Dragon Age: A Story Being Told

Объявление

Добро пожаловать

Приветствуем Вас на проекте Dragon Age: A Story Being Told! Наши приключения разворачиваются в 9:42 Века Дракона, после победы над Корифеем. Для нас важно сохранить атмосферу мира Dragon Age и мы очень внимательны к Кодексу, который ей сопутствует. Несмотря на это, здесь мы создаем собственную историю и приглашаем Вас присоединиться.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir
Приветсвие
Навигация
Администрация
Новости
Нужные
Доска почета
Новости

13/02/2017 – Небольшое, но довольно важное обновление в FAQ форума. Подробнее по ссылке.

21/01/2017 – Разыскиваются игроки на роли Алистера и Бриалы. Освобождена роль Натаниэля Хоу.

15/01/2016 – Срочно разыскивается игрок на роль Флоры Хариманн для участия в запущенной сюжетной ветке.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: A Story Being Told » ЗАВЕРШЕНО: ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » Навстречу жизни


Навстречу жизни

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Как мы жили раньше, до этого дня,
Не прощая ближних и не храня
Света той звезды, что подарила нам
Млечную дорогу в Звёздный Храм?

НАВСТРЕЧУ ЖИЗНИhttp://sa.uploads.ru/FeGg5.png

Действующие лица:
Герберт Лоррен, Дивена

Время действия:
На начало игры 6 день месяца Парвулиса 9:42 Века Дракона

Место действия:
Ферелден, путь от Гварена до Каэр Осуин, далее Каэр Осуин

Миновали годы разлуки, остался позади охваченный моровой чумой Гварен и Глубинные Тропы, а двое неутомимых любовников продолжили свой путь. На сей раз их ждет долгая дорога домой. Навстречу счастью, навстречу любви, навстречу жизни.

Отредактировано Gerbert Lorren (2016-10-21 13:19:05)

+2

2

Их блядские приключения в проклятом Гварене закончились. Конечно, оба они остались живы, а за спиной маячили вполне себе целые Дантар, Рикон и этот малолетний воришка, чье имя ферелденский аристократ благополучно забыл, но цена за спасение города все же была непомерно велика, а потому Герберт гнал коня галопом, желая как можно скорее убраться из гребаных опустевших земель. Он знал, что будет ненавидеть Гварен, точно также, как до того ненавидел и проклинал Остагар. Вот только Остагар пал, а Гварен так и остался стоять, изможденный, истерзанный, но живой. Рядом с банном мчалась Дивена. Молчаливая, суровая, в одно мгновение состарившаяся на десяток годков. Конечно, не внешне – лицо и тело ее остались такими же привлекательными; сломалось что-то внутри девушки, будто лопнул какой-то стержень. «Наверно, это умерла вера», - решил Лоррен. Теперь, когда не нужно было никого спасать, защищать и оберегать, у мужчины появилось время, чтобы подумать и вспомнить каждый миг из слившихся в одну черную полосу дней, проведенных в зараженном городе. И он вспомнил. Вспомнил сэра Брогана, что нашел последний приют в родовом гнезде, вместе с женой и детьми; вспомнил сэра Коутрен, державшуюся с достоинством и честью; вспомнил тела, укрытые белыми простынями, что выносили из зала, где Стражи принимали клятвы; вспомнил измученную и бледную Дивену, прошедшую Посвящение; вспомнил, как подхватил ее на руки и понес прочь, будто мог что-то исправить и изменить. Их прошлое безвозвратно ушло, и теперь это было особенно заметно. Возможно, потом они оба смирятся и примут трагедию, прощая жизни очередную грубую еблю, но сейчас ни Герберт, ни Дивена не могли скинуть того груза, что свалился на их и без того натруженные плечи. «А ведь мы даже не поговорили об этом», - вдруг заметил банн, придерживая коня, покуда тот не издох или не переломал себе ноги, - «Я так ни разу и не поинтересовался, как она себя чувствует, что думает, о чем беспокоится, чего боится… Сделал вид, будто бы ничего не случилось. Сучий выродок! Траханый трус! Гребаный кретин!» Лоррен скрежетнул зубами и гневно сплюнул в сторону. Паршивое настроение упало еще ниже, и спасти его не мог даже крепкий ром. Впрочем, и не было у них рома…
Аристократ сделал первый привал в захудалой корчме. Небольшой домик, стоящий чуть в стороне от некогда многолюдного тракта, слегка накренился на один бок и взирал на проезжающих мимо путников мутными глазницами маленьких окон. Внутри было тесно, душно и грязно, зато поблизости водились стойла для лошадей, а уходящая наверх лестница намекала на наличие комнат, непригодных для сна, но вполне подходящих для того, чтобы переждать ночку и не промокнуть до нитки. Дождя, впрочем, еще не было, но Герберт видел, как на северо-западе собираются налитые синие тучи, и как резкие порывы ветра несут их прямо в сторону тракта. «Отдохнем здесь. Какая разница, в какой дыре греть свои задницы и чесать языками! Была бы Фрея тот час бы взвилась». Банн горько ухмыльнулся, вспоминая погибшую боевую подругу и, жевнув воображаемую травинку, опустился на маленький скрипучий стульчик.
- Садись, Див, - проговорил он, кивая на место напротив.
Дантар и Рикон разместились немного поодаль, мальчишка же некоторое время неловко потоптался, а после примкнул к воителям. Конечно, он куда больше был бы рад компании Дивены, но побоялся намозолить глаза и без того заведенному Лоррену.
- Заказывай, что хочешь, - бросил мужчина, когда возлюбленная устроилась, - Не думаю, что нас тут накормят знатными харчами, но, надеюсь, нам хотя бы удастся избежать горохового пюре и ослиной мочи вместо эля.
Не удалось. Едва тощая подавальщица с сальными волосами, кое-как заправленными в уродливую шапочку, поставила перед носом путников выпивку, Герберт понял, что ничего хуже не хлебал никогда в жизни. Странная желтоватая жижа знатно воняла, а по вкусу походила на какую-то ядреную смесь кваса и тухлых грибов.
- Блядь! – выругался банн, - Ну почему же нельзя хотя бы эль научиться готовить!
Впрочем, разбираться аристократ не пошел. Навис над тарелкой картошки и принялся неторопливо выуживать из нее шкварки.
- Послушай, Див, - неторопливо начал он, схватив сочный кусочек бекона и расщипав его пальцами, - В Гварене нам было не до того, но я бы хотел поговорить с тобой о тебе. Я знаю, ты не любишь обращаться за помощью и не впадаешь в восторг от жевания соплей, но все же, расскажи мне, как ты. Как ты себя ощущаешь? Что тебя беспокоит? Я проходил эту херню двадцать с лишним лет назад, но помню, что это было не просто, и не хочу, чтобы ты оставалась с этим один на один. Все же у тебя есть я.
Лоррен отправил в рот кусочек бекона и, запив его дрянным пойлом, недовольно поморщился.

+1

3

После успешного обращения в Стражи, жизнь закрутила Дивену, словно белку в урагане. Помимо непростой адаптации к новой жизни, ей приходилось также сопровождать Герберта везде, куда бы он ни шел. После всего случившегося, мужчина, по-видимому, просто боялся оставлять свою возлюбленную одну. Впрочем, это были лишь цветочки, ягодки полезли гораздо позже, а именно когда наёмницы начала слышать голоса. Этот едва уловимый шепот был повсюду, он исходил от зараженных скверной людей и животных, звучал из подворотен, сочился сквозь щели домов. Однако хуже всего были кошмары. Они мучили Дивену, и она неоднократно испуганно просыпалась от каких-то, как ей казалось, подозрительных шорохов. Но как только она просыпалась и прислушивалась, шум прекращался, оставляя мокрую от пота и измученную наёмницу досиживать ночные часы, молча глядя в окно.
   Впрочем, несмотря на все это она была счастлива, и старалась не падать духом, утягивая возлюбленного в пучину своего отчаянья. Только вот он и без неё неплохо справлялся, то и дело, занимаясь самобичеванием и виня в случившемся себя, а не блондинку и её чрезмерно длинный нос. «Когда ты уже поймешь, что сделал все, что мог?» - она задавалась этим вопросом немало дней, но так и не смогла получить на него ответ. Даже сейчас, находясь на пути к вожделенному дому, банн Лоррен был мрачнее тучи, поглощенный своими мыслями вместо беседы со своей невестой. «Ещё немного и я решу выбить эту дурь кулаками!», хмыкнула Дивена нагоняя Герберта и ровняя Сильфу с его конём. «Скоро мы остановимся, Берт и хочешь ты того или нет, нам придется поговорить», она даже не подозревала, что в этот раз говорить не захочется уже ей.
   Таверна на пустынном тракте, выглядела не менее пустынно, чем сама дорога. Грязные окна, покосившиеся ставни и гавкучая ободранная дворняга, встретившая их звонким, словно колокольчик лаем. Стойло для лошадей больше походило на навес, но крыша имелась, а значит, все было не так уж плохо. «Переждем дождь, вон какие тучи тянутся, аж небо черное до горизонта. Отдохнем, переговорим, а там и путь продолжить можно, со спокойной душой и чистым сердцем». Вверив лошадей мальчишке конюху, Дивена зашла в таверну вслед за Бертом, сразу понимая, что ничего приличного ждать не стоит, и, как оказалось, она не ошиблась.
   — Отбивную хочу, только не прошлогоднюю. — Покосившись на тощую подавальщицу, хмуро буркнула наёмница. — И горячего грога, дабы согреться. — Комнаты она, как обычно, оставила на долю возлюбленного не желая решать дела с тучной бабищей, поглядывающей на них из-за стойки. «Поди, в три шкурки с нас содрать хочет, ишь как глаза загорелись! Неужто уже приценилась, да поняла, что не бедны мы как мыши, а значит и цены залупить можно», зная, что банну не привыкать торговаться, Дивена с чистой совестью повернулась к только что поспевшей еде, с недоверием глядя на то, что здесь звалось отбивной. «Похоже, померла она ещё до моего рождения, будучи уже тогда старой и больной», только вот выбора особого не было, а мясо, в отличие от беседы, хорошо пошло под вино.
   — Ты прав, я весьма не люблю изливать душу, скидывая часть своих проблем на плечи другого человека. — Дивена никак не желала поднимать эту тему, но прекрасно понимала, что Герберт от неё не отстанет, коль уж решил выведать у возлюбленной все о её самочувствии. — Мне было нелегко. Было, но я справилась. Как видишь, я в порядке, не кручу фиги голубям и не лаю на проезжающие телеги. — Хмыкнув, наёмница отпила грога, поежившись от внезапного сквозняка, прогулявшегося по её ногам. — Однако все же есть то, что меня беспокоит. Мне надоело изо дня в день видеть тебя хмурым! Я хочу, чтобы ты прекратил грызть себя изнутри, тем более что ты ни в чем не виноват. Хочешь мне помочь? Прекрасно. Успокойся и живи дальше. Живи со мной. — Она сделала сей выбор из-за него, ведь сама Дивена никогда не хотела быть Стражем. И теперь этот выбор висел на её сердце мертвым грузом, как неисполненная когда-то клятва. Но сетовать на судьбу, девушка не собиралась, она была благодарна тому, что выжила и собиралась жить дальше, с тем, кого любит и с кем больше всего желала быть рядом.

