но до этого были и её визит в крепость, и покушение на Зекена, и последующая поимка... И каждый раз, каждый раз он смотрел на неё несколько иначе. Поначалу это менялось не совсем серьезно, после убийства - кардинально, после клеймения - опять же, с ног на голову. И теперь снова также происходило.
Теперь он видел в ней не девчонку, которой нужна опека. Теперь он видел в ней женщину, самостоятельную и самодостаточную, в некотором роде. Которой всё же нужна некоторая помощь. И которую он постарается оказать. Вопрос был в том, поймет ли она, что это искренняя помощь? Что именно изменилось в нем, как по-другому он смотрит на неё? По-другому ощущает?
И, будто бы отвечая на его вопросы, Гая переплела их ноги. Это заставило Колтейна вздрогнуть и выдохнуть от неожиданности. А еще он почувствовал влагу. И неожиданно понял что под её рубашкой ничего нет.
Эти два простых осознания напомнили его телу и разуму о том, что он все еще остается мужчиной, способным испытывать влечение к женщинам в принципе, а не только к своему Констеблю, сумевшей немного расшатать его в свое время. И влечение сейчас было нешуточное. Как и желание.
Колтейн громко вдохнул и выдохнул, пытаясь собраться и сосредоточиться, но получалось плохо. Он понимал что возбуждение, промелькнувшее в нем до этого, никуда на самом деле не делось и не показалось ему. И что всё больше распалялось в нем. Не в силах сдерживать это, Хейд еще раз вздохнул и потянулся свободной рукой к лежащей рядом тевинтерке, намереваясь скользнуть ей под единственный элемент одежды и...
...и остановился, увидев её лицо. Конечно, Тейн никогда не видел до этого спящую Гаю, но что-то, возможно, чутье, ему подсказывало что такой спокойной и умиротворенной во сне она не была очень давно, а может, никогда. Ей будто бы не снилось снов, или снилось что-то очень хорошее, что-то приятное, и это отражалось на её лице, столь спокойном и... милом. И это остановило его. Заставило зависнуть руку в воздухе.
Потому что Колтейн Хейд понял, что этим сейчас может всё испортить. Нарушить. Разрушить. И что в момент, когда она получила свой заслуженный отдых, именно он, человек, к которому у неё было столь особое отношение (и он знал это, хоть и не мог произнести даже в своей голове, что это за отношение), нарушит этот покой и всё пойдет под откос.
Он не смог. Пусть и хотел.
В этот момент ему захотелось сбежать, уйти подальше, в свою комнату, либо вообще из таверны, но и этого сделать он не мог, да и, признаться, не собирался. Потому что Тейн понимал что должен оставаться тем самым Командором, каким был для неё сейчас и до этого. Должен оставаться одновременно и собой, и не собой.
И бежать - это было глупо. И неправильно. Постыдно. Для обоих.
Поэтому рука, что все продолжала висеть, опустилась Гае на лицо, нежно и мягко, и он медленно погладил её по щеке.
- Спи, - тихо прошептал мужчина, после чего сам закрыл глаза, и, убрав руку в первоначальное положение, провалился в сон, тихий и спокойный.
И без сновидений.

