Dragon Age: A Story Being Told

Объявление

Добро пожаловать

Приветствуем Вас на проекте Dragon Age: A Story Being Told! Наши приключения разворачиваются в 9:42 Века Дракона, после победы над Корифеем. Для нас важно сохранить атмосферу мира Dragon Age и мы очень внимательны к Кодексу, который ей сопутствует. Несмотря на это, здесь мы создаем собственную историю и приглашаем Вас присоединиться.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir
Приветсвие
Навигация
Администрация
Новости
Нужные
Доска почета
Новости

15/01/2016 – Объявление о внесении изменений в правила форума.

15/01/2016 – Срочно разыскивается игрок на роль Флоры Хариманн для участия в запущенной сюжетной ветке.

10/01/2017Перекличка до 20.01!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: A Story Being Told » ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » Знать - не знает, что теряет


Знать - не знает, что теряет

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s5.uploads.ru/kA76G.png

ЗНАТЬ - НЕ ЗНАЕТ, ЧТО ТЕРЯЕТ

Действующие лица:
Elron Trevelyan, sir Daffodil

Время действия:
9:42 Века Дракона, Матриналис (аннум Фуналис)

Место действия:
Вольная Марка, Киркволл

О пользе сомнительных связей или к чему может привести случайное знакомство на скучнейшем праздновании Фуналиса в доме Ванардов.

[NIC]sir Daffodil[/NIC]
[AVA]http://savepic.net/8078963.jpg[/AVA]
[SGN]https://66.media.tumblr.com/cae4ddc677d33181b9f2eacf982f5c52/tumblr_inline_nstrreM5Ze1r578ut_500.gif
Песни сира Даффи
[/SGN]

0

2

Внешний вид и инвентарь:

https://i.gyazo.com/3a022e69d7c159ea4a87c7788e3bc1c7.png

Из надетого:
- Костюм, шитый по орлейской моде;
- Замшевые туфли с атласной лентой;
- Шляпа с пером;
- Выражение глубокой задумчивости на лице;
- Усы;
- Бородка;
Из принесенного:
- Лютня (носит слуга);
- Кошелек (видал и лучшие дни);
- Небольшой сборник стихов, подшитых в обложку из телячьей кожи;
- Облегченная шпага и дага (оставлены лакеям дома до конца мероприятия);
- Миниатюрный стилет без перекрестья в рукаве;
- Бутон летней розы (за пазухой);
Из приведенного:
- Лепорель (слуга);
- Алесса (дама);