+1

4

Дивена отозвалась. Как Герберт и ожидал, она не засияла от радости и не запрыгала от счастья, а принялась недовольно ворчать и огрызаться.
- Не ершись! – бросил возлюбленной банн, - Я спрашиваю тебя не потому, что хочу поковыряться в твой душе и выволочь наружу все страхи, что в ней таятся, а оттого, что стремлюсь помочь и поддержать. Каждый из нас проходит свой путь в одиночку, но еще никому не повредили поддержка, внимание и забота.
Лоррен прервался, отправил в рот остатки бекона и половину прожаренной картофелины, прожевал и, приложившись к кружке, продолжил. На сей раз, без напора и несколько отстраненно.
- Мне было девятнадцать, когда я прошел Посвящение. Я был зеленым юнцом, ничего не знающим о жизни и не представляющим, чего он от нее хочет. В голове еще держались какие-то идеалы, мысли о героических подвигах и благородстве. Я пошел в Стражи потому, что считал это почетным и важным. Во всяком случае, мне так казалось. Но если отбросить юношеские бредни, все выглядело куда как проще. Мне было насрать, куда пойти и чем заняться. Я искал человека, который станет для меня примером и образцом; такого, что мог бы быть отцом и командиром. И я его нашел. В Дункане. Если бы ты только знала его, ты бы меня поняла… - мужчина прервался, досадливо почесал щетину, нахмурился и залил горечь «ослиной мочой», - Впрочем, речь не о том. Я тоже стал Стражем, по сути, ради человека, и, когда принимал проклятый кубок, знать не знал, что меня ожидает дальше. Мне казалось, что Посвящение – это конец, жирная точка или погребальный костер, позже я понял, что выживание – только начало долгого и трудного пути.
Герберт снова замолчал, подцепляя картошку и обматывая ее кусочком бекона. Вспоминать о тех днях ему было больно. Некогда приятные воспоминания теперь терзали душу и бередили старые раны. Следом за лицами друзей и близких тут же возникал Остагар и проклятая битва, лишившая его всего. «Не ной», - оборвал себя бывший Страж, - «Не ной и не распускай нюни. Ты вызвался поддержать Див, а не размазывать по тарелке сопли и искать в нежных объятиях утешения». Выдохнув и отхлебнув из кружки, мужчина вернулся к разговору.
- Мне было сложно. Наверняка, не сложнее, чем каждому из собратьев в свое время, но я тогда так не считал. Голоса в голове, кошмары по ночам, вечное желание жрать, зуд в одном месте, обострение некоторых органов чувств. Эта срань наваливается на тебя сразу, накидывается, будто стая оголодавших собак. Я был глуп, я полагал, что один такой. Боялся, скрывал. Какое-то время даже думал, что помираю. Собратья делали вид, что ничего не замечают, иногда подшучивали надо мной. Я огрызался, злился, ненавидел и нарывался на драку. Потом это прошло. Не то, чтобы именно прошло, но я привык. Пройдет месяц-другой, и ты вообще перестанешь все это замечать. Тебе будет казаться, что так всегда и было. Кошмары уйдут, голоса стихнут, а желудок, наконец, успокоится. Скверна действует как зараза, - обронил банн, понижая голос, - Сначала организм борется и вопит о том, что в него проникло дерьмо, а затем устает противиться и смиряется. У кого не устает, те умирают во время ритуала. Не каждое тело может такое принять. Твое смогло, и это хорошо. Значит, примешь и остальное. Нам повезло, сейчас нет Мора и вокруг не шастают толпы Порождений. У нас будет время привыкнуть. Дерьмо для Стража начнется тогда, когда пробудится Архидемон, а его выблюдки выползут на поверхность, щеря свои уродливые морды. Впрочем, когда это произойдет, и ты и я будем готовы. А пока нас ждет мирная жизнь и свадьба. У тебя нет собратьев, которые разделили бы твою участь, но есть много большее – покой, мир и я.
На этом Лоррен закончил рассказ, допил гадкое пойло и, с шумом опустив посудину на столешницу, подозвал подавальщицу.
- Принеси бутылку самогона, - сказал он ей, - То дерьмо, что вы называете элем, невозможно пить! А еще не поскупитесь на соленья. Они, наверняка, есть в ваших закромах.
Женщина кивнула, забрала кружку и скрылась. Герберт сцепил руки в замок и, устроив на столешнице локти, воззрился на возлюбленную. Он не ждал от нее ответа и не знал, какое воздействие окажет на нее его рассказ, но очень надеялся, что так девушке станет хотя бы немного легче.

+1

5

Дивена молчала, внимательно слушая его рассказ. Раньше Берт никогда не откровенничал на тему своего обращения в Стражи, и о том, как трудно ему приходилось позже. Он никогда не делился с наёмницей своими чувствами и, вообще, старался оставить прошлое в прошлом, но явно не сегодня. «Спасибо…», она знала, что стоит сказать это вслух. Поблагодарить мужчину за то, что ради неё он разворошил улей своих воспоминаний. «Если бы ты только знал, как для меня важна твоя поддержка…», однако вслух она сказала совсем иное. Весьма далекое от того нежного чувства благодарности, кое сейчас испытывала.
   — Герберт…— Её голос звучал тихо и мягко — благодаря тебе я никогда не была одна. Меня никто не обижал, потому что ты всегда был рядом, готовый в любое мгновение прийти мне на помощь. Я не чувствовала себя обманутой, брошенной или одинокой. Я пошла этой дорогой ради тебя и ни разу не пожалела о своем решении. — Улыбнувшись возлюбленному, она таки допила свой грог, хоть он и был больше похож на самогон, чем на горячее вино. «Похоже, что в этой таверне совсем не умеют готовить. Надеюсь, хоть комнаты у них будут приличные», впрочем, глядя на бардак, кой царил в округе, надеяться на это не приходилось.
   Герберт продолжил изливать душу, Дивена же внимательно слушала, периодически с тоской глядя в окно. На улице уже давно поднялся нешуточный ветер, пошел косой дождь. Крупные капли стучали по крыше, и барабанили в окно. Наёмница поежилась, в приоткрытую дверь потянуло сквозняком, тут уж вовремя спохватилась подавальщица, подбегая к двери и подпирая оную одним из стульев. «Вот уж счастье-то привалило, поди, даже двери не закрываются как надо». Больше всего на свете Дивене хотелось домой. В почти забытый ею Каэр Осуин. Она мечтала усесться на меховом ковре и греть продрогшее тело у камина, попивая вино и прижимаясь к теплому боку возлюбленного. «Интересно, как крепость выглядит сейчас? Что изменилось за эти долгие десять лет?», а ещё ей не терпелось быстрее увидеть тех людей, с коими её разлучила судьба.
   — Да, ты прав. — Наёмница коснулась руки возлюбленного, переплетая их пальцы. — У меня есть ты и счастливая жизнь, что ждет нас в Каэр Осуин. — В этот миг ей казалось, что ничто на свете не способно испортить этот волшебный миг, но она, как всегда, ошибалась. Не успела она и рта открыть, дабы продолжить своё признание, как двери таверны внезапно дрогнули, пуская в теплую комнату, промокшую насквозь женщину. Следом за ней в таверну вошли двое хорошо одетых мужчин – один, с породистым «лошадиным» лицом, смахивающий то ли на весьма зажиточного купца, то ли на мелкого аристократа, второй плутоватый с козлиной бородкой и хитрым «кошачьим» взглядом. Оружия при них не было, как и не было охраны, что выглядело весьма странно, учитывая опасность, таившуюся на больших дорогах. Впрочем, мало ли какие на то были причины, гораздо более интересно было другое.
   — Вы. — Она с полным достоинства видом подошла к столу, за которым сидели люди банна, и весьма бесцеремонно ткнула в них пальцем. — Поедите со мной. Я хорошо заплачу. — Мужчины удивленно переглянулись, но ответить не успели, ибо в разговор влез плутоватый козлобородый мужик.
   — Моя госпожа хотела сказать, что нам нужно ваше сопровождение, — голос плута был похож на блеянье, отчего Дивена чуть не подавилась только что принесенным им самогоном, — дороги нынче опасные, а путь мы держим дальний. — На стол звонко бряцнув приземлился увесистый мешочек с монетами. — Это задаток, остальную сумму вы получите, когда мы достигнем баннорна. Ну так что, по рукам?

