Dragon Age: A Story Being Told

Объявление

Добро пожаловать

Приветствуем Вас на проекте Dragon Age: A Story Being Told! Наши приключения разворачиваются в 9:42 Века Дракона, после победы над Корифеем. Для нас важно сохранить атмосферу мира Dragon Age и мы очень внимательны к Кодексу, который ей сопутствует. Несмотря на это, здесь мы создаем собственную историю и приглашаем Вас присоединиться.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir
Приветсвие
Навигация
Администрация
Новости
Нужные
Доска почета
Новости

13/02/2017 – Небольшое, но довольно важное обновление в FAQ форума. Подробнее по ссылке.

21/01/2017 – Разыскиваются игроки на роли Алистера и Бриалы. Освобождена роль Натаниэля Хоу.

15/01/2016 – Срочно разыскивается игрок на роль Флоры Хариманн для участия в запущенной сюжетной ветке.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: A Story Being Told » ЗАВЕРШЕНО: ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » Всему есть причина


Всему есть причина

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

ВСЕМУ ЕСТЬ ПРИЧИНА

Действующие лица:
Goran Vael, Flora Harimann

Время действия:
9:42,  начало месяца Нубулис.

Место действия:
Вольная Марка, Киркволл.

Казалось бы, после своей победы и воцарения в Киркволле, должно бы успокоиться да строить планы казни для бывшего союзника. Но нет, все только начинается. Благодаря усилиям Флоры Хариманн трон Старкхевена не остался пустовать и место Себастьяна Ваэля на нем вновь занял его кузен Горан, с которым нужно как-то выстраивать отношения, особенно если собираешься женить его на себе.
Приглашение от "благодетельницы" отослано и гостей готовы встречать в Городе Цепей.

+1

2

Внешний вид

Темные волосы растрепаны ветром, заметна седина. Взгляд усталый.
Черный камзол с алыми вставками пошит на солдатский манер. Местами в дорожной грязи. Сапоги покрыты тем-же составом. За простой кожаный пояс заткнуты черные кожаные перчатки. Перстень с печаткой (гербом рода) на безымянном пальце левой руки. Перевязь с ножнами на боку. Меч, засапожный нож.

Сорок второй год девятой эры, прозванной Драконьей, уверенно вступал в свои права. На смену лютым ветрам, пронзающим бренное тело подобно сотням невидимых лезвий, неторопливо приходили ласковые дуновения, пробуждающие жизнь и дарящие надежду. Еще вчера плотный, хоть и стремительно темнеющий местами снег изрядно радовал путников, позволяя совершать долгие переходы, отнимавшие у лошадей не так много сил. Уже сегодня все резко изменилось.
Крепкие боевые скакуны всхрапывали, недовольно встряхивая головами и злобно вгрызаясь в удила, всадники чертыхались и пускали в ход шпоры, но все попытки были тщетны. По настоящему теплый день, воспевающий скорый приход весны, превратил и без того паршивые дороги в вязкое месиво из грязи, воды и талого снега. О недавнем галопе не могло быть и речи, все утро кони шли тяжелой рысью, на что Ваэль лишь довольно хмыкал, не покинь они постоялый двор еще затемно, точно не поспели бы в Киркволл к назначенному сроку. И это было бы уже не просто проявлением дурного тона, но самым настоящим позором, дающим леди Хариманн лишний повод изменить своё решение.
- Проклятие! – стоило на миг отвлечься, как верный Вран бросился вперед, сокращая расстояние и вихрем взмывая на холм. Дорожная грязь, поднятая копытами скачущих в авангарде рыцарей, дождем обрушилась на белоснежного скакуна и его седока. – Вранко, паршивец, кнутом отхожу!
Мужчина резко осадил коня, возвращая того на опостылевшую уже рысь и раздраженно прошелся перчаткой по некогда чистому камзолу. Новому, но подчеркнуто скромному, пошитому на солдатский манер. В конце концов, он ведь и правда был лишь просто служивым, покорно выполняющим приказы вышестоящих. Пусть командир изменился, но суть осталась прежней. Всего лишь подчиненный, безмолвная пешка в чужих руках.
Хмурый взгляд принца устремился на высившиеся недалече стены Киркволла, цели его многодневного пути.

«Четыре года миновало с его спешного отъезда из родного Старкхевена, именованного злыми языками трусливым побегом марионеточного узурпатора. Дурачье, их слова лишь подтверждали сколь слепы бывают люди, не видя истины даже в столь банальных поступках. Знает Андрасте, Горан никогда не был трусом, но благополучие людей и города он почитал куда больше, нежели свою честь, а попытка вступить в открытую конфронтацию с кузеном унесла бы много больше жизней… по крайней мере именно так думал Ваэль, в последний раз окидывая с городской стены залитый бледным лунным светом пейзаж. Как же он ошибался.

Четыре года он жил безымянным изгнанником, не боясь гневного окрика своего "господина" или подлого удара в спину. Четыре года он был почти счастлив, пока...
- Вольная Марка полыхает заревом пожаров, а Себастьян Ваэль, мерзкий фанатик, грозится лишь усугубить ситуацию. Уже погибли сотни, а вскоре в пламени войны сгорят и тысячи безвинных…
- Значит, он не справился? Тогда не вижу смысла вспоминать меня, безвольного и бесхребетного.
- Спокойное журчание воды, пусть направляемой чужой рукой по руслу, не уничтожит корабли. Непредсказуемый же, дикий бег своим бурлением отнимет жизней больше, чем в итоге сбережет…
- А, черти бы побрали вашу философию!»

За стенами печально известного Города Цепей дело пошло веселее. Лошади выбивали копытами звонкую дробь, распугивая настороженных прохожих, врассыпную бросавшихся с неширокой, местами, мостовой к высеченным в скалах стенам домов. Небольшой отряд не задерживали патрули, видя союзные цвета и, видимо, заранее предупрежденные об ожидаемых Наместницей гостях. Вскоре всадники, плотным строем въехав во внутренний двор Крепости Наместника, уже спешивались, бросая поводья подоспевшим слугам и настороженно озираясь по сторонам. Дружба дружбой, но сам Создатель не скажет,  когда и от кого ожидать предательского удара в спину.

Отредактировано Goran Vael (2016-11-18 22:18:11)

+2

3

Выглядит, инвентарь

Внешний вид: Одета по погоде и сообразно цели поездки из которой возвращается. Комплект одежды походный (штаны, сапоги, утепленная куртка). Одежда дополнена деталями легкого кожаного доспеха (наручи, кираса, поножи). Поверх доспеха вышитый золотом черный плащ с символикой Города Цепей. Волосы собраны под короной и распущены, струящиеся каштановые локоны встрепаны ветром.

С собой: конный отряд сопровождения из десятка храмовников и одного мальчишки гонца, собственный драколиск под седлом

Лошадь всхрапывала, загоняемая своим седоком. Подковы стучали по камням, унося стремительную тень Туда, к Проклятому острову. Наместница отдала распоряжение предупредить ее, когда к Киркволлу приблизится ожидаемая ей делегация уважаемых гостей из Старкхевена. К сожалению, у Киркволла было больше проблем, чем его правительнице хотелось бы, и потому утро этого дня она решила посвятить одной из них. Самой животрепещущей. Флора Хариманн решила лично посмотреть что творится на острове, где раньше располагался Круг магов и казармы храмовников, а ныне поселились опасные твари и появился огромный кусок красного лириума. Каждый день там сражались маги и храмовники, но все еще остров не был очищен. И будет ли? Неизвестность пугала. Особенно пугала обычных людей. Впрочем, дело вассалов – исполнять волю. Гонец, щуплый пока еще юнец, торопился к наместнице с известиями. Но как же ему не хотелось приближаться к этому страшному месту…
Пока делегацию из Старкхевена встречали у ворот, запыхавшийся от скачки юноша достиг побережья.