Бывали такие дни, когда Цис вовсе не был уверен, что так уж рад принадлежать к дворянскому кругу Киркволла.
По большему преимуществу, это были дни, в которые приходилось встречаться с благородной семьей Ванардов.
Не сочтите за дерзость. Господа эти имели свой вес в обществе, свою репутацию, свое очарование, в конце концов. Даже после небезызвестного таинственного инцидента с сыном судьи, Ванардам удалось сохранить положение при Думаре и успешно прятаться от глаз Хоука. При Хариманн им сам Создатель велел цвести пышным цветом, чем господа и занялись, едва представилась такая возможность. Быстро сменив зимнюю шубку на летнюю,  стая лис начала приводить свои дела в порядок и вот уже ветшавший дом приобрел черты прежней роскоши, мессир Сурлек вновь с важным видом посещает наместничий дворец, а монна Лорель нанимает десяток слуг для разнесения пригласительных. Однако Дафус помнил эту семью в минувшие годы. Помнил какими темными делами помогал Ванард заниматься Торговой Гильдии, помнил, как жестоко он карал Общество если те задерживали плату за покрывательство и помнил какими холодными были его глаза, пока их не радовал блеск монет в руках просящих.
Впрочем, все это было простительно - все - кроме бесконечной, зубодробительной скуки их званных вечеров. Безнадежно скупые на мысли и впечатления Ванарды повергали барда в уныние. Избегать их компании де Лоран с годами научился мастерски, и до некоторых пор мог похвастаться завидным постоянством в том, но вот незадача...
Его угораздило связаться с их родственницей.
- Помилуй Андрасте, Алесса, нам ведь совершенно не обязательно посещать Лорель. Ты можешь отправить ей поздравительное письмо и корзинку с цветами, мое летнее дитя, ничего криминального не произойдет, - сладко увещевал любовницу Даф, обнимая бледные плечи, покуда та примеряла у зеркала свои ожерелья. Алесса дю Фонтесс приходилась родной сестрой хозяйки дома Ванард - и будьте уверены, Цис узнал об этом много позже, чем успел оказаться с ней в постели. В противном случае, бард еще трижды подумал бы перед тем, как покупаться на точеную талию и волоокие глаза девицы, которая ко всему прочему, еще и вошла в пору поиска супруга.
Об этом Даффи тоже никто не предупредил заранее.
Тем не менее, наш герой был джентльменом, а джентльменам не пристало бросать надоевшую даму - настоящий джентльмен умел заставить даму саму захотеть скорейшего расставания.
- Ах, Джон, неужели ты не понимаешь - я должна поддержать Лори, после стольких лет, у них наконец, все наладилось. Сурлек был так суров после смерти сына, они не разговаривали неделями, она не знала, что и думать. Потом эта история с Варшмеделем, - крутясь то так, то этак, Алесса не отрывая взгляда от своей длинной изящной шеи в зеркале, умудрилась поцеловать Дафуса в щеку. Цис вздохнул, убирая пару светлых локонов с груди своей пассии.
- Но чего ради я должен поддерживать Лори?
- Как это, чего ради? - ехидно сощурилась Алесса, жестом показывая барду помочь ей с застежкой жемчужной нити, - ради моих высоких грудей и крутых бедер, мой дорогой, ты ведь знаешь, как я ценю твое участие и как буду тебе благодарна, - томно добавила она, возложив хрупкую ладошку поверх руки Джона.
Цис снова вздохнул. Взглянув на девушку в зеркало, он обошел взглядом глубокий вырез ее, и всмотрелся в ясные очи, с длинными, будто у лесного оленя, ресницами.
- Ты ошибаешься, мое летнее дитя. Я ценю в тебе отнюдь не стать твоего тела.
- А ночью ты другое говорил, - ехидно усмехнулась Алесса и еще раз нежно поцеловала Дафуса в краешек усов, прежде, чем кликнуть свою служанку, чтоб помогла ей с оставшимся туалетом. Джон проводил ее задумчивым взглядом и заложив руки за спину, постоял еще какое-то время у зеркала, разглядывая себя то так, то этак, на предмет наличия морщин. Заметив у себя седой волос, он с досадой выдернул его и нахмурился. Что-то подсказывало ему, что за вечер седины ему лишь прибавится.
- Не хочу идти и не пойду!.. - упрямо прикрикнул Даффи в сторону соседних комнат, куда ушла Алесса. Оттуда донесся звенящий смех, который почему-то показался Цису весьма зловещим.
- Если ты выполнишь мое желание, дорогой мой, я выполню твое, - было ему ответом зазывное, искусительное предложение, которое, как ему показалось, он уже где-то слышал. Удержаться было сложно. Даффи никогда не обладал нужной степенью выдержки. Да что там, по словам парочки его друзей, он вообще не обладал никакой выдержкой.
- Каждый раз одно и то же, - неразборчиво пробубнил Цис себе под нос и пошел в сторону столовых комнат. Если уж он не мог избежать встречи с Ванардами, он мог хотя бы скрасить впечатление от них хорошим вином.

Цис никогда не бывал неприлично пьян. Всю сознательную жизнь третируя свою несчастную печень, бард в принципе никогда не казался всерьез пьяным, даже если возлияния его были изрядными и продолжались не один день. Дафус умел связно разговаривать, даже не закусывая, и быть может даже, его ораторский талант становился пуще прежнего. По заверениям свидетелей его пьяных и трезвых декламаций - ничто не выдавало в де Лоране опьянение постороннему глазу, если только тот не начинал блевать слушателям на ботинки.
И только Лепорель всегда знал, когда Даффодил выпил, даже самую малость. Такой уж гадкий, дотошный и внимательный был у него слуга.
- Попробуйте что-нибудь поесть, сир, - ходил за ним серой тенью по дому Ванардов лакей, и приговаривал, - у меня тут есть мята, она скрасит запах.
- Не пахнет от меня, презренная ищейка, я свеж и чист, как горная роса, окстись и отойди, - как всегда пребывая в состоянии легкого подшофе, Джон начинал говорить белым стихом. Он и правда выпил всего пару бокалов вина перед выходом, но Лепорель считал своим долгом устыдить господина.
- Если вы устроите что-нибудь, сир, леди Алесса вас не простит, - вкрадчиво сообщил слуга, когда проходившая по зале парочка де Копьи бросив де Лорану пару фраз из типичной светской беседы, проследовала к другим гостям. Даф проводил их натянутой улыбкой и шыкнул притаившемуся за спиной слуге:
- Почему я должен что-то устроить? С чего ты взял что она не... погодите-ка, - во взгляде Дафа появился азарт, - а это идея.
- Что именно, сир? - опасливо уточнил Лепп.
Дафус понизил голос.
- Она меня не простит, - и вполоборота, он, подхватив у пролетевшего мимо официанта новый бокал, подмигнул Лепорелю.
- Мне не нравится ваш тон, сир, - вздохнул слуга.
- Ну, ты-то меня всегда простишь, - ответил Даф воодушевленно. Лепп насупился:
- Вы так уверены, сир?
- Я плачу тебе жалование, - фыркнул Дафус и завершая дискуссию быстрым шагом пошел в сторону леди Лорель, появившуюся в компании Алессы у северного входа в полную гостей залу.
- Но я не видел ни соверена последний месяц, сир... - успел вслед ему воскликнуть Лепп, хмуря брови. Даф уже его не слышал, направляясь к дамам.
[NIC]sir Daffodil[/NIC]
[AVA]http://savepic.net/8078963.jpg[/AVA]
[SGN]http://cathshow.ru/wp-content/uploads/2015/04/1428771053-fece15273c5ca06c97d8802ab2acc5d8.gif
Песни сира Даффи
[/SGN]

