Dragon Age: A Story Being Told

Объявление

Добро пожаловать

Приветствуем Вас на проекте Dragon Age: A Story Being Told! Наши приключения разворачиваются в 9:42 Века Дракона, после победы над Корифеем. Для нас важно сохранить атмосферу мира Dragon Age и мы очень внимательны к Кодексу, который ей сопутствует. Несмотря на это, здесь мы создаем собственную историю и приглашаем Вас присоединиться.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir
Приветсвие
Навигация
Администрация
Новости
Нужные
Доска почета
Новости

NEW! 24/06/2017 - Началось голосование за лучший пост месяца!

22/06/2017 - Напоминаем, сегодня последний день, когда вы можете оставить заявку на лучший пост месяца.

21/06/2017 - Внимание, обновлены правила форума!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: A Story Being Told » ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » Поздний час, половина первого, семь футов под землей


Поздний час, половина первого, семь футов под землей

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

ПОЗДНИЙ ЧАС, ПОЛОВИНА ПЕРВОГО, СЕМЬ ФУТОВ ПОД ЗЕМЛЕЙ

Действующие лица:
Coltaine Heid, Terren d'Armaury

Время действия:
9:31, последний месяц года

Место действия:
Орлей, Вал Руайо

Иногда так бывает, что Старший Страж очень старательно ищет одного беглеца, а беглец тот уже покоится на семь футов в глубину. Частями. С кем не бывает, право слово.

+1

2

Том - патологоанатом,
Он берет работу на дом
И у Тома потому
Многолюдно на дому.

Два дня назад

Террен де Армори, выпускник Орлейского Университета, что в Вал Руайо, с интересом, достойным лучшего применения, рассматривал лежащий перед ним труп. Вернее, на тот момент труп еще дышал, но... впрочем, это было не так уж существенно. В Университете вечно было не найти нормальный образец.
Наследник семьи Армори (при условии, что мать желала лишить такого права старшего, Луиджи), насвистывал легкомысленную мелодию, в которой без труда можно было узнать детскую песенку и вытирал руки чистой тряпкой, на которой после этой процедуры оставались разлапистые кровавые пятна.
Террен был молод, златокудр (от тугих этих локонов откровенно млели некоторые дамы), темноглаз (и от глубины этих глаз они млели не меньше), строен, гибок, хорош собой и весьма обаятелен. Он был облачен в щеголькую белую рубашку с широкими рукавами, основательно заляпанную кровью, в брюки, залитые кровью не меньше и удобные сапоги. Дорогой расшитый жилет, снятый с целью спасти его от загрязнений, был весьма аккуратно оставлен на спинке стула в стороне.
- Ну, ну. Будет тебе, - почти промурлыкал Армори, присаживаясь на край кровати рядом с распятым на ней человеком и весьма доброжелательно потрепав его по щеке. Глаза пленника казались огромными и полными ужаса настолько, что Армори, не выдержав, расхохотался. Крепкий малый. Даже потеряв немало крови он все равно сохранял тягу к жизни. Это забавляло. Придавало блюду больше вкуса.
- Знаешь, даже шлюхи бывают зубастыми, - он потянул мужчину за волосы, заставляя посмотреть на себя и склонился к его лицу, внимательно осматривая его, замирая у самых губ, словно желая поцеловать.
Если бы его жертва могла кричать, она бы кричала. Но рот мужчины затыкал, для начала, обрывок его же собственной рубашки, сверху эта конструкция была обмотана шейным платком, чтобы желающий освободиться не мог вытолкнуть импровизированный кляп языком, а общую картину довершал небольшой, хирургический точный порез на гортани, совершенно определенно лишавший мужчину возможности хоть сколько-нибудь громко кричать. Он мог разве что мычать, но толстое дерево стен делало процесс достаточно бесполезным. Вдоволь налюбовавшись, Армори разжал пальцы, сжимающие чужие волосы и оттолкнул голову мужчины.
- Я не буду торопиться, - утешил его Армори, весьма педантично закатывая рукава уже весьма уляпанной рубашки. Он просиял улыбкой и почему-то в ответ жертва судорожно задергалась.
- Поверь мне, тебе понравится. Ты послужишь науке и перестанешь влачить жалкую жизнь, которую влачишь сейчас, - негромко сообщил ему Террен, натягивая на руки перчатки из хорошо выделанной кожи, а потом ловко подхватывая с небольшого столика рядом с кроватью весьма серьезного вида пилу. - Я понимаю, что тебе очень хочется кричать... но увы, увы, я просто не могу дать тебе такой возможности. Стоит тебе закричать, как здесь тут же окажутся люди, которые нанесут много грязи, начнут трогать все руками и задавать идиотские вопросы. Наука не простит мне этого, - она потрепал мужчину по щеке снова, склонившись. А потом снова обаятельно улыбнулся.
- Больше всего ненавижу идиотов, которые мешают работать. Ну что, приступим?
Привязанный к кровати мужчина задергался еще сильнее.

