Dragon Age: A Story Being Told

Объявление

Добро пожаловать

Приветствуем Вас на проекте Dragon Age: A Story Being Told! Наши приключения разворачиваются в 9:42 Века Дракона, после победы над Корифеем. Для нас важно сохранить атмосферу мира Dragon Age и мы очень внимательны к Кодексу, который ей сопутствует. Несмотря на это, здесь мы создаем собственную историю и приглашаем Вас присоединиться.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir
Приветсвие
Навигация
Администрация
Новости
Нужные
Доска почета
Новости

05/04/2017 - С Днем Рождения, Муйре!

02/04/2017 - Подводим итоги мартовской лотереи. Результаты лотереи можно посмотреть здесь.

01/04/2017 - Внимание! Подводим итоги марта, а также открываем набор участников в новые квесты. Подробности здесь.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: A Story Being Told » ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » В нужное время


В нужное время

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

В НУЖНОЕ ВРЕМЯ

Действующие лица:
Cassandra Pentaghast, Varric Tethras

Время действия:
22 Матриналиса, 9:42

Место действия:
Вилдерваль, деревенская таверна

Грудь гнома невероятно популярна у женщин не только из-за свойств слезывпитывающих, но и из-за сами понимаете каких.

Отредактировано Varric Tethras (2016-11-19 22:01:22)

0

2

Cна не было ни в одном глазу, не смотря на солидное количество выпитого алкоголя и поздний час. Отчасти Тетрас был уверен, что задушевные беседы с тайным канцлером Инквизиции и вовсе отобъют ему желание спать на пару месяцев. Но сейчас, поднимаясь, наконец-то, к комнате Кассандры, он старался выкинуть случайный и полный откровений диалог, который так надолго задержал его на пути к своей цели.
Сейчас. Вот сейчас он решится.
Он был готов уже там, в проклятом доме, но вмешательство Лелианы, удивительно своевременное, подпортило его гениальный план запачкать Искательнице лицо своей кровью в неожиданном и непредсказуемом поцелуе. Когда же Лелиана "помешала" ему во второй раз - Создатель, Варрик, имей смелость признаться себе, что ты начал трусить и оттягивал момент сам - гном уже начал задумываться о том, не намекает ли ему какая-то высшая сила, что он зря затеял все это. Но провести эту ночь в своем углу и неловко переглядываться с Кассандрой утром, делать вид что ничего не было там, в логове одержимого и там, в письмах и там, у него в душе... Нет, это было слишком трусливо даже для него.
Именно поэтому переминаясь с ноги на ногу гном стоял у двери в комнатку, что заняла Искательница и размышлял о том, какой выбрать ритм для вежливого стука.

+1

3

Кассандра считала, что так оставлять это нельзя. Им нужен был разговор.
А еще Кассандра считала, что очень боится себе же в укор. Она была смелой и храброй, женщиной хоть куда, а когда дело доходило до душевного, то убегала, как от лукавого. Но все ж... знак глазами для Варрика она сделала, давая выбор - прийти невтерпеж или продолжать сторониться и все закончить, так и не начав, решив, что тот...  тот не-поцелуй ничего для них не значит.
Минуты текли неумолимо, терзая сердце Искательницы. Она металась по комнате, словно трепетная, влюбленная девчонка перед первым свиданием. А Варрика все нет и нет... Постепенно грудь ее стало заполнять не воздушное чувство легкости влюбленности, а тяжелый колючий привычный гнев, который постепенно накапливался и клубился, напоминая Пентагаст о старых временах. Она буравила тяжелым взглядом дверь и мысленно проклинала надоедливого гнома, который душу ей извел, седину в волосы добавил и огня во взгляде.
Терпение ее на исходе - Кассандра никогда не умела долго ждать, что ее и губило. Женщина направилась к двери, решительно намереваясь найти Тетраса самостоятельно и высказать ему все в лицо, раз уж у них настолько интимная ситуация.
Но Жрица никак не ожидала, что цель ее настолько близка.
В ярости своей она распахнула стремительно дверь, хорошенько впечатывая ее в лицо нерадивого писаки, вскрикивает от неожиданности и отступает, прикрыв рот ладонью - совсем на манер того, как делают это леди. А потом и вовсе замолкает, внезапно дар речи потеряв.