На утро Командор проснулся первым, и, увидев, что тевинтерка еще спит, поднялся с кровати, чуть помассировав голову, а затем обулся и посидел так с минуту, размышляя, что делать. Желание уйти совсем пропало, а вот сделать что-то приятное - наоборот, появилось. И из приятного, как вариант, было пойти взять завтрак.
Что он, конечно же, и сделал.
Принеся местную кашу (которая пахла, конечно, не ахти) вместе с водой и хлебом, Тейн поставил всё это добро на стол и уселся на стул рядом, облокотившись рукой на стол и упёршись в неё щекой. Мысли, что были ночью, всё еще были с ним, но по утру появились и иные, не столь однозначные.
Например, о том, что он все еще не мог до конца доверять ей. Даже сейчас. Даже после такого.
Или о том, что об этом, вполне возможно, она сама ему заявит, напирая на то, что он ведет себя неправильно. Ему вспомнилась сцена в его кабинете, когда она заявляла что у неё было девятнадцать возможностей его убить, и что он слишком доверчив. Так ли это было на деле? Или просто именно она так влияла на него? Ведь на деле людей, которым бы Хейд доверял так открыто, было совсем немного. Или нет? Или же она права в своих суждениях и обвинениях, и с возрастом он не стал внимательнее, а наоборот, расслабился?
Если так подумать, то да. Расслабился. Особенно умудрившись упасть в воду и заставить её рисковать своей жизнью ради него. Опять.
Мысли были совсем не радостными.
- Что? - Тейн пусть и продолжал смотреть на спящую Гаю, но, утонув в своих мыслях, не заметил как та проснулась. Медленно моргнув и открыв глаза, мужчина с иронией по отношению к себе всё-таки ответил ей, - Да, можешь, но позволь старому и больному человеку размять ноги по утру, да сделать приятное своей спасительнице.

+3

26

офф-топ

И весь зал орет: GAIA PLS NO
А Гая в ответ: GAIA YES

Она лежала, слушая ответ Командора и морщилась. Не то чтоб она не отошла от сна. Призрак гарлока пропал, остался только старый марчанский Страж, чье лицо в свете дня казалось ей совсем другим, нежели ночью. Но она не отошла от гадкого чувства пустоты внутри, которое теперь пытались заполнить пшенной кашей подозрительного оттенка.
Ей, быть может, показалось, но он как будто пытался продлить момент близости, образовавшейся невольно между ними. И даже если ей всего лишь казалось - Гая была неприятно удивлена этим обстоятельством. Он снова наступал на прежние грабли.
- Оставь все свои благодарности во вчерашней ночи, - строптиво произнесла женщина, прислушиваясь к звуку своего голоса. Как не странно, она не чувствовала себя больной, и не слышала в горле хрипа, но ощущала по этому поводу лишь больше раздражения и стыда. Сев на койке, и спустив ноги на пол она поджала ступни на секунду и ступила на холодный пол, вздохнув от этого неприятного чувства. Холодно. Она чувствовала даже сквозь носки.
- Ты можешь сколь угодно учить меня, но сам ничему мать твою не учишься, Колтейн Хейд, - пробормотала женщина, вставая и шаркая к сложенным в углу вещам и сумке, надевая сразу сухие штаны, на голое тело и заправляя в них рубаху.
- Я, конечно, не буду говорить, что хочу тебя убить, потому что возможностей это сделать у меня было больше чем даже в прошлый раз... но ведь существует вероятность, что я снова строю из себя демон знает что, чтоб втереться в доверие и использовать тебя, согласись? То, что я спасаю тебя - может ровным счетом ничего не значить, то, что я строю тебе глазки может быть продолжением весьма удачной партии, а в итоге я могу оказаться шпионом Первого, посланного в Гараэл с диверсией, отравить воду или саботировать против Командора бунт, - возвращаясь к кровати, женщина скептически и чуть даже злобно взирала на Хейда сверху вниз, - и ты, конечно, к этому готов, поэтому и принес мне завтрак в постель, - хрюкнув от циничного смеха, женщина остановилась у тумбы и чуть наклонившись, поковырялась ложкой в остывающей каше, сунув немного желтых комочков в зубы, - даже если я не собираюсь сделать ничего дурного, ты не имеешь права терять бдительность. Ты со всеми предателями спишь после того, как они тебе в глаза пылят? И ты, кстати, сам-то ел? 
Ухнувшая в желудок кислая каша напомнила ей о том, как пусто было ее чрево и как тяжело ей было засыпать. Это заставило ее обозлиться еще больше. Благо Хейд был достаточно далеко от нее, чтоб не путать в этот раз мысли.

