Dragon Age: A Story Being Told

Объявление

Добро пожаловать

Приветствуем Вас на проекте Dragon Age: A Story Being Told! Наши приключения разворачиваются в 9:42 Века Дракона, после победы над Корифеем. Для нас важно сохранить атмосферу мира Dragon Age и мы очень внимательны к Кодексу, который ей сопутствует. Несмотря на это, здесь мы создаем собственную историю и приглашаем Вас присоединиться.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir
Приветсвие
Навигация
Администрация
Новости
Нужные
Доска почета
Новости

13/02/2017 – Небольшое, но довольно важное обновление в FAQ форума. Подробнее по ссылке.

21/01/2017 – Разыскиваются игроки на роли Алистера и Бриалы. Освобождена роль Натаниэля Хоу.

15/01/2016 – Срочно разыскивается игрок на роль Флоры Хариманн для участия в запущенной сюжетной ветке.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: A Story Being Told » ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » Бремя страстей человеческих


Бремя страстей человеческих

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

БРЕМЯ СТРАСТЕЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ

Действующие лица:
Гектор, Луи Дане

Время действия:
9:40, месяц Утешник

Место действия:
Орлей, Вал Руайо

Что делать, если тебе принесли тело на вскрытие, а оно оказалось вполне себе живым? Конечно же отмести все сомнения, хорошенько зафиксировать «труп» и продолжить свое нелегкое дело.
Что делать, если после битвы с магом ты просыпаешься в холодном помещении, прикованный к столу и с чужим скальпелем в грудине? Что ж...

0

2

Месье Пти пришел после полудня.
— Свеженький! — Как всегда жизнерадостно отозвался старик, на пару с молодым помощником внося в помещение носилки с телом. — Тот еще бугай, аж страшно думать, что его так приложило. — Не менее оптимистично добавил он, привычно двигаясь в сторону смежного помещения, куда обычно складывали трупы.
Месье Дане, занятый до того наблюдением за медленно протекающей алхимической реакцией, заинтересованно поглядел на покоящееся на носилках тело и удовлетворенно кивнул, откладывая перо, поднимаясь и семеня за двумя господами, что уже пару лет доставляли новый «материал» в его лабораторию.
— Снова из нераскрытых? — Совершенно повседневным тоном уточнил месье Дане, когда тело наконец оказалось на его столе, а месье Пти с помощником начали сворачивать носилки.
— Как есть. — С улыбкой крякнул господин Пти и, уходя, внезапно добавил: — Как же простому люду жить, если у нас в подворотнях таких бугаев как собак режут. — С этими словами месье Пти громко захлопнул за собой дверь и оба помещения лаборатории погрузились в звенящую тишину.
— Режут? — Рассеянно вторил ему в след месье Дане и опустил взгляд на лежащее рядом тело. Нет, конечно стоило еще осмотреть его со спины, да и снять кожаный нагрудник, однако каких-либо колюще-режущих ранений на первый взгляд не наблюдалось. Более того, тело выглядело не просто свежим, оно выглядело преступно свежим. Словно жизнь не далее как пару минут назад покинула этот невероятный массив мускул (что было крайне маловероятно с учетом нерасторопности городской стражи). Впрочем, кто был такой Луи, чтобы жаловать на свежесть материала? Прогнав сомнение, мужчина принялся поочередно расстегивать застежку за застежкой, покуда мертвец не оказался гол по пояс.
— Оу.
Шрамов было много. Нет, не так. Их было бесчисленно, невероятно много. Больше, чем Луи приводилось когда-либо видеть и это серьезный показатель, учитывая, что ни один бандит был посмертно препарирован на этом же столе. Ожоги, колотые раны, рваные шрамы и следы, вовсе непонятные месье Дане. Было бы весьма занимательно расспросить мертвеца о природе некоторых ранений, но, увы, мертвец на то и был мертвецом, что не мог говорить.
Дальнейшее походило на странный ритуал. Полностью раздев мертвого мужчину, Луи привычными движениями омыл тело, накрыл его причинные места белым полотном и принялся раскладывать в одном известном ему порядке скальпели, один лишь вид которых внушал мысли об остроте. Когда с приготовлениями было покончено, ученый мягко, но уверенно опустил руку на чужую грудину, занес скальпель и внезапно замер.
На гладко отполированной глади лезвия паром отпечатался след чужого дыхания. Словно боясь собственного предположения, Луи взял другой нож, с куда более широким лезвием, и поднес его к носу мертвеца.
Нет, ошибки быть не могло. Мертвец дышал.
Признаться, по началу он растерялся. Как могли стражи и месье Пти допустить такую ошибку? Да, мужчина лежащий перед ним был холоден. Да, пульс не смог прочувствовать и сам Дане. Но дыхание! Дыхание его полностью выдавало. К таким поворотам судьбы Луи едва ли был готов и уже даже почти был готов бежать обратно за месье Пти, когда в разуме ученого вспыхнула другая мысль.
Это было потрясающей возможностью. Для всего мира этот мужчина был мертв. Его тело перекуплено у стражи, никто интересоваться судьбой мертвеца не будет. Сколько доселе недоступных исследований сейчас лежало перед месье Дане. Какой вклад в науку он мог совершить здесь и сейчас. Здоровый, крепкий организм в глубоком сне: о большом он и не смел мечтать. Луи осторожно отложил скальпель. Его глаза горели.