Отредактировано Cassandra Pentaghast (2016-11-23 23:27:50)

+2

4

- Вашу... Ах ты пердольский перламутр!..  - заорал Тетрас, когда совершенно неожиданно ему в лицо врезалась дверь, кою он так старательно обхаживал последние несколько минут, готовясь к неизбежному. Неизбежное же, судя по всему, было уже готово и ждать более не собиралось о чем явственно сообщил гному остроносый профиль, появшийся в дверном проеме когда он пытался остановить кровь носом.
- Кассандра... - гнусаво произнес гном, с ойканьем и цоканьем прощупав свой многострадальный шнобель на предмет переломов, - открываешь двери так же, как мечешь мебель и дубасишь врагов. Я... тьфу ты, - он пытался смахнуть кровь под губой, но она текла и текла, и по подобородку начала ползти за воротник, - я хотел... Создатель... - он все никак не мог определиться с тем, что именно ей сообщить из наиболее очевидных вещей, и мялся на месте, весь взывающий к тому, чтоб кто-нибудь его пожалел, наконец.

+1

5

В ответ ей летит дрянная речь, но также резко прерывается. Кассандра и Варрик молчат некоторое время, глядя друг на друга, затем она замечает кровь, которая алым бисером остается на его груди или на полу перед ее дверью.  Пентагаст сводит брови к переносице, раздражается, снова злится. Что он мямлит?! Что мнется на месте?! Почему он пытается сделать только хуже?
Женщина решительно не так себе представляла все это. Кассандра хватает гнома за ворот и впихивает его к себе в комнату, резко захлопывая плотно дверь, чтобы их никто не тревожил. Потому что если вдруг додумается зайти, то воительница за себя не отвечает. Сейчас ее руки настроены на то, чтобы разрушать и вправлять мозги хорошим ударом по лицу.
Но Варрика она не бьет. Берет в руки припасенную ткань из сумки и кидает ему, чтобы утер нос. Сама достает другую и смачивает ее водой, которую осмотрительно оставили хозяева таверны, если гостю вдруг захочется попить, а спускаться из комнаты лень.
Молча пихнув Тетраса к кровати, заставляя его усесться, Искательница подтянула табурет и села напротив, убирая его руки от груди, чтобы не мешались. Она коснулась влажной тканью его кожи и волос, вытирая следы крови, все еще хмурясь и намеренно не глядя в его глаза, не собираясь говорить первая.

Отредактировано Cassandra Pentaghast (2016-12-10 01:02:45)

+1

6

Подобная реакция на собственную оплошность - а ведь это она его дверью зашибла - была и предказуемой и неожиданной одновременно. С одной стороны, Варрик ожидал злости, с другой, не ожидал такой агрессивной нежности - а по другому назвать поведение Кассандры язык не поворачивался. Одно гном мог определить точно - женщина ждала его и потому была так взвинчена.
Что ж, он сам довел до этого и сам заслужил по многострадальному носу.
Гном кое-как утерся, глядя на то, как она смачивает тряпку, а потом весьма послушно уселся на кровать, пусть излишней обходительностью дама и не отличалась. Когда же она начала промакивать влажной тканью ему лицо Варрик, морщась от боли, а все же улыбнулся. Глупая, нелепая улыбка и взгляд обращенный на острые, как лезвия клинка, скулы обозленной Искательницы - он не мог их сдержать. Он должен был что-то сказать, объясниться, наконец, но он лишь глупо улыбался и смотрел на нее откровенно разглядывая, сознавая, вкушая это почти забытое, теплое чувство. Он ужасно по ней скучал. Даже не понимал насколько, пока судьба, простите за каламбур, не ткнула ему этим в нос. Суета нескольких последних часов едва не лишила его важного осознания того, зачем он сюда приехал.
- Кассандра, - нежно произнес Варрик, положив руку поверх ее руки, мечущейся по его лицу в попытке избавить от кровоподтеков. Он остановил нервное движение женщины. Улыбка его стала почти насмешливой от того что он понял вдруг - ее смятение не менее сильно, чем его, а может, она волнуется даже сильнее. Как... девчонка? Да, в этот момент он действительно разглядел, каким все это выглядит ребячеством. Он знал, что сейчас она может снова его ударить, за то, каким самодовольством озарилась его небритая физиономия, потому быстро протянул другую руку к ее лицу.
Порыв было нужно ловить, пока хватало смелости. И Варрик притянув к себе женщину мягко ее поцеловал. И тут же, поморщившись от боли, оторвался от нее, случайно задев этим движением свой нос.
- Рука у тебя... конечно... - фыркнул гном.

