Dragon Age: A Story Being Told

Объявление

Добро пожаловать

Приветствуем Вас на проекте Dragon Age: A Story Being Told! Наши приключения разворачиваются в 9:42 Века Дракона, после победы над Корифеем. Для нас важно сохранить атмосферу мира Dragon Age и мы очень внимательны к Кодексу, который ей сопутствует. Несмотря на это, здесь мы создаем собственную историю и приглашаем Вас присоединиться.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir
Приветсвие
Навигация
Администрация
Новости
Нужные
Доска почета
Новости

15/01/2016 – Объявление о внесении изменений в правила форума.

15/01/2016 – Срочно разыскивается игрок на роль Флоры Хариманн для участия в запущенной сюжетной ветке.

10/01/2017Перекличка до 20.01!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: A Story Being Told » СЮЖЕТНЫЕ ЭПИЗОДЫ » Загнанный зверь, 9:42, Орлей


Загнанный зверь, 9:42, Орлей

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://i.imgur.com/d7EPmEJ.pngЗАГНАННЫЙ ЗВЕРЬ

9:42 Века Дракона, 9 день месяца Парвулис
Орлей, Вал Шевин, эльфинаж

Указ Императрицы о признании Бриалы и ее союзников врагами Орлея вступил в силу. По всей стране начинаются облавы в эльфинажах, призванные лишить мятежницу любой поддержки, и Гиены, разумеется, становятся основной движущей силой этого нелегкого предприятия. Максансу Барретту и Эжени Лавин выпадает честь отправиться в Вал Шевин для того, чтобы раз и навсегда усмирить здешних кроликов.

Игровой Мастер: Solas, Solona Amell
Участники: Maxence Barrett, Eugenie Lavin
NPC: по необходимости

0

2

В прошедшую со дня объявления Реванелан врагом Орлея неделю подкрепленные силами личной гвардии Императрицы Гиены не тратили время почем зря. Облавы в эльфианаже Вал Руайо стали только первым шагом удивительной в своих масштабах операции. Халамширал был оцеплен, превращаясь в настоящую ловушку для кроликов. Именно сюда сгоняли из прочих городов всех тех, кто подозревался в связи с мятежом Бриалы. Остроухие, чье участие или содействие были неоспоримо доказаны, вешались на месте, служа предостережением для остальных эльфов.
Императрица ясно давала понять своим пока безмолвствующим врагам, на что способна ради сохранения трона и мира в Орлее.
Копье Максанса Барретта вместе с Эжени Лавин было направлено в Вал Шевин для взятия контроля над здешним эльфинажем. Ходили слухи, что среди местных кроликов скрывается один из близких союзников Реванелан, однако до сегодняшнего дня выявить его Гиенам так и не удалось. Взамен они занимались вошедшими в рутину делами. Эта казнь на сооруженных прямиком у венадаля виселицах не должна была стать чем-то из ряда вон выходящим. Примечательным, пожалуй, был разве что возраст нескольких обреченных остроухих. Они казались едва ли не детьми с одинаковыми выражениями упрямства на изуродованных побоями лицах.

В вводных ходах мастер настоятельно просит игроков обрисовать несколько моментов:
1) Приблизительный подход к подчинению эльфинажа своей воле;
2) Количество присутствующих во время казни Гиен и их расстановку.

Дополнительная информация: за казнью наблюдает толпа из приблизительно сотни эльфов, большинство зданий на границе между площадью вокруг венадаля и самим эльфинажем являются лачугами, однако несколько из них заметно добротней и насчитывают два этажа.

Для удобства ниже приведена схематическая карта местности.

Карта.

http://i.imgur.com/yA5Z1C2.jpg

+3

3

Снаряжение

Классическая сборка с поддоспешником, вороненные кольчуга+панцирь с долей сильверита в сплаве и изображением хищной птицы-талисмана отряда, шлем-бацинет "Стервятников".  Полутораручный меч да зажигательная бомбочка.