Ремни нашлись в подсобке. Обычно их использовали для удержания людей во время ампутации и потому они были достаточно крепки даже для столь крупного мужчины. Конечно, Луи надеялся что они не пригодятся: в конце концов сон «мертвеца» был достаточно глубок и долог. Когда ремни были стянуты на чужих руках и ногах, месье Дане колебался лишь мгновение. Затем решительно отмел все сомнения, склонился и уверенно опустил острое лезвие скальпеля на чужую кожу.

Отредактировано Louis Dane (2016-10-25 21:41:22)

+2

3

Что снилось Гектору в эти недолгие часы полного забвения?
Ему снились гладиаторские бои. Диего Альварес, более известный по прозвищу Айслийский Голем, пытался выбить из него всю душу на арене Антивы. Он кричал ругательства на своем антиванском, но довольно опытный в этом деле Гектор был способен разобрать каждое его поганое слово. В какой-то момент Бык тяжело ранил его в плечо, так, что тот уже не мог держать в руках scutum, а затем хорошенько расквасил ему лицо. Но рудиарий продолжал стоять, ведь не зря же его называли Големом.
Гектор начал насмехаться над Альваресом. Он намеревался использовать против него его собственную ярость, так как знал, что ничто так не ведет к верной смерти, как не способность мыслить ясно. Но в какой-то момент он будто бы зазевался, неосторожно отставил свой щит, и Айслийский Голем всадил ему гладий в грудь. В этот момент Гектор очнулся и глубоко вздохнул.
Он ощутил хорошо знакомую ему боль в груди, но в трое крат сильнее, чем оно было в действительности. Опустив глаза, Бык обнаружил вовсе не гладий, которым его пронзил Альварес, а какую-то металлическую тонкую пластину, с непозволительно большой для такого оружия рукоятью и бессмысленно маленьким лезвием. Именно так он в последствии опишет скальпель. Именно так, узнав название инструмента, он окрестит Луи Дане. Посмертно.
- Проклятье Думата, как я здесь оказался?! Ты кто такой?! - рявкнул Гектор тяжелым охрипшим голосом. От злости гладиатор поддался вперед, но ощутил, что руки его накрепко скованы какими-то ремнями, а скальпель врезался под кожу еще сильнее.
Это был не сон.
Реальность начала к нему возвращаться. А вместе с ней пришло и чувство холода, вызванное не столько тем, что Стальной Бык был абсолютно гол, сколько мерзлостью и сыростью самого помещения.
«Подвал», предположил Гектор и осмотрелся по сторонам. Здесь было два стола, к одному из которых он был привязан, шкафы с заспиртованными в банках мелкими животными и частями человеческих тел, столешницы с разложенными на них инструментам. Внимательный взор гладиатора (не без помощи яркого освещением, очевидно магического происхождения) заметил и две двери, одна из которых была наглухо закрыта, возможно, это был выход, а вторая - что-то вроде подсобки, с книгами, склянками и алхимическими принадлежностями.
Все указывало на то, что Гектор оказался в лаборатории мага.
Пьера Мурье.