+1

7

Кассандра пыталась всем видом показать, что эта глупая улыбочка раздражает ее. Она сжимала тряпицу в пальцах все крепче, что даже суставы в ладони заскрипели, как бы предупреждая Варрика, что минута еще с таким лицом, и у него разбит будет не только нос.
Она злилась на него. Ужасно. Гневно. Яростно.
Но она и скучала по нему, а потому тянула время, хотя раньше уже бы давно кинула чем-нибудь в этого нерадивого писаку. Однако он был умнее, возможно, уже изучил ее как облупленную, знал "от корки до корки", поэтому положил ладонь поверх ее. Она замерла, но не взглянула в глаза Варрика, хмурясь и продолжая внешне злиться, в то время как внутри все затрепетало в предвкушении чего-то. И он прекрасно знал чего.
Пентагаст ждала этот поцелуй, была к нему готова. Но все равно вздрогнула, когда Тетрас поцеловал ее. И ее рука почти автоматически дернулась в порыве удара, однако кулак остановился прямо около щеки гнома.
- Ты... - прошипела женщина, когда он отстранился. Кассандра отмерла и кинула тряпку прямо ему в лицо, порывисто поднимаясь и начиная ходить по комнате. - Да как ты смеешь! - И все же залепила ему, но не кулаком, а пощечину.
Вот она, Кассандра Пентагаст, гроза всех книг и столов, воительница и охотница на драконов. Правда не в той уже она форме, иначе бы Тетрас бежал из ее комнаты, как ошпаренный.
- Явился и думаешь все теперь позволено? - Искательница развела руками, впиваясь острым взглядом в глаза Варрика. - Ты обманывал меня. Снова. Ничего не хочешь объяснить?
Сердце женщины колотилось, как птица в клетке, и даже если она была зла, в ее глазах было написано все, что она чувствовала на самом деле. Обида, горечь и в то же время легкая радость, что он здесь.

+1

8

Ладно, вот этого он не ожидал.
От болезненного хлопка по лицу - еще одно напоминание о том, какая у Пентагаст была тяжелая рука - у гнома заныла челюсть, боль отдалась в носу стократ и Варрик взвыл, невнятно ругаясь и прикрывая лицо ладонями. Кассандра же... Кассандра бесновалась и он совершенно не мог сообразить по какому поводу, ведь то, что она требовала объяснить, он уже "объяснил", в том треклятом зачарованном доме, когда влетел с размаху в окно, чтоб ее спасти.
Нет, он "объяснил" это еще раньше, когда отправился за ней в Орлей, а после в Марку и, совершенно очевидно, был готов продолжать свое преследование у демона на куличках, хотя бы из страха остановившись - осознать, что он все-таки врун и трус чуть больше, чем романтик.
А может быть, объяснение было подано ей еще в тех стихотворных письмах. В каждом из них. Голос Варрика, не Юстаса.
С сиплым кашлем пробормотав "нажья башка", гном вскочил с кровати и всплеснул руками, как бы пытаясь воззвать к высшим силам:
- Костер Андрасте! Чего ты хочешь от меня еще услышать? Что еще я должен сделать? Я не понимаю! Я все тебе написал! Были стихи, и были слова - всего пару часов назад, или ты уже запамятовала, демон тебя подери, Кассандра? - он чувствовал, как поднимается у него в груди злость, но все равно постарался успокоиться, со свистом выдохнув и прикрыв лоб ладонью на пару секунд. Потом он набрал в легкие воздуха, и отнимая руку от лица сказал:
- Я правда не знаю, что еще тебе нужно. Цветы? Серенады? - он гнусаво шмыгнул носом и криво усмехнулся, - Я люблю тебя, как уже сказал и доказал примчавшись сюда, как последний болван, чтоб не упустить на этот раз ни тебя, ни шанса... я... по-моему весь свой запас романтики по этому поводу я исчерпал. Нужны коза и три снопа пшеницы? Медные бархатцы? Или я должен убить дракона? - как-то очень просительно протянул гном, пытаясь поймать взгляд Кассандры.