По большей части месье Террен де Армори был лекарем-самоучкой. В основном потому, что выбираемые им способы обучения не встречали одобрения в стенах Университета, а ему искренне было интересно этим заниматься. Тем не менее, он проводил свою "операцию" весьма тщательно, изредка вскидывая руку, чтобы убрать со вспотевшего лба налипшие на него золотистые прядки и снова приступая к своему тяжелому труду - кости просто так не разъединялись. Да и крови, признаться честно, было многовато. И всю процедуру Армори не переставал разговаривать с мертвецом. Он шутил, отвечал его голосом (весьма похоже), насмехался над ситуацией, что столкнула их здесь, потом рассказывал, что именно он увидел и открыл... в общем, процесс казался весьма бесконечным, до тех пор, пока то, что некогда было человеком не оказалось разобрано - всё. Это была педантичная иллюстрация к лекарской книге: аккуратно разложенные органы, тщательно отделенные конечности. И сам Армори, остановившийся рядом со столом, торопливо, левой рукой, делал пометки на полях книги, внося в рисунки свои поправки.

Месье Армори всегда предпочитал уединение. Не смотря на то, что Террен был обладателем личной комнаты в Университете отчасти потому, что числился там ассистентом профессора медицины, а отчасти потому, что никто не соглашался жить с ним в одном помещении, он, тем не менее, снимал в столице дом и тому были свои причины. Например, причиной была его тяга к нарушению этого уединения весьма пикантными, с точки зрения окружающих, способами. В Руайо ненавязчиво блуждали слухи, что белокурый наследник Армори не только занимается в Университете, но и часто оказывается недалеко от столичного борделя или тех неблагополучных улочек, где уличные девы ищут себе клиентов. Ходили слухи, что нередко он возвращается оттуда в обществе подвыпивших кавалеров или фривольно разодетых дам. Впрочем, все это было и оставалось просто слухами: месье Армори никто не ловил за руку, никто не мог сказать, что узнал его на той улочке и уж точно никто не мог подтвердить в точности, кто именно входил в дом молодого человека и куда девался после того, как закрывалась дверь. И приходил ли вообще кто-то. Да и, в конце концов, Армори и Обервили уже и без того очернили себя скандалами, так стоило ли обращать внимание на похождения младшего сына семьи? К тому же, он всегда был так очаровательно мил...

В этот раз случилась осечка. Осечку звали Донной Шарп и она была зажиточной цветочницей с соседней улицы, которая вышла в ночи позвать обратно в дом свою кошку, что ловила мышей на чердаке соседнего дома. Донна Шарп, немолодая женщина,  была немного глуховата, но вполне точно могла описать того человека,  что неосторожно вступил в свет магического огня на столбе в компании с молодым Армори. Разве что она не могла сказать, когда мужчина покинул тот дом: к тому времени старческая бессонница все же отпустила ее и женщина забылась сном. Не могла она и сказать, как звали того человека, но зато искренне сообщила во сколько вернется с занятий месье Армори. В конце концов, он каждую неделю в одни и те же дни проходил мимо ее дома (и неизменно покупал цветы) по направлению к кондитерской лавке.
[AVA]http://se.uploads.ru/8E2Gs.jpg[/AVA]

Отредактировано Terren d'Armaury (2016-11-15 01:58:28)

+2

3

Пути Стражей неисповедимы.
А еще иногда необъяснимы, непонятны, неприятны и, что уж там, очень даже опасны. Еще бы, как иначе назвать Глубинные Тропы, по которым им приходится путешествовать и патрулировать, не так ли? Но, в данном конкретном случае, стоило лишь отметить что Колтейн Хейд, пусть и добирался до столицы Орлея частично по Тропам, был недоволен сложившейся ситуацией совсем не по той причине, как ему пришлось добираться до конечного пункта, совсем не поэтому.
А потому, что приказ из Вейсхаупта его застиг в Джейдере.
Нет, не сказать чтобы Хейд был недоволен этим, но... но он всё же был недоволен.
В первую очередь потому, что он уже успел натерпеться за этот год достаточно дабы не получать задания, приказывающие шататься по всему миру. С того момента как ему пришлось покинуть Вольную Марку и отправиться в Ферелден ничего хорошего с ним не происходило. Да, возможно, он успел приобрести несколько новых друзей, но при этом и потерять ту, что любил (потому что не смог защитить её), разочароваться в новом друге (в лице Солоны Амелл), обнаружить, что главный предатель и угроза Ферелдена остался жив (благодаря Солоне Амелл), потерять свой небольшой отряд, успевший сформироваться во время путешествий по Ферелдену, обмануть Элиссу Кусланд (не рассказав о смерти её подруги при Посвящении), а затем еще и отправиться с кучей новых рекрутов в город в другой стране, которых, в итоге, по приказу из Вейсхаупта, он был вынужден отправить в Андерфелс. Это не упоминая того, сколько людей погибло за время Пятого Мора и после него, и так далее, и тому подобное.
Так почему же ему быть довольным, и правда?
Во вторую очередь, Колтейн был недоволен содержанием письма и тому, что его смогли найти, притом что он не подавал признаков жизни и никак не уведомлял Первого Стража о том, куда направляется, и с кем. И тот факт что его вынудили отослать рекрутов к нему, а самого Старшего Стража отправляли в Орлей искать "потенциального рекрута, который может сыграть большую роль в жизни Ордена", никак не прибавлял хорошего настроения. Всё это походило больше на то, что от него, Колтейна Хейда, хотели избавиться... или просто помучить.
Но отказаться от задания он не мог.
И именно поэтому отправился в Вал Руайо.