Флоре казалось, что она успеет сделать все и обычно так у нее и получалось. После раннего завтрака леди Хариманн собралась отбыть к Казематам и отбыла в сопровождении конников, оставив распоряжение доложить ей вести о прибытии гостей до того, как они окажутся у Крепости. Визит в Казематы, запланированный Флорой, должен был быть коротким, и был таковым. Всклокоченного гонца Флора Хариманн застала уже на своем пути обратно в город и вести, что он принес, поспособствовали смене неспешной рыси на галоп до городских стен. Тающий снег на рубеже весны и грязь под ногами совершенно не пугали киркволльцев, живущих у самого моря. Погодка здесь, в этом месте, довольно часто была дождливой, а близость моря делала воздух насыщенным и влажным, и они были привычны к подобному точно так же, как и местные ездовые звери, не знающие иных условий жизни.
Довольно быстро они оказались в стенах города.
Процессия из десяти храмовников и наместницы пронеслась по улицам стремительной тенью.
Точность – вежливость королей. Флора знала об этом и понимала, что лучше ей было остаться в Крепости, раз сегодня по заверениям должны были прибыть ожидаемые ей гости, но действительно сидеть и ждать их, праздно теряя время, у наместницы не было желания, которое она удачно прикрывала не имением возможностей и необходимостью что-либо делать. Сейчас же, чувствуя как рассчитанных было минут не хватает, Флора спешила, зная, что не стоит опаздывать, ведь ее отсутствие можно списать на пренебрежение, что было бы неприятно. Между тем, киркволльцы, которые наблюдали сегодня на улицах города уже второй конный эскорт вооруженных латников, смотрели на происходящее кто с опаской, а кто с интересом, понимая что в городе наконец-то что-то происходит, кроме побоищ и демонов. Иные смотрели в будущее с надеждой, предчувствуя перемены.
Флоре никто не препятствовал и добраться до Крепости получилось без лишних препон.

Киркволл. Внутренний двор Крепости Наместника

Сначала, перед тем как они появились, слышна была только лошадиная поступь, около Крепости Наместника перешедшая с галопа на рысь и на шаг. Появляться запыхавшейся, показывать чопорность или же торопливость, акцентируя внимание на опоздании или не размеренности происходящего, будто бы она не смогла удержать ситуацию в руках, было Флоре Хариманн не интересно. Гости должны были увидеть именно лидера, который все держит в своих руках и контролирует не только пространство своих земель, но даже воздух в нем и течение времени. Первая встреча – это первое впечатление. Она не хотела создать его неправильным. С Киркволлом, в каком состоянии он бы не находился, не стоило играть. Город Цепей раньше был городом рабов, но сбросил это ярмо уже очень-очень давно, он теперь был частью Вольной Марки и всецело олицетворял ее дух, где каждый город сам решал по какому пути ему идти.
Флора осадила своего драколиска, заставив покрытого чешуей норовистого зверя из Тевинтера остановить свой бег и перейти на спокойный шаг перед воротами. Чудовище недовольно фыркнуло, но выполнило повеление хозяйки не став преподносить той неожиданных сюрпризов. Пожалуй, некоторые поэты нашли бы в этой картине множество интересных подтекстов и олицетворений… а, может, и предупреждений. Флора Хариманн же никогда не была против.
Первыми появилась половина отряда сопровождения и, лишь после того как во внутренний двор просочилось две пары вооруженных конников, возможным было увидеть, как в воротах появляется коронованная особа, заставившая поджарую и чешуйчатую серо-белую «лошадь» идти прямо и по струнке, мягко ступая когтями по камням. Запряженный драколиск выглядел изящнее и вместе с тем опаснее коней, что его окружали, все еще сохраняя в своей внешности красоту и мощь дальних родственников драконов, а так же память поколений о тевинтерских войсках, что привили культуру обращения с ними. Впрочем, это было всего лишь ездовое животное, а внимания более пристального стоила его всадница – статная шатенка с густыми вьющимися волосами и правильными, аристократическими чертами лица. Ее наряд был не то, чтобы светским, скорее походным, говоря о том, что возвращалась она явно не с приема. И, конечно же, остроконечная корона, да черный с золотом плащ без сомнения выдавали в женщине ту самую новую Наместницу Города Цепей и вероломную предательницу Ваэля, провозглашенную в итоге спасительницей Киркволла.
Флора знала толк в эффектных появлениях, ведь мнение окружающих делало уже половину дела в политике.
Вслед за наместницей, размеренно и по-хозяйски шедшей по внутреннему двору крепости верхом, появилась и остальная часть сопровождающего ее отряда в который затесался и настигнувший их в пути гонец, выглядевший не так внушительно на легконогом жеребце без брони.
К счастью Флоры, она не то, чтобы опоздала. Скорее даже прибыла вовремя. Темные глаза наместницы окинули взглядом гостей, без эмоций пройдясь по лицу каждого, пока драколиск вышагивал по внутреннему двору и проходил мимо них. Так было ровно до того, как она пересеклась взглядом с тем, кого искала. Ее темные глаза ненадолго задержались на растрепанных волосах и короне, остро и неясно пока с каким мыслями или выводами посмотрели в глаза мужчины, очень похоже серебристые глаза ее зверя, посматривающие по сторонам на скопившихся лошадей. И, вслед за тем, Флора Хариманн приятно улыбнулась.
- Я рада приветствовать Вас в Киркволле, Принц. – Наконец произнесла она. – Надеюсь, Ваша дорога не была тяжелой?
Она улыбалась более открыто и доброжелательно. Задорно? Нет. Но было в улыбке что-то такое, неуловимое. Возможно даже она была не совсем формальна в своей речи, но… кто бы упрекнул Наместницу? Флоре же хотелось упростить между ними многие вещи, она не кичилась властью как императоры Орлея, например, хоть и умела играть в игры не хуже тамошних игроков.
Инстинктивно, ей хотелось сейчас ударить по бокам своей зверя и доехать до ступеней, ведущих внутрь крепости, но она понимала, что куда более приличным будет хотя бы выслушать ответ Ваэля. Поэтому Флора остановила драколиска там, где он стоял и зашевелилась, собираясь спешиться.
- Вы можете возвращаться обратно. – Довольно мягко повелела она своей свите, оглянувшись на одного из рыцарей. – Благодарю вас за сопровождение и защиту. Я подумаю над тем, что мы обсуждали.
Она сдержанно кивнула, отпуская своих людей. Храмовники здесь были не нужны, во дворце было достаточно стражи.
Покинув седло и ступив на землю, Флора Хариманн отдала узду своего скакуна подоспевшему конюху, пока бывший эскорт наместницы покидал внутренний двор, куда уже давно высыпали слуги и стража.
После поездки оказаться на земле, твердо стоящей на ногах, было приятно. Наместница, впрочем, понимала, что ее внимание необходимо гостям и впереди много хлопот, которые просто необходимо пережить. Впрочем, хлопотать будут уже слуги.
- Я прощу прощения за столь короткое и сумбурное приветствие, лорд Ваэль. Мне необходимо будет вас покинуть ненадолго и привести себя в порядок. Прикажу, чтобы вас и ваших подданых пока устроили в крепости, а после, когда вы передохнете, мы встретимся с вами на аудиенции.
Сказав это, Флора заметила рядом с собой появившегося сенешаля, который понял без слов, что ему надлежит сейчас сделать.
- Сенешаль Бран проводит вас в ваши комнаты и позаботится о вашем благополучном пребывании в Крепости.
Флора перевела взгляд на Брана Кавина, уже много лет занимавшего эту должность и заставшего еще правление Марлоу Думара, и подтвердила его догадки:
- Я пришлю Лиссу, когда буду готова. - Тихо сказала она, и удалилась, оставляя мужчин. Длинный темный плащ завораживающим шлейфом поиграл с клубящимися потоками холодного воздуха за спиной наместницы, что прошла в двери и исчезла внутри. Следовало хотя бы переодеться. Право слово, доспехи и походная одежда совсем не подходили к затеваемому разговору.