+2

9

Все это время Кассандра пристально смотрела на Варрика, с трепетом в груди ожидая самые важные слова, которые он был сказать вслух, лично, без всяких прикрас, подколок. Без всяких вуалей. Без тех проблем, что были в том доме лорда, когда он влетел в окно. Все на эмоциях, на чувствах. Так, чтобы она поверила. Пусть даже боялась услышать их, потому что что перевернет всю ее жизнь.
И когда услышала, Пентагаст замерла, почувствовав, как лицо заливает краска, а сердце вот прямо сейчас выпрыгнет из груди. Прямо как в книжках, но это была правда, а не вымысел. Настоящая. И Тетрас не попытался замазать это красками своих шуточек над ней.
Искательница подошла к мужчине, хватая его за ворот рубашки, глядя не слишком-то влюбленно и дружелюбно, хотя должна была по сути.
- Смотри мне, гном, если это очередная твоя грандиозная шутка, то я... - ее гневный голос сменился на усталый. - То я окончательно разочаруюсь в себе как в женщине и больше никогда не поверю в любовь, - тихо закончила она, наклоняясь, чтобы поцеловать этого шутника совсем не нежно, но чувственно и жадно, потому что она устала ждать и гадать. Она устала думать. Ей нужны были действия.

+1

10

Любезный читатель, представьте на секунду, что вас хватает за воротник рубашки Кассандра Пентагаст, на лице которой маковым цветом написано нечто сумрачное и пугающее. При этом, конечно, следует учитывать, что рубашка у вас совершенно обыкновенная, так что вариант, где женщина хотела бы просто восхититься вашим вкусом и позаимствовать этот предмет одежды - отпадают. Вместе с вариантом об экстренном спасении вашей жизни. Поскольку вы отнюдь не стоите на краю пропасти. Представили? Какая мысль первая вам приходит в голову?
"Дрын драконий" - подумал Варрик Тетрас. Сначала. Потом к этой мысли добавилась более светлая: "Пряч колюще-режущее"
Однако вместо очередного перелома хрупких лицевых костей или еще какого-то вероломного силового приема, гном схлопотал признание, откровенность которого заставляла волосы шевелиться на груди. Нет, этого он не ждал, никак не ждал. Он не мог даже мечтать, что увидит снова ту Кассандру, что куталась в плед на краю кровати и внимательно слушала его дурацкие россказни. Ту, которой так ему не хватало.
- Я не шучу, - успел гном резюмировать севшим голосом прежде, чем коснулся губами губ женщины и алчно отозвался на поцелуй, который она позволила сама.
"Я не шучу. Я не самоубийца."
И все поплыло, будто в Тени, но Варрику уже было все равно. Он понятия не имел, что еще ему позволено, но сумев пройти самую тяжкую часть этих проклятых объяснений, он вновь вспомнил о собственной репутации наглеца. Нет, где-то в одной из самых дальних полочек его умственной библиотеки назойливо шелестела мысль о том, что он что-то забыл, что-то важное. Только вот...
Она не была одета в доспехи и это существенно упрощало гному попытки перехватить инициативу. Прижав ее ближе бесцеремонным и хозяйским - Создатель, неужели? - движением рук,  он после подхватил ее за бедра и повалил на кровать. Спина предательски скрипнула, но Варрик героически проигнорировал это обстоятельство решив, что у него есть еще десяток лет для отложенного беспокойства. Сейчас он был занят: он стремительно терял голову.
- Ну, наконец-то... - произнес он между вздохами и жадными поцелуями, покуда руки, живя своей собственной жизнью освобождали Кассандру от одежды. Мать вашу. Кассандру Пентагаст. Кассандру Аллегру Порцию Калогеру Филомену...
- Ох, - вырвалось у Варрика и гном неожиданно нахмурившись осознал, что что-то порвал, - прости.