Семью днями ранее
(Гая в роли Юлианы)

- Его имя - Пьер Мурье, - сказала Маргери с выразительным орлесианским акцентом, - беглец из Белого Шпиля, как и многие другие. Предположительно - маг крови, но информация не точная. В свете последних событий, сейчас каждый отступник потенциальный демонопоклонник.
Маргери Луисон де Бреньи была их связным в Вал Руайо - его и Юлианы. А также Гаи, которая оставила их в прошлом месяце, отправившись в Герцинию. Это была красивая светловолосая средних лет женщина, в прошлом - то ли танцовщица, то ли певица. Гектор уже и не помнил. Проживала она в небольшом загородном поместье, где и принимала обычно своих дорогих «друзей-наемников».
Поднявшись с уютной софы, Маргери засеменила к графину.
- Дело, можно сказать, до неприличия обычно. Круги «разорваны», и таких как Пьер Мурье на улицах не мало. Но есть уважаемые господа, которых особенно заботит безопасность их ненаглядных жен, и они готовы платить за его голову хорошие деньги.
Луисон наполнила бокалы вином и протянула их своим гостям. Юлиана холодно отказалась от подношения, коротким жестом указав на свою походную флягу. Заняв в будуаре наиболее выгодную позицию, она небрежно прислонилась к стене и наблюдала, почти не моргая, пристальным взглядом блекло-зеленых глаз. Жест отказа, походка, даже сама поза с которой Мизеркордия встала у стены - все казалось Гектору напоминанием о привычном поведении Гладия на деле. Нарочно Юлиана вела себя так, или то была ее безотчетная попытка "быть ближе" к сбежавшей любовнице - оставалось только гадать.
Гектор, намеревавшийся сперва взять бокал, словил на себе недовольный взгляд Юлианы, и тут же отказался от своей затеи.
- Что-нибудь дельное ты нам сообщишь, птаха? Или так и будешь щебетать о бесполезных картавых крезах? Кроме имени и того что он "предположительно маг крови" что-то вообще известно тебе об этом ублюдке? - отрывисто и довольно зло поинтересовалась рыжая тевинтерка, складывая руки на груди. Впрочем, то была ее обычная манера. Кажется она всегда была зла на целый мир, а от слова "маг" ее глаза и вовсе вспыхивали затаенной ненавистью.
- Последний раз Мурье был замечен в столице, - недовольно ответила Маргери, - он снял комнату в «Лошадином хвосте». Та еще дыра. А когда был обнаружен - бежал.
- Был обнаружен? Т.е. кто-то уже приступил к его поисками? - спросил Гектор, желая узнать не нанят ли кто-либо помимо них разгребать это дело.
- Не совсем так, мой дорогой друг, - ответила женщина и присела на софу, - какое-то время мсье Деве... наш заказчик занимался его поисками своими силами, но после того как потерял в погоне за Мурье несколько солдат и был вынужден возместить их семьям немалые средства, он решил обратиться за помощью к профессионалам. В этом свертке находится все, что маг не успел унести с собой - несколько писем, книги, другие вещи, - Маргери взяла с рядом стоящего столика какой-то тканевый узелок и протянула его Гектору, - а также личные записи нашего благодетеля о Пьере Мурье. То, что ему удалось собрать самостоятельно. Как видите, вам осталось только найти его и закончить начатое.
- Как он их убил? - прищурившись, коротко спросила Юлиана.
- При помощи магии, глупенькая, а как же еще? - ответила Луисон. Женщина ничего не смыслила в магических искусствах и оттого не могла сказать ничего более. Она увидела как Гектор развернул сверток и взял книгу, лежащую там.
- Именно из-за этой вещицы наш заказчик предположил, что Мурье может быть магом крови.
- Это книга не имеет отношения к магии крови, Маргери, - ответил Гектор, листая её, - эта книга о магии Энтропии.
[AVA]http://i.imgur.com/IwabtSJ.jpg[/AVA]