+1

6

Беседа постепенно сошла на нет. Едва Герберт замолчал и поднял на возлюбленную суровый взгляд, он буквально узрел ту незримую стену, которую девушка между ними воздвигла. «Собачье дерьмо!» - банн мысленно выругался, сплетая свои пальцы с пальцами Дивены, досадливо выдохнул и, скривившись, принялся ковырять свободной рукой уже начавший остывать ужин.
- А могла бы и поговорить со мной, - небрежно и недовольно бросил Лоррен блондинке, - А не отмалчиваться, пряча от меня свои переживания. Я не сахарный, а ты не железная. И оба мы, уж точно, не слепые.
Бывший Страж коротко цыкнул, искривляя губы, и опустил голову. Жрать расхотелось, пить тоже. В который раз за последние несколько недель мужчина ощутил собственное бессилие и ничтожность. Он хотел помочь невесте, протянуть ей руку и поддержать, но что мог поделать теперь, когда подходящий момент был просран, а девушка уже решила, что со всем блядством справится сама? Теперь не помогли бы и танцы с бубном, куда уж тут откровенному рассказу о прошлом…
- Ладно, закрыли тему, - буркнул Герберт, прерывая повисшее было молчание, - Будем жить дальше и делать вид, что у нас все отлично, а впереди ждет счастливое будущее и безоблачное лазурное небо.
И только банн договорил, поднимая кружку с самогоном, как в захудалой придорожной корчме нарисовалось прямое доказательство обратного. На сей раз оно предстало в облике молодой женщины, одетой в дорогие одежды и промокшей до нитки. «Принесла кого-то нелегкая», - подумал аристократ, отрывая глаза от сковородки, и устремляя внимательный взор на незнакомку и ее сопровождающих, - «Не иначе, как эта фифа влезла в неприятности, а теперь ищет того, кем бы прикрыть голый зад…» И точно! Не успел Лоррен и слова брякнуть, как осмелевшая монна подскочила к его людям и принялась тыкать в них пальцем, намереваясь за золото получить то, что принадлежало отнюдь не ей.
- Ты только погляди, какая краля! – обратился бывший Страж к Дивене и довольно осклабился, - Заявилась в задницу Порождения и думает, что может здесь командовать. Безмозглая дура!
Мужчина хмыкнул, наблюдая за реакцией своих верноподданных, опустошил кружку, что подавальщица не так давно приволокла за их столик, и, расцепив «замок», плавно поднялся.
- Пойду подрежу этой пташке крылья, а то уж больно звонко заливается.
Герберт поправил перевязь с клинками и поспешил к своим людям, намереваясь ответить за них, раз уж все они разом потеряли дар речи. Конечно, от малолетнего воришки и Рикона, едва дорвавшегося до баб, иного ждать и не приходилось, но вот Дантар мог бы и раззявить свой рот, однако, лучник продолжал молчать и рассматривать незнакомцев.
- Не гоните лошадей, монна, - проговорил банн, приблизившись к женщине и бесцеремонно отпихнув ее сопровождающих, будто те были назойливыми мухами, - С этой сделкой не все так просто, и Вы обратились явно не к тем. Это мои ребята, и все вопросы, которые у Вас есть к ним, надлежит обсуждать со мной.
Лоррен поводил губами из стороны в сторону, жевнув воображаемую жвачку, поскреб щетину и, подступив к верноподданным, уселся на стол, вытянув вперед ноги.
- Ну так что там у Вас за дело? И в какой баннорн, позвольте спросить, Вы держите путь?
Бывший Страж почесал переносицу и замолчал. Рикон за его спиной нервно кашлянул, но Дантар придержал соратника, пнув того под столом. Кто-то, а он, бравый вояка, прошедший с Гербертом и огонь и воду, очень хорошо понял, что именно затеял банн. Здесь, в глуши, хвастаться своими регалиями было опасно, и потому Лоррен не придумал ничего иного, кроме как выдать всю их компанию за наемничью шайку. «Если нам повезет, с этой девицей окажется по пути. Если нет… Решим проблемы по мере их поступления», - именно так размышлял бывший Страж, покуда краля приходила в себя от столь неожиданного поворота событий.

+1

7

Она вновь все испортила. Нехотя и не желая этого, но все же испортила. Взгородила между ними стену, весьма грубо отказавшись от предложенной помощи. «И чего я добьюсь этим?», Дивена вздохнула, провожая взглядом уходящего возлюбленного, «разве что не повешу на его плечи ещё и свои проблемы». Она знала, что это пустое, проходящее, но все равно чувствовала себя гадко. «Поздно уже метаться, он ушел, а момент потерян. Заткнись и продолжай решать свои проблемы сама».  Хмыкнув своим невеселым мыслям, наёмница поднялась и последовала за возлюбленным не желая пропустить столь интересный разговор.
   — А вы кто такой чтобы…— Женщина вспыхнула, смерив Берта презрительным взглядом, но потом поморщилась и таки соизволила ответить, переведя взгляд холодных, словно лед, глаз на подоспевшую к ним Дивену. — Меня зовут монна Элис, и я держу свой путь в Каэр Осуин, дабы встретиться с властителем тех земель банном Лорреном.  — Дивена поперхнулась воздухом, с удивлением глядя то на незнакомку, то на задумчивого Герберта.  «Это ещё что за наседка?!», в её душе вспыхнула ослепляющая ревность, а лицо покрылось едва заметным румянцем, в правом виске девушки запульсировала боль, не предвещая ничего хорошего. «Демоны, как не вовремя», после обращения в Стражи головные боли стали мучить её куда реже, но зато с большей силой, выжимая её разум до остатка, пока бренное тело наёмницы не провалиться в объятья спасительного сна. «Ничего, потерплю, но останусь здесь. Я должна знать кто она такая, и зачем ей нужен мой Лоррен».
   — Мне нужно вооруженное сопровождение. Вы и ваши люди вполне подойдете. — Монна Элис не спрашивала согласия Герберта, а скорее ставила его в известность о собственных грандиозных планах. Разровняв несуществующую складочку на платье из дорогой ткани, она кивнула одному из своих спутников и мужчина с «благородным» лицом кинул на стол перед наёмниками кошель с монетами. Внешний вид женщины, и её уверенность в себе нравились Дивене, несмотря на дождь и на то, что она насквозь промокла, Элис выглядела опрятно и благородно. «Наверное, мне никогда не стать такой вот леди, и я навсегда останусь лишь наёмницей с большой дороги». Девушке было обидно и стыдно одновременно, ведь как она ни старалась стать лучше у неё не получалось.
   — Разумеется, это лишь задаток. Как только я переступлю порог крепости, вы получите остаток суммы, и, уверяю вас, вы не останетесь в обиде. — Дивена не понимала, почему Герберт до сих пор молчал, а не отправил эту дамочку в пешее эротическое путешествие. Судя по его виду, мужчина думал согласиться, чего Дивена ну никак не могла понять. «О боги, Герберт, что у тебя в голове?», она собиралась поговорить с ним позже, когда они с возлюбленным останутся наедине, в своей комнате в компании бутылочки вина аль чего покрепче.
   После того как все основные вопросы были решены, Дивена устало повалилась на кровать в их с Лорреном комнате. Ураган за окном продолжал бушевать, изгибая деревья коромыслом и заливая дождём грешную землю. Помассировав виски трещавшей, словно чугунный котелок, головы девушка устало вздохнула, надеясь, что это были все неприятные сюрпризы на сегодня. «Хватит с меня новостей на сегодня! Сейчас отдых, просто отдых, но сначала разговор», кинув недовольный взгляд на возлюбленного, наёмница села на кровати, складывая руки на груди.
   — И зачем? Зачем нам вести эту напыщенную фифу в твой баннорн? — Элис и Герберт не знали друг друга, это было понятно с самого начала. Однако у этой барышни были какие-то дела к банну Лоррену, и это было ясно как день. «Неужели свято место пусто не бывает? Решила стать леди Лоррен и прибрать к рукам моего мужика?», к своему сожалению, Дивена прекрасно понимала, что если бы не резкий поворот судьбы, внезапная встреча и вновь вспыхнувшие чувства, то у монны Элис были бы все шансы захапать её любимого. «Но тебе не повезло, и теперь у него есть я, и я тебе его не отдам». 

+1

8

Изображать из себя главаря наемничьей шайки Герберту было легко, даже проще, чем таскать на груди регалии банна и играть в благородного аристократишку. Так не нужно было притворяться, подбирать слова и думать о возможных политических последствиях собственных решений. Лоррен давно уже понял, что жизнь наемника во многом близка его натуре, а теперь лишний раз убедился в неверности некогда выбранного пути. «Не кисни», - сказал он себе, - «Став Стражем ты, хотя бы, не опустился и не наделал пару десятков обездоленных карапузов. А еще встретил Див. Кто знает, пересеклись ли бы ваши пути при другом раскладе». Мужчина широко похабно зевнул и как-то отстраненно поскреб щетину. Возлюбленная как раз нарисовалась в поле его зрения, а краля запела на все лады, расхваливая награду. «В Каэр Осуин? На встречу с владетелем тех земель, да?» - выслушав женщину, Герберт лишь ухмыльнулся, поражаясь иронии судьбы, смерил скучающим взглядом брошенный на заляпанную столешницу кошель с монетами и, скривившись, обратился к знатной госпоже.
- А где же Ваше прошлое сопровождение? – поинтересовался он, - Осталось в придорожной колее? Только не говорите мне, что Вы отправились одни. В подобную байку я не поверю. До Каэр Осуин неблизкий путь, едва ли Вы решили так рискнуть.
Банн коротко хмыкнул и, не дожидаясь ответной тирады, поднял руку в упреждающем жесте.
- Впрочем, это не наше дело. Я и мои ребята не хотим знать больше, чем нам надлежит. И раз уж наша задача ясна, как белый день, а звон монет уже успел усладить наши охочие до подобных звуков уши, дело за малым – решить со временем выезда, и я возьму на себя смелость назвать завтрашнее утро. Если нам повезет, ливень прекратится быстро, и к рассвету успеет просохнуть. Если нет, то лучшего времени дожидаться бессмысленно.
Монна Элис посмотрела на своих попутчиков и, получив два согласных кивка, небрежно обронила.
- Встретимся завтра утром на конюшне.
Развернулась и зашагала к корчмарю с таким видом, будто несла на голове, как минимум, хрустальную чашу. Лоррен оттолкнулся от стола и принял вертикальное положение.
- Все все слышали, - произнес он, обращаясь к соратникам, - Допивайте пойло, доедайте ужин и на боковую. Рикон, на тебе лошади. К утру должны быть готовы.
Бывший Страж подхватил кошель и сунув его за пазуху, неспешно потащился к лестнице, не забыв приобнять Дивену. Сзади раздался разочарованный вздох малолетнего воришки. Что-то буркнул Дантар, Рикон возразил ему отборным матом. Довольным ситуацией остался лишь Герберт, который видел в сопровождении монны сплошную выгоду. Об этом он и не преминул напомнить блондинке, едва они остались наедине.
- Не ершись, - примирительно бросил банн, скидывая перевязь и тряпки, - Я всего лишь обеспечил собственную безопасность и избавил баннорн от ряда проблем. Мы с тобой направляемся в Каэр Осуин так или иначе, и это хорошо, что нам удалось подхватить по дороге монну. Мне плевать на ее жизнь, но если она помрет не добравшись до места назначения, поползут ненужные слухи, подкрепленные какими-нибудь обвинениями. Не знаю, чего этой крале от меня нужно, но на разговор она вполне может рассчитывать. Я не имею привычки слать на хуй без причины, к тому же, быть всего лишь наемничком куда приятнее, чем орать на каждом углу, кто я и куда еду. Теперь это проблемы монны Элис, а мы можем расслабиться и хорошо провести время. Во всем свои плюсы, Див.
Стащив штаны и швырнув их в общую кучу, Лоррен плюхнулся на кровать рядом с наемницей и бесцеремонно притянул ее к себе, принимаясь перебирать светлые пряди и целовать нежную кожу.
- Но если тебя беспокоит то, что я вдруг могу ей увлечься, то уже завтра ты сможешь убедиться, что это не так. Я буду вести себя как мужлан с большака, которого купили за несколько золотых.
Договорив, бывший Страж наклонился и поцеловал невесту в губы. За окном грохотало, косой дождь бил в окна, а ветки царапали хлипкие стены. Где-то вдалеке выл старый пес, предвещая беду. Герберту было плевать. Его счастье находилось рядом с ним, и все остальное уже не имело никакого значения.