+1

11

Не ожидая от гнома такой не дюжей силы на... нескромность лет (хотя давайте взглянем на Блэкволла), Кассандра удивленно охнула, повалившись спиной на кровать, не упустив момент притянуть мужчину ближе, чтобы отдаться наслаждению, которое давно свербило желанием в одном месте. Не сопротивляясь Варрику, позабыв о жизни за пределами этой комнаты, женщина позволила ему стягивать с себя вещи, сама тем временем не преминув сделать тоже самое с его одеждой. Лишь скрип какой-то ткани заставил гнома прерваться, но не Пентагаст. Она заткнула Тетраса поцелуем, откидывая в сторону на пол порванную вещь, хотя сама была удивительно осторожна с его алой рубашкой, которая будто бы специально никогда не хотела застегиваться на груди. Что за идеальное средство преступления, а.
Осторожно освободив Варрика от алого шелка, женщина провела ладонью по его груди, путаясь пальцами в золотистых волосах, а второй рукой оглаживая его сильные массивные плечи. Позабыв обо всем на свете, она видела и думала лишь о том, что Тетрас был сейчас с ней. Тихий, понимающий, молчаливый и завороженный ею, также как она была заворожена им. Она хотела было сказать, что с тех пор, как случился взрыв на Конклаве, у нее никого не было. Еще она хотела сказать, что думала, что никогда больше не полюбит. Но она боялась, что ее слова будут такими нелепыми и несуразными, что оставалось только молчать и смотреть в глаза гнома, надеясь, что он и так все поймет. У Кассандры было ощущение, что ей снова очень мало лет и это ее первый раз. Может каждая женщина чувствует себя так с новым мужчиной? Шумно вздохнув, Пентагаст коснулась щеки Варрика и поцеловала его осторожно и чувственно, давая себе немного времени, чтобы привыкнуть к тому, что они, наконец, дошли до этого. От пленника и надзирательницы до двух любящих сердец.

+2

12

Он старался быть осторожным. Он помнил ее откровение о том, что со времен Регалиана более не один мужчина не был ни в ее сердце, ни в ее постели... к тому же, Варрик уже с уверенностью мог сказать, что знает эту женщину и потому понимал, что и после той их последней мирной беседы - она не озаботилась тем, чтоб снять напряжение. Потому он старался быть осторожным - но получалось у него просто отвратительно, поскольку в этот момент голову туманило от страсти и все, что он мог делать, опьяненно целуя женщину в ответ, это извиняться и продолжать бесцеремонно сдирать с нее остатки одежды, пока не смог бы рассмотреть ее всю. Всю.
Он замер на мгновенье освободив ее от рубашки и белья. Что-то болезненно сжалось в груди и заколотилось, подобно отбойному молотку Каридина по Наковальне пустоты.
- Кассандра... - тихо и любовно произнес он, заглядывая Пентагаст в глаза, - я никогда не говорил, но... Ты очень красивая женщина.
Не страшно. И не странно. С ума свихнуться можно. - он нежно поцеловал Искательницу в губы, затем в шею, затем спустился к ключицам, и наконц, припал к ее груди, чуть подрагивающими пальцами сжимая их, как невиданное доселе сокровище. Он никогда бы не подумал, что когда-нибудь ему будет так хорошо с ней. С Кассандрой Пентагаст! Да если б кто-то сказал ему год назад, Тетрас помер бы со смеху, а теперь.. Теперь он не сдерживал рычащих стонов, лаская губами ее соски, а руками нервно и нетерпеливо стягивая с них обоих остатки одежды. Ощущать что она млеет под ним, что подчиняется его руками и хочет большего - это было невероятно. Это было прекрасно. Варрик ощущал себя так, будто он совершил прыжок веры и, наконец, шагнул к... к какой-то поистине правильной роли. Не той, что нужно было играть с Бьянкой.
- Скажи, что хочешь этого... - остановился он тогда, когда их тела уже соприкасались без преград, когда они вдоволь могли насладиться касаниями, поцелуями, запахами, звуками стонов. В этот момент, разорвав связь губ, прижимая женщину к себе, Варрик смотрел ей в глаза.