Отредактировано Hector (2016-10-27 16:14:48)

+1

4

К чести месье Дане, когда широкая грудь гладиатора под его рукой внезапно расширилась в глубоком вдохе, скальпель не дрогнул ни на миллиметр. Он лишь чуть глубже вонзился в смуглую кожу, оставляя тонкий, но довольно глубокий порез прямо на рукоятке грудины. Из пореза тут же хлынула густая кровь и ученый поспешил отнять руку и даже отойти на пару шагов назад, несколько ошарашено смотря на внезапно пробудившийся объект.
— Луи Дане. — Растерянно представился он, не найдя ничего лучше, чем честно ответить на вопрос. — Вас принес месье Пти. — Чуть погодя добавил он не менее честно, хоть и совершенно бессмысленно. После чего растерянно моргнул.
Признаться, к такому повороту событий месье Дане готов не был. Нет, он предполагал, что боль может пробудить даже от столь глубокого магического сна, однако предполагать и быть готовым — две абсолютно разные вещи. Когда перед тобой лежит бессознательное тело, не способное говорить и отвечать, все весьма просто. Это почти как работать с трупом, только пользы в разы больше. Когда «труп» начинает ругаться и задавать вопросы, это уже начинает походить на актуальную медицину с тем лишь отличием, что по окончанию работы месье Дане объект так или иначе должен быть умертвлен.
Месье Дане уже много лет не практиковал актуальную медицину именно по этой причине: он не любил, когда его «пациенты» говорили, двигались или вообще проявляли какие-либо признаки жизни. Это было муторно, сложно и доставляло больше проблем, чем пользы.
— Эм. — Замялся ученый, осторожно возвращаясь к столу и откладывая скальпель. Первичный страх от пробуждения «объекта» постепенно начал отступать, однако что делать с пробудившимся Луи не знал. Дать сонную настойку? Макового молока? Или все же сначала расспросить вот об этом вот занятном ранении, похожем на следы когтей? — Воды? — Вместо этого неуверенно поинтересовался месье Дане, чья патологическая вежливость порой была просто потрясающе неуместна.

+1

5

Стальной Бык не по наслышке знал на что способны маги. Он был их убийцей. В его понимании, каждый взятый заказ на мага требовал плана и тщательной подготовки. Так, словно вы охотитесь вовсе не на человека, а на виверна. Хорошо, конечно, если в результате проделанной работы, вам не пришлось даже вступать в бой с колдуном. Это значит, что все прошло удачно - ваша ловушка сработала, а вы, очевидно, остались живы. И все же, уповать на то, что ни о чем не подозревающий маг будет действовать согласно вашему плану никогда нельзя. Он же как виверн, помните?
Сложись ситуация иначе, Гектор был бы крайне осторожен в общении с Луи Дане, и менее поспешен в действиях. Но он был зол, и тем меньше ощущал боль в груди от раны, оставленной магом. Он дернул руками еще раз, так, что заскрежетали металлические скрепки в ремнях. Но чувствовал, что ослаб, хоть и не намеревался этого показывать.
Взгляд его, глядящий на мага, истончал ярость. Казалось, словно эта груда мышц, лежащая на столе, в любой момент может разорвать оковы и наброситься на него. Пусть и не с первого раза. И все же, Гектор все еще оставался самим собой. Он контролировал себя и свои животные порывы. А для берсерка это могло значить лишь одно - он не сможет освободиться сам.
- Назови хоть одну причину, Луи Дане, почему я не должен размозжить тебе череп прямо об этот стол, - захрипел Гектор, - после того как разорву эти ремни.
Имя гладиатор произнес достаточно выразительно. Он хорошо его расслышал.
[AVA]http://i.imgur.com/IwabtSJ.jpg[/AVA]