Отредактировано Gaia Tertius (2016-11-26 17:18:35)

+1

3

Внешний вид

Плащ средней длины из качественной тёмно-синей кожи с тёмно-красными лацканами, под ним - жилет чёрного цвета со светлым, ненавязчивым узором, в самом низу белая рубаха. На жилете пояс для оружия из кожи. Темно-синие штаны из грубой ткани и чёрные сапоги.
Инвентарь: относительно декоративный клинок в размере одной штуки, кошель с деньгами на поясе, на том же поясе весомый потайной аргумент в конфликтах - второй клинок, который даже отчасти декоративным не назвать, курительная трубка

Ваша Светлость Тревельян!
Наш дом будет весьма польщен Вашим визитом или визитом Вашей семьи на празднование Фуналиса, которое будет проведено у Судьи Ванарда. Будем с нетерпением ожидать вас в Киркволле в начале Матриналиса.
С уважением,
Герцогиня ***

- Неужели у наследника Тревельянов не найдется дела поважнее, чем посещение какого-то знатного вечера в Киркволле?- спросила женщина, откинув голову к спинке кресла чуть вбок, из-за чего сильнее проступили и без того заметные ключицы. Она выпустила значительную струю пара и устало опустила руку с трубкой на подлокотник. Ей не хотелось, чтобы он уезжал.
- Всегда полезно выбираться за пределы своего города, тем более,- мужчина чуть кашлянул, потуже затягивая пояс на талии,- Всегда можно обзавестись полезными знакомствами, а уж знать Киркволла точно имеет не последнее влияние в Марке, дорогая. Он одарил её сухим взглядом, подошел и холодно, будто бы они не были знакомы, распрощался с собеседницей. Она лишь слышала, как на улице подвели его лошадь, а через несколько секунд раздался стук копыт по дороге. Она нервно докурила трубку и пошла отдавать приказания слугам.
_________________________________
Киркволл встретил путника своей холодной враждебностью; этот город был из тех, что хотелось снести с лица Тедаса раз и навсегда. Элрон не знал, из-за чего питает к этому городу столь острую враждебность, но факт оставался фактом. Именно поэтому связей здесь у него было меньше, чем в Империи, именно поэтому он с неохотой и решился поехать сюда, на абсолютно бездарный вечер, чтобы еще чуть-чуть приблизить себя к этому месту.
Он въехал в город под звуки обыденной суеты, которая всегда царила рано утром. Самый контрастный город Марки, самый знаменитый и "помятый", он порождал чувство благоговения и отвращения одновременно. Знание о событиях, что произошли здесь, заставляли голову судорожно думать о том, не случится ли то же самое в родном месте. Не сойдут ли все маги с ума, не вторгнутся ли косситы, готовые навязать Кун всем и каждому, кто только подумает об этом. Не появится ли непонятный парень из ниоткуда, которому припишут титул Защитника и посадят на должность Наместника. Подумать страшно, если нечто хоть в половину похожее произойдет в других городах. В родном Оствике. Смотря на здешние места, невольно начинаешь вспоминать ту разруху, что царила некоторое время назад, и думать, а не стоит ли оставить мир во всем мире, начать жить дружно и оказывать взаимопомощь друг другу. Но когда на глаза попадаются нищие, которые, не имея ничего, отбирают крохи, что есть у соседа, смотря на жуткие статуи, от которых тянутся цепи, и на людей, которые с кровожадной завистью смотрят на человека, который хоть на пару серебряных богаче их самих. Когда вся эта людская гадость всплывает наверх, ты понимаешь, что не может быть никакого согласия. А раз так, стоит оказаться умнее всех.
_________________________________
- И что же Вы, всегда ходите со своим клинком?- с сильным орлейским акцентом спросила дама в элегантном темном платье, которое чересчур сильно подчеркивало аристократическую бледность. Да уж, видимо, Элрон сильно переоценил Ванарда, который собрал на своем мероприятии все самую низшую элиту города. Право же, мужчине в первое же мгновенье захотелось уйти отсюда, когда в глаза ударила рябь платьев и костюмов. Эти мелочные аристократишки всегда любили выряжаться в такие одежды, которые кричали об их присутствии. Но еще хуже на этом празднике выглядели бароны и их жены, что одевались излишне скромно, подчеркивая своё отличие от "серой массы". В итоге все присутствующие делились на ярких и на блеклых, получалось, примерно, 50 на 50.