Отредактировано Flora Harimann (2016-11-21 15:24:08)

+1

4

Горан соскочил на землю одним из последних,  демонстрируя окружающим ту бодрость,  которой он не ощущал. Нет,  он не был кисейной барышней,  что стенает и хватается за зад, проведя в седле чуть более часа,  но пол дня в непривычно влажном климате  неожиданно сказались на самочувствии Ваэля. Отвернувшись к Врану, скрыв от окружающих накатившую усталость, он на миг зажмурился, попутно не забывая похлопать лошадь по крутой шее. Короткая пауза, и принц вновь почувствовал себя человеком.
Бросив поводья подоспевшему слуге, правитель Старкхевена, странной прихотью судьбы вернувший себе законный титул, небрежно оправил теплый камзол и неторопливо развернулся к воротам, которые его отряд миновал совсем недавно. Вовремя.  Довольная улыбка промелькнула на губах Ваэля, не так уж он и плох еще, вполне способен различить в городском шуме перестук конских копыт.


“Темнота уже много дней была верным спутником и другом молодого человека.  Впрочем,  в подземельях родного Старкхевена, которые едва ли когда нибудь видели свет солнца, глупо было ожидать иного. Единственным, что спасало от безумия, был звук.  По странной прихоти архитектора, ведавшего постройкой темниц, та камера, что стала домом Горана Ваэля, не пропускала свет верхнего мира, но легко доносила до ушей пленника многие звуки. Несколько раз за день, если он верно исчислял время, буквально над головой раздавался мерный топот тяжелых солдатских сапог, сопровождаемый плохо различимой и, к несчастью, совершенно неразборчивой речью. Патруль. Куда реже и дальше, а посему и тише, раздавался перезвон подков по старой мостовой. Он знал, конники не патрулировали территории Мраморного Дворца, а значит кто-то пребывал в их некогда семейное гнездышко, другой - покидал его. Вот только удручало, что не осталось более, живых хозяев этого гнезда. Он их убил. Своей халатностью, некомпетентностью, слабостью.

Прошло немало дней. Душевная боль немного притупилась, глаза привыкли к постоянной темноте, а не привыкшее к подобным лишениям тело аристократа - к грязи, голоду, клопам в перепрелой соломе, заменившей мягкую постель. В прежние времена он не позволял хоть какой-то растительности украсить молодое лицо. Теперь же густая борода прекрасно сочеталась с отросшими, что у той дамы, патлами. Он похудел и мало двигался, лишь слегка поворачивал голову, дабы уловить сплетни стражников, раза в день (как показалось потерявшему ощущение времени узнику) приносящих скудный паек. Из этих разговоров он понял, всех Ваэлей вырезали те бандиты, которые пленили Горана. Его же пощадили, что странно, но уже не занимало замутненный разум.

Наверху прошло полгода, может чуть более, когда в камере Ваэля распахнулось не узкое окошко для подачи пищи, но сама дверь, а за ней, за спиной стражника…”

Горан невольно вздрогнул, выныривая из омута воспоминаний и понимая, что знает женщину, гордо восседающую на драколиске. Знакомая осанка, гордый взгляд, черты лица.
“Она же мертва! А, да...”

Наваждение отступило, хищной псевдо-лошадью правила не Джоан Хариманн, но её дочь Флора. Та самая спасительница Киркволла, предавшая его кузена  и вновь возвысившая старшего Ваэля, опутавшая его паутиной интриг столь же ловко, сколь и её мать несколько лет назад.
Её зверь явственно проявлял недовольство, Однако Наместница без труда справлялась со столь опасной тварью. Горан прекрасно разбирался в лошадях, бывших его подлинной страстью, но знавал и объезженных в незапамятные времена потомков драконов. Потому и не смог не проникнуться некоторым уважением, эти “скакуны” нуждались в сильной руке поистине незаурядного хозяина.
Холодная подозрительность, плавно переходящая в стойкое неприятие, начала понемногу отступать. Взяв под контроль свои эмоции, принц спокойно встретил внимательный взгляд своей благодетельницы, из оценивающего ставший куда более теплым. Наместница заговорила, приветствуя Ваэля... быть может и не столь официально нежели полагалось, но имело ли это значение?

- Благодарю дорога была на удивление легкой, - Горан почтительно склонил голову в ответ на вежливые слова Флоры. - Для меня большая честь получить Ваше приглашение и воочию лицезреть величие Киркволла.
Тут Ваэль не лукавил, Городу Цепей даже после недавних событий была характерна грозная красота.
Наместница доброжелательно улыбнулась и Горан просто не мог ответить иначе. Он вновь склонил голову перед волей Флоры Хариманн.
- С нетерпением жду встречи, леди Хариманн.

Сенешаль Бран был человеком опытным, особенно в вопросе приема знатных гостей. В меру разговорчивый, он видел, когда его подопечный уставал от пояснений управляющего и вовремя замолкал. Находка, а не слуга, таким может похвастаться далеко не каждый правитель. И, отчего-то казалось, что Флоре он предан чуть более, чем полностью. Следуя за Браном, Ваэль предпочитал скорее слушать, нежели говорить, и лишь изредка задавал уточняющие вопросы касаемо своих людей и всевозможных важных мелочей и обычаев Киркволла. Ему совсем не хотелось опозориться перед леди Флорой. Да, Горан сознавал, что она была дочерью той женщины, что жестоко обманула его, велела убить семью и превратить самого мужчину в посмешище, но... было в Наместнице нечто странное, манящее. Это интриговало и, одновременно, изрядно раздражало принца, принявшего решение на какое-то время не думать о леди Хариманн, но заняться собой.

Наспех смыть дорожную пыль и подобрать куда более пристойный для аудиенции костюм - не отняло много времени и до прихода сенешаля, известившего Ваэля, что госпожа Наместница изволит ожидать его, Горан успел вздремнуть, дабы совсем уж нагло не зевать среди беседы. Одевшись, он проследовал за проводником, чувствуя невольно, как нарастает волнение.
Дверь в небольшую залу, куда сенешаль привел принца, отворилась без скрипа, а Бран, строго следуя церемониалу, известил свою госпожу о личности того, кто нарушил её покой.
На лице мужчины, на сей раз, не видно было ни дорожной грязи, ни особой усталости. Казалось, ничто не может поколебать его спокойствие. Да и чего волноваться, коли он ни в чем не повинен перед этой женщиной, и даже одет Ваэль вполне пристойно, в новый камзол цвета запекшейся крови. Скроенный точно по ладной фигуре принца, выдающей в нем физически крепкого воина.
- Госпожа Наместница...

Отредактировано Goran Vael (2016-11-23 00:51:30)

+2

5

Выглядит, инвентарь

Внешний вид: черное одеяние под горло с чернеными железными вставками, имитирующими доспех, и высокими разрезами на юбке в пол. Образ дополнен распущенными волосами, струящимися крупными волнами-локонами из-под короны по плечам и спине. В ушах такие же черненые серьги острой треугольной формы с гравированным геометричным орнаментом. Пахнет чем-то интересным и пряным.

С собой: спрятанный под юбками платья кинжал.