Отредактировано Hector (2016-10-28 22:13:22)

+1

6

Это было грубо. И зло. Как человек весьма робкого десятка, месье Дане мог реагировать на грубость и злость исключительно в своей неподражаемой манере вселенской вежливость и всепрощения.
— Потому что вы вряд ли их разорвете? — На пробу ответил Луи, впрочем не особо уверенный в своих словах. Он видел, как мадам Жаккар ампутировала ногу императорскому гвардейцу, который ростом был не многим меньше этого тевинтерца (да, акцент был характерен), однако ремни скрипели, а металлические скобы стонали от напряжения, которое вкладывал в свои движения недавний «труп». — Не поймите меня неправильно, месье, я верю в ваши физические навыки, однако эти ремни предназначены для пациентов с ампутацией и если верить мадам Жаккар, подобная боль пробуждает в людях дополнительные физические резервы.
Месье Дане с улыбкой щелкнул по напряженно натянувшемуся ремню. Тот действительно был толще и прочнее обычных, хотя сомнение внушали скорее металлические скобы, нежели кожа.
— Впрочем, я бы хотел спросить вас о другом. Насколько я понял, ваш глубокий сон был вызван магией, не так ли? Я много работал с сон-зельями и прочими успокаивающими препаратами, но после них у всех пациентов прослеживалось легкое чувство слабости. К сожалению, я не столь сведущ в вопросах магии так, как того хотел бы, поэтому не могли бы вы описать мне эффект заклинания? — Абсолютно искренне поинтересовался месье Дане, явно готовый в это же мгновение броситься записывать все то, что мог сообщить ему тевинтерец. — Слабость? Сонливость? Притупленность чувств?

+1

7

- Сломанный хребет и вспоротое брюхо, scalpellum, - не удержался Гектор и продолжил слова Луи. Он хотел его припугнуть, - развяжи меня и, возможно, я убью тебя быстро!
Гектор откинул голову на стол, глядя как с потолка падают мелкие капли воды. Он был не глух, и слышал утверждение Дане - в магии тот разбирался крайне плохо. Возможно, даже хуже, чем он сам - убийца магов. Тогда кто же он такой? И как Гектор оказался здесь?
Мужчина начал с малого: Луи Дане - не маг. Он вспомнил дело Пьера Мурье, которое намедни он и Юлиана получили от Маргери. Все это время они искали проклятого малефикара, в этом не было сомнений. И-и, очевидно, они его нашли...
Гектор закрыл глаза и начал тихо рычать на придыхании.
Гнев, испытываемый мужчиной, подступал прямо к горлу, сбивая с мыслей, вызывая животное ощущение разорвать эти оковы и задушить проклятого не-мага, осмелившегося поступить с ним так.
Сейчас Гектора сдерживало лишь одно:
«Юлиана...», подумал он, в то время как губы его задвигались, безмолвно произнося её имя, «Где же ты? Что с тобой случилось?»
- Quo usque tandem abutere patentia nostra mea? (Как долго ты собираешься испытывать мое терпение?) Сперва ты ответишь на мои вопросы, Луи Дане, - наконец заговорил он, и повернув голову, взглянул на мужчину, - как я здесь оказался и почему все еще связан? Говори!
[AVA]http://i.imgur.com/IwabtSJ.jpg[/AVA]

Отредактировано Hector (2016-10-31 08:21:45)