Тревельян выдавил из себя премилейшую улыбку, которой его обучали несколько лет, и начал медленно, с чувством и толком рассказывать, что это скорее дополнение образа, аксессуар, чем средство самозащиты. И этим клинком едва ли удастся даже оцарапать кого-либо, не говоря уже о серьёзных увечьях. Дама с акцентом наигранно ужаснулась и чуть не упала без сознания при каких-либо упоминаниях увечий, и тогда Элу стало очевидно, что пора от неё отвязываться. дело было сделано тактично и быстро, но вскоре его обступили другие дамы или дочери дам, которые живо интересовались оствинским гостем.
По этой популярности было ясно, что города едва ли дружат друг с другом, и такие вежливые визиты - редкость в Киркволле. Стоит сказать, что и сам Элрон удивился бы, прибудь к ним на празднество знатный марчанин из другого города, потому что иностранные гости в здесь были куда обыденнее своих. Его обсыпали множеством вопросов про Оствик, родственников, их семейные дела. Некоторые лезли и приглашали его на какое-то свои посиделки; оставалось лишь скользко отвечать на вопросы, да уклончиво отказываться от приглашений, говоря многозначительные фразы.
"А Вы здесь по делу?", "Как погода в Оствике?", "Как Вас отец?". Все речи смешались в однородный шум, поэтому показывать участие было сложнее с каждой минутой. Когда тебе просто хочется распихнуть всех в стороны, сложно улыбаться, шутить и лавировать меж ответами, но Тревельян неплохо справлялся, умело плывя по теченью вопросов, не забывая время от времени задавать окружающим ответные. Эти полтора часа прошли как несколько дней, но определенного успеха мужчина достиг, ведь прослыл на этом низкопробнейшем вечере "очень милым господином", получил десяток приглашений на вечера и был уверен, что, минимум, две девушки положили на него глаз. Ну а как же.
Нельзя сказать, что нравы жителей город Марки сильно отличались, но на чужой земле всегда чувствуешь себя не в своей тарелке, особенно если твои ожидания не оправдались. Где-то играла музыка, гости разбились по небольшим группам, и вечер, в целом, стал более ровным. Для приличия нужно было досидеть здесь еще час, а потом раскланяться и уйти в более интересные части Града Цепей. Правда, наш умелец-таки выцепил из общей массы даму, приятную во всех отношениях, и обсуждал с ней красоты Орлея, из которого та недавно вернулась. По ней и другим людям было заметно, что названная страна оказывала большое влияние на местные нравы и моду, которой тут придерживался каждый первый. Потому что в Оствике господствовал более строгий и мрачный стиль, церковь успела распространить своё влияние даже на одежду людей. Влияние на их моду оказала так же тесная торговая связь с Ферелденом; таким образом некоторый оствикский аристократ выглядел скорее как богатый церковник, чем знатный господин.
- Право же, вы чересчур милы,- смущенно произнесла девушка, прикрывая свою улыбку тонкими, бледными пальцами. В её глазах читался неподдельный интерес к его персоне, но, увы, стать кем-то весомее собеседницы на один вечер ей не суждено. Потому что вечер был скверный, и если бы графиня *** предупредила бы в своем послании его отца о том, что Судья неумелый хозяин, ноги Эла здесь бы не было. Он откровенно устал поддерживать беседу в пустых разговорах, когда у тех нет ни цели, ни выгоды. Его с девства учили искусству беседы, но в здешних разговорах нельзя было применить и сотой доли своих умений. Стоит ли думать о том, что все лицемерно улыбаются мне, а потом шепчутся друг с другом, что я здесь забыл. Мероприятие под стать гостям, поэтому нужно срочно покинуть это неугодное Создателю место.
Тревельян решил уйти отсюда, но прежде нужно выразить свое почтение хозяевам этого "прелестного" вечера и, возможно, удастся обмолвится парочкой слов с Судьёй, потому он был единственным стоящим человеком на это вечере.
- Прошу меня простить, милейшая, я хотел бы лично поприветствовать Ванардов и поблагодарить их за такой приятный вечер,- и как нельзя кстати в поле зрения появилась леди Лорель, к которой Эл не помедлил отправится.