Первым делом, Флора Хариманн приказала приготовить ванну. Теплая вода и ароматные масла бодрили как ничто на свете (кроме дыхания дракона за спиной), а так же позволяли смыть дорожную грязь и лишние запахи, а более всего вышеперечисленного и желаннее – расслабиться. Последнее казалось жизненно необходимым. Сегодняшний день не должен был стать таким испытанием для нее, она знала о чем хотела говорить с Принцем Старкхевена, все давно было просчитано и обдумано, но все равно она ощущала, что ее терзают сомнения.
После ванны укрепить дух помогли не только масла, но и малость крепкого алкоголя, дополнившего ощущение расслабленности и освежившего сомневающееся настроение.
Затем Флора посвятила время выбору наряда в котором спустится к обеду. С этим уже помогли слуги.
Наместница отмела все броское и сверкающее, она понимала, что не хочет создавать иллюзию шикарного бала, где подобные платья были необходимы. Но, все таки, это должно было быть именно платье. «Не слишком изукрашенное и не скучное, но вместе с тем простое». Отказалась она и от нарядов подчеркнуто соблазнительных. «Это деловая встреча в большей степени, хотя… хотя, вместе с тем, что-то должно привлекать взгляд». И в конце концов, Флора решила. Она не стала броско украшать шею, решив обойтись одеянием под горло, вспомнила про черный цвет привалирующий в одеждах гостя, а так же подходящий самому Киркволлу. Корсет, облегающий женскую фигуру и напоминающий нагрудник. Длинная юбка в пол, без ненужного объема кринолина и кружев – то самое проще, как она видела это – из нескольких частей, разрезы которых приходились на ноги, открывали колени и не стесняли движений вместе с тем. Затем прическа и макияж. Только когда она была готова, Флора отпустила служанку к сенешалю, дабы тот сообщил гостю о том, что наместница готова к той самой встрече, ради которой оба правителя и собрались.

В обеденную залу – небольшую и не маленькую – Флора прибыла заранее. Она сочла, что хорошим тоном будет ждать гостя на месте. К тому же, она все равно уже собралась. Обеденная встретила Ваэля спокойной размеренностью, чистотой и вышколенной прислугой. Флора сидела за столом, и подняла взор со скатерти на вошедшего тот час же, слушая сначала сенешаля, а потом и Принца. Наместница приятно улыбнулась в ответ и ответила любезностью на любезность:
- Принц… Я надеюсь, Вам удалось отдохнуть с дороги.
Флора действительно была похожа на свою мать, но при этом столь же многими чертами была похожа и на отца. Особенно при ближнем рассмотрении, когда никуда не торопилась.
- Я очень рада, что вы приняли мое приглашение. Присаживайтесь где вам угодно. – Пригласила она к столу словом и жестом.
Наместница впервые видела Горана так близко и следила за ним с интересом, стараясь составить свое мнение. До того она лишь полагалась на мнение знакомых с ним поверхностно людей, сходящихся на том, что человеком искушенным в политике он не был, да и сильны лидером, тоже. В конце концов, от него не требовали того, что прививали Флоре в свое время, как старшей из наследников семьи. «Однако, мама в свое время выбрала именно его, а я все еще толком не знаю что он за человек. Действительно ли все так, как о нем говорят?»
- Я позволила себе соединить нашу беседу с обедом. Наш разговор может занять какое-то время и я решила не неволить нас обоих кабинетами и голодом, тем более Вы долго были в пути. Надеюсь, Вы не имеете ничего против?

+1

6

Внешний вид

Внешний вид: Камзол цвета запекшейся крови, чистый и выглаженный. Черные брюки заправлены в высокие черные же сапоги. Подпоясан черным кожаным ремнем с серебряной пряжкой. Темно-русые волосы острижены коротко, аккуратно зачесаны, голову венчает корона. Гладко выбрит, борода и усы подровнены.
Инвентарь: На боку ножны с коротким кинжалом. Перстень с гербом рода на безымянном пальце левой руки. Кольцо, брошь для подарка.

- Благодарю вас, - Горан говорил подчеркнуто негромко, доброжелательно улыбаясь и задумчиво рассматривая Наместницу. Впрочем, не преступая той невидимой черты, что отделяет настороженное любопытство от вульгарного разглядывания женщины, к тому же незамужней. – Я лишь убедился в гостеприимности Киркволла и прекрасно отдохнул, и ныне полон сил.
Долго стоять на прежнем месте подле дверей – не просто дурной тон, но и верх глупости, особенно когда хозяйка любезно приглашает к столу. После долгой дороги и не подчиниться попросту глупо. Обеденный зал, выбранный леди Хариманн местом проведения столь серьезной встречи, не был особо велик, расстояние от двери и до стола принц преодолел буквально в несколько легких, пружинистых шагов, вновь останавливаясь уже подле кресла грозной хозяйки Города Цепей.
- Леди Флора, вы поистине прекрасный цветок, распустившийся среди этих суровых скал, - он склонился перед Флорой, галантно целуя ей руку. Словоблудием Ваэль обычно не занимался, но сделать комплимент женщине, тем более и правда красивой, чем-то неправильным не считал. А ведь действительно было на что посмотреть.
При ближайшем рассмотрении, несколько более тщательном, нежели во дворе, она оказалась и правда не столь похожей на мать, как поначалу привиделось мужчине. Те же темные волосы, тонкие черты лица, которым позавидовали бы многие знатные дамы, живые темные глаза буквально излучали внутреннюю силу, но… не Джоан, мерзкая лгунья и предательница. Однако и она не внушала полного доверия, скорее наоборот. Горан не знал Флору лично, однако много слышал о спасительнице Киркволла, далеко не всегда лестное. Осведомлен был и о её роли в свержении кузена Себастьяна, что лишь подтверждало догадки старшего Ваэля - она далеко не так проста и очень даже опасна. Но страха не было, как и трепета. Отчего то душу наполнял некий азарт, который чувствовал он обычно лишь перед тяжелым боем, что мог закончиться смертью.
- Беседа и трапеза – крайне удачное, на мой взгляд, сочетание, - согласился Горан. – Но прежде, позвольте сделать вам небольшой подарок, исключительно из уважения к вам, моя леди.
Все так же, не выпуская руки леди Хариманн, он повернул оную ладонью вверх и, с жестом фокусника и таинственной улыбкой накрыл её свое рукой. Вложив свой маленький дар, он сжал руку Флоры в кулачок и только после этого отпустил, выпрямляясь и занимая место подле хозяйки этого вечера.
Вот теперь можно было переходить к трапезе и, непосредственно, беседе, ибо все задуманное ранее Ваэль уже выполнил. Включая подарок, обошедшийся принцу в кругленькую сумму и бывший небольшой брошью – выполненным из серебра, с тонкими золотыми вкраплениями в сердцевине редкого цветка – Ангрекума. Это была не банальная роза, лилия или цветок смерти, его знали еще во времена древних варваров и уже тогда почитали символом истинного величия. А уж кому-кому, но Флоре Хариманн этого самого величия было не занимать. Однако причудливая форма цветка напоминала Горану не столько звезду и иже с ней, сколько хищное нечто, готовое обвить его своими щупальцами власти и интриг. Озвучивать свои мысли Ваэль, конечно же, не стал, оставляя перед Наместницей действительно красивый, хоть и необычный, цветок. 
- И более не смею отвлекать вас от задуманного плана, ведь вы тоже с дороги и наверняка голодны, - мягко заметил принц.