0

8

Луи опасливо перемялся с ноги на ногу и беспокойно поморщился.
- Я едва ли был намерен испытывать ваше терпение, месье. Вы и вовсе не должны были очнуться. Хм. - Мужчина задумчиво постучал пальцем себя по подбородку и развернулся на каблуках к шкафу со склянками, начиная их перебирать в поисках подходящей. - Вас нашли в подворотне, приняли за мертвеца и принесли ко мне.
Здесь Луи резко остановился, все еще держа в руке бутылек с вязко зеленой жижей, и скромно улыбнулся, обрачиваясь к тевинтерцу через плечо.
- De morte in scientiae deservio*. - Легко вымолвил Луи и даже характерный орлейски акцент не подпортил чистоту его тевина.
С этими словами мужчина подхватил вторую склянку и уверенно вернулся к столу. Затем достал откуда-то еще три ремня и принялся методично укреплять путы тевинтерца: сначала приковал голову, затем плечи, наконец еще один ремень в районе таза.
- Не переживайте, я верну вас в беспамятное состояние. Возможно не такое сильное, как магический сон, но пока ваш организм не начнет отказывать, ничего бодрящего я вам давать не буду. - Луи говорил спокойно и легко, словно обсуждал с мужчиной погоду или рекомендовал ему выпить горячего супа при простуде. Однако в его взгляде, в его движениях и том, как хаотично двигались его пальцы, таилось внутренне возбуждение. Он ждал подобной возможности давно. Очень давно.

*Я служу науке смерти.

Отредактировано Louis Dane (2016-11-27 13:36:33)

+1

9

Гладиатор не мог оставаться спокойным, пока руки Дане самым нахальным образом бродили по его крепкому телу, затягивая ремни и пристегивая новые. Видит Создатель, - в которого Гектор, впрочем, веровал не особо, - он был очень ослаблен и вместо того чтобы попросту растрачивать силы, должен был придумать план, демон бы его побрал!
Что же он делал? Вместо того, чтобы прислушиваться к здравому смыслу, так необходимому в столь безвыходной ситуации, Гектор злился. Злился так, как обычно злятся берсерки. Он ведь был одним из них. Его варварское лицо, обращенное к Дане, было полно ненависти. Рот был открыт, а зубы накрепко стиснуты. Он пыхтел как ненормальный, время от времени переходя на настоящий звериный рык. Собрав пальцы в кулаки, он напряг мышцы рук и торса, чтобы разорвать оковы. Ну не мог Стальной Бык сдерживать свои эмоции, когда жизнь его висела на волоске.
Не подумайте, он вовсе не рассчитывал, что доживет до глубокой старости. Напротив, он мечтал умереть, как настоящий гладиатор, в честном поединке, с достойным противником. Но не на столе у какого-то орлесианского умника.
- Spurius! (Сукин сын!), - рыкнул Гектор, - освободи меня и дерись как настоящий мужчина!
Ситуация начинала выглядеть комично. Ну разве находясь в здравом уме и доброй памяти, гладиатор действительно мог бы допустить мысль, что Дане развяжет ремни и отпустит его? Конечно же, нет. Не желая умирать как подопытная крыса, Стальной Бык нашел лишь один выход из сложившегося положения - увидеть в Скальпеле врага, которого необходимо одолеть.
[AVA]http://i.imgur.com/IwabtSJ.jpg[/AVA]

0

10

Это было неожиданно. И подло. Месье Дане резко остановился, убрал руки и возмущенно насупился, вздергивая свой нелепый маленький нос и выпячивая подбородок. Может он и не был мужчиной выдающихся физических способностей, но все же подобные вызовы не могли пройти мимо его какой-никакой, но гордости. В конце концов, месье Дане прекрасно знал, что такое дуэли. И даже обучался фехтованию, как и всякий уважаемый в высшем обществе аристократ. Другое дело, что этих умений осталось чуть меньше, чем нисколько. Да и не хотел Луи ни с кем сражаться: это было глупо, нерационально и абсолютно контрпродуктивно.
И все же вызов тевинтерца задел его за живое.
— Месье, — возмущенно начал Луи и от внезапно приливших к горлу эмоций его голос поднялся на тон выше — неужели я дал вам хоть единый повод усомниться в моей чести? Я всего лишь выполняю свою работу. И на мой скромный взгляд, очевидно, что раз вы оказалась на моем столе, то свою битву вы уже проиграли. И совершенно необязательно отыгрываться за это на мне. — Тут месье Дане запнулся и куда более спокойно продолжил. Волна отступила, эмоции ушли. — Поймите меня правильно, месье, мне совершенно не доставляет удовольствие причинения вам подобных неудобств. Но боюсь современная наука требует куда более решительных действий и поверьте, ваше имя еще будет вписано в анналы истории.
Под конец месье Дане воодушевленно блеснул глазами и тут же резко смутился.
— Простите, а как вас зовут?