+1

9

К своему немалому удивлению в верности Герберта Дивена не сомневалась, однако это не мешало ей заранее недолюбливать монну Элис, и её разряженных прихлебателей. Лежа возле теплого бока мирно сопящего возлюбленного, наёмница обдумывала свой собственный план, который собиралась привести в действие в самое ближайшее время. Ничего такого, просто информация об одной весьма подозрительной личности. «Не расскажешь ты, найду тех, кто расскажет за тебя», в конце концов, с леди путешествовали двое мужчин, а с мужчинами у Дивены, обычно, не возникало проблем. 
   «Но это завтра. Говорят - утро вечера мудренее, а значит стоит поспать», утро, как и весь день, обещало быть тяжелым. До баннорна было ещё далеко, а значит, время проведенное бок о бок с новыми людьми, исчислялось несколькими днями, если не неделями. «За это время я и мышь разговорить успею», пусть Дивена и не была мастерицей интриг, зато она прекрасно умела втираться в доверие, прекрасно понимая, как может быть одиноко женщине, путешествующей в мужской компании.
   Утро выдалось теплым, но пасмурным. Небо затянуло серыми тучами, а ветер монотонно колыхал раскидистые ветви деревьев. Кони были напряжены, и Дивене понадобилась немало сил, дабы успокоить свою темпераментную кобылицу Сильфу, настроив животное на нужный лад. «Не бушуй дорогая, и не злись. Нам предстоит долгий путь, и выехать необходимо до того, как начнётся дождь», лошадь нервно всхрапнула, все же позволяя всаднице запрыгнуть в седло. Герберт уже был верхом, то и дело рассекая вокруг собравшихся. В мужчине не осталось ничего, что могло связать его с аристократами Ферелдена. Лоррен выглядел как наёмник и вел себя как наёмник,  нещадно матерясь и старательно заплевывая окружающую его грязь.
   — Значит, все же тянем с собой этот балласт? — Она уже смирилась с решением возлюбленного, но это никоим образом не мешало ей ёрничать, продолжая бухтеть и делать недовольное лицо. — Надеюсь, нам не придется пожалеть об этом решении! — Став обладательницей весьма недовольного взгляда со стороны Герберта, Дивена хмыкнула и прижала бока Сильфы ногами, с невинным видом высылая лошадь вперед. «А чтобы ты не думал, что тебе можно безнаказанно тягать за собой всяких баб!»,  стараясь подавить ехидный смешок в зародыше, девушка стала изучать пейзаж, рассматривая одинаковые деревья и редких птиц, неохотно рассекающих по хмурому небу. «Нелётная, видать, погодка». Однако быстро устав от однообразного многообразия, Дивена все же решила приступить к своему плану,  осторожно пристраиваясь к новым знакомцам.
   — Вы так и не поведали нам, что же случилось с вашим эскортом? — Наёмница прищурила глаза, придавая себе весьма недоверчивый вид. — Мне бы хотелось знать, если нас ожидает какая-нибудь опасность. — Один из спутников монны Элис задумчиво почесал щетину, по-видимому, прикидывая все за и против, однако ответила Дивене сама монна, смерив девицу презрительным взглядом.
   — Боитесь за свою жизнь? Проблемы моего эскорта вас не касаются, и не коснуться, даю слово. — Блондинка хмыкнула, ведь она нередко имела дела с высокомерными людьми, к сожалению, большинство заказчиков Дивены были именно такими. Впрочем, это не обязывало девушку любить подобное обращение, а потому на её языке вертелась очередная колкость.
   — Да,  боюсь. Пусть я и не одеваюсь в шелка, а у моих ног не вьются десятки слуг, я люблю свою жизнь и не хочу расставаться с ней ради…вас. — Разумеется, изначально ей хотелось сказать совсем иное, только вот это слово окончательно и бесповоротно испортило бы между ними и так накаленные отношения. «Терпи Дивена. Терпи, если хочешь выяснить, что именно надобно этой выдре». — Спасибо за ваш ответ, монна. И я искренне надеюсь, что вы не ошибаетесь. — Несмотря на столь скудный и резкий диалог, Дивена успела выяснить все, что ей было нужно, а именно определила слабое звено в этой компании. «Ну же дружочек, я же вижу, как чешется твой язык», пристроившись поближе к длиннолицему, наемница открыто улыбнулась, умело вгоняя мужчину в краску.

+1

10

Утро выдалось безобразным. Как не жаждал Герберт солнечного денька и как не молил Андрастэ о прекращении сучьего дождя, небесные хляби иссякли только к рассвету, и улица встретила выгнанных путников густым туманом, капающей с ветвей деревьев водой и огромными лужами, стоящими везде, куда ни плюнь. Едва выйдя за порог, банн вляпался в глиняную жижу и, громко матерясь, поспешил к конюшне, попутно вытирая сапоги о сырую траву. Где-то в кустах приветливо пела пичуга, но разъяренный Лоррен готов был поспорить, что эта мелкая срань смеется над людьми, вынужденными покидать тепло и уют захудалой корчмы. Местечко, конечно, было так себе, а на поверку оказалось еще хуже, чем представлялось, но у него, хотя бы, имелась крыша и услужливые хозяева, готовые накормить и напоить. Монна Элис же не обещала ни того ни другого, и бывший Страж совершенно не был уверен, что припадочная краля не вознамерится гнать до тех пор, покуда конь под ней не издохнет. Размытая дорога и плохая видимость быстрой скачки не предполагали, но кто знает, что может быть на уме у шальной бабы…
Герберт как раз запрягал своего коня, которого Рикон почему-то обошел стороной, когда возле стойл возникла сначала мрачная, будто туча, Дивена, а за ней и сопровождение аристократки. Сама барышня, вероятно, задержалась, занимаясь утренним туалетом. «Вот дерьмо», - подумал банн, поднимая глаза на подошедшую возлюбленную и буквально физически ощущая ее недовольство, - «Ну почему все, хотя бы раз, не может быть просто и так, как хочу я?» Отвечать самому себе Лоррен не стал, лишь вскочил в седло, сплюнул в сторону и наградил невесту суровым взглядом.
- Нет, Див, мы тянем с собой тех, кому какого-то пса приспичило попасть в Каэр Осуин и еще тех, кто готов заплатить за прогулку золотом.
Последняя фраза, предназначавшаяся для ушей верных монны Элис, прозвучала громче предыдущей, и мужчины, как по команде, повернулись лицом к «предводителю наемников».
- Ну, чего встали? – обратился к ним бывший Страж, оставляя блондинку наедине с ее переживаниями и беспокойством, - Залезайте в седла и едем, пока дождь не заставил нас задержаться. Кстати, где госпожа? Она, случайно, не сказала, сколько еще ее придется ждать?
Монна Элис показалась неожиданно. Переодетая в дорожное платье, куда больше подходящее путешествию, нежели ее прежний наряд, она была настолько хороша, что Герберт невольно пробежался глазами по точеной фигурке, но, вспомнив о прелестях Дивены, медленно отвернулся, выуживая из кармана два небольших яблока. Первое отправилось в рот Ветерану, а второе мужчина небрежно отер об себя и надкусил, звучно хрустнув.
- А вот и Вы, - обронил он, обращаясь к аристократке, - Доброе утро, монна Элис, если то дерьмо, что нас окружает хоть сколько-то отдает добром.
Женщина презрительно фыркнула и встала во главе колонны.
- Едем! – властно распорядилась она.
Банн лишь коротко хмыкнул у нее за спиной и, отправив в рот еще один кусок яблока, тронул Ветерана, стремясь поравняться с невестой. Девушка, впрочем, явно имела какие-то свои планы, потому как, едва любовник подъехал к ней, посторонилась и подкатила к разряженной крале.
- Вот и поди пойми этих баб! – бросил Лоррен, толкая в плечо осматривающего окрестности Дантара, - Нет тебя, хуй ли ты не рядом! Есть ты – а иди погуляй, дружок.
Бывший Страж рассмеялся, а лучник поддержал его, отчего утреннюю тишину вскоре вспороло дружное гоготанье. Монне Элис, судя по взгляду, это не очень-то понравилось, но «наемник» лишь развел руками и швырнул в кусты огрызок яблока.

Остановились уже во второй половине дня. Шальная баба, как и опасался Герберт, желала поскорее домчать до Каэр Осуин, и ему пришлось настоять, ссылаясь на усталость животных и недовольство людей. Дантар, конечно, вида не подавал, но вот оставшиеся явно не светились от радости: Рикон всю дорогу ворчал, сетуя на седло, натирающее ему задницу; Дивена источала ненависть к миру, а малолетний воришка трясся не то от холода, не то от страха.
- Если не остановимся сейчас, - проговорил банн, в очередной раз придерживая кобылицу монны Элис, - Вы рискуете дальше ехать в гордом одиночестве. Мы наемники, монна, и делаем то, за что нам платят, но мы не нанимались месить грязь башмаками и сворачивать себе шеи из-за вашего упрямства. Мы защищаем Вас, а не прислуживаем прихоти. Запомните это. И запомните с первого раза, потому что повторять я не стану.
Краля недовольно скривилась, но, перспектива застрять без сопровождения невесть где, видимо, настолько пугала ее, что гордость она решила задвинуть.
- Хорошо, - бросила женщина, - Устройте привал.
Лоррен разгрузил лошадей, швырнул на землю мешковину и перетащил на нее снедь. Рикон и воришка занялись костром, а Дантар отправился поохотиться. Вероятность кого-нибудь подстрелить, конечно, была минимальной, но лучник решил попытать удачу. Бывший Страж же подсел к невесте и, обняв ее за плечи, прижал к себе, отдавая девушке крохи тепла и нежности.
- Уж не знаю, что ты затеяла, - начал он, покуда подданные хрустели ветками и оглашали окрестности потоками брани, - Но будь осторожна. Я совсем не уверен, что ребяткам, прикрывающим тощий зад нашей Крали, можно верить. Один из них на вид полный чурбан, но вот второй… Не удивлюсь, если он предложит нам какую-нибудь сделку… И, если я прав, когда будешь говорить с ним, постарайся ничего не обещать без моего согласия.
Мужчина прервался и замолчал, устремляя взгляд на начавшие лизать ветки языки пламени.