Отредактировано Elron Trevelyan (2017-01-07 19:32:26)

+1

4

Итак, леди Лорель. Когда-то весьма эффектная дама, за годы общения с Сурлеком, Лорель заметно увяла и даже ее умелый гримм и богатые одежды не могли скрыть сетку морщин - вот главное украшение, которым одарил ее муж и сыночек. Вот, что делается с женщинами в браке, где их отягощают вторыми ролями...
Даффус шел вальяжной походкой, придерживая в руках бокал, однако достаточно скоро для того, чтоб оказаться рядом со своей пассией и ее уважаемой сестрой раньше прочих. Конечно, те, кто изначально располагался ближе к северному входу могли раньше засвидетельствовать свое почтение, однако Джон оказался одним из первых, кто искренне поцеловал бледную кисть Лорель и получил от нее благодарный кивок. Алесса, по правую руку от Лорель, одобрительно ухмыльнулась.
- Ах сир Даффодил, неужели вы сегодня порадуете нас своими прекрасными стихами? - улыбчиво произнесла Лорель отнимая руку. Дафф несколько не ждавший похвал, склонив голову, со смущением ответил:
- Безусловно, миледи, безусловно, у меня с собой взято несколько рифм, и даже лютня, если вы пожелаете...
- Как? Заготовки? - притворно вздохнула хозяйка дома, - но я думала, мы услышим ваши знаменитые экспромты!
Пока она говорила, она не переставала получать почтительные кивки, реверансы, поклоны и поцелуи рук, медленно проходя вглубь зала и Даффус вынужден был следовать вместе с ней, тихо продумывая свой план, как аккуратно и точно добиться того, чтоб его попросили покинуть зал. Слова Лорель звучали музыкой для ушей самолюбивого трувера, однако Даф не намерен был оставаться здесь только из чьей-то пресловутой лести.
- И о чем бы вы хотели экспромт, о прекрасная? - слабо вздохнул Джон, крепче сжимая в пальцах бокал.
- О, пожалуй.. пожалуй порадуйте нас словом  о Себастьяне! - широко улыбнулась Лорель, замедлив ход и остановившись. По толпе прошел одобрительной шепоток - наступил уже тот момент, когда о недавних печальных событиях хотелось шутить и шутить остро.
- Что ж, раз уж вы хотите стихов... - он планировал использовать по назначению свой бокал с вином, однако дама сама предложила ему лучший способ оказаться под гневом хозяйки вечера.
Дафус выразительно поднял бровь и прокашлявшись, начал с безобидного, громко и несколько загадочно декламируя:
- В его руке... что так изящна и чиста,
И маг докажет нам, без всякого пристрастья,
      Необходимость самовластья
            И прелести кнута.

Лорель задорно расхохоталась, вызвав и на лице Дафуса улыбку. Некоторые дворяне засмеялись вместе с ней и среди них Даф обнаружил лицо показавшееся ему мутно знакомым, но бард в упор не смог припомнить, где он видел этого мужчину. Что, в прочем, при его обильном пьянстве, было явлением обычным. Но пора было переходить со стрел на требушеты и Даф, выждав паузу, без лишних отступлений, продолжил:
- Благочестивей всех она
Душою трону предана,
А грешной плотию
Принцу-сумасбродию.

На несколько секунд в зале воцарилась пауза, будто не всякий понял, о ком речь, однако после вновь собрание разразилось смешками и даже разрознеными одобрительными хлопками.
- О Создатель, граф де Лоран, вы совершеннейший подлец и не боитесь так говорить о нашей возлюбленной наместнице! - с самым саркастичным видом отвечала Лорель, тем не менее, улыбка ее показалась Дафу несколько натянутой, и он конечно, понял, что идет по верному пути. Где-то за спинами гостей мелькнул подпрыгнувший на носочки Лепп, корчащий рожи и пытавшийся остановить господина, но все это было тщетно. Даф задолго до беседы припомнил несколько последних слухов о положении судьи и его семьи, потому без особого туда предложил толпе:
- Даме сей грешно любить.
Полно, нет ли тут обмана?
Берегитесь — может быть,
Эта новая Сервана
Притаила нежну страсть —
И стыдливыми глазами
Ищет робко между вами,
Кто бы ей помог упасть.