"Потенциально жизненно важный для Ордена рекрут", как успел узнать Серый Страж, был любителем борделей и вообще, мягко говоря, не соответствовал заявленному статусу. По крайней мере, из того, что мужчина успел разузнать по прибытии в столицу Орлея, в которой он, кстати, был, кажется, всего второй раз за свою жизнь, картина совершенно не складывалась в то, что подобный человек может хоть как-то пригодиться Серым Стражам. Скорее, наоборот - выдающихся способностей у этого господина было меньше, чем у любого столичного воришки, и по какой причине в Вейсхаупте считали, что этот человек им может пригодиться, для мужчины оставалось большой загадкой. Но, как известно, приказы надо выполнять, так что он продолжил поиски этого человека.
Поиски длились два дня.
Обнаружить же удалось не совсем то, что требовалось Хейду.

Дождаться человека, которого видели в компании с "потенциальным рекрутом" неподалеку от кондитерской не составляло особых проблем, но что-то подсказывало Тейну, возможно, чутье, что ничем хорошим всё это не закончится. И что, возможно, он вляпается в историю гораздо хуже, чем банальное нежелание рекрута вступать в Орден и использование за этим Право Призыва. Отслужив приличное количество времени среди городской стражи Киркволла, Колтейн чуть ли не чуял запах больших-пребольших проблем, которые были готовы обрушиться на его голову.
На голову человека, который, откровенно говоря, был не в духе последние полгода-год.
И именно поэтому Колтейн Хейд задумчиво изучал товары на прилавках кондитерской, попутно закутавшись в плащ и стараясь не отсвечивать своим доспехом, в ожидании нужного ему человека. Потому что след рекрута пропал быстрее, чем кто-нибудь успеет сказать "Ваше Высочество".
А это был плохой признак.

- Господин Армори? - наконец, дождавшись нужного ему человека, судя по совпадению описания цветочницы, обратился Страж к блондину, отлипая от кондитерской, - У Вас найдется несколько минут на поговорить?
Светить ножнами с мечом Тейн не стал, намереваясь поговорить с этим человеком по-дружески... Если получится.

+1

4

В Орлее всегда успевали следить за модными тенденциями.
Если какой-то десяток лет назад рядом с Университетом квартировались в основном сапожники и прочие небогатые слои населения, то с тех пор, как Ее Императорское Величество обратила свой взор на стены учебного заведения, все кардинально переменилось. Теперь район вокруг Университета считался если не престижным, то достаточно приличным для того, чтобы не вызывать у господ острого чувства досады. Молодые люди, не обремененные правом наследования, но обремененные тяжким грузом знаний, оставались здесь, и постепенно спрос рождал предложение, а узкие улочки «университетского» района полнились книжными лавками, «приличными» тавернами и прочими полезными для орлейской учености вещами. Теперь здесь курсировали профессора и студенты, создавая особую, совершенно ни с чем несравнимую атмосферу учености.
Проще говоря, кондитерская лавка, расположенная на солнечной улочке вверх и вбок от главного входа в Университет, могла бы дать фору даже тем своим конкурентам, что торговали сластями на рыночной площади. Прилавки здесь полнились липкой, сладкой нугой, яблочным мармеладом, карамелью всех цветов, форм и размеров, яблоками в карамели, пирожными, тянучками, марципановыми фигурками… Взгляду было, где разбежаться. И именно в эту лавку месье Террен де Армори неизменно заходил несколько раз в неделю с того самого момента, как впервые оказался в Университете. И никогда не уходил с пустыми руками.
Едва закончились занятия в Университете (о чем сообщил тяжелый, густой звон университетского колокола), Армори покинул здание и направился по улочке вниз, насвистывая какую-то совершенно легкомысленную мелодию о прелестной пастушке, что влюбилась в пастушка. Путь его лежал мимо дома любезной Донны Шарп и, как обычно, не изменяя своим привычкам, Армори купил у нее за несколько монет любовно перевязанный лентой букет мелких, кустовых роз – до отвращения не любимых им цветов, почему-то регулярно удостаивающихся чести быть купленными.
- Месье Армори, - окликнула его женщина, когда, перехватив букет поудобнее, он уже собрался продолжить свой путь дальше. – Вас искал мужчина…
- Мужчина? – Переспросил Террен, остановившись и обернувшись обратно к цветочнице.
- Очень похожий на стражника. Но в форме, такой… - женщина замялась, подбирая слова. – С грифоном. Серые Стражи, если я не ошибаюсь, - она как-то беззащитно улыбнулась. – Я сказала, что видела вас недавно в обществе одного человека… Честно говоря, даже не знаю, почему я так сказала. Этот Страж был такой усталый на вид… Надеюсь, я не создала вам проблем, тем, что сказала об этом?
К чести Армори, улыбка его дрогнула лишь на долю секунды и цветочница ничего не заметила. Но пальцы его чуть сильнее, чем требовалось, сжали только что купленные цветы.
- Ничего страшного, мадам Шарп. Думаю, что ничего страшного не произошло, - он улыбнулся чуть шире. – В конце концов, я же не делал ничего предосудительного.
- Я тоже так подумала, - облегченно улыбнулась женщина, робость которой начала наконец-то таять, уносимая убежденностью в том, что она и правда не совершила никакой ошибки.  - Думаю, что и ваш друг на меня не обидится. В конце концов, это же Стражи…
- Все в порядке, мадам Шарп, - улыбка Армори стала чуть острее, - Мой друг нисколько на вас не обидится. Куда направился тот Страж?
Получив указание (а, вернее, пояснение), Террен направился вверх по улице, точно так же расслабленно, как делал это и до разговора с цветочницей. Он не испытывал особого страха по поводу того, что его могут поймать, полностью уверенный в своей собственной неуязвимости. Отчасти это было вызвано тем, что месье Армори с достаточно юного возраста утратил такой важный элемент, как чувство самосохранения, а отчасти и тем, что за время его жизни в Университете у него до сих пор не возникало никаких проблем с законом. Не смотря ни на что, он был достаточно осторожен, подходил к своему хобби взвешенно и рационально настолько, насколько вообще можно было подходить к убийству. Разумеется, стражники могли бы, будь у них такое желание, проследить определенную… систематику в том, какие именно трупы им приносят, но проблема была в том, что трупы то им как раз не приносили. Месье Армори руководствовался самым верным правилом для убийцы (пусть и убийцы не наемного): нет тела – нет обвинения.
Страж ждал его у лавки: перепутать эту форму нельзя было ни с чем, хотя Террен с достаточной долей скуки и скепсиса относился к легендарным воителям верхом на не менее легендарных грифонах.
- К вашим услугам, - он чуть склонил голову в знаке вежливости после того, как оторвавшийся от кондитерской мужчина обратился к нему. Страж не был орлесианцем, о чем говорило и даже кричало его лицо. Впрочем, об этом же говорил и выбранный им язык. На торговый Армори перешел легко, впрочем, даже без характерной орлесианской плавности голос молодого человека звучал мягко и вкрадчиво.
- Чем могу быть полезен Серому Стражу? – полюбопытствовал он,  устроив букет на сгибе локтя и совершенно непринужденно улыбаясь. Армори умудрялся чувствовать себя в пространстве совершенно вольготно, словно подстраивая его под себя, заполняя целиком и полностью.
[AVA]http://se.uploads.ru/8E2Gs.jpg[/AVA]