Отредактировано Gaia Tertius (2017-01-09 00:45:45)

+2

27

Что ж, кажется, настал новый день, но старые проблемы и старое поведение никуда не делось.
И он это, к сожалению, всё-таки подсознательно ожидал. Хоть и не хотел, чтобы это случалось.
- Я, пожалуй, сам решу, где будут храниться мои благодарности и когда они будут уместны, а когда нет, - в тон тевинтерке ответил Колтейн, нахмурившись. Гая не могла не оставаться собой, не могла не вернуться к той модели поведения, которой придерживалась когда-то, еще три или четыре года назад. Как будто бы ей нужно было постоянно поступать именно так, нагоняя иллюзию совершенно ненужную, совершенно... бесполезную, пытаясь вывести его из себя вместо того, чтобы действительно предупредить о чем-то и воззвать к его бдительности. Нет, она не помогала этим. Она делала хуже.
Она его злила.
- По крайней мере, мой возраст позволяет мне учить тебя и принимать сознательные решения, за которые я сам готов нести ответственность, и которые остаются со мной навсегда, какими бы они ни были, - сквозь зубы процедил Хейд, внимательно следя глазами за перемещениями Терциус и тем, как она одевается.
- Если быть точными, как ты любишь, Гая, то возможностей убить меня у тебя было около двадцати четырех, больше на целых пять, чем тогда, в моем собственном кабинете, а также еще около пятидесяти до этого, когда ты спасла мне жизнь... дважды, - не удержавшись, ехидно и передразнивая поведения женщины, произнес Колтейн, после чего поднялся из-за стола, продолжая слушать её речь, и намеревался было уйти из её комнаты, просто проигнорировав остальную часть её речи, но...
Но задержался. Остановился, сжав кулаки, а затем разжав их, сделав глубокий вдох и выдох.
Последний вопрос, кажется, был пределом.
Преодолеть расстояние между ними не составило большого труда, как и выполнить движение левой руки, что неожиданно оказалась около её лица и схватила женщину за щеки, сжимая их, не давая при этом говорить, и держа зрительный контакт между ними, пусть Хейд и был несколько ниже ростом, чем она. Голос же его звучал как шипение, и в нем прекрасно было слышно всё раздражение и гнев, что он сейчас испытывал от такого её поведения:
- Ты можешь сколько угодно пытаться обмануть меня, Гая, и делать это каждый раз успешно, ты можешь бить меня кинжалом в бок, при этом оставляя в живых, травить воду моих людей, устраивать диверсии, говорить, что выполняешь приказы Первого с самого начала, втираясь в доверие ко мне, но себя ты никогда не сможешь обмануть. Ни здесь, - правая его рука, а точнее, указательный палец, оказались на лбу бывшей убийцы, - Ни здесь, - рука опустилась вниз, к груди, в область сердца, - Ни здесь, - и ниже, ниже пояса, к её промежности, после чего его рука просто опустилась, - Но если ты считаешь что я достаточно глуп чтобы забывать о прошлом, если достаточно глуп чтобы не понимать, что в нынешнем мире, когда ты объявляешь в открытую о том, что противостоишь Первому, не стоит разбрасываться собственным доверием и расслабляться, и если не понимаешь, что иногда между людьми устанавливается связь гораздо большая, чем простое доверие, и именно на этой связи завязано поведение двух людей... Тогда я не знаю, что тебе сказать, Гая. Тогда, возможно, ты видишь перед собой слишком глупого и слишком постаревшего Командора, не способного что-то почуять... или почувствовать. Командора, который, может быть, и заслуживает заботы, но который не желает учиться и который должен был помереть еще тогда, в тридцать девятом. Подумай об этом, Гая. Подумай о том, стоит ли таким образом напоминать мне о вопросах доверия и бдительности. Подумай.
После чего, отпустив её щеки и разорвав столь близкий контакт, Колтейн Хейд выдохнул и быстрым шагом вышел из комнаты. Всё это время он чувствовал себя здоровым и даже приободрившимся, но...
Но, захлопнув дверь, почуял, как тело вдруг стало более тяжелым, а изнутри наружу прорвался кашель. И, ругаясь и кашляя, он начал удаляться в сторону своей комнаты быстрым шагом.