Когда-то это должно было случиться. Максанс предполагал такой исход и ждал его.
Депеша пришла ночью, гонца встретил разъезд в пустыне и довел до Полиса. Сургуч с императорской печатью, всё чин по чину. Аккуратный почерк каллиграфиста. И указ Её Императорского Величества.
"Стервятники" никогда особо не симпатизировали остроухим. В общем-то, терпимо относились они только к коллективу "Гиен", по старой памяти. Поэтому отмашка на потрошение "кроликов" не был чем-то откровенным и удивительным - всё к этому шло. Даже до тюремного Полиса новости и слухи доходили достаточно оперативно.
И вот - они здесь. "Удержать контроль, выявить измеников". Всё довольно таки просто и понятно.
Барретт довольно оперативно перебрасывал свои силы и кооперировался с местным гарнизоном. Изолировать район города не было проблемой, с этим легло справлялись и местные силы. А вот вопрос установления контроля внутри был оставлен на решение прибывшего подкрепления в лице наемником - собственно, то для чего их и потащили из пустыни сюда. Не грабить, не мочить и насиловать, а обеспечить лояльность и выявить диссидентов.
Ворча и периодически похмеляясь, Стервятник в день прибытия выпросил карту и долго корпел над ней со своими командирами и консультантами из местной власти. Его план действий был еще проще - наемник намеревался взять ушастых измором. Причем самым нахальным образом - прямо изнутри.
Барретт привел с собой два своих отряда и личную охрану. В итоге люди в числе 90 человек оккупировали район. Закрыли корчму, заблокировали подход к лечебнице да приюту, изолировали выход из эльфинажа изнутри в дополнение к блокаде из вне. Взяли под контроль площадь, тем самым обрубив спокойный подход к воде - тем самым даже задержали нескольких подозреваемых.
- Довольно рискованный подход к делу, милорд.- Крюгер, личный телохранитель человека известного как барон Вольф, стоял у него за плечом. Остальная девятка защитников расположилась вокруг - специалисты разных профилей, среди них были как и тяжелобронированные шагающие бастионы так и адепты более изящного боя.  Все наблюдали за начинающимся действом - виселица, эшафот. Казнь остроухих. Пузатая мелочь, анархисты, уже прогнивные изнутри в таком возрасте. Максанс и так детей недолюбливал, а эти вызывали одно лишь отвращение и ничего даже похожего на жалость. - Местные могут начать действовать.
- Именно этого я и добиваюсь, сам знаешь. Мы делаем свою работу - вешаем "готовеньких" да отправляем крольчатину на разбирательство в столицу. Её Светлость,  храни Андрасте её в здравии и покое, решила общипать ушастым их куцые хвосты. Давно пора. Кто рыпнется в сторону эшафота - того сразу на пику или болт в харю. Это я так, напоминаю на случай чего.
В общем итоге на площади присутствовали охранники самого командира "Стервятников" да один манипул в полном составе - сорок человек командира Филиппа Арбогаста. Их было меньше чем эльфов, это факт. На каждого приходилось примерно по два доходяги- эльфа. Однако на стороне бойцов была броня, оружие, арбалеты и зажигательные бомбы. Яд в готовности быть влитым прямо в колодец да копна сена с хворостом вокруг венадаля - Максанс сразу и жестко давал понять, что в случае роптаний готов откатить благосостояние остроухих еще глубже в яму -в самую эпоху добычи огня и житья в пещерах.
Другой отряд продолжал удерживать клинику, закрытый кабак да приют.
- Что-то слышно по поводу этого ушастого инкогнито? - конкретно сам Барретт был подле эшафота и наблюдал то за процессом казни то за толпой из-за спин цепочки его бойцов перед эльфами.
- Пока не ясно, милорд. Доказать вину конкретно взятых эльфов можно, однако ни один из них ничего не высказал по поводу предводителя. Упертые сукины дети. - Крюгер степенно выругался.

