Dragon Age: A Story Being Told

Объявление

Добро пожаловать

Приветствуем Вас на проекте Dragon Age: A Story Being Told! Наши приключения разворачиваются в 9:42 Века Дракона, после победы над Корифеем. Для нас важно сохранить атмосферу мира Dragon Age и мы очень внимательны к Кодексу, который ей сопутствует. Несмотря на это, здесь мы создаем собственную историю и приглашаем Вас присоединиться.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir
Приветсвие
Навигация
Администрация
Новости
Нужные
Доска почета
Новости

14/03/2017 – Освобождены следующие роли: Изабела, Себастьян Ваэль, Логейн Мак-Тир, Алим Сурана.

08/03/2017 - С 8 Марта, дорогие! Всем дамам цветы, с записками (тыкай на свою корзинку)! И не забудьте поучаствовать в лотерее в честь праздника.

07/03/2017 - Внимание, розыск! Ищем потеряшек.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: A Story Being Told » ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » Я увидел на темной стене чьи-то скорбные очи


Я увидел на темной стене чьи-то скорбные очи

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Я УВИДЕЛ НА ТЕМНОЙ СТЕНЕ ЧЬИ-ТО СКОРБНЫЕ ОЧИ

Действующие лица:
Marhev. Terren d'Armaury

Время действия:
9:41, Облачник, после прибытия в Скайхолд

Место действия:
Морозные горы, Скайхолд

Я проснулся внезапно в ночной тишине,
И душа испугалась молчания ночи.
Я увидел на темной стене
          Чьи-то скорбные очи.

Без конца на пустой и безмолвной стене
Эти полные скорби и ужаса очи
Всё мерещатся мне в тишине
          Леденеющей ночи.
А. Блок

Отредактировано Terren d'Armaury (2016-11-18 15:20:19)

0

2

- А потом он сказал "Сегодня я буду самым страшным твоим кошмаром!" и, вытащив из ножен клинок, он убил его одним ударом. - Сорокопут пошевелил пальцами,  заставляя нижнюю челюсть черепа, зафиксированную металлическими вставками, начать двигаться.
Лина радостно засмеялась, хлопая в ладоши и стуча ножками по парапету стены,  на которой сидела, так, словно ждала развязки этой истории много дней.
- Еще, Терри! - она дернула убийцу за рукав, требуя продолжения,  нетерпеливо протягивая ручки к черепу. Но Сорокопут замер, всматриваясь в темноту за пределами того круга света от факела, в котором они сидели.
- Подержи мою голову, милая, -  пробормотал он, передавая девочке череп. - И иди спать. Мы продолжим завтра.
Единым, каким-то очень мягким и плавным движением убийца вышел за пределы освещенного круга и рука его скользнула за оружием.  А уже через миг его худощавая тень слилась с чужой, потом раздался хрип и на камни у ног Армори рухнуло кулем чье-то тело.
- Ух, - выдохнула Лина, даже не собиравшаяся отправляться спать и бережно притискивающая ко впалой груди доверенный ей череп.
- Ты убил его просто так?
Сорокопут поморщился, рукой утирая с щеки кровь. Впрочем, это не помогло - в момент убийства его окатило из рассеченной артерии более чем щедро.
- Этот не наш, - лаконично сообщил он, подхватывая мертвеца подмышки и оттаскивая ближе к краю стены. С куда большей охотой он бы занялся мертвецом сам, но здесь у Соловья везде были свои глаза и уши.
Перетащив труп через невысокий парапет, Сорокопут опасно свесился со стены, наблюдая за тем, как летящее тело скрывается в темноте. Наконец, когда мертвец окончательно пропал из поля его зрения,  он выпрямился и обернулся на магессу.
- Иди спать, - на этот раз его тон не терпел непослушания. Сорокопут протянул окровавленную руку ладонью вверх и Лина, помедлив, положила на нее череп, недовольно поджав губы.
- Завтра?
- Завтра, - коротко кивнул убийца, а уже через пару мгновений исчез в тревожной ночи Скайхолда.

Его тревожили ночи.
На своем пути в воронятню убийца лишь пару раз вспугнул своей тенью стражу. Замерев перед входом в воронятню он всмотрелся в силуэты тихо переговаривающихся коллег, а затем, не обнаружив Соловья на рабочем месте, развернулся и спустился вниз по лестнице.
Его приютом до момента, когда пробудится (достаточно скоро) Лелиана, стала одна из многочисленных ниш в коридоре замка. Застыв там, Армори щелкнул по лобной кости и ухмыльнулся.
А потом замер незримой и неслышимой тенью.