+2

28

Опять он оказался слишком близко и опять заставлял ее чувствовать то, чем она не хотела его обременять. И все же сверх того... Его обвиняющий перст и его слова били точно по целям, заставляя сцепив зубы пыжится, хмурится, едва не рычать, сжимать кулаки и страдать от бессилия. Он был прав. И когда он пошел к выходу, женщина ощущала это слишком хорошо, чтоб продолжить держаться привычного цинизма.
Ты обещала больше не убегать и не прятаться от правды, пообещала себе самой принимать решения.  Становиться лучше, смелее. Честнее, в конце-то концов. Где ж цена твоим обещаниям? Держи слово.
Потому она окликнула его и потому пошла за ним следом, как совсем недавно он, отправляясь следом за ней на корабле.
- Тейн! Стой! - дверь хлопнула у нее перед носом, но женщина почти тут же распахнула ее и дернула мужчину за рукав прежде, чем он успел уйти достаточно далеко. Ткань треснула и пошла по шву, но жесткие пальцы добычу удержали.
- Нет, ты подожди, - она заставила его развернутся к ней и когда он вцепился разозленным взглядом ей в лицо, тевинтерка, звучно выругавшись, поцеловала его.
Не так, как когда-то в горах, перед тем, как ударить под ребро. И не так, как когда-то в подземельях форта. Она обняла его за шею почти силой, но не кусалась, и не пыталась извиниться. Она просто целовала его, забыв о том, что не закрыта дверь, что у нее нет обуви и холод пробирается сквозь ткань к самым пальцам. Это длилось несколько долгих секунд. Потом она разорвала поцелуй его и сказала:
- Создатель. Я хочу чтоб ты был цел, но говорю не то и не так... - прерывисто выдохнув, она сжала губы в тонкую линию, - что я на самом деле хотела сказать - я не могу все время спасать твою задницу, но я буду стараться, насколько меня хватит, Тейн, - сказала она прямо, глядя ему в глаза, - ты действительно знаешь что к чему. Я просто пыталась показать, что... ты и сам знаешь, что. Прости. - вздохнув, закончила женщина и отпустила его, не допуская даже мысли, что ему придет в голову остаться.

+2

29

Он не думал что она пойдет за ним, он не думал что станет окликать его, пытаться остановить и обратить внимание. Почему-то сейчас в голове у Тейна была отчетливая мысль о том, что она продолжит вести себя так, как вела, постоянно, каждый раз возвращаясь к этому поведению, к попытке задеть его и показать что она может его ранить, и даже не каким-то оружием, а именно словами.
И именно поэтому мужчина продолжал было идти, когда она окликнула его, а затем ухватила за рубашку, да так, что ткань затрещала и пошла по шву. Но это его остановило. Заставило удивиться. Заставило... дало надежду на то, что что-то в ней изменилось. Что он не зря подумал что она изменилась. Стала лучше. Мудрее.
И именно поэтому он развернулся к ней и внимательно посмотрел в глаза, разозленный, раздраженный, но где-то в глубине души питающий какую-то надежду.
А затем она его поцеловала. И где-то же в этот момент глаза Хейда заметили на лестнице поднимающегося было Эстока, а теперь стоявшего там и удивленно смотревшего на них.
Но Командору было плевать.
Командор был удивлен и в ступоре.
Этот поцелуй был совсем не тем, что тогда, в горах, когда она в итоге ударила его. Нет, это было совсем иное ощущение, совсем иной посыл... И ему это понравилось. Он понимал что ему нравится. Понимал что она пыталась донести до него этим. Понимал что та надежда, которую она чуть было не растоптала в нем своими словами минутами раньше, остается жить и укрепляется, что он, Тейн, не ошибся в ней, в Гае. Что понимает её. Возможно, даже лучше, чем сам думал об этом.
И когда она разорвала поцелуй, он неосознанно было потянулся за ней, но вовремя себя одернул, смотря ей в глаза и внимательно слушая то, что говорит.
- Ты... - голос его охрип, и ему потребовалось прочистить горло чтобы вернуть свой обычный тон. Не раздраженный. Более спокойный... и удивленный, - Ты выбираешь слишком сложные пути для того, чтобы показать свои чувства, Гая, и в целом любишь усложнять. Это не битва с магами и не сражения с Порождениями. Здесь всё может быть гораздо проще. А теперь идем обратно, тебе всё-таки нужно поесть, да еще и босиком выбежала, совсем себя не жалеешь, сляжешь ведь, - после чего он чуть улыбнулся, приобнял её за плечо одной рукой и повел обратно в комнату.
Когда же он проходил мимо Эстока, то мужчина бросил одну короткую, но четкую и не требующую комментариев фразу:
- Никому ни слова об этом.
И закрыл дверь.