+1

5

Кондитерская, конечно, была гораздо более внушительной и привлекательной своим разнообразием выбора, чем то, что видел Колтейн когда-то в родном Киркволле или же в ферелденском Денериме, и этот факт в очередной раз подчеркивал, насколько Орлей и его столица были выше сейчас чем остальные страны. Нет, конечно, судить только по местам, продающим еду, было бы глупо, но, помимо этого места, вокруг были и другие, говорящие о том, как Вал Руйао живет и насколько быстро развивается. В конце-то концов, здесь был университет, который нынче поддерживался правительницей, и только это говорило о многом. Сам Хейд, конечно, вряд ли бы в молодости смог бы попасть в подобное учебное заведение как тут, да и люди, подобные ему, тоже вряд ли принимались туда, но всё-таки, всё-таки...
Всё-таки столица Орлея была примером для подражания. И этим всё сказано.
Но Старшего Стража это теперь волновало гораздо в меньшей степени. Если бы он продолжал оставаться стражником Киркволла - да, возможно, он бы попытался разузнать о местных порядках и о том, как здесь ведут дела стражи правопорядка, но, будем честны, если бы Тейн все еще был обычным стражником, он бы никогда не добрался бы до Вал Руайо. Так что теперь, будучи членом почетного Ордена и пережившего множество событий, приятных и не очень, его волновал всего один вопрос. И этот вопрос был связан с потенциальным рекрутом: "Где он?"
Так что, рассматривая товары в кондитерской и размышляя на тему превосходства этого города над другими в плане развития, Колтейн Хейд банально убивал время, поглядывая краем глаза то в одну сторону, то в другую, и ожидая нужного человека.
И, собственно, наконец дождался.

Блондин, коим был господин Армори, вызывал у Хейда странные, противоречивые чувства. Вроде бы, обычный человек, которыми полнятся улицы столицы, студент, пусть и непонятно, что именно изучает, с цветами, возможно, предназначающимися какой-нибудь девушке, на вид более-менее добродушный и не вызывающий проблем...
Но что-то тут было не так.
Колтейн сталкивался со многими людьми за свою жизнь, и со временем научился доверять внутренней чуйке, которая помогала определить, кто перед ним находится. Конечно, бывали и осечки, но с годами такое становилось всё реже и реже. Хотя, конечно, никто не гарантировал что его внутреннее чутье будет всегда определять точно, подозрительный человек или нет. И сейчас, смотря на этого молодого человека, Хейд не мог понять, чем именно вызвано внутреннее напряжение.
А значит, оставалось лишь одно - начать разговор. И там уже станет понятно, начал ли он стареть и параноить, или же что-то тут не так.
Хотя, признаться, первый вариант, возможно, был гораздо предпочтительнее. Проблем и так хватало, а паранойю можно будет приструнить... В отличие от опасности со стороны человека, которого ты не знаешь.
- Я Старший Страж Колтейн Хейд, господин Армори, - представился воин, соблюдая вежливость и также чуть кивнув головой, - Думаю, Вам не особо приходилось общаться с представителями Ордена, особенно когда они выполняют определенное задание, так что я постараюсь быть краток. Я ищу потенциального рекрута, который может помочь в борьбе с Порождениями Тьмы, и этого самого "рекрута", по имеющейся у меня информации, последний раз видели с Вами, - мужчина чуть улыбнулся, скрестив руки на груди, после чего описал нужного ему человека, - Говорят, Вы неплохо с ним спелись. Не подскажите, где я могу его найти?