+1

11

К сожалению Дивены ей не удалось узнать ровным счетом ничего, впрочем, времени у наёмницы было предостаточно, а вскоре появилась и первая возможность. Лошадей они гнали во весь упор, на этой, как и следовало ожидать, настояла монна Элис, причем с таким рвением, как будто за ней гнались демоны. Женщина, собственно, как и окружающий её ореол таинственности, не нравились Дивене, ведь чутьё блондинки то и дело вторило об опасности, но вот о какой она даже себе не представляла.
   После столь дикой скачки, вселенская усталость не заставила себя ждать. Лошади запыхались, люди замерзли, сама же наёмница проклинала весь мир, но особенно она проклинала одну шибко самоуверенную особу, желающую скакать дальше, чего бы им это ни стоило. Впрочем,  Герберт, к радости всех его окружающих, все же смог настоять на привале, поставив монне несколько весьма веских условий, с которыми женщина побоялась спорить. «Что не нравится тебе когда отказывают? Привыкайте леди, ведь здесь у вас нет власти», чего уж там скрывать, Дивене нравилось такое положение вещей, и, пожалуй, даже сильнее, чем она предполагала.
   — Думаешь? А мне он показался милым. — Наёмница улыбнулась, краем глаза наблюдая за реакцией возлюбленного. Герберт был ревнив, но и Дивена была далеко не подарком, а потому просто не могла оставить его взгляд в сторону Элис без какого-либо упрёка со своей стороны. «Неужто ты думаешь, что я не заметила? О, мой дорогой, ты очень заблуждаешься!». Впрочем, пропускать слова возлюбленного мимо ушей девушка не стала, ведь, в конце концов, чутье бывшего Стража его ещё ни разу не подводило. «Стоит быть осторожней, и лучше следить за тем, что говоришь», но говорить об этом мужчине она не стала, предпочитая просто прижаться к его плечу и с наслаждением прикрыть глаза.
   Просидев словно голубки ни много ни мало, а пару часов, Дивена наконец-то пришла в себя, выскальзывая из нежных объятий банна и направляясь в сторону кустов. «Пусть думает, что мне надо облегчиться». Времени у неё оставалось мало, ведь уже утром они вновь отправятся в путь, а упущенный ею момент навсегда останется таковым. «Ну уж нет, раз решила поговорить, значит, надо говорить». Найти одного из сопровождающих леди Элис не составило труда – мужчина сидел отдельно ото всех, что-то нервно черкая в небольшом потрепанном блокноте. «Легок как на помине, попался заяц, теперь не убежишь!».
   —Мне показалось, что вы хотели меня видеть, — присев возле мужчины, Дивена попыталась заглянуть в его блокнот, но оный ловко захлопнулся аккурат перед её любопытным носом. — Я все ещё хочу знать, что случилось с предыдущим эскортом. — Девушка спешила, ибо опасалась, что в любой момент леди Элис влезет в их разговор, увидев, что один из её людей шушукается с наёмницей, однако, монна была увлечена собой и разговор с Гербертом, к огромному неудовольствию блондинки. «Ох, чует моё сердце тонуть этой крале в ближайшей луже, а с тобой, Лоррен, я ещё поговорю!». 
   — Вы правы, монна. Видели те ли, мне кажется, что вы единственная, кто чует подвох во всей этой ситуации. Я должен вас предупредить, леди Элис хорошая интриганка и…— Мужчина замолчал, проводив взглядом своего попутчика. — Есть те, кто очень не хочет, чтобы монна добралась до баннорна. Они готовы хорошо заплатить каждому, кто поможет им в их нелегком деле. — Дивена напряглась, разговор вел в очень нехорошее русло, и, что было очевидно, в их рядах затесался предатель. «Уж не ты ли подстроил исчезновение эскорта? Похоже, что главный любитель козен у нас это вы!», разумеется, леди Элис не нравилась Дивене, но и предавать женщину наёмница не собиралась, хотя бы потому, что высоко ценила свою честь.
   — Я подумаю над вашим предложением, — отказываться было слишком рискованно, ведь от слов мужчина запросто мог перейти к делу и кто знает, сколько ещё людей были наняты загадочными заказчиками, дабы упокоить монну до её приезда в Каэр Осуин.

Отредактировано Divena (2016-11-15 18:11:58)

+1

12

Вечерок вышел, что надо. Низкие дождевые тучи обошли веселую компанию стороной, пролившись где-то за рекой; бушующий поутру ветер стих, а на пару часов на небо даже выползло солнце, отчего воздух немного прогрелся. Пляшущий неподалеку костер добавил тепла и настроения. «Не так уж все и скверно», - заметил Герберт, поглаживая плечо задремавшей возлюбленной, - «Конечно, ничего хорошего нас не ждет, а впереди долгий путь со всем вытекающим дерьмом, но у нас имеется, хотя бы, несколько часов блаженства. За это, пожалуй, стоит сказать спасибо упрямой сучке. Не загони она коней, сейчас бы тряслись в седлах, а не грели старые кости у огня». Банн хмыкнул, выдернул из земли травину и, отправив в рот ее кончик, снова замер, принимаясь размышлять о прошлом и думать о будущем. Последнее, к слову, представлялось Лоррену довольно радужным и он, пожалуй, с удовольствием погрузился бы в мечты о счастье и свадьбе, кабы внутреннее чутье, вопящее об опасности, не заставляло помнить об осторожности, зло щуриться и прислушиваться к окружающим звукам. Только благодаря внимательности и собранности бывший Страж заслышал тихий хруст веток. Обернулся и, аккрутано положив Дивену на землю, вскочил на ноги и схватился за мечи. Вышедший из кустов Дантар лишь примирительно поднял руки и помахал перед лицом «атамана» тремя тушками кроликов.
- Полегче, - бросил он, кривя лицо, но заметив блондинку, растянулся в улыбке и, коротко хмыкнув, хлопнул Герберта свободной рукой по плечу, - Не паникуй, не украдут.
Лучник ушел и вскоре занялся варевом, дав разгону Рикону и мальцу. Еще долго до ушей банна доносилось ворчание молодежи и тихая брань старого вояки. «Почти как раньше», - подумал мужчина, - «Как тогда, когда мы ехали в Денерим. Вот только годы мира гораздо хуже, никогда не знаешь, под каким камнем прячется змея». Вспомнив о разряженной Крале и своем недавнем предположении, Лоррен окинул поляну хмурым взглядом. Монна Элис расположилась на самой ее окраине, подальше от мужланов, и теперь стояла, будто указательный столб, запахнув плащ и сунув руки в перчатки; вшивый аристократишка с лошадиным лицом семенил чуть поодаль, поглядывая то на свою госпожу, то на булькающее в котелке варево; козлинобородого ублюдка нигде видно не было. «Вот тебе, бабушка, и святой день», - заметил бывший Страж, толкая невесту в бок, - «Не было печали, твари накачали».
- Пошли, ужин готов, - бросил он пробудившейся девушке, такой теплой и нежной ото сна, - Не поторопимся – эти троглодиты все сожрут, и неизвестно, насколько прожорлива наша монна.
Ужин прошел практически в полном молчании. Как не старался Герберт завести какую-нибудь пошлую или удалую тему, она обрывалась всякий раз, едва монна Элис поднимала глаза от плошки. Она была аристократкой, леди, и полагала, что имеет право решать за свой эскорт и выражать презрение, однако, не могла и помыслить, что слушаются ее лишь потому, что привыкли склонять головы перед подобными ей. Окажись барышня среди настоящих наемников, ее подняли бы на смех и, не раздумывая, послали на хуй. Банн, признаться, даже думал поступить также, но решил не утруждать себя перепалкой. Зевнув, мужчина выудил из вещевого мешка спелое яблоко и, устроившись на локтях, принялся неторопливо его есть. Дивена как раз поднялась на ноги и отошла в кусты облегчиться. Конечно, замысел ее состоял совсем не в этом, но Лоррен, почему-то даже не усомнился в намерениях девушки. К возвращению возлюбленной он и вовсе уже задремал, завернувшись в спальный мешок.
Наемница разбудила его. Не поняв, что происходит, бывший Страж завозился и сел, ошалело захлопав глазами.
- Что стряслось? – поинтересовался он, - Мы горим? Или этот траханый Мэрик, или как его там, опять спиздил наших коней? Или? Погоди…
Заметив озадаченное выражение лица Дивены, бывший Страж раздраженно сплюнул в сторону и недовольно скривился. Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, о чем, точнее, о ком, сейчас пойдет речь.
- Ложись, расскажешь мне на ухо.
Слушал Герберт внимательно, не отвлекаясь и не перебивая, а после, когда невеста уже затихла, еще какое-то время молчал, прикидывая, как поступить.
- Скажи ему, что согласна, - проговорил он наконец, - Обсуди условия и возьми задаток. Что он планирует, нацарапаешь на бумажке и передашь через Дантара. А мы с тобой, для правдоподобности, завтра поутру крепко поцапаемся. Прав я был, с нами едет гнида…
На этом банн замолчал и, прижав к себе блондинку, смежил веки.