Еще один взрыв натянутого смеха и усилившийся гул шепотков, который явно привел в нервное волнение леди Лорель. Даф заметил как Алесса, обойдя сестру кругом, ухватила его за рукав, однако продолжал с упорством, достойным подгорного бронто:
- А помните, когда судья, толпой зевак
И молчаливой стражей окруженный,
Вел Велера на гильотину, как
Держались сей судья и осужденный?
Был взор судьи так мутен и тяжел,
Как если бы судит своего бастарда,
А юный Велер так бодро шел,
Что всем казалось: он казнит Ва...

- Довольно! Сир Даф вы так остроязыки, что право слово, нам всем ужасно интересно, как вы еще сами не порезались, - предельно прохладно произнесла Лорель, кинув уничтожающий взгляд на Алессу. Девушка, не находя себе места, жестко ухватив Дафа под руку, бросила сестре что-то о том, чтоб их уединение простили и повела поэта прочь от толпы, с явным намереньем увести его с праздника вовсе. Лепп, скользя меж толпы, отправился за ними.
- Сколько ты выпил? - злобно прошипела Алесса уже в дверях, где Даф нечаянно столкнулся с молодым дворянином, чье лицо прежде показалось ему знакомым. Окропив наряд этого госопдина содержимым своего бокала, Дафус без доли сожаления произнес:
- Простите покорно, - Алесса же в свою очередь куда более почтительно и виновато произнесла, обращаясь к нему:
- Прошу прощения, лорд Элрон, мой друг немного перебрал с  вином... - секунду спустя девушка уже продолжала путь, настойчиво утягивая Дафа за собой, но тот вскоре вырвал руку.
- Но ты не можешь утащить меня с праздника. Я еще не видел как сжигают праздничный костер!.. - голосом обиженного дитя произнес Джон, уперев руки в боки. Алесса застонала себе под нос, смерила его злым взглядом, и - как собственно, Даф и планировал - вдруг повернула назад в зал для гостей, шествуя таким чеканным шагом, что даже самому пьяному дурню было бы понятно, что идти за ней смерти подобно. Несколько секунд Нарцисс провожал ее щенячьим взглядом, высоко подняв домиком брови, однако как только девушка скрылась в коридоре с его поля зрения, лицо мужчины изменилось на крайне довольное. Посвистывая себе под нос, он медленно пошел к выходу, оправив свой костюм небрежным движением руки.

[NIC]sir Daffodil[/NIC]
[AVA]http://savepic.net/8078963.jpg[/AVA]
[SGN]http://cathshow.ru/wp-content/uploads/2015/04/1428771053-fece15273c5ca06c97d8802ab2acc5d8.gif
Песни сира Даффи
[/SGN]

Отредактировано Gaia Tertius (2016-12-13 23:06:54)