Отредактировано Maxence Barrett (2016-11-29 09:57:14)

+3

4

Толпа эльфов, согнанных на главную площадь, окружили Вендаль, устремив свои взоры в сторону эшафота, на котором вот-вот должна была произойти казнь. Ненависть читалась во взгляде одних, смирение - в других. Где-то среди народа плакал младенец, раздражая своими визгом оцепивший виселицу солдат. Погода, словно вторя всеобщему настроению, начала стремительно портиться: солнце скрылось за тучами, предвещая дождь. В какой-то момент один из солдат, контролирующих процесс, подал сигнал и палач опустил руку на рычаг, чтобы отворить створки под ногами приговоренных, как друг...
- НЕТ! НЕТ! Остановитесь! Прошу Вас, остановитесь!
Пожилая эльфийка выбралась из толпы, расталкивая локтями стоящих у неё на пути кроликов. Несколько из них, что оказались рядом, попытались схватить её и оттащить назад вглубь толпы, но она вырвалась, залепив одному из них добрую оплеуху. Эльфийка выбежала вперед, направившись к Максансу. Несколько солдат приготовили оружие, чтобы «остановить» её, но этого не потребовалось. Она споткнулась и упала.
- Эл... мой милый Эл... прошу Вас, мсье, умоляю, пощадите его, пощадите моего мальчика, - говорила она сквозь рыдания, и указывала рукою на одного из приговоренных, - он всего-лишь ребенок, он не понимает!...
Мальчонка на бочонке, которого женщина назвала Элом, был слишком мал ростом, чтобы стоять на своих двоих. Он взглянул на мать с очевидным презрением во взгляде, и, кажется, совсем не страшился того, что его ждет. Не страшились и эльфы, окружившие Венадаль. Наши герои могли заметить, что многие из них смотрели на пожилую эльфийку также, как это делал Эл. Будто бы эта убитая горем мать осмелилась просить пощады вовсе не у людей, а у демонов, коими их считали.

+1

5

-М? - Максанс обернулся на шум и поднявшийся вопль, взгляд зацепился за эльфийку что упала в грязь и пыль площади перед оцеплением. Она умоляла о помиловании ребенка указывая на эшафот. Мужчина перевел взгляд туда и заметил цель её страданий.
Ребенку было абсолютно наплевать на мольбы его же матери, наплевать на жизнь и дальнейшую судьбу вообще. Барретт не знал фатализм ли это или конкретная такая обработка агит-машины восстания, однако весь вид мелкого остроухого бунтаря выказывал его готовность идти до конца своим выбранным путем.
Понарожали, ни в грош не ставят ни жизнь ни родных. - хотелось сплюнуть, но шлем мешал. Правда, Стервятник всё равно поднял забрало и всё же сплюнул чтобы потом взойти на эшафот с парой своих защитников.
- Кого помиловать? Вот его? - Максанс указал на мальчика с петлей на шее. - А мне вот видится, что он этого не хочет, не так ли, мятежничек? - презрительная усмешка. - Не сегодня так завтра он бы вспорол брюхо стражнику или ограбил чей-то дом своровав честно нажитое легальным трудом. Вышел бы на тропу грабежа и разбоя. Это именно ваш путь, путь восставших мятежников. Ни на что не годны, ничего не умеете кроме как воровать и грабить у других. Зато какие невероятные амбиции и идеи! - Мужчина повысил голос. Опыт командира позволял ему перекричать кого угодно из присутствующих и донести свою мысль. - Ваша раса проиграла войну за свою свободу имея куда большие силы и возможности чем вы сейчас, как вы этого-то не поймете? Вам оставили возможность будущего, возможность продолжать род. Вас не стерли в пыль и не втоптали в землю ваших разлюбимейших лесов, проявили милосердие. Мы пригрели вас рядом с собой! Да, нет идеальной жизни. Да, жизнь несправедлива и тяжела. Однако это не только ваша беда и не вы одни тут питаете какие-то надежды и мечты. Но вам не победить, никогда. У вас нет ни армий, ни крепостей, ни полководцев. Людям чужды ваши мысли и они их не примут. Но вы продолжаете упорно воспитывать вот таких вот своих отпрысков. Науськиваете их против власти и правящего дома. И это - благодарность за проявленное когда-то милосердие? Видимо, вы мало страдали. Видимо, даже в таком положении вы умудрились зажраться. Палач! Готовность! - командир кинул тяжелый взгляд на заплечных дел мастера и тот засуетился снова приложив руки на рычаг, поворот которого отделял висельников от жестокой смерти. - Моё требование простое. Мне. Нужны. Заговорщики. И лидер местной ячейки. Сейчас же. В таком случае появится шанс, что вас оставят в покое и никто больше не пострадает. Дети - будущее любой расы и нации. Сохраните своё будущее - отдайте мне ту гнилую голову что свела вас с дороги.
Солдаты ощутимо напряглись. Сейчас их командир решал исход этой кампании здесь и сейчас и в лучшем случае всё действительно бы обошлось малой кровью ибо в толпе эльфов в целом не было никакой угрозы и ценности тоже. Только в восставших.