+1

13

Ужин на привале вышел размеренным, время шло медленно, растягивая минуты словно жвачку, пережевываемую горбатым пустынным животным. Дивена в очередной раз нетерпеливо поёрзала, из последних сил стараясь сдержать свой язык за зубами. Разговор кой предстоял ей ночью, был лишь для одних ушей, а эти уши на данный момент не являлись свободными. «Демоны подери, когда же вы все уляжетесь и позволите мне обсудить все случившееся с Гербертом?!», однако, словно назло одной воинственной блондинке, не спали даже те, кто буквально стонал от усталости.
   Люди успокоились далеко за полночь, и когда Дивена наконец-то решилась поведать возлюбленному о случившемся, мужчина уже крепко спал. Наёмница улыбнулась, присаживаясь рядом и ласково касаясь плеча Лоррена ладонью. «Просыпайся моя радость, нам надо серьёзно поговорить». Герберт неохотно разлепил глаза. Пожалуй, это были редкие моменты, когда банн казался беззащитным и растерянным. Она любила такие моменты, так же сильно, как и любила этого мужчину. 
   Её рассказ не занял много времени, как и не занял его вдумчивый ответ мужчины. План Берта был прост, поймать засранца на горячем. Схватить «вора» за руку, дабы уже ни у кого не возникло сомнений в его причастности, и ему не удалось выкрутиться из этой ситуации. «Придется постараться, он не выглядит, как человек привыкший верить на слово, и скорее всего, решит проверить мою верность и готовность действовать решительно», к счастью Дивены Элис ей не нравилась, а значит, не придется ничего придумывать, стоит лишь дать волю своим мыслям, и заговорщик будет у неё в кармане.
   Ссора возлюбленных была исполнена на высшем уровне, благо им и раньше приходилось выяснять свои отношения, а вспыльчивый темперамент пары гарантировал, что их разборки будут весьма «бурными», наполненными громкими словами и резкими действиями. Почти сорвав голос ради успеха общей затеи, Дивена устало привалилась к вековому дереву, дожидаясь логической развязки задуманного, и она не заставила себя ждать. Спутник монны подошел незаметно, отчего наёмница вздрогнула и нахмурилась, необученного человека она бы услышала ещё на подходе, но мужчине удалось подкрасться к ней почти вплотную. «Похоже, ты не так просто как пытаешься казаться», решив отныне держать ухо востро, девушка соизволила повернуть голову в сторону будущего «работодателя».
   — Как я понимаю ваша размолвка из-за неё? — По его довольному лицу было видно, что мужчина искренне радуется такому стечению обстоятельств и уже готов извлечь выгоду из случившегося. — Вы должны знать, что Элис не привыкать уводить чужих мужчин. — Дивена предполагала, что за душой аристократки есть грешки, но весьма сомневалась, что женщина могла позволить себе увлечься простым наёмником. Другое дело банн одного из богатейших баннорнов – достойная пара для столь самоуверенной леди. При мысли об этом Дивена помрачнела, что моментально было расценено как правильный курс.
   — Я согласна. — Она ловила удачу за хвост. Как оказалось, играть роль униженной женщины, желающей отомстить разлучнице было невероятно легко. — Я сделаю все что надо. — Мужчина довольно ухмыльнулся, извлекая из кармана пухлый кожаный кошель.
   — Это лишь задаток. Выполните задание и получите остальное. — Блондинка хмыкнула, ловко спрятав кошель за шиворот. — Недалеко отсюда, прямо по тракту будет небольшая таверна. Ваша задача убедить всех остановится там хотя бы на пару часов. Среди работников есть мои люди, готовые в случае надобности оказать вам посильную помощь. Надеюсь, вы справитесь с поставлено мною задачей куда лучше, чем ваши предшественники. — Буквально выплюнув последнюю фразу, предатель ловко скрылся в ближайших кустах, оставляя Дивену наедине с самой собой. «Похоже, наше дело немного осложняется», теперь им предстояло не только сорвать покушение, но и вовремя распознать предателей.
   Наспех обрисовав всю ситуацию на клочке мятой бумаги, девушка, как и было договорено, передала записку через Дантара, продолжая демонстративно игнорировать Герберта, дабы ни у кого и мысли не возникло, что ссора возлюбленных была фальшью. «Как же я не люблю с тобой ссориться, пусть даже и наигранно», вздохнув, девушка ловко запрыгнула в седло, ожидая пока остальные члены процессии, соберут свои манатки и наконец-то двинуться в путь, «жаль, что выбора у нас пока что нет».   

+1

14

Утро, как и планировал Герберт, началось с жуткого скандала. «Встав не с той ноги», банн, будто бы случайно зацепил крутящуюся поблизости Дивену плечом и, не извинившись, проплыл к монне Элис, пошло улыбаясь и бесцеремонно разглядывая женскую фигурку. Он сказал разряженной Крале всего пару слов и даже не стал целовать ручку, но блондинка взъелась, и понеслось… Давно любовники так друг на друга не орали. Лоррен раскраснелся, вспотел и почти охрип, доказывая наемнице прописную истину, но получил только звонкую оплеуху, которая и сейчас горела огнем – сила силой, а удар у девушки был поставлен как надо. Сплюнув себе под ноги, рассвирепевший Страж развернулся на каблуках и зашагал к лошадям.
- По коням, сукины дети! – рявкнул он, и пока подданные собирались и суетились, пытаясь ничего не забыть, ходил между ними, раздавая пинки и указания. Не пострадал от гнева Герберта разве что Дантар, осторожно сунувший записку в карман господина.
- Тронули, падлы! Шевелитесь! Не в канаве родились!
Поорав еще немного, «атаман» вскочил в седло и пришпорил несчастную животину. На Дивену мужчина не смотрел. Она избегала его, а он делал вид, что не желает иметь со вздорной бабой ничего общего. Эта девица унизила его, оскорбила и оставила в дураках. Такое не прощают, но, кажется, в этой шайке подобное было в порядке вещей, потому как люди Лоррена лишь потупились и боязливо попятились, опасаясь попасть под горячую руку. В дело вмешалась монна Элис, попытавшись сгладить острые углы, но от ее помощи стало только хуже, и «главарь наемников», не задумываясь, послал аристократку почесать язык в другом месте.
Бывший Страж так и ехал один, высматривая окрестности, и краем глаза наблюдая за блондинкой. Один раз он даже поймал ее взгляд, но вынужден был отвести взор и устремить его на дорогу. «Ничего, скоро это блядство закончится», - подумал Герберт, - «Прикатим в корчму, устроим там кровавую баню, навешаем головы на колья. Поиграем в спасителей, а с тебя, вонючая гнида, я лично шкуру спущу! Только попадись». Банн поскреб щетину, свистнул Дантара и, когда тот подъехал, выдавил одну короткую фразу.
- Пусть все идет своим чередом, - для убедительности Лоррен показал на виднеющийся вдалеке перелесок и лучник согласно покивал, - Так и передай. В процессе разберемся.
Дантар вернулся на свое место, шепнул что-то Рикону и, отделившись от группы, поехал на разведку. Об этом бывший Страж и бравый вояка условились еще утром. Никакого шуму, никаких лишних слов и подозрений. Все прошло так, как и было задумано. Прикатив обратно, лучник доложился Герберту, и тот, раздраженно выругавшись, обратился к попутчикам.
- Значит так, - начал он, останавливая Ветерана и похлопывая его по шее, - Впереди нас ждет крупная жопа, так что скатываемся с тракта и резво скачем до ближайшего постоялого двора. Пересидим, переждем и тронем дальше, если конечно никто не хочет угодить на ужин стервятникам! Возражения есть?
Монна Элис, как и ожидалось, подалась вперед, норовя изложить собственные возмущения, но Герберт грубо одернул ее.
- Послушайте барышня, - начал он, поигрывая желваками и глядя с долей презрения, - Мне заплатили за охрану, и, если вы еще раз попробуете со мной поспорить, я развернусь и уеду, и вы дальше покатите без меня. Так яснее?
Аристократка фыркнула и отъехала, зарекшись иметь дело с наемниками, но короткой перепалки вполне хватило на то, чтобы Дантар успел передать Дивене послание возлюбленного.
- Раз желающих помахать дрыном нет, - продолжил тем временем банн, - То вот вам другой вопрос. Кто-нибудь знает, где здесь ближайшая забегаловка?
Подданые призадумались, Элис нахмурилась. «Ну давай, ссаная крыса, выдай себя!» - заметил Лоррен, переводя взгляд с одного всадника на другого. Конечно, он и сам прекрасно знал, куда именно нужно ехать, но очень рассчитывал на «подсказку». «Вякнешь чего-нибудь, потом будет проще тыкать в содеянное дерьмо».
- Монна Элис, если позволите, - как и ожидал бывший Страж, вперед выкатил козлинобородый и заблеял, - Если позволите. Здесь неподалеку есть трактир «Сломанное колесо». Мы вполне можем остановиться там. Мы проезжали его, когда гостили в этих краях в прошлый раз. Помните, монна?
Краля кивнула, и Герберт довольно осклабился. «Так-то, сучий выродок…»
- Ну валяй, показывай дорогу, - буркнул банн, - только не забудь, что мы съебываем с тракта.
Мужик поправил плащ, посмотрел на госпожу и, тронув кобылу, выехал вперед.

+1

15

Все шло своим чередом, и никто из присутствующих ничего не подозревал об их с Гербертом маленьком обмане. Да вот только все происходящее мало радовало Дивену, особенно необходимость быть отрешенно чужой для того, кого она любила больше жизни. Берт же наоборот выглядел нарочито спокойным, не позволяя себе даже лишнего взгляда в её сторону, что наёмницу весьма обижало. «Значит вот как? Скривил рожу, словно объелся лимонов и делаешь вид, будто меня здесь нет?», хмыкнув своим невеселым мыслям, Дивена придержала кобылу, как будто случайно ровняясь со вторым спутником монны Элис.
   Девушка уже давно заметила его интерес к собственной персоне, да вот только внушительный вид Герберта останавливал мужчину от каких-либо дальнейших поползновений. Блондинка очаровательно улыбнулась, давая понять, что вовсе не прочь продолжить их знакомство в более уединённом месте. В ее взгляде было столько любви, нежности, и мольбы о трепетном поцелуе, что мужчина на секунду остолбенел, пытаясь понять, действительно ли ему адресован столь красноречивый взгляд. «Ну? Чего мнешься? Сегодня тебе улыбнулась удача!». Разумеется, как и прежде, Дивена не собиралась заходить далеко, но вот позлить возлюбленного считала делом чести.  Неизменный спутник банна Дантар хмыкнул, недовольно качая головой, и, похоже, лишний раз убеждаясь, что за любой бабой нужен глаз, да глаз. «Вот твоего мнения я ещё не спрашивала», где-то в глубине души, наёмница понимала всю глупость своей выходки, но останавливаться уже было поздно.
   Их маленькая процессия ускорилась, а тропа наконец-то отделилась от тракта и свернула в сторону, петляя между вековыми деревьями и высокой травой. Они двигались прямиком в сторону поднимающихся клубов дыма, где, по идее, должен был быть тот самый злосчастный трактир. Дивена не знала, заметил ли Герберт её выходку, а задавать какие-либо вопросы не решилась, считая, что рано или поздно все равно узнает ответ. «Мне надо собраться», до конца поля оставалось совсем чуть-чуть, а ведь оно было единственным, что разделяло всадников и трактир, «если я ошибусь», девушка и думать не хотела, что будет, если она допустит ошибку. Дивене была безразлична жизнь Элис, но она не хотела неприятностей для Герберта, а потому была готова на все, дабы не провалить своё ответственное задание.
   — Вот он! — Длиннолицый указал рукой на даже с виду неприятное заведение. — Тот самый трактир, о котором я вам говорил! — Не входи это в их план и наёмница ни за что не остановилась бы в подобном месте: с одной стороны поле, с другой — бесконечный лес и, поди, ещё угадай что хуже. «Готова спорить, что Элис была бы не первой кого здесь втихую прирезали».
   — Прекрасно, ибо я уже устала! — Леди Элис капризно надула губки и протянула Герберту свою руку, дабы тот помог ей спешиться с коня. Дивена едва слышно скрипнула зубами, и ловко спрыгнула с седла, начисто игнорируя две протянутых ей руки. Спутники Элис потупились, когда блондинка растолкала их плечами, и всучив поводья косоглазому мужику бандитской наружности с недовольным видом скрылась в трактире. Идея убить наглую бабу уже не казалась ей такой уж абсурдной.
   В трактире «Сломанное колесо» не было ничего неожиданного. Внутри стоял мерзкий запах кислого пива и перегара, было грязно и задымлено. Покосившаяся деревянная лестница вела куда-то наверх, но Дивена не рискнула бы оставаться здесь на ночь, да и тем более подниматься по столь сомнительному сооружению. «Монна Элис будет в восторге», как будто вторя её мыслям, сзади кто-то закашлялся, а потом леди взвизгнув, неприязненно ткнула пальцем в жирную крысу, сидящую под одним из столов. «Что же приступим», ей нужен был удачный момент, коего пока что не было на горизонте. Вздохнув, Дивена облокотилась на стойку, едва не влипнув в какое-то пятно, подозрительно напоминавшее кровь.
   — Мне дурно, я хочу подышать свежим воздухом. Немедленно! — По бледному лицу аристократки сразу же стало понятно – не выдумывает. «А вот и мой шанс», длиннолицый кивнул трактирщику, и с самым отрешенным видом уселся за одним из столов. Казалось бы его, мужчину явно среднего достатка, совсем не смущает окружающая грязь и вонь, что было весьма странно, учитывая привычки аристократов и тех, кто мог позволить себе немного больше бродяг и неудачливых наёмников.
   — Пошлите, монна. Я составлю вам компанию, и подержу волосы, если вдруг вам приспичит поблевать. — Элис скривилась, Дивена же наоборот усмехнулась, толкая дверь, и вываливаясь наружу. Вопреки всякому здравому смыслу за ними никто не пошел, позволяя наёмнице без лишнего шума завести аристократку в кусты за конюшней, как и следовало предполагать, более-менее приличного сортира здесь попросту не было.