+1

6

Отличительной чертой характера месье Армори всегда являлась патологическая лживость. Он лгал без малейшего зазрения совести, с легкостью перекладывал вину на других и, что еще хуже,  не испытывал при этом никаких стеснений, просто потому что физически не мог их испытывать. Ложь была для него настолько же простой, как и правда.
- Честно говоря, первый раз вижу Серого Стража,  месье Хейд, - вежливо удивился Армори, не отводя от мужчины внимательного и заинтересованного взгляда. Выслушав описание он задумался, словно действительно вспоминая названное лицо.
- Да, я помню его, - наконец медленно проговорил Армори, наконец-то выныривая из воспоминаний и снова поднимая на Стража взгляд. - Признаться,  я не имел ни малейшего понятия о том, что он рекрут Серых Стражей.
Взгляд Армори задержался на лице мужчины.
- Если вы спрашиваете о том, что связывало меня с ним... Ваш говор, месье,  указывает на то, что некоторые традиции этого города будут вам чужды. Я встретил его недалеко от городского борделя и привел к себе. Мы провели вместе ночь и наутро он меня оставил. Больше мы не виделись, - Армори чуть склонил голову на бок. Он все еще не выказывал волнения, а речь молодого человека звучала плавно.
- Думаю, мне не стоит пояснять, что мы провели ночь не за партией в "Королевы". Но это,  пожалуй,  все, что я могу сказать вам об этом человеке. Он не сказал мне, где остановится. Наша встреча не предполагала продолжения. И я надеюсь... - Террен замолчал, на миг закусив губу. В глазах его мелькнула тень беспокойства.
- Что этот разговор по понятным причинам останется между нами.
[AVA]http://se.uploads.ru/8E2Gs.jpg[/AVA]

Отредактировано Terren d'Armaury (2016-11-23 23:18:25)

+1

7

- Первый? В таком случае, Вам повезло, так как далеко не каждый Страж столь вежлив, как я, - как раз-таки вежливо заметил Колтейн, ухмыльнувшись, после чего терпеливо стал ждать ответа на заданный им вопрос. Признаться, Хейд не совсем был уверен в том, что цветочница задала ему верное направление и указала правильного человека, но, когда, по факту, зацепок было и так не ахти как много, нужно было пользоваться тем, что давали, любой возможностью. Поэтому проверить этого человека не было особой проблемой, особенно если он в итоге ничего не знал, не видел, не слышал, не встречался и так далее.
Но, как минимум, Тейну повезло в том, что этот блондин помнил нужного ему рекрута.
- Ну, господин Армори... Скажу Вам честно - далеко не каждый рекрут Серых Стражей в курсе, что он является рекрутом. До определенного момента, конечно же, - Серый Страж снова ухмыльнулся, показывая, что не всё так однозначно, - Но, обычно, признаками потенциального будущего Серого Стража являются его выдающиеся способности и умения в тех или иных вещах. Так что ничего удивительного в том, что Вы не имели ни малейшего понятия, кто он такой... Так как, я уверен, он и сам этого не знал, иначе бы я его не искал, верно?
Последующие слова заставили воина нахмуриться, внимательно слушая всё то, что ему говорил молодой человек. Да, конечно, Колтейн был марчанином, киркволльцем, в конце-то концов, но неужели этот "вьюноша" с абсолютно не горящим взором думал что он не знает, как могут развлекаться аристократы и не только, тем более в Орлее? С учетом того что у Тейна в друзьях был сир Даффодил, подобное утверждение было, по крайней мере, крайне неразумным и недальновидным. Но, стоило делать скидку на то, что этот молодой орлесианец понятия не имел, кто такой Хейд и какие у него друзья, так что...
- О, господин Армори, не сомневайтесь, традиции Вал Руайо и Вашей страны мне знакомы, и ничего предосудительного я здесь не вижу. У каждого свои вкусы, а о вкусах, как Вам известно, не спорят. И не особо распространяются, особенно когда никого в этом городе не знаешь, - Колтейн замолчал и задумчиво почесал бороду, обдумывая всё услышанное. В принципе, всё вполне разумно и логично, и всё это смахивало на то, что его поиски зашли в тупик. Провели ночь, не предполагала продолжения, на утро ушел, не сказав, где остановится...
Но куда-то же он пропал, верно?
- Он, случаем, не оставлял у Вас каких-либо вещей? - поразмыслив еще немного, уточнил Хейд. Это предположение было банальным тычком пальцем в небо, которое вполне могло ни к чему не привести. И что говорило о том, что, похоже, Стражу придется идти в бордель и пытаться выяснить уже там, не знает ли кто, где проживает нужная ему цель.
- И где, говорите, Вы проживаете конкретно? - решил всё-таки уточнить мужчина, так как, вслед за борделем, придется поспрашивать и тех, кто живет рядом с господином Армори.