+1

7

Флора улыбнулась, наблюдая за гостем, подошедшим ближе к ней и взяв ее руку в свою, дабы ту поцеловать, и благодарно принимая его комплимент. Лукавый прищур и приятца без лишнего кокетства были вполне удовлетворительной реакцией по меркам самой Наместницы, не спешившей отдернуть руку и давая свое полное согласие на происходящее тем самым.
Кульминацией всего послужил таинственный подарок, вложенный в ладонь наместницы гостем. Флора удивилась, но удивление ее было приятным. Зажатая в ладони вещица была небольшой и прохладной наощупь. Наместница, не скрывая любопытства, решила не томить ожиданием ни себя ни гостя, и разжала ладонь, несколько мгновений разглядывая искусно сделанный цветок.
- Чудесно. – Вымолвила женщина, «улыбаясь глазами» своему собеседнику, но выражая свое отношение то ли к тому факту, что спорить о месте проведения беседы он не стал, то ли высказываясь по поводу дара, что он ей преподнес. – Благодарю вас, Принц, за столь внимательное отношение к моей персоне. Это дорогого стоит. – Она одобрительно склонила голову в царственном кивке. – Вещица необычна, мне приятно. – Она снова сжала ту в ладони, возвращая рукам свободу, и продолжая говорить с Принцем, не теряя контакта глаз и интонаций. – Я надеюсь, что наши взаимоотношения будут добрыми и дружественными. И что именно друга вы увидите во мне, несмотря на прошлое.
Что-то было в госте такое… В его взгляде? Жестах? Мимке? Осторожное, выжидающее, натолкнувшее Флору именно на эти слова, что прозвучали. «А правильно ли было вспоминать сейчас о Джоан?» - Корила себя Флора. «Не создаст ли это еще более худшей атмосферы? Какая неловкая фраза…» Флора пыталась понять ход мыслей своего собеседника, но напрасно. Они были слишком мало знакомы, чтобы делать какие-то выводы.
«Не испортить бы все с самого начала. Он должен увидеть в вас разницу с той женщиной, от которой пострадал. Я должна получить союзника, а не врага, претворяющегося им».
Как часто мы видим в других то, чего остерегаемся сами от себя! Как часто судим по себе и приписываем несвойственные черты. И как осторожничаем там, где осторожничать нужно с собой.
Впрочем, продолжить затронутый разговор она решилась.
- Я искренне надеюсь, что мы сможем… Нет, я бы хотела показать Вам, что я не такая, как моя мать.
И снова кольнуло где-то на душе. «Но правда ли это?» Недавно, в подземелье Себастьян в сердцах вспомнил про Джоан, про свадьбу, про то вероломное предательство. С Себастьяном же, там же, в темнице, она уже думала о том, как вернет другого Ваэля на трон. Она уже оплетала Горана сетью интриг. Но, безусловно, других. Только отличалась ли сейчас от Джоан?
Флора заглушила в себе эти мысли и приятно улыбнулась.
- Наверное, я напомнила Вам о неприятном, но не могла эту тему обойти и не извиниться за нее, хоть этого мало и это было не к месту. Но, все же, я считаю, лучше, чем смолчать.
Умение признавать ошибки и очевидное, это было не таким уж плохим качеством в глазах других. Порой даже отличало сильного человека от слабого.Теперь Флоре оставалось наблюдать. Ее слова могли сыграть как на руку, так и нет. Но стыда за них она не ощущала, подумав, что те были правильными, а игнорирование прошлого будет преступным упущением. Пусть лучше она покажется ему излишне пристыженной или эмоциональной, чем черствой и хладнокровной, переступающей через все на свете. Флора надеялась развеять ауру присущего ей холоднокровия и показать, что ничто живое ей не чуждо. Она не надрывно исповедовалась, не каялась, но выражала весьма живое сожаление о прошлом, делая из сильного образа правителя образ более приземленный. Но достаточно и правильно ли его подала, выбирая партию вслепую?
После всего, наместница кивнула слугам, подавая знак, что можно накрывать на стол. Ведь гость ее согласился на трапезу. Мало-помалу, вкруг наместницы и принца засновали слуги, сервируя стол и выставляя перед коронованными особами разнообразные яства.

Отредактировано Flora Harimann (2016-12-01 20:39:01)

+1

8

Горан терпеливо ждал, внимательно наблюдая за реакцией Наместницы. Он не знал её совершенно, как и не ведал о тех причинах, что побудили её не только свергнуть Себастьяна, но и вернуть трон тому Ваэлю, который долгие годы поддерживал в Старкхевене порядок и благополучие. Впрочем, принц допускал, что может ошибаться, излишне накручивая свою подозрительность, любовно взращенную под опекой Джоан, накладывая свое отношение к своей прошлой «благодетельнице» на нынешнюю.
Сделав над собой усилие, он притушил огонь подозрений, полыхавший в его взгляде, и постарался как можно более дружелюбно и даже смущенно улыбнуться Флоре. Слуги сновали вокруг, споро накрывая на стол, Ваэль же, потупив взгляд, снял корону и взъерошил волосы, стараясь вновь взять мысли и чувства под контроль, да и заглушить вспыхнувшее вдруг чувство стыда за собственное поведение. В конце концов, Наместница Киркволла ничего не сделала во вред ему, и заслуживала более теплого отношения.
- Миледи, - он заговорил, лишь дождавшись, пока слуги выполнят свою работу и покинут небольшую залу. – Вам не следует извиняться за поступки, что вы не совершали. Вы никоим образом не виноваты в действиях своей матери. И наоборот, это мне надо просить у вас прощения, я боюсь, что мое проклятое лицо сподвигло вас почувствовать себя виноватой. Не следует упоминать о прошлом, оно больно и неприятно для обоих нас, но следует думать, прежде всего, о будущем, так мне кажется.
Он смущенно улыбнулся Флоре, всем своим видом извиняясь за недавнее разглядывание женщины, наглое и подозрительное. Мысленно кляня себя за косноязычие, Ваэль лишний раз зарекся проявлять инициативу в разговоре, ибо знал, насколько он неловок в обращении со словами. Создатель, как же ему хотелось сейчас оказаться совсем в другом месте, наедине с собой, боевым конем и тяжелым мечом. Там бы он не выглядел столь глупо.
- Кгхм, - пришлось прокашляться, дабы вернуть уверенность севшему вдруг голосу и не заикаться от волнения, либо же ощущения неловкости. – Я должен отметить, что после недавних событий, Киркволл отстраивается в весьма похвальном темпе.
«Сейчас или после ужина? Ну же, доведи до ума то, что начала её мать, превзойди, наконец, своего паршивого кузена и обезопась свое положение. Или все-таки подождать? Ох…»
- И я хотел бы попросить у вас прощения, леди Флора. Прощения за действия своего кузена, ибо его агрессия и фанатизм едва не заставили Марку вспыхнуть множеством конфликтов, а в столь непростые времена… впрочем, когда они были простыми? Ну не суть, в такие времена мы нуждаемся в мире во имя процветания, и владеть силой ныне должен лишь тот, кто сможет контролировать её и использовать лишь во благо, - голос принца набирал обороты, теряя недавнее смущение. В этих своих словах он был уверен чуть более чем полностью и искренне считал Себастьяна опасным смутьяном. – Я понимаю, вы много лет знакомы с ним, а последние годы и вовсе были рядом, поддерживали, помогали и от того, наверняка, были не рады необходимости обуздать гнев моего родственника, вашего друга. Мне жаль, что так все вышло, и если я могу чем-то помочь вам, дабы загладить вину нашего рода перед вами лично, - последнее он подчеркнул голосом, демонстративно игнорируя то, что сотворила её мать с семьей Ваэлей, - только скажите.
«Нет, все-таки нужно решаться. Создатель, только бы ничего не испортить!»

Не ожидая приглашения и более не решаясь откладывать задумку (и притом, осознавая риск отказа и ухудшения отношений меж городами), принц протянул руку к собственному кубку и, отхлебнув для храбрости вина, вновь поднялся на ноги, но лишь для того, чтоб сделать шаг и опуститься на одно колено перед Наместницей города Цепей.
- Госпожа, я осознаю, что мы практически незнакомы, но все  же скажу это сейчас, не откладывая надолго. Я – плохой политик, но хороший воин и управленец. Вы – как никто другой разбираетесь в хитросплетениях интриг и знаете, как привести город к процветанию.  Мы нужны друг другу, - «хотя вы мне – куда больше», - и я прошу вас стать моей супругой. Ибо узы брака являются куда более крепкой гарантией союзных отношений, нежели все договора и пакты этого мира.
Он склонил голову, ожидая её вердикта от столь неожиданного, как он почитал, предложения, и протянул Флоре руку ладонью вверх. Боясь отказа и злой насмешки, Ваэль все-таки надеялся, что она вложит свою руку в его ладонь, дабы надеть ей кольцо и, тем самым, заключить меж городами крепкий союз.