Отредактировано Divena (2016-12-11 21:51:36)

+1

16

До обещанного трактира докатили не скоро. Он хоть и стоял недалеко от тракта и той злополучной развилки, которую Герберт выбрал в качестве объездного пути, «находить» его сучий выродок явно не торопился. Мужик, ехавший впереди, периодически останавливался, осматривался, по-козлиному тряс куцей бороденкой и старательно петлял, пытаясь придать себе задумчивый и серьезный вид.
- Да давай уже, не спи! – раздраженно поторапливал его банн, - Мы тут сдохнем быстрее, чем найдем эту сраную корчму!
Спутник монны Элис тушевался, кивал, сыпал обещаниями и подгонял лошаденку, но Лоррен прекрасно видел, как старательно тот растягивает время. «Падла вонючая! Хочешь в ночь нас туда завести. Чтобы все вышло шито-крыто! А на утро, хоп, два трупа, а тебя и след простыл. И хорошо, если Дивену мою не зацепишь…» Нахмурившись, «предводитель» наемников обернулся к девушке и, приметив ее воркование с дворянчиком, зло скрежетнул зубами. «Зубы бы тебя пересчитать!» - негодующе цыкнул он, воображая аристократа с перекошенной рожей и перебитым носом, но тут же заставил себя успокоиться. «Все для пользы дела», - напомнил себе бывший Страж, - «Но могла бы и не усердствовать». Герберт наградил невесту еще одним красноречивым взглядом и стиснул бока Ветерана, намереваясь, наконец, нагнать проводника и лично прибавить ему прыти, как тот остановился и замахал руками, указывая на покосившееся строение, куда больше походящее на сарай, нежели на постоялый двор. «Да... В такую дыру я бы и блядских Порождений поселить постеснялся», - заметил банн, подъезжая к крыльцу и окидывая домушку хмурым взглядом.
- И ради этого дерьма мы столько времени тряслись в седлах? – грубо поинтересовался он, спешиваясь и сплевывая себе под ноги, - Да сюда шелудивого пса, и того, поселить жалко!
«Да, а моя бы сучка и подавно отворотила морду», - вспомнив рыжую Дорис, Лоррен ухмыльнулся, но тут же посуровел и, обернувшись к своим верным, пророкотал.
- Значит так… Сейчас все жрать, а потом по коням! Поедем медленно и подыщем удобный ночлег, это место не годится для знатных особ!
Вояки заголосили, соглашаясь или высказываясь против, новый поклонник Дивены запричитал, качая головой, а вот козлинобородый выродок заметно нахмурился, косясь то на блондинку, то на монну Элис. Ряженая Краля, памятуя об утренней перепалке, благоразумно промолчала, уступив «атаману» право решать.
- По местам! – тем временем рявкнул тот и, дождавшись, когда все расползутся, направился в кусты отлить.
Это не было замыслом, и бывшему Стражу действительно просто приспичило по нужде, но потребность организма сыграла ему на руку, позволив оказаться в нужное время и в нужном месте. Он как раз шел в сторону крыльца, на ходу расправляясь с ширинкой, когда из трактира выкатилась бледная, словно смерть, монна Элис, а за ней раскрасневшаяся от чего-то Дивена.
- О! Знакомые все лица, - пробасил Герберт, широко улыбаясь и вынуждая девушек скривить гримаски, - Дива, иди-ка сюда!
И, не дожидаясь ответа, банн ухватил девушку за локоть и отвел в сторонку.
- Ну что, самое время, - буркнул он, когда поблизости никого не осталось, а возлюбленная перестала вырываться и строить из себя обиженную фифу, - Давай, действуй. Объясни нашей монне, что за дела творятся, и приложи ее чем-нибудь. Потом вернешься, а я пока подумаю, как изловить ублюдка. Есть у меня пара идей.
Лоррен похлопал девушку по плечу и скрылся в душной корчме, где уже вовсю выпивали его люди, расслабившиеся и явно забывшие обо всем на свете. «Вот уроды!» - заметил бывший Страж, - «Въебу я вам потом по самые помидоры! Однако где же наша Крыса?..» Аристократ внимательно огляделся, пытаясь отыскать глазами ублюдка, но тот как сквозь землю провалился.

+1

17

Все шло просто прекрасно, пока из ближайших кустов не вырулили неожиданные проблемы, имя которым было Герберт Лоррен. Мало того, что мужчина вмешался в естественный ход событий, так ещё и сходу начал распускать руки, грубо перехватывая Дивену и затаскивая её в кусты, дабы дать наставления непутевой, разумеется, исключительно по его мнению, невесте.
   Дивена злилась. Хотя нет, не так. Дивена была в бешенстве, а потому шипела словно разъяренная кошка, желающая впиться когтями в глаза своему обидчику. Ведь чем дальше в лес, тем жирнее были партизаны, а если точнее - тем нахальнее вел себя её возлюбленный, вынуждая наёмницу вновь и вновь зло скрежетать зубами. «Пока ты тут пыжишься, наша пташка может легко упорхнуть, возвращаясь в таверну живая и невредимая!». Представить изумленное «лошадиное» лицо не составило Диве труда. «Главное, чтобы заказчик и решил лично упокоить надоевшую ему монну».
   — И без тебя знаю, что мне делать! — Огрызнулась девушка, таки вырывая свою руку из цепких рук возлюбленного. — За собой смотри! — Развернувшись на каблуках, как это всегда делал Герберт, Дивена с самым гордым видом удалилась восвояси, стараясь сдержать позорное желание обернуться назад, и вновь поймать на себе взгляд любимого мужчины. «Пора заканчивать с этим делом, слишком уж оно затянулось, как и затянулась наша с тобой ссора». В конце концов, они ехали в Каэр Осуин дабы навсегда связать свои жизни узами брака, и это путешествие должно было стать чуть ли не самым счастливым событием в жизни наёмницы. А в итоге возлюбленные грызлись, словно кошка с собакой, во многом благодаря монне Элис и её неблагополучной компании. «Достала меня эта аристократка. Достала пуще вареной репы! Надо было бросить её там, на распутье, и хай бы сама решала свои проблемы», к сожалению, вернуться в прошлое ещё никому не удавалось.
   — Что-то случилось? — Элис вздрогнула, когда Дивены хмурой тучей вынырнула из кустов. Женщина выглядела взволнованно. Тонкие аристократические пальцы Элис, нервно теребили рукав верхового платья, а напряженный взгляд то и дело скользил по округе. Это место не нравилось аристократке, слишком уж напоминало места из рассказа «куда не стоит ходить благородным дамам», да и что сказать, компания, сопровождающая её сюда, подобралась не самая лучшая.
   — Всё в порядке, просто кому-то подприжало. — Что именно подприжало «главарю наёмников», блондинка любезно промолчала. — Пошлите, монна. Найдём вам кусты поприличней. — Элис кивнула, стараясь ни на шаг не отходить от вооруженной до зубов Дивены, способной дать хоть временным отпор врагам. «Знала бы ты, что опасаться тебе стоит не кого другого, а меня», наёмница решила поступить по-своему, не собираясь говорить Элис правду, а просто вырубить аристократку и прикрыв её ветками удалиться по «душу» других проблем.
   — Может, здесь? Здесь, вроде бы, хорошо… — Здесь, стоя в лесу по колено в густой траве Элис уже не выглядела уверенной и амбициозной барышней, а напоминала скорее испуганную девчонку, не знающую, что её ждет. — Я тогда пойду туда, да? — Блондинка кивнула, пряча за своей спиной заранее вытянутый охотничий нож. Пожалуй, не доверяй Элис Дивене чуть меньше и она бы никогда не повернулась к наёмнице спиной, но, видимо, в этот раз хваленая женская солидарность сыграла с аристократкой весьма злую роль.
   Как только Элис дёрнулась в сторону, Дивена весьма неслабо ударила её рукоятью по затылку, лишая сознания, а заодно и возможности нарушить их с Гербертом план. «Простите, монна. Я извинюсь, когда вы придете в себя». Наспех забросав тело ветками, блондинка вернула нож на место, и, насвистывая весёлый мотивчик, двинулась в сторону таверны, стараясь при этом выглядеть как можно беззаботнее, даже несмотря на то, что она пусть и невольно, но все же тревожилась за аристократку не привыкшую как к ударами по голове, так и к валянию на земле, пусть и летом в достаточно мягкой траве. «Надеюсь, после всего этого вы не тронетесь рассудком, принимаясь пускать слюни себе за шиворот», такой бы исход дела был весьма нежелателен не только для Герберта, но и для будущей монны Лоррен.