+1

8

Одной из самых больших проблем месье Армори (не считая его патологической неспособности к осознанию примитивной разницы между «хорошо» и «плохо») было то, что в человеческом обществе он чаще всего испытывал глубокую скуку. Разговоры Террену удавались исключительно с мертвыми (или оглушенными, или лишенным права голоса) людьми, при условии, что их реплики он озвучивал самостоятельно. Поговорить с умным человеком вседа было приятно. Армори же вокруг себя умных людей не видел в принципе в силу их полного отсутствия. По странному стечению обстоятельств Страж перед ним на умного человека тоже не тянул, во всяком случае, если приходилось оперировать привычными Террену понятиями.
- Насколько я помню, не оставлял. Но вы можете проверить, если захотите, - Террен светло улыбнулся. Разумеется, логичнее всего было бы оборвать жизнь Стража как только представится такая возможность, но, увы, Армори не знал, кто осведомлен о его присутствии в этом городе, один ли он, не поддерживает ли он связь с другими… Убить Стража значило бы подписаться на убийство еще десятка людей, а вырезать всех без разбора Террен не хотел. Это подвергло бы его опасности и вынудило бы потратить мизерное количество времени на исследование каждого тела. К тому же… нет, со Стражами он не был готов враждовать.
- Недалеко от цветочной лавки, где вы встретились с мадам Шарп, - откликнулся молодой человек, а потом улыбнулся снова.
- Пойдемте, я покажу. Может быть, мой ночной гость действительно оставил что-то, что могло бы пояснить вам, куда он направился.
Кондитерская и правда располагалась всего ничего от дома Террена и едва ли это было простым совпадением. Лавочка же мадам Шарп находилась и вовсе шагах в двадцати от его двери: переулок, где высился аккуратный, словно кукольный, дом, чуть ниже раздваивался, словно змеиный язык и вот как раз на одном из ответвлений этого языка и проживала бдительная женщина.
Это был во всех смыслах очаровательный и чистый дом. Свежие занавеси, цветы на подоконниках – едва ли сам месье Армори поддерживал эту пастораль, а потому оказалось совсем не удивительным, когда на шум открытой двери и мужских шагов на лестницу выступила высокая и хрупкая, как былинка, девушка, с медно-рыжей косой и зелеными, что императорские изумруды, глазами.
Она ойкнула и присела в реверансе при виде Хейда, низко опуская хорошенькую головку и краснея скулами.
- Я не знала, что сегодня будут гости, - повинилась она и робко улыбнулась.
В конце концов, кто будет подозревать человека в обществе маленькой, хрупкой и обворожительной девушки?
[AVA]http://se.uploads.ru/8E2Gs.jpg[/AVA]

Отредактировано Terren d'Armaury (2016-12-04 21:23:50)

+1

9

"Если захотите" звучало как прямой призыв к тому, чтобы он, Колтейн Хейд, попробовал захотеть, прямо-таки чтоб нарвался на приглашение к себе в дом, на что мужчина лишь позволил себе вскинуть брови и хмыкнуть, но никак не прокомментировать. Будь он все еще стражником, да еще стражником на службе Орлея, он был не просто захотел, а прямо-таки за шкирку взял бы этого господина и потребовал бы проводить к себе. Почему? Потому что с похожими типами Хейд уже встречался в своем прошлом, и, чем больше ты общаешься с ними вежливо, тем больше они срут тебе в уши и ни во что не ставят.
Но он теперь был Серым Стражем, и надо было вести себя более прилично... Не смотря на то, что в Стражи брали далеко не самых добродушных и вежливых людей, что уж там.
- Предложение проверить звучит очень заманчиво, господин Армори, - всё-таки решил вежливым тоном заметить Тейн, чуть улыбнувшись одними уголками губ, - Но, Вы же понимаете, настаивать на этом я не в праве...
Правда, продолжать он не стал, потому что этот молодой и вежливый блондин решил сам показать, где живет. Это было, с одной стороны, необычно, а с другой - вполне очевидным предложением, особенно для человека, которому нечего скрывать. Или, наоборот, есть чего, но он хочет создать видимость правильности. К сожалению, информации для полноценного анализа ситуации было недостаточно, поэтому Страж лишь кивнул на это предложение и последовал за студентом. Тот, очевидно, привел его к собственному жилищу, которое оказалось недалеко от кондитерской, а также и от цветочного магазина. По факту, место было и приметным за счет своего расположения, и совершенно обычным, опять-таки, в силу расположения и архитектуры города. Создавалось ощущение что господин Армори специально жил так, чтобы находиться на грани двух состояний, и это в себе включало как его модель поведения, так и одежду, манеры, дом и так далее. То есть, он вроде бы ничем не отличался от других людей, но что-то во всем этом было...
Но Хейд не мог понять что.
Служанка же была мастерским штрихом, завершающим картину "обычности" этого человека и его жизни. Колтейну в этот момент захотелось заскрипеть зубами.
- Приношу свои искренние извинения за беспокойство., - чуть кивнув головой, произнес мужчина, обращаясь к девушке, после чего повернулся к хозяину дома, - Не возражаете если я осмотрюсь внутри, коли Вы так любезно позвали меня к себе? И да, я хотел бы поговорить с Вашей служанкой после осмотра, если, опять же, у Вас не имеется никаких возражений.
Сейчас, пожалуй, Страж напоминал типичного представителя стражников, чем великого Ордена. Но ему на это было плевать. Ему были нужны зацепки.