+2

6

Снаряжение

Внешний вид/снаряжение: нижняя рубаха белого цвета, алый хук поверх стёганный камзола, узкий кожаный пояс обёрнутый вокруг пояса в несколько раз, шлем. Добротные сапоги с металлическими пластинами на носках и шпорами, кожаные перчатки выше локтя. На спине треугольный экю и полуторный меч на поясе. С собой кошель с небольшим количеством монет, бурдюк с водой, несколько целебных припарок и пара бутылей с кислотой

Лавинь пнула носком сапога маленький камушек. Тот с чваканьем прокатился по грязной улице и плюхнулся в лужу. Вчерашний ливень превратил улицы эльфинажа в жижу, в которой сейчас копошились множество ног, человеческих и не только. Рядом громыхая латами прошла группа воинов в гротескных шлемах.
Воздух отчаянно пах осенью, а солнце, истово пытающееся пробиться сквозь ворох туч, изредка простирало свои лучи пытаясь прогреть замерзающую землю. Вся эта ситуация с эльфами быстро набирала обороты. Эжени уже видела на что способна Бриала, а точнее на что способны её помощники и новое задание не вызвало в леди-рыцаре ни чего, кроме, пожалуй, странного дрожания под ложечкой. Лавинь не была ненавистником эльфов, напротив, в её доме хорошо относились к представителям этой расы, помнится матушка даже обучила дочь одной из служанок игре на лютне, совершенно бескорыстно, увидев живой интерес в этой остроухой к музыке.  Сейчас же  стоя у двери лечебницы эльфинажа, Эжени всё больше стала задумываться об этих существах, которых они, высокие господа её семьи, всегда считали...нет, не существами второго сорта, а скорее обделёнными, нуждающимися в сострадании, помощи. А теперь голодная эльфийская пасть показала зубы и смотрела голодными глазами на престол Возлюбленной Императрицы, позабыв и об руке помощи и о снисхождении, кто знает, возможно и те эльфы, что служили её семье сейчас прячутся в подвалах, подбрасывая поленья ненависти в костёр революции.
Луч солнца, наконец, прорвался сквозь тяжёлую вуаль туч и пронёсся угрожающим блеском по шлему главного Стервятника, сейчас стоящего на эшафоте. Что говорил этот мужчина Эжени практически не слышала, так как лечебница была в достаточном отдалении от виселиц, но почему-то женщина не сомневалась в том, что слова этого мужчины возымеют нужный результат. Лавинь ещё не доводилось работать с ними, с этими вымуштрованными солдатами, которые отличались от общего сброда Гиен, в них читалась удаль и стать солдат, особенно в их командире. Слишком знакомы ей была его непоколебимость и стать, такая же как и у неё, и конечно Эжени догадывалась откуда мог быть главный Стервятник.  В этот момент леди-шевалье словила себя на мысли, что орлейские маски, которые она по молодости лет недооценивала, спасли многим жизнь, кто знает возможно и её жизнь тоже.
Рядом кто-то закопошился, а улица огласилась недовольным криком патрульного закованного в начищенные латы с золотыми ободами по кромкам:
- Куда прёшь! - Стервятник, ухватил за плечо плюгавого старика с острыми ушами, который держал на руках задыхающегося мальчика:
- Прошу вас, достопочтимый сэр, мой внук, - старик подавился словами, - Ему нужна помощь!
- Лечебница закрыта, разве не слышал! Уноси отсюда своего ублюдка, не дай Андрасте, ещё и заразного!
- Стой-ка! - вмешалась Лавинь, убирая руку стражника с худого плеча старого эльфа. Женщина повернула маленькое личико мальчишки к себе. Белобрысый паренёк был весь измазан сажей, губы посинели, - У него отёк дыхательных путей, похоже на отравление корнем смерти...или белладонной. Отпирай!, - указала на дверь лечебницы Эжени.
- Никак нет! - отчеканил патрульный, - Приказ командира в лечебницу ни кого не пускать!
- Отпирай, кому говорят! Если немедленно ему не поможет лекарь мальчишка задохнётся! Разве похож он на злостного мятежника, ты идиот! - на этих словах старый эльф разрыдался как мальчишка, поливая слезами бледнеющее и выпачканное лицо внука.