0

11

Слова Дане о том, что гладиатор проиграл свою битву вывели Гектора из состояния неконтролируемого гнева и он ненадолго успокоился. Не то, чтобы мужчина был готов смириться со своей участью. Нет. Но по мере того как расслаблялись его мышцы, к нему возвращалась и ясность ума. И теперь Бык понимал, что если ему и суждено выбраться из этого поганого места, он должен сохранить силы, а не растрачивать их попусту.
- Мое имя - Гектор. И свою битву я проиграю лишь тогда, когда мое сердце перестанет биться, amicus.
Гладиатор не пытался казаться пафосным, он просто задумался. Отведя свой взгляд от Дане, он восстанавливал в уме картины пережитой ночи. Пытался вспомнить последнее, что произошло с ним. Как он отключился? Где была в этот момент Юлиана? Жива ли она? Что если она тоже здесь, а этот поганый scalpellum молчит об этом?
Как это не странно, Гектор беспокоился о своей напарнице.

***

Вот уже какое-то время убийцы магов следили за Пьером Мурье. По каким-то неведомым причинам маг не стал бежать из города, отчего Гектор предположил, что у него могут быть какие-то незаконченные дела здесь.
Они не торопись, разумно полагая, что первым делом стоит выяснить все об этом ублюдке: начиная от мест, которые он посещает, и заканчивая занятиями, которым посвящает свое время. Но перемещения мага вот уже какое-то время начали напоминать бесцельное брожение. Причин тому могло быть две: проживший много времени в Круге Мурье попросту не знал что делать со своей свободой, или же, что было крайне не желательно, он что-то заподозрил. Тщательно разобравшись в ситуации, убийцы не нашли ни одного реально возможного случая, где Пьер мог бы заметить за собой слежку. Хотя Юлиана настаивала на одном случае, когда Гектор по неосторожности пнул стоявший у какой-то лавки бочонок, заставив Мурье обернуться. Тогда гладиатор применил весь свой не актерский талант, чтобы прикинуться покупателем. А Пьер ушел, очевидно, не придав случившемуся никакого значения. Впрочем, это совсем не значило, что ошибка Гектора не могла бы аукнуться им впоследствии.
И она аукнулась.
Должно быть, Пьер Мурье узнал Гектора, когда убийцы в очередной раз отправились следом за магом. Какое-то время все что хорошо, они даже узнали тот путь, которым следовал Мурье. Но прежде чем они успели что-то понять, мужчина исчез из поля зрения. Скрылся за одним из поворотов. Пожалуй, даже слишком ловко как для мага.
Затем он появился вновь, оглушив гладиатор сильной волной энтропической энергии. Гектор помнил как повалился на землю, в ушах страшно звенело, а в глазах начинало темнеть. Он услышал как громко выругалась Юлиана. Но так, словно она была не рядом, а где-то на другом конце улицы. Он не видел куда она направилась. Это случилось уже после того как гладиатор потерял сознание.
[AVA]http://i.imgur.com/IwabtSJ.jpg[/AVA]

Отредактировано Hector (2017-01-17 09:21:22)

0


Вы здесь » Dragon Age: A Story Being Told » ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » Бремя страстей человеческих