0

10

Девушка при словах Хейда залилась краской еще гуще. Террену, который был о ее настоящей деятельности осведомлен несколько больше, каждый раз удивлялся, как это потомственная шлюха умудряется каждый раз настолько убедительно краснеть. Оставалось думать, что это было ее каким-то особым навыком, за который она и брала настолько большую сумму при оказании определенного рода услуг. Впрочем, эта же девушка, то краснея, словно спелая клубничина, то становясь бледной, словно парное молоко, могла и смотреть на него влюбленными глазами в то время, как он работал сам. А это немногим было под силу. Оливка же терпела все со стойкостью человека, которому в жизни и так немало досталось. А потому время в этом доме проводила совершенно добровольно и совершенно же бесплатно: какой бы неуклюжей и эгоистичной не была нежность весьма далекого от чего-то подобного месье Армори, ее это, кажется, полностью устраивало.
- Она моя невеста, - поправил Террен мягко, обнимая краснеющую девушку за плечи и целуя ее в лоб, украшенный завитком медных волос. Оливия вскинула не него благодарный взгляд, на миг сжимая руку Армори в своей узкой ладони и прильнула, только подтверждая момент этой приятной почти семейной идиллии. – Разумеется, вы можете с ней поговорить. Оливия, милая, пожалуйста, разогрей для гостя вина. А я пока покажу дом.
Он улыбается Хейду: легко, ненавязчиво. Выпускает из пальцев чужой острый локоток, который уже оглаживал невесомо ладонью и жестом приглашает Стража пройти дальше, пока Оливка ускользает в сторону, видимо, кухни.
Дом не очень большой: от коридора идет дверь в столовую с камином, оттуда в небольшую кухню. Потом лестница на второй этаж, где, видимо, спальни, а внизу, под ней, такая же лестница, но ведущая в подвал. Пол здесь, кажется, недавно вымыт – ступени все еще влажные от недавней уборки.
[AVA]http://se.uploads.ru/8E2Gs.jpg[/AVA]

Отредактировано Terren d'Armaury (2017-01-18 01:32:01)

+1

11

Когда господин Армори уточнил, что девушка не служанка, а невеста, брови Хейда поползли наверх, как бы показывая, что к такому повороту событий он не был готов. Как ни крути, но когда ты разговаривал с человеком всего пару минут назад о его половых связях с другим человеком, да еще мужчиной, как-то начинаешь думать о том, что у такого молодого юноши вряд ли будут невесты. Но, как оказалось, либо господин Армори оказался совсем не таким простым и обычным, как того хотелось бы Колтейну, либо обычаи Орлея были еще более странными, чем он думал.
Либо просто все здесь были испорчены донельзя и всем было плевать на супружескую верность, пусть даже они еще не сыграли свадьбу. От этого, пожалуй, было бы противнее всего, но виду Хейд не подавал.
- Прошу прощения за свою недальновидность, - брови воина уже вернулись на свое законное место, а на лице теперь была виноватая улыбка, после того, как мужчина чуть поклонился девушке, - Это было слишком неожиданной новостью для меня, с учетом... того, что я встретил Вашего будущего супруга при странных обстоятельствах и в том месте, где обычно будущие мужья предпочитают не находиться. Еще раз приношу извинения, - при этих словах он бросил взгляд на Армори, дабы проследить за его реакцией на подобные заявления, после чего продолжил, - И я с удовольствием осмотрю Ваш дом, как и собирался. Надеюсь, это не займет много времени и я больше не буду мешать Вашему... уединению с невестой.
На этих словах Колтейн бросил довольно-таки вызывающий взгляд на Террена, после чего последовал за ним.
В принципе, дом был как дом - ничем особым не выделялся, представлял из себя типичное строение орлесианской архитектуры, а убранство внутри было... обычным, пусть и чистым, и опрятным. И эта чистота с одной стороны вызывала удивление, а с другой, с учетом наличия "невесты", была вполне логичным и ожидаемым явлением.
- Так чему конкретно Вы обучаетесь в университете, господин Армори, напомните мне, пожалуйста? - уточнил Серый Страж, продолжая осматриваться. В принципе, ничего необычного он не заметил... но тут глаз зацепился за лестницу, а точнее, за пол около той, что вела в подвал. Там явно недавно мыли, и, похоже, отмывали тщательно. Либо это был банальный обман зрения.
- Не возражаете если мы спустимся в подвал? - с улыбкой обратился Хейд к молодому хозяину. Бояться было почти нечего. Вот только внутренне Тейн всё-таки собрался. На всякий случай.