+2

13

Он заставил ее смутиться вновь. У него удавалось это очень легко, даже если сейчас его тон не был насмешливым, как обычно, пытающимся ее задеть. Даже сейчас, не смотря на жар во всем теле и в ее сестре, смуглые щеки с острыми скулами залила краска смущения, которая очень отличалась от той, что была до из-за возрастающего желания. Слышать подобные комплименты от Варрика было сравни сну. Пентагаст нужно было, чтобы он ее ущипнул, чтобы убедиться, что это правда, но она не стала его просить об этом. Даже если это сон, она хотела его пережить, хотела ощутить Тетраса, всего Тетраса, прежде чем проснется в холодной и чуждой реальности, где она Верховная Жрица, обрамляемая запретами, обещаниями и обетами. Там, где она не может быть с ним полноценно.
Поэтому она отдается ему, открывается, всецело, всеобъемно, отринув от себя любое смущение, любой страх, любые преграды. Кассандра отвечает на его поцелуи так, словно губы гнома были водой, а она последнюю неделю провела в пустыне. А когда он опускается, чтобы насладиться видом ее исчерченного шрамами тела, Пентагаст не сдерживает тихих стонов, слишком чувствительная к таким ласкам. У нее сбивается дыхание, а пальцы нетерпеливо очерчивают линию лопаток Тетраса, призывая его к большему, потому что терпение ее на исходе. Желание рвется наружу с каждым вздохом, с каждым прикосновением губ Варрика к ее груди. Кассандра пугливо прижимает внешнюю сторону своей ладони к губам и вцепляется зубами в кожу, когда, кажется, слышит, что мимо их комнаты кто-то прошел мимо.
Поймав взгляд Тетраса, женщина на смотрит на него в ответ таким взглядом, что не понятно хочет ли она его или хочет убить за эту просьбу, когда она уже вся извелась под его ласками. Первым порывом было все взять в свои руки и показать Варрику без слов, как она хочет этого, но часть мозга, которая могла еще мыслить здраво в такой ситуации, заставила Кассандру убрать руку ото рта и коснуться тела гнома достаточно чувственно, чтобы приправить немножко свои слова.
- Конечно, хочу. Я хочу тебя, Варрик, - прошептала Искательница. - Разве я похожа на ту, кто будет делить с тобой кровать без желания?
Кассандра усмехается, позволяя в этот момент увидеть мужчине еще одну свою сторону. После чего снова целует его, давая ему дальше направлять их обоих по своему сценарию.

0

14

Cassandra Pentaghast
Варрик и Кассандра были так увлечены друг другом, что могли и не заметить вовсе, что из-за подушек, которые они заняли, показался сперва какой-то бантик, а следом за ним второй. Там что-то было, то, чего ни Верховная Жрица, ни Тетрас не могли бы туда положить.


Чулки мадам Патифлер
~Для прекрасных ножек прекрасной Жрицы

Белоснежные чулки в мелкую сеточку, украшенные розовыми бантиками.

«Эти чулки вошли в орлесианскую моду совсем недавно. Идея принадлежит некой мадам Патифлер, считающей, что нижнее белье дамы должно быть столь же прекрасно, как и её наряд.»

+1


Вы здесь » Dragon Age: A Story Being Told » ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » В нужное время