+1

9

Она не отрывала взгляда от собеседника, пытаясь разобраться за один миг в том, что же за человек перед ней. Эта задача была смелой, но невыполнимой за столь короткий срок. Карие глаза проследили за вздымающимися к голове руками, проводили взглядом снятый с чела символ власти, оставленный на столе. Ладони Горана Ваэля вновь потянулись к челу и взлохматили волосы. Флора Хариманн выжидала, желая видеть чем закончится эта немая сцена. Горану явно было не по себе. Что-то происходило не так и это ей подсказывала женская интуиция. Затем она перевела взгляд на лицо собеседника.
- То есть… как это не должна? – Спросила Наместница не понимая рассуждения мужчины. Искренне, как могло показаться, на грани возмущения. – Ваше желание меня поддержать похвально, и я надеюсь, что это действительно хороший знак, но после ее смерти я стала главой своего дома и просто обязана принести извинения от лица семьи.
«Оправдываете меня? Оправдываете. Заговорили о своем кузене». – Размышлял хитрый и расчетливый ум. – «Нервничаете. Корону сняли. Жмет? Вот и мне удовольствия с нее не больше. Но зачем тогда было возвращаться?»
Она уже представляла как откроет рот и скажет:
- Это неловкое обстоятельство прошлого, испорченные отношения между теперь уже двумя правящими семьями, не должны влиять на политические процессы. – Здесь бы она осеклась на слове, понимая, что уводит разговор совсем не туда. Этот невинный жест конечно был спланирвоанным, но должен был оказаться очень естественным. Она хотела создать именно такое впечатление. – Вернее, я всецело надеюсь на то, что отношения между Киркволлом и Старкхевеном будут дружественными.

…Но здесь размышления Флоры были разгромены в пух и прах, потерпев фиаско и прийдя в бессмысленную негодность. Горан уже с самого начала беседы, кажется, что-то хотел ей сказать, - при том это явно было не то самое извинение за Себастьяна, - и вот теперь решился на это. Наместница продолжала смотреть на мужчину перед собой. В этот момент Горан Ваэль опустился перед ней на одно колено и произнес речь. Логичную, простую, не перенасыщенную словесными оборотами, но расставляющую все по местам. И удивительную, но лишь исключительно для нее. Флора моргнула, сначала не веря в то, что слышит. Затем попыталась это как-то уложить в голове и удивлена оказалась приятно. Она не думала, что ее гость сам предложит что-то подобное. Сейчас, в этот момент, три часа уговоров и игр просто рассыпались в хлам, потому что оказались не нужны. Горан Ваэль говорил именно теми истинами, которые она хотела заботливо вложить в его голову в течение его визита. Он уже был готов и, казалось, понимал, что ему лучше быть не одному, иначе он рискует не справиться на своем месте.
- Я польщена. – Неловко бросила Флора, протягивая руку ожидающему ее ответа мужчине. – И удивлена. Извините.
Другой рукой она потерла переносицу между бровями. Всего мгновение – и снова вернулась взглядом к человеку, только что сделавшему ей предложение. Нужно было как-то пояснить свои слова.
- Мне очень нравится то, что мы думаем в одном ключе, потому что я собиралась вам предложить то же самое, Принц. Может быть… не столь радикально, но мыслим мы с вами в одном направлении и это весьма обрадовало меня. Я согласна.
Горану нужна была Флора и он понимал это. Киркволлу же нужен был Старкхевен, его финансы и ресурсы, – правда жизни, когда приданое делает будущее. Сам Горан Ваэль просто нужен был на занимаемом им месте. Флора не любила его, да и выйти замуж удачно в этом плане не была ориентирована никогда. В приоритете у аристократии совершенно иное.

Отредактировано Flora Harimann (2016-12-14 19:21:21)

+1

10

Пауза затягивалась, и вновь вернувший себе законную корону Старкхевенский принц, не робевший на поле боя, перед превосходящим по силе и численности врагом, отчаянно трепетал. Но не перед Флорой Хариманн, а перед перспективой оплошать, превратиться в жалкое посмешище и, разумеется, подвести свой город. Вопреки расхожему мнению, мужчина не был дураком и понимал, насколько слабым и неловким правителем он является. Знал, что ничего не смыслит в хитросплетениях интриг и дипломатических танцах над бездной тайных помыслов. Он понимал, что без умелого в этом деле человека долго не удержится на троне и, что особенно важно, нанесет вред Старкхевену. Эта женщина была нужна ему и должна была быть рядом с ним.
Наместница заговорила чуть погодя, вероятно тщательно обдумав неожиданное предложение своего гостя и после первых же слов заставив Ваэля неуловимо побледнеть, крепче стиснув зубы. Дежурные фразы вроде «Польщена» и «Удивлена» совсем не радовали слух и явственно намекали на скорый отказ… который, по счастью, не прозвучал.
Миниатюрная женская ручка осторожно коснулась грубой, что типично для воина, руки принца. Она была согласна и, Создатель, как же много это значило для Горана. Заставив себя вернуть мимику под контроль на удивление ясного для подобного момента разума, он свободной рукой надел на палец избранницы простое, без изысков, кольцо и, подняв таки голову, подчеркнуто спокойно улыбнулся Флоре.
- Я рад, что мы столь быстро пришли к решению, которое просто обязано быть взаимовыгодным.

Он вновь коснулся губами изящной кисти леди Хариманн, после чего поднялся на ноги и вернулся на прежнее место. Отпил из кубка, и задумчиво оглядел ломившийся от всевозможных яств стол, дабы, не медля приступить к трапезе. И в бездну высокопарные беседы, он был достаточно голоден и не собирался ждать, когда «хозяйка свиснет и позовет к миске». Впрочем, ему хватало воспитания, дабы не нарушать правил приличия и, параллельно, даже не чавкая и не брызгая слюной да крошками, поддерживать разговор.
-  Признаться, меня порадовал беглый осмотр города, точнее той его части, что открылась моему отряду по пути в крепость. С военной точки зрения, Киркволл не только удачно расположен, но и построен так, что его оборона из обычной для многих обнесенных стенами поселений головной боли превращается в сущее удовольствие. Возможно, мои слова могут показаться вам кощунственными, но я бы не отказался однажды возглавить оборону столь интересно спланированного города.
Кубок практически опустел, и этот факт заставил Ваэля несколько поумерить пыл. Нет, он не боялся пить, и не был столь уж ярым трезвенником, но искренне верил в «Не время и не место», потому и не колебался, отставляя сосуд в сторону. Сегодня ему нужна была ясная голова.
- Впрочем, я надеюсь на мир в Марке, сейчас оный куда важнее, нежели война, потому как кровопролитие сейчас невыгодно нашим городам. Старкхевен многое потерял за последние несколько лет, слишком возросла напряженность среди населения. А Киркволлу, я смотрю, изрядно досталось, оборону города еще потребуется восстановить, но при должном подходе и финансировании вы вполне можете превратить Город Цепей в неприступную крепость, которой не страшен будет даже Мор, я уж не говорю про угрозу со стороны вполне себе человеческих агрессий.
Тут Горан замолчал, он не собирался конкретизировать, оставляя леди Хариманн право самостоятельно назначить своему городу врагов из плоти и не пораженной проклятием крови. Ему было интересно лишь одно, какое место в этом списке занял бы Себастьян.