+1

12

[AVA]http://se.uploads.ru/8E2Gs.jpg[/AVA]
Террена де Армори совершенно, никоим образом не смущает тот факт, что при наличии живой, очень даже обаятельной, рыженькой невесты, которую Создатель не обделил формами и общей привлекательностью, он имеет достаточно характерного рода связи с мужчинами. Начиная с того, что Оливия ему совершенно точно не невеста. Вернее... невеста, которая никогда не станет женой: при его работе жениться в столь юном возрасте рано да и подобные планы вообще его никоим образом не влекут. Но женщины, как известно, любят ушами. И расстраивать женщину, которая всяческим образом помогает тебе заниматься твоей работой, совершенно точно глупо. А потому Армори просто оттягивает планы на пару-тройку лет дальше, с удовольствием предвкушая, как диагностирует мадам Армори становку сердца сразу после того, как та узнает, что на этот раз учудила ее любимая кровиночка.
Потом Террен совершено обаятельным образом улыбается в ответ на чужую реакцию. И чем выше ползут брови Серого Стража, тем любезнее становится улыбка Армори. Пожалуй, он бы даже хотел послушать, как бы этот человек принялся наставлять его на путь истинный.
- Он о борделе. Но встретил меня не там, - со все той же улыбкой пояснил Террен удивленно вскинувшей брови девушке. Та коротко кивнула, ответив понимающей улыбкой и, в общем-то, совершенно данному ответу не смутилась, склонившись на миг в выражении вежливости и действительно скрывшись по делам хозяйственным и гостевым. Улыбка молодого человека в этот момент стала только шире, но смех, так и рвущийся из горла, он все-таки сдержал, хотя и признавал все эти пламенные, бросаемые, судя по всему, ханжой-Стражем, взгляды достаточно забавными.
- Всему, что может предоставить нам современная наука. Я предпочитаю историю, медицину, географию, астрономию...
Он и сам приподнимает брови, услышав требование показать подвал, но в лице, тем не менее, не меняется и только в глубине зрачков мелькает какое-то темное, мрачное выражение.
- Разумеется, месье Страж.
Армори тянется, снимая с крючка на стене связку ключей и спускается по лестнице вниз, отпирая дверь и сторонясь.
- Прошу. Я сейчас разожгу фонарь.
Он и правда возвращается с фонарем, за узорным стеклом которого трепещет свеча. Подвальное помещение большое, удивительно хорошо обустроенное - словно еще одна комната. Впрочем, из обстановки здесь только несколько шкафов, да огромная, совершенно роскошная кровать с резными фрагментами, укрытая балдахином... и оснащенная весьма характерными шелковыми лентами в каждом из углов.
- Дать вам фонарь? - Армори, с трудом сдерживая смех, прислоняется к дверному косяку. Подвал больше похож на будуар шлюхи. Коим, в общем-то, и является. И здесь пол тоже тщательно вымыт, а постельное белье сменено.

+1

13

Нет, Колтейну совершенно были не по душе реакции, воспроизводимые обитателями этого дома. Как будто бы невесте было плевать, с кем якшается её будущий муж, и вскинутые удивленно брови совершенно не убеждали мужчину в том, что ей действительно есть дело до этого. А уж что говорить про самого Армори... Улыбка была любезной, безусловно, но что-то в ней было не то. Не фальшь, но... Что-то скрывалось за ней. Хейд не мог сказать что точно, потому что фактов на руках у него не было, но чувствовал что этот человек, возможно, смеется над ним сейчас где-то глубоко внутри.
Возможно, это бы задевало, если бы воину не было плевать на мнение этого студента.
Потому что, в любом случае, у Серого Стража была иная цель. И он к ней стремился, вне зависимости от того, что думает сейчас господин Армори.
- История, медицина, география, астрономия... - задумчиво повторил вслед за орлесианцем Колтейн, продолжая осмотр, - Медицина, хм, - еще раз повторил он, осмотрев дом, после чего заметил какой-то проблеск во взгляде Террена. Вопрос стоял в том, проблеск чего именно это было. Догадаться было сложно, - Говорят, в университете Орлея преподают лучшие из лучших, а люди, выпускающиеся оттуда, становятся чуть ли не незаменимыми в своих профессиях в стране. Признаться, иногда задумываюсь, чтобы бы было родись я в Вашей чудесной стране, господин Армори, и окажись я на Вашем студенческом месте... Благодарю.
Страж спокойно спустился вниз, осматривая как лестницу, так и подвальное помещение в свете горящей свечи внутри фонаря, задумчиво проходясь взглядом по местному интерьеру. Конечно, интереснее всего выглядела местная кровать, как же иначе.
- Не откажусь, - невозмутимо произнес Хейд, при этом властным движением отбирая фонарь у хозяина дома и продолжая свое движение по подвалу, после чего остановился у того предмета интерьера, на котором обычно спят, и подергал ленты, - Знаете, обычно кровати ставят наверху, в личных покоях, а не в подвалах. Даже для таких развлечений. Впрочем, не мне судить эти самые увлечения, не так ли?
При последних словах мужчина хмыкнул и присел на корточки, заглядывая под кровать, отмечая, что здесь, как и на лестнице наверху, всё было тщательно вымыто.
- Почему Вы так помешаны на чистоте, господин Армори? Не устает ли Ваша невеста от постоянной уборки? - поднявшись и поведя плечами, обратился Страж, при этом двигаясь в сторону шкафов, - Я, помнится, слышал от одного знакомого лекаря что излишнее внимание к чистоте вызвано некой болезнью... Не поведаете мне об этом, коли изучаете медицину?
После чего, задумчиво постучав по дверце шкафа, открыл один из них, ожидая там увидеть чуть ли не полный набор для развлечений.
И вроде всё говорило о том, что этот Террен был может и странным человеком со своими причудами, но никак не убийцей, и что надо бросить это гиблое дело и отправиться к борделю с расспросами... Но Хейду казалось что он что-то упускает из виду, и это не давало покоя.

0


Вы здесь » Dragon Age: A Story Being Told » ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » Поздний час, половина первого, семь футов под землей