+1

5

Буквально за несколько шагов до леди Лорель Тревельяна перехватила дама в летах, которая шла под руку, скорее всего, со своим мужем. Оказалось, что она являлась давней подругою его отца, и нашла необходимым засвидетельствовать свою персону его старшему сыну. Она натянуто улыбалась, беспрестанно обращалась к своему мужу, ища подтверждения своих слов, и в мельчайших деталях описывала, как много лет назад ей посчастливилось увидеть еще маленького Элрона. Её болтовня угрожала затянуться надолго, поэтому мужчине оставалось лишь бросать грустные взгляды на хозяйку вечера, которую уводили все дальше и дальше в толпу.
- И вот именно тогда ваш отец, благочестивейший человек, хочу сказать, встретил нас в поместье. Не правда ли, Элрон, замечательное дело?- дама имела весьма скверную привычку (видимо, она была из простых) называть людей младшего возраста по именам, даже если они занимали весомое место в обществе. Все закрывали глаза на такой неприятный жест, а её муж всегда проявлял уважение в двойном размере, дабы сгладить страшнейшее оскорбление, что наносила его жена. Аристократу оставалось лишь сдавленно ухмыльнуться, чувствуя некоторую неловкость беседы, которая была до ужаса односторонней. Он уже открыто выискивал глазами любого, за кого можно было зацепиться и улизнуть, но собеседница, похоже, не замечала этого совершенно.
- Дорогая, право же, мы доставили достаточно беспокойство господину Тревельну. Пойдем лучше к тому столу, там нас ждет графиня N,- робко и виновато начал её муж, смотря вокруг себя маленькими и вечно тревожными глазами. Лицо его всегда выражало высшую степень беспокойства, поэтому монотонно-растянутая речь не шла ему вовсе. Дама всплеснула руками, ругаясь на свою забывчивость, пожелала здоровья всем родственникам Эла, которых только могла вспомнить, и удалилась. Такого облегчения наш герой еще не испытывал, пожалуй, никогда.
Внезапно откуда-то сбоку послышался довольный ропот, а сама толпа образовала некое подобие круга, внутри которого стояла леди Лорель и еще несколько человек. Мужчина успел пройти есть несколько шагов, надеясь сказать ей хоть что-то, но спутник леди, несколько знакомый и чем-то странный, вдруг начал декламировать стихи, смысл которых пришел не сразу. Дворянин относительно скованно улыбнулся, словно не желая выпускать улыбку наружу; его редко веселили подобные мероприятия, но ради приличия было решено поддержать большинство. Отец всегда его учил не выделяться из толпы, когда тебе нужно было, ибо обществе, особенно высшее, не терпит белых ворон.
Элрон чисто из уважения постоял на месте еще немного, уловив, признаться, неплохое четверостишие о Наместнице, а затем с видом озабоченным и виноватым начал прокладывать себе путь к выходу. Даже песни, стихи и пляски элит не могли его вдохновить на подвиг, тем более за это время он не увидел абсолютно никого полезного. Правда, было грустно расставаться о обилием молодых, глупых и романтичных дворяночек, но сколько еще таких возможностей будет в его жизни. Сзади послышались неодобрительный шепотки, на которые не хотелось обращать внимания. Ужасный город, ужасные и неестественные люди, омерзительное времяпрепровождение. Наш герой был более приближенным к простым людям, чтобы возненавидеть такие мероприятия с первого взгляда, у себя дома он всегда старался устраивать вечера приятные, где чувствовалась дружественная обстановка, и не мелькали бесконечные маски радости. В этом отношении Оствик казался ему местом прямо-таки божественным, где театральности было явно меньше.
Только заветные двери были в шаге от него, как сзади то ли налетели, то ли пронеслись девушка с мужчиной (который исполнял чудные стихи), причем последний выплеснул добрый бокал прямо на одежду Тревельна. Тот раздраженно сжал зубы и на мгновенье сверкнул глазами, но быстро взял себя руки и издал премило выражение лица, которое все же смешалось с раздражение.
- Ничего,- процедил он сквозь зубы, стараясь источать чисто дворянский нейтралитет и холодность. Это было самое логичное завершение вечера, поэтому нечего было и удивляться подобному исходу. Все началось плохо и закончилось так же. Но некоторая довольная ухмылка проскочила на лице Элрона, когда дама оставила своего благоверного совершенно одно, она пронеслась мимо мужчины настолько стремительно, что ему даже пришлось посторониться и поблагодарить высшие силы за то, что она не врезалась в него на полном ходу.
Эл несколько раз брезгливо смахнул капли со своего плаща, глядя на него весьма грустно. В голову пришла неутешительная мысль о том, что придется шить новый, потому как ему вечно мерещилась беспробудная грязь всюду, где побывали инородные объекты. Он был невероятно брезглив, поэтому старался двигаться медленнее, чтобы сырость не распространялась дальше. Следовало поблагодарить рифмоплета хотя бы за то, что тот не задел своим напитком ни жилет, ни рубашку, ибо тогда дворянин вышел из себя полностью. Оставалось лишь проследовать к выходу, увы, в сторону все того же господина, но именно сейчас голова начала думать, где же глаза могли его видеть. Спросить или не надо? Вообще странно, что я где-то мог видеть его, я же не вращаюсь в столь сомнительных кругах.. Ну, посмотрим на выходе, вдруг ситуация будет предрасполагающей к беседе.

+1

6

Даффи шел танцующей походкой, приблизительно уже прикидывая, как скоро Алесса потребует перенести часть его гардероба обратно на манежную улицу, в родные обветшалые пенаты. Топот за спиной возвестил о приближающемся Лепореле и обернувшись, Цис краем глаза заметил господина с запоминающимися баками, который, кажется, как и они стремился ретироваться к выходу.
- Зачем вы разозлили госпожу, сир?
- А ты зачем, друг мой, вдруг носишь о-де-шосс, когда другим хватает брэ из двух полос? - раздраженно поинтересовался Дафус, поправив усики  и чуть сбавив шаг, позволив господину с баками пройти вперед. Лепп, передавая господину шпагу и плащ, растерянно произнес:
- Но это неудобно...
- А я тебе о чем, - кивнул бард и мелким шагом последовал за знакомым незнакомцем вниз по лестнице на самый выход и только на улице, прочистив горло, позволил себе окликнуть его:
- Мессир, вы кажетесь таким знакомым мне, но вспомнить не могу, пожалуй, что на дне бутылки схоронил воспоминания. Быть может, Ваша младая память мне поможет? - Даффус изъяснялся в стихах часто и спонтанно, едва ли контролируя это речевое явление. В Киркволле к этому явлению успели привыкнуть многие, из тех с кем вращался в одних кругах сир Даффодил. Но этот лорд казался Цису едва ли принадлежащим к местному обществу. Проверить это самое предположение бард решил довольно прозаическим способом:
- Побег? Я понимаю - тот умрет со скуки, кому придется слушать их и целовать им руки, - и вдруг перейдя на прозу Даффус сказал, - простите дерзость мне мою, но кажется у вас... манера оствицкая. Ума не приложу, давно там не был. Джон де Лоран, граф вдовствующий. Более известен в Марке под прозвищем мессира Даффодила.
Лепп успел за это время отправиться к конюху и подвести к Даффи его несчастную кобылу под уздцы.
[NIC]sir Daffodil[/NIC]
[AVA]http://savepic.net/8078963.jpg[/AVA]
[SGN]http://cathshow.ru/wp-content/uploads/2015/04/1428771053-fece15273c5ca06c97d8802ab2acc5d8.gif
Песни сира Даффи
[/SGN]