+1

11

Новоиспеченная невеста Принца безусловно отмечала все незначительные признаки смены настроения своего гостя. Флора видела как он бледнел, застыв в ожидании и не дослушав до конца размеренно текущую из уст Наместницы речь. И как только Горан Ваэль услышал все, что Флора Хариманн хотела сказать, невозможно было не заметить как ему полегчало. Наблюдая за этой реакцией на свои слова и ощутив в тот момент немалую власть над человеком перед ней в своих словах, леди Хариманн ухмыльнулась. Нет, она не кичилась, но все это казалось ей забавным, несмотря на то, что такое влияние политики на людей безобразно в своей сути.
- Я разделяю ваши желания, Принц. И надеюсь, что мы с вами не повторим ошибок наших предшественников.
Задумчивый взгляд она бросила на лицо будущего мужа, коснувшегося губами ее руки. Потом на надетое на палец кольцо. Флора отмечала детали, не могла не заметить манер, оценила воспитание, экстерьер. Ее беспокоило только одно, что она смотрела на мужчину в своем уме, как на удовлетворяющую ее запросы лошадку или какую-то иную нужную финтифлюшку. Она чувствовала, что как-то оно неправильно, и ей оставалось надеяться, что это пройдет, когда она лучше разглядит человека, перестав раскладывать в уме все выгоды брака.
Довольно споро Горан Ваэль вернулся к прерванной делами политическими трапезе, и казалось с жизнерадостным удовольствием. Флора Хариманн постаралась последовать его примеру, чтобы скрыть свои мысли, однако на еду она не «набросилась», даже несмотря на то, что ощущала голод. Флора предпочитала придерживаться аристократической линии поведения и утолять свой голод маленькими кусочками, со спокойным хладнокровием и наигранным безразличием отрезаемыми ножом. Если откровенно, Флора не была довольна собой. Сейчас происходило что-то важное в ее жизни, а она думала о чем-то лишнем, воспринимала все как обыденность и бытовые вещи, случавшиеся каждый день.  «Да, кажется из меня будет отвратительная жена». – Заключила она. – «Или, все таки, все так и должно быть? Терять голову от чувств сидя на троне… ай-яй-яй, не хорошо. Трезвая голова может быть и лучше забитой глупостями». Как же странно и сложно все показалось. Однако, принятое предложение и перспективы будущего, в котором этим гамбитом решались многие проблемы Киркволла, давали надежды на нечто большее.
Прожевав и послушав будущего мужа, Флора отпила вина из кубка и только после этого нашлась что ответить. Принц снова льстил ей. По крайней мере, Наместнице того-самого-города-что-лежал-едва-ли-не-в-руинах привиделось подобное не необоснованно. Однако, все-таки Принц уточнил, что предметом восхищения больше является его расположение, и очень изящно обогнул иные аспекты. На что Наместница удручающе, на грани обреченности, улыбнулась.
- У Киркволла есть много достоинств, Принц. Но давайте говорить прямо и называть вещи своими именами, в данный момент он находится в большой и удручающей заднице. – Предложила она, показывая что прекрасно понимает реальность. – Его в это состояние привела не я, и я хочу наладить здесь порядок, для чего потребуются средства и люди. Но я бы сказала, что вложение совершенно не пустое. Расположение Киркволла с точки зрения обороны выгодно и это правда, еще более интересен выход в море, торговые связи и возможности, которые открываются отсюда, особенно если все это восстановить и привести к надлежащему состоянию.
Флора отрезала еще кусочек мяса и отправила его в рот, подняв глаза из тарелки на собеседника. Она не заискивала и не просила. Рисовала возможности и очень непритязательно намекала на свои интересы, не пространно оговаривая их.
Прожевала, снова отпила.
- Сейчас Киркволл кажется сомнительным сокровищем, полным раздоров, но я верю в вашу дальновидность. Вы же не один год собираетесь править на своем месте? А те условия и экономический подъем, что удалось наладить в вашем городе, могли бы работать не только на него в данный момент, а потом вернуться с куда большей пользой.
О Себастьяне, вопреки ожиданиям Горана, Флора не заговорила.
- Если желаете, мы могли бы прогуляться по городу после обеда и Вы сами могли бы увидеть наиболее интересные Вам его части. Что скажете?

Отредактировано Flora Harimann (2016-12-19 03:42:18)

+1

12

Первый голод был утолен и мужчина мог заняться более пристальным изучением Наместницы, что должна была вскоре стать его женой. Трудно было предположить, что ожидало их в будущем касательно взаимоотношений, но внешне она его очень и очень радовала. Красивая женщина, властная не только характером, но и внешне, даже беглого взгляда хватало, чтоб понять, кто хозяин в этом доме и этом городе. Впрочем, касаемо дома – Горан был бы не против это изменить, но он прекрасно понимал две вещи: в этом конкретно доме хозяином была именно Флора, он же - лишь гостем; а кроме того, характер Наместницы, если он хоть каплю походил на характер её матери, просто не позволил бы кому-то взять над ней верх. Это было для Ваэля вполне очевидно, почти не нуждалось в доказательствах, и будило в его душе некий азарт. В самом деле, кому не захочется переупрямить столь матерого упрямца?
А Флора сохраняла приличествующее аристократу выражение лица и не забывала про манеры, подчеркнуто неторопливо приступая к трапезе. Это даже немного веселило, или в голову, уставшую с дороги, ударило вино. Такой вариант он тоже рассматривал и потому старался тщательно контролировать свои дальнейшие слова, дабы не попасть впросак в первый же день знакомства со своей будущей супругой.
- Наши предшественники и правда наворотили дел. Как я уже говорил, Киркволл прекрасен с точки зрения многоступенчатой обороны, которую здесь можно организовать, однако само состояние города меня несколько удручает. Ваш предшественник, по всей видимости, поспособствовал весьма качественному разрушению и наведению самого настоящего бардака, да простите вы мне подобную и крайне неприятную откровенность. Хотя знаете, - тут Ваэль вздохнул и улыбнулся, - я вернулся хоть не к развалинам, но был весьма удивлен и крайне неприятно тому, что ожидало меня в Старкхевене.
Подумав немного и придя к выводу, что оставлять недопитый кубок было бы немного невежливо, да и вообще крайне расточительно, принц одним глотком осушил сосуд и, отставив его в сторону, обратил веселый взгляд на Флору.
- Представьте мое крайнее удивление, когда меня встречает лишенный войска город. Вот просто совсем лишенный, и поиски моих храбрых солдат приводят меня в город иной, лежащий в развалинах. И знаете, что в этом самое обидное? Они даже не приняли участия в наведении этого беспорядка.
В глазах принца сверкнуло откровенное веселье, он сокрушенно покачал головой, после чего кивнул на предложение Наместницы, принимая оное.
- Вы перечислили немало достоинств города, и я соглашусь с ними. Киркволл и с торговой точки зрения расположен крайне удачно, и вы правы, что имеет смысл вложиться в его восстановление. Но ваши слова слишком лишены конкретики, а деньги, как любил говорить мой казначей, счет любят. Мы с вами взрослые люди и давайте говорить прямо, вам нужны деньги и я могу их дать. Вам нужны люди, и вы их уже, кгхм, еще до моего прихода получили, и я удивляюсь, что еще не пристроили к делу. Но еще успеете, наверняка. Так давайте я воспользуюсь вашим приглашением и мы прогуляемся по городу, дабы реально оценить масштабы разрушения, а заодно и познакомимся поближе. Только оденьтесь потеплее, на улице немного не лето.