+1

7

Maxence Barrett

Было очевидно, что проникновенная речь Максанса Баррета не нашла должного отклика в сердцах остроухой толпы. Воцарившуюся тишину нарушало лишь громкое рыдание матери-эльфийки, которая хваталась за полы своего измазанного в грязи фартука, причитая теперь уже тихими, сдавленным голосом:
- Прошу Вас, мсье... помилуйте...
Погода все ухудшалось. Где-то рядом сверкнула яркая молчания, а после - грозные раскаты грома. Вдруг откуда-то из толпы послышался голос, такой звонкий и приятный. Он пел:
- Каждый хозяин своей судьбы,
И доли своей кузнец,
Скоро встанут рабы,
Терпенью придет конец.

А кто-то другой подпевал ему:
- Скоро встанут рабы,
Терпенью придет конец.

Неожиданно образовывавшийся дуэт превратился в терцет, когда еще один голос запел, на этот раз совсем другие строки:
- На господ пойдем,
Все спалим огнем,
Вся земля будет нам дана,
Да нам, да, да нам, да, да нам, да нам.

Подпевать неизвестным стали и висельники, на чьих шеях были накрепко затянуты петли. Вскоре таких подпевающих стало много больше, пока не запела вся толпа.
- Эх, нам, да нам, да нам, да нам,
Да нам, да, да нам, да, да нам, да нам.
*

Eugenie Lavin

Стражник неохотно, но отворил двери лечебницы. Старик, слезно благодаря свою спасительницу, внес ребенка внутрь. Тут Эжени заметила, как из кармана мальчонки эльфа выпал окровавленный арбалетный болт. Кровь на наконечнике казалось довольно свежей, как будто бы она попала туда сегодня, причем совсем недавно.
- Что это, сэр? - поинтересовался один из стражников у Лавинь, но в тот же момент обернулся, когда услышал голоса поющей толпы и воскликнул: - О, Создатель, только этого еще не хватало.

*Из к/ф «Последняя реликвия»

0


Вы здесь » Dragon Age: A Story Being Told » СЮЖЕТНЫЕ ЭПИЗОДЫ » Загнанный зверь, 9:42, Орлей