+1

18

Не отыскался сучий потрох и через несколько минут. Герберт, некоторое время назад еще надеявшийся, что ублюдок просто отошел отлить или перекинуться парой слов с трактирщиком, окончательно уверился в том, что тот направился собирать дружков, и, недовольно поводив губами, плюхнулся на лавку рядом с Дантаром.
- Значит так… - подаваясь вперед и ставя локти на грязный стол, протянул он тоном заговорщика, - Сейчас нас всех ждет крупная жопа, так что отставьте пойло и приготовьтесь рубить направо и налево. Если я прав, а я прав, наша Крыса пошла готовить нам сюрприз…
Договорить банн не успел. Заразительно зевнув, Рикон, выхлебавший больше всех, покачнулся и плюхнулся на стол, угодив рылом прямиком в тарелку с похлебкой. Та перевернулась, залив столешницу, пол и ноги воина, но мужик не обратил на произошедшее никакого внимания. Он безмятежно спал и видел сны. Следом за ним, рухнул и верный Дантар, сморенный неизвестной отравой, и малолетний воришка, которому налили явно по «доброте душевной». Грязно выругавшись, Лоррен вскочил на ноги, поворачиваясь лицом к двери, но было поздно, на него уже летел вооружившийся тесаками корчмарь.
- Ах ты сукин ты сын! – рявкнул бывший Страж и, недолго думая, подхватил тяжелую лавку и швырнул ее в нападающего.
Не ожидавший такого поворота трактирщик отскочил в сторону, но лавка все равно его зацепила, заставив потерять равновесие. Именно это Герберту нужно и было. Все еще не вытаскивая клинков, он подлетел к мужику и, увернувшись от «слепого» удара, несколько раз приложил корчмаря головой о прочное дерево. Мог бы и убить, но не стал, однако, не потому, что был таким милосердным к падали, но оттого, что нуждался в свидетеле. Ему, человеку нанятому для охраны, был несказанно нужен тот, кто потом напоет монне Элис про нанимателя, последнего, правда, нужно было еще поймать, а банн не сомневался, что тот свалит при первой же возможности, как только убедится, что аристократка мертва. «Стало быть, тебе нужна Дивена», - заметил Лоррен, косясь в сторону выхода, - «Постой-ка, голубок, не к ней ли ты намылился?» Бывший Страж нахмурился и хотел уже ринуться к двери, чтобы проверить догадку, как точный выпад неизвестно откуда взявшегося ублюдка остановил его. К счастью, тренированное тело среагировало моментально, и клинок вошел в плечо, а не в сердце, но мужчина все равно скривился от боли и вынужденно отшатнулся назад – в руки второго убийцы. Эти двое, похожие на лицо и одежду, явно появились в захудалой корчме не случайно; нанятые тем самым поганцем они ждали сигнала и, получив его, выполняли контракт. «Вот сука! А ты не поскупился!» Увернувшись от очередного выпада, Герберт, наконец-то выхватил клинки и ринулся в бой, лишний раз благодаря Андрастэ за то, что когда-то ступил на путь берсерка. Кровь, хлещущая из раны, и боль, пронзающая руку от каждого движения, не остановили банна, они лишь распалили его, позволяя наступать на противников и даже теснить их. Впрочем, все закончилось бы скверно – слишком уж хороши в своем деле были наемные убийцы – но на помощь Лоррену неожиданно пришел тот самый дворянчик с лошадиным лицом, что положил глаз на Дивену. Неизвестно когда выхвативший оружие он весьма умело занял одного из нападавших, давая бывшему Стражу возможность и время расправиться со вторым. «Гляди-ка!» - сплюнул Герберт в сторону, но возражать не стал…
Спустя некоторое время бой был окончен. Двое подонков лежали без движения: первый – проткнутый рапирой, второй – с распоротым брюхом. Банн тяжело дышал, уперев руки в колени и осматривая нападавших, спутник монны Элис неторопливо вытирал оружие.
- Ты кто такой будешь? – раздраженно поинтересовался Лоррен, выпрямляясь и устремляя недовольный взгляд на помощника.
- А вот это уже не Ваше дело, - холодно отозвался тот.

+1

19

В определенные моменты своей жизни Дивена была безумно рада, что выбрала стезю наемника, ибо под её легкой поступью не хрустнула ни одна ветка. В отличие от мужчины, который то и дело наступал на особо "громкие" сучки, вынуждая те “страдать” под его ногами с головой выдавая местоположение незадачливого убийцы. За своим нанимателем девушка следила уже несколько минут, решая, что именно с ним делать, и как бы ей лучше поступить. Разумеется, знай Дивена, что именно произошло в трактире, и она бы не раздумывая, прирезала мужика! Но, к своему сожалению, девушка этого не знала, а потому перед ней стояла весьма большая дилемма.
   Её задание, в общем-то, было выполнено, и опасаться наёмнице  было нечего, но, тем не менее, выбираться пред светлые очи нанимателя девушка не спешила. Дивена всегда доверяла своему шестому чувству, сейчас советующему ей повременить, и, как оказалось, не зря. Впереди и немного слева хрустнула ветка. Хрустнула громко, отчетливо и не очень далеко. Мужчина замер и прислушался, нервно облизывая пересохшие от напряжения губы. Только сейчас Дивена заметила, что в руках он сжимает кинжал, и  когда только успел обнажить оружие? «Сомневаюсь, что ты здесь по душу аристократки. Вряд ли у монны есть способности бойца, дабы одолеть меня к тому же в нечестном поединке», забрать чью именно жизнь пришел наниматель было ясно как божий день. «Только почему Герберт тебя не остановил? Никак случилось что страшное…», тревога больно кольнула сердце, вынуждая Дивену быстрее шевелить мозгами. «Что же, пришло время разорвать наш недолгий контракт».
   Обыскав тело уже мертвого мужчины, девушка без зазрения совести почистила его кошелек, обшарила карманы и вытянула из-за ворота скрученное в тубу послание. «Записка от таинственных влиятельных нанимателей? Если – да, то это будет прекрасно». Разворачивать документ сейчас наёмница не стала, решив оставить сию сомнительную честь Герберту, да и времени у неё было в обрез, она спешила как можно быстрее узнать, что случилось в трактире, и почему эта «шавка» гуляла сама по себе. Печальные известия не порадовали вернувшуюся Дивену, как и спящие лицами в еде соратники банна и сам Лоррен с раненной, накось перебинтованной рукой.
   — И кто, позвольте узнать, такая жопорукая сестра милосердия? — Дивена хмыкнула, разматывая уже насквозь промокшую тряпку и доставая склянки из своей сумки. — Надеюсь, у тебя хватило ума промыть его рану? — Она заметно нервничала, отчего её руки мелко подрагивали, мешая пальцам делать свою работу. «Успокойся, для него это всего лишь царапина», глубоко вдохнув и таки вернув себе напускное спокойствие, девушка наконец-то совладала с тряпьем, призванным служить примочкой к пока ещё воспаленному ранению.
   — Где Элис? Я помню, что вы ушли вместе! — Голос спутника монны вернул наёмницу на землю. — Я тебя спрашиваю, где она?! — Мужчина нервничал, то и дело протягивая руку к клинку, однако обнажать оружие не спешил, по-видимому, прикидывая свои шансы. «Что же не будем тянуть кота за хвост, в конце концов, скоро Элис придет в себя».
   — Я её вырубила и оставила в лесу, дабы она не мешалась мне под ногами, а мой наниматель счел её мертвой. К сожалению, потом пришлось убить и его. — Спокойный тон Дивены, медленно вытирающей руки от крови вверг мужчину если не в шок, то в состояние близко к оному. По крайне мере, его рот открывался и закрывался, а из груди вырвался хрип, до боли напоминающий какое-то неприличное слово. — Но я думаю, что с ней все будет в порядке, конечно, если волки не найдут монну раньше меня. — Герберт недовольно хмыкнул, чем заслужил весьма неласковый взгляд от возлюбленной.
   — Если с ней….если хоть волос…— Покраснев, словно молодой помидор, мужчина вылетел на улицу, наверняка стараясь сдержать праведный гнев, дабы не удушить блондинистую паршивку собственными руками. Теперь хмыкнула уже Дивена, отмечая, что компания у монны Элис подобралась на редкость нервная. «Во люди пошли, уже и шуток не понимают». Впрочем, в любой шутке всегда была доля шутки, а потому скорее завязав повязку Герберта на узелок, наёмница поспешила вслед за аристократом, желая как можно быстрее привести женщину в чувство, сняв с себя хотя бы этот груз вины.

+1

20

- Ну и хуй с тобой! – выпалил Герберт, отворачиваясь от спутника монны Элис и принимаясь с недовольным видом ковырять раненую руку, - Не велика честь!
Разговор откровенно не вязался, но банн был совершенно не в том состоянии, чтобы идти на мировую или любезничать. Плечо болело, голова уже начинала кружиться, в корчме воняло, под ногами растянулась парочка недоносков, а сучий выродок благополучно сбежал, пользуясь замешательством. За последнее Лоррен, конечно, не ручался, но подозревал, что именно так оно и есть. «Смысл ему тут сидеть и смотреть на наши рожи?! Кстати о рожах…» Болезненно скривившись и коротко прошипев сквозь зубы, бывший Страж прошелся по грязному неприбранному залу и выудил из-за трактирной стойки бутылку непонятного пойла. Откупорил, вдохнул аромат дешевого самогона и, сделав пару глотков прямо из горла, обильно пролил выпивкой рану. Это было больно, но мужчина терпел и не такое. Как минимум, сейчас он не умирал от кровопотери и не волокся в неизвестном направлении, едва не грохаясь в обморок. «Зима – не лето, переживем и это», - заметил Герберт, - «Никакая срань не помешает мне добраться до Каэр Осуин и отыграть свадьбу». Банн хмыкнул. Не успел он додумать мысль и вообразить себе пышную церемонию, как дверь корчмы распахнулась, и на пороге нарисовалась взволнованная Дивена. «Жива…» Завидев любимую светлую макушку, Лоррен довольно осклабился и, кое-как замотав рану, переставшую быть хоть сколько-то важной, поспешил на встречу невесте.
- Див, моя милая Див, - проговорил он, все еще улыбаясь и принимаясь поглаживать здоровой рукой нежную девичью щеку, - Я соскучился по тебе за этот траханый день!
Бывший Страж было потянулся к девушке, желая сорвать поцелуй, но острый колючий взгляд возлюбленной остановил его, вынуждая отстраниться и задумчиво поскрести щетину.
- Что за херня? – недоуменно проговорил он, сужая глаза, однако, вопрос его так и остался без ответа, а наемница бесцеремонно ухватила повязку и принялась орудовать склянками и тряпицами.
- Да оставь ты это дерьмо, - прошипел Герберт, - Само зарастет. Скажи-ка лучше, что там…
Договорить банн уже не успел