Отредактировано Goran Vael (2016-12-18 23:35:02)

+1

13

Как и ожидалось, разговор пошел в мирное русло, хотя если сначала Горан согласился в Флорой о том, что люди, сидевшие на троне до них, оставили после себя бардак, то вот последние фразы про армию, найденную им не в своем городе, а в Киркволле, можно было счесть уже выпадом  не столь доброжелательным по отношению к ней. Флора, впрочем, не показывала никакой напряженности. Она откинулась на своем стуле и посмеялась над шуткой. Весьма расслабленно.
- Тогда слава создателю, что я нашла компромисс и то, чем ее занять, пока искала вас.
Углубляться в дальнейшее обсуждение темы Флора не стала, посчитав ее слишком зыбкой.
Как интересно порой строятся диалоги. И если мужчина не имел в виду ничего подобного, то женщина поняла все в меру своих… возможностей. Она любила изящные фразы и ходы, и судила других по собственным опасениям. Это свойственно всем людям.
- Значит, на том и решили. Мы с вами осмотрим город и вы удовлетворите свое любопытство. Правда, я сразу предупрежу вас, мой дорогой Принц, что некоторые пейзажи могут испортить ваше впечатление.
Наместница не видела смысла скрывать, как уже оговаривалась, состояние Города Цепей, и предпочитала реализм и адекватную оценку лести.
- Все верно, деньги и люди мне пригодятся как никогда. Простите мне мою манеру речи, мне показалось я прямо так и выразилась, лишь слегка придав предложению их вложить в Киркволл более презентабельный вид. Но, как уже было замечено, с вашими людьми мне удалось договориться. Киркволл делился с ними своим гостеприимством и они отвечали чем располагали, пока на троне Старкхевена не сидел никто. Их несложно понять, ведь путь не близкий и судьба их еще не была решена. Себастьян, ведь, был здесь в плену. Формально, какое-то время он еще был тем, кому они присягали. Но теперь они ждут ваших указаний. Это тоже одна из причин, почему я захотела встретиться в Киркволле. У меня нет средств, чтобы отправить чужую армию обратно. У меня и на свои проблемы их не хватает. Поэтому решению этого вопроса тоже было бы неплохо посвятить какое-то время.
Флора закончила говорить и снова пригубила вина. Она не торопилась с разговором и отбытием, времени на все это было много. Закончив говорить и промочив горло, Флора снова взялась за столовые приборы и продолжила трапезу с тем же достоинством, что и начала.

+1

14

Что и говорить, старший Ваэль не был политиком, в душе своей, оставаясь воином, что не исключало вполне определенных профессиональных перекосов, если уж выражаться совсем честно, без изящества. И годы, проведенные на Старкхевенском троне под чутким присмотром леди Джоан Хариманн, не смогли сильно изменить мужчину. Тогда как в дворянско-политической среде было принято неторопливо вкушать изысканные блюда, Горан так и не смог отделаться от типично солдатской привычки есть быстро. Вот и сейчас, Флора вновь приступила к трапезе, тогда как он уже отложил приборы, отстраненно глядя в сторону и подсчитывая потраченное впустую время. Да, он мог бы обойти уже изрядную часть города и оценить его реальное состояние, но долг гостя и банальное воспитание не позволяли ему не то что слова сказать, поторапливая Наместницу, но и даже малейшим жестом выразить свое нетерпение.
«Похоже, я поторопился с предложением, бросив к ногам леди Хариманн всё богатство Старкхевена, тогда как город Цепей не только погряз в нищете, что следует из её слов, но еще и требует изрядных вложений для восстановления. Но с другой стороны, я не могу отрицать того факта, что дочь мерзавки Джоан мне нужна, ведь она уже доказала, что разбирается в политике. Проклятие…»
Ваэль, дабы чем-то занять руки и время, протянул руку к кувшину с вином, дабы наполнить свой кубок и, немного подумав, кубок Наместницы. Он не был пьяницей, и за всю свою жизнь напивался всего пару-тройку раз, но в этот раз решил сделать себе поблажку, несколько ослабив обычный самоконтроль.
- Если какие-то пейзажи и испортят мое впечатление, то я приложу все силы, чтоб оные исправить и вернуть вашему городу прежнее величие. Будем считать это свадебным подарком, - задумчиво подытожил Принц.
«Дорогой подарочек, конечно, выйдет. Но да ладно, Старкхевен достаточно богат даже несмотря на то, как ударила по казне эта авантюрная компания Себастьяна. Я вполне могу выделить деньги на восстановление города, в конце концов, мне нужен будет сильный союзник, а не бездонный колодец для выкачивания золота. Так что нет смысла отчаиваться и стенать, пока все не так уж и плохо…»
Вино и соответствующие мысли делали своё дело, упавшее было, настроение мужчины стремительно поднималось, на лице вновь заиграла легкая улыбка и дальнейшие слова Флоры о плачевном состоянии городской казны уже не вызывали в душе Горана прежней досады.
- Средства не такая уж и проблема, я думаю, что казна Старкхевена выдержит помощь союзному городу, а мои люди побудут в роли охраны и дешевой рабочей силы. Совместными усилиями мы добьемся куда большего, нежели поодиночке, - подвел итог Ваэль.

+1

15

Ей некуда было торопиться. Наместница наслаждалась процессом без лишней суеты. Конечно же от Флоры не укрылся тот факт, что ее гость и будущий муж уже с трапезой покончил. Но значило ли это, что он хотел избавиться столь же быстро и от разговоров, да от общества самой Флоры? Возможно, что-то показалось ему неприятным, раздражающим? Флора старалась подметить мелочи. Поигрывая бокалом вина в руке, она внимательно смотрела своими темными глазами на человека рядом с собой. Похоже, его действительно что-то расстраивало.
«Что ж, ладно. Хотите поскорее из душной комнаты? Чувствуете рядом со мной себя будто в клетке? Плохо, но вы сами закрыли за собой эту дверь, избежав красивой игры с моей стороны. Впрочем, это сэкономило нам время на обсуждение других вещей, которые было необходимо решить в этот ваш визит».
Леди Хариманн молчала и не задавала вопросов. Она лишь подняла глаза, когда гость подлил себе еще вина, выражая собой нетерпение. Взгляд ее можно было прочитать как немой вопрос, звучавший как «Что-то не так?» Но не напористый, а удивленный и обеспокоенный. Словом, она дала понять, что видит нетерпение своего гостя, даже сквозь то, что Горан пытался скрыть за манерами. Ему досталась очень проницательная невеста и будущая жена. По крайней мере в отношении полувзглядов, интонаций и жестов, - а этот навык был ценен для манипуляторов и изворотливых лжецов, - она была очень способна «читать» то, что не было озвучено, будучи тонко настроена на изящную игру ими.
Флора молча слушала слова Горана Ваэля, пытаясь понять что он имеет в виду за ними. Отчего-то Флоре казалось, что неловкие предыдущие фразы сыграли в их разговоре не лучшую роль. Ну да сделанного не воротишь.
- Действительно, нам  обоим стоит друг друга держаться и мы добьемся куда большего, чем порознь. Предлагаю за это и выпить. – Согласилась Наместница.
Это был больше, чем обед.
Такие встречи у коронованных особ, казалось бы непритязательные, воистину решали многое. Со стороны это был просто дружеский прием пищи, но Наместница и Принц за одним столом просто не могли быть обычными людьми, а каждое их слово решало чью-то судьбу, пусть и выглядело все это обычным разговором. Они договорились о союзе и поддержке, поговорили о делах материальных, договорились о свадьбе, затронули в непритязательной манере те вопросы, ради которых дипломаты собирали бы десятки бумаг и назначали бы несколько встреч. Итак, с этого дня у Наместницы появилась уверенность и ее планы потихоньку плыли в нужном русле по выбранному течению.
А что прогулка? Прогулка по городу, естественно, состоялась. Безусловно в ее ходе Наместница и Принц успели обсудить еще многое, но основное так и осталось здесь, в этой зале.

+1


Вы здесь » Dragon Age: A Story Being Told » ЗАВЕРШЕНО: ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » Всему есть причина