0

7

Господина впереди настиг, кажется, его слуга, который был одет тоже относительно странно. Элрона вообще отталкивала вся нынешняя мода, особенно орлейская, которая сейчас начала постепенно захватывать весь высший свет. В Марке дворяне всегда обходились дорогой, но удобной и практичной одеждой, а сейчас в случае какой-нибудь беды эти пестрые людишки едва ли смогут убежать или предпринять какие-либо активные действия. Аристократ поправил кинжал на поясе, хотя на деле это был жест проверки, на месте ли его верный клинок. Ибо в последнее время его одолевала навязчивая мысль, что непременно кто-то должен покуситься на его жизнь или имущество. Тем более, ходил он нынче совсем без прислуги или охраны, поэтому мог стать мишенью даже для бандитской черни, не говоря уже о профессиональных наёмниках, которым отваливают крупные суммы за головы, подобную голове господина Тревельяна.
Проходя мимо неудачного певца, мужчина бросил на него косой взгляд, припоминая судорожно, где же они могли видеться. Разум никак не хотел давать ответ на такой очевидный вопрос, поэтому на улице он сражу же остановился у стены и закурил, медленно выпуская изо рта дым. В последнее время тяга к данному занятию стала просто невыносимо, что Эл списывал на волнения и вечные политические проблемы, которые теперь нужно было решать с двойным энтузиазмом. Нервы, увы, были не резиновые, а вредные привычки всегда помогали расслабиться; вот и сейчас с первыми струями вещества инцидент с пролитым напитком остался в голове в туманном состоянии.
- Право же, ваше лицо мне тоже показалось весьма знакомым, уважаемый,- изо рта вместе с дымом плавно вознеслись ленивые слова, которые не звучали в должной степени уважительно, хотя и не оскорбляли. Тут скорее наш герой старался не перейти грань меж очень уважаемым и совсем не уважаемым человеком, остановившись посередине, ибо положение его нового собеседника было пока неизвестно,- Но я упорно не могу вспомнить, где имел честь вас наблюдать,а почему? А потому, что не надо столько пить.
Дворянин размеренно оторвался от стены, несколько хмыкнув, и развернулся всем корпусом к незнакомому знакомому, чтобы выглядеть более вежливо. Пусть в последнее время петь дифирамбы не хотелось никому, но господину в таких одеждах, скорее всего, были важны эти традиции лести.
- Да уж, прием не из лучших, не могу не согласиться. А я, именно, из Оствика. Герцогиня M по доброте душевной позвала меня сюда, желая ближе познакомить со своими друзьями,- и не явилась на этот праздник, какая досада,- Весьма приятно, граф де Лоран,- он чуть кивнул головой, припоминая историю этого вдовца, который, по крайней мере в Оствике, имел не самую лучшую репутацию у серьёзных персон,- Элрон Тревельян, к вашим услугам,- чуть выдавил аристократ из себя, воспроизводя на лице улыбку, перетекающую в нейтральную ухмылку. К сожалению, корчить милые рожи у него получалось не очень хорошо.
Мессиру Даффодилу подвели его скакуна, и в голову Элу пришла забавная мысль о том, как конюх, ложно быть, мучается с его лонгмой, которая обладала, пожалуй, самым скверным характером даже среди своих собратьев. А затем эти самые мысли стали более чем неприятными, ибо все шло к тому, что выводить красавца придется самому, потому как в прошлый раз один мужчина чуть не лишился своей конечности, пытаюсь насильно вытолкнуть драколиска наружу.

0


Вы здесь » Dragon Age: A Story Being Told » ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » Знать - не знает, что теряет