+1

3

Мархев нынче плохо спала. Совсем плохо. Основная причина была в том, что нога, пусти и зажила, но ещё очень сильно болела. Особенно сейчас, когда вокруг царит влажная весна. Эльфийка прихрамывала, и кто-то очень добрый из слуг подарил ей трость. Мархев не всегда нуждалась в ней, в основном по вечерам. И сейчас был один из таких вечеров.
Она ночевала в конюшне, на колючем сене под тёплым зимнем плащом. Но сон не шёл, а нога ныла. Эльфийка не придумала ничего лучше, чем вылезти из ароматного сена и выйти, так сказать, воздухом подышать. Свет от факела создавал причудливые тени. Одна из них, особо рогатая, подняла голову и издала недовольное блеяние.
- Тш, спи, - шикнула Мархев на Василька. Но тот и не думал опускать голову. Он смотрел ей в след чёрными глазами, впрочем, стоило ей скрыться за пределами конюшни, он вновь опустил голову.
Эльфийка шагала тихо, но уверено. Трость создавала лишний шум, но по ней ночные стражники узнавали инквизиторскую разведчицу и не пытались её убить, думая, что это шпион. Будь это другое время, эльфийка бы остановилась, дабы перекинуться парой слов со знакомыми стражниками. Но время ночной службы не очень подходит для дружелюбных бесед. Эльфийка не отвлекала ночных сторожей. Кроме, правда, тех, кто умудрялся задремать на посту. Таких эльфийка бесцеремонно тыкала тростью в бок с грубым: "Не спать, солдат!" - на неё бурчали, ругались, но не спорили - уж лучше их разбудит ночная гулёна с больной ногой, нежели командир, которому захочется явиться с внеплановой проверкой.
Мархев брела по замку, трость глухо стучала по каменному полу. Было прохладно, а льняная рубашка слабо защищала от морозца ранней весны. Но Мархев в последнее время умудрялась почти не чувствовать холода. Она хотела через стену замка выйти в таверну с верхних этажей. Но, в какой-то момент, поняла, что немного заплутала. Мархев хорошо изучила двор и некоторые окрестности замка, а вот сам Скайхолд обследовать не позволяло большое количество ступенек, которые было сложно преодолевать с больной ногой.
В какой-то миг Мархев застыла, сощурив карие глаза. Ей показалось, будто кто-то мелькнул в дали коридора. Кто-то светлый. Эльфийке на миг показалось, что это знакомый ей Коул, но что-то подсказывало ей не торопиться сокращать дистанции. Её прищур в темноте отсвечивал рыжевато-жёлтым светом, глаза по-кошачьи отсвечивали в темноте, беспощадно выдавая её местоположение. Мар об этом знала, посему, на всякий случай, крепко сжала в руках трость, а свободной рукой вытащила хозяйственно припрятанный на поясе нож. Мархев знала, что сейчас даже Скайхолд не очень безопасен. Будь её воля, она бы вообще с оружием не расставалась. Впрочем, эльфийка могла и наотмашь огреть противника тростью. Но если она не знает, где противник, не видит его, даже со своим эльфийским зрением, то какой в этом смысл?
- Коул? - негромко позвала она. Быть может, это и правда окажется знакомый белобрысый юноша. А если нет... Ну, что же, она готова встретить его, как подобает.

0

4

Это действительно был юноша и действительно белобрысый, хотя на самом деле, годы, когда Террена де Армори можно было назвать юношей, давно прошли. Тем не менее, мальчишеское открытое лицо скрывало его истинный возраст, а кровь, покрывавшая это самое лицо в весьма обильных количествах и вовсе отлично отвлекала внимание.
Сорокопут был в крови весь. Настолько, насколько вообще может быть в крови человек, которого только недавно от души обдало целым фонтаном артериальной крови из чьей-то разрезанной глотки. В некоторых местах кровь уже засохла, но в одежду она больше впиталась и теперь пахло от Армори так, словно он побывал на бойне. И, что интересно, в этом состоянии его совершенно ничего не смущало.
Но женщина его тоже насторожила, потому что моментально в руке убийцы оказалось оружие, когда он выступил из своего укрытия, всматриваясь в ее лицо в темноте. Он не видел во тьме так хорошо, как видят эльфы, но ориентировался весьма и весьма сносно - самой сутью его работы была темнота и он не смог бы так хорошо ее выполнять, если не видел достаточно.
- Ты своя, - резюмировал он после паузы. После паузы, которая последовала за тем, как острие кинжала оказалось в непосредственной близости от горла эльфийки, точно так же, как и сам убийца оказался в непосредственной близости от нее самой. И только после этого Террен опустил руку с кинжалом и отшагнул обратно в полумрак своего укрытия. Безопасности Соловья эльфийка не угрожала, она была своей, пусть и бродила тревожной ночью по замку.
- Сегодня странная луна. Она похожа на мертвую женщину.

0


Вы здесь » Dragon Age: A Story Being Told » ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » Я увидел на темной стене чьи-то скорбные очи