+2

30

Он остался.
Гая задержала дыхание, понимая, что не до конца верит в это. Что это могло значить? Он не отвечал на ее поцелуй, но он давал ей надежду... Надежду на прощение. Дружбу, возможно. Это было так дико, что она даже нервно хохотнула, снова возвращаясь на кровать и только тут вспомнила:
- А сапоги я внизу бросила. Надеюсь, никто не стащил их, и они ждут у очага.
Таким вот завуалированным способом женщина сумела заставить Командора Стражей Марки прогуляться вниз еще раз и принести ей обувь. А еще, по ее вящему настоянию - заказать себе завтрак тоже, поскольку есть в одиночестве ей было как-то неудобно. В итоге Тейн быстро вернулся - и не только с сапогами, но и с ручным кречетом, настойчиво требующим внимания к себе. После явился мальчонка слуга со съестным для Командора. То на то и вышло.
Не ахти какой, а все же завтрак, в компании Хейда и Асписа, ждущего когда бы умыкнуть у кого-нибудь хлеб, чтоб брезгливо распотрошить на подоконнике и ни крошки не сожрать. Не ахти какая, а все же откровенная беседа о том, что же все-таки произошло в порту Оствика.
- ...на Миирана я зла не держу, а вот Намрек, придурок, обязательно станцует на собственных кишках. Он всегда был чокнутый, жалко что старина Мири вернулся в этот гадюшник в Нижнем. Так что ты от него тогда узнал? - как бы невзначай спрашивала Гая про Миирана, запихивая за щеку ложку каши.
- Что ты будешь здесь в обличье мужчины, - коротко ответил Тейн, пережевав хлеб.
- Сука, - миролюбиво вздохнула Гая, отпивая из кружки, - я любила ту личину.
- Твои накладные баки все еще хранятся в крепости, - хмыкнув, заметил мужчина.
Поперхнувшись от такой приятной неожиданности, Терциус ехидно произнесла, прикладывая ладонь к груди:
- О, как это мило. Вспоминал обо мне и драл из них волосы, да?
Хейд на это лишь рассмеялся, искренне и дружелюбно:
- Скорее, просто держал как маленький трофей. Нечасто такая экзотика попадается...
В атмосфере странно легкой беседа продолжалась до тех пор, пока в голову Гае не пришло размять мышцы, а Хейду - составить ей компанию. Идиллия, которую не нарушал даже звон скрещенных мечей в процессе небольшой тренировки, впрочем, не могла быть долгой. Не должна была. Не имела права.
Им пришлось собраться с мыслями, на последнем рывке в Гараэл. Внутри же форта, их ждали дела и проблемы, которые можно было отложить на день, на два, прячась на корабле или в портовой таверне, но нельзя было откладывать вечно. В горах было холодно и горный воздух трезвил умы, и согреться от этого не было никакой возможности.

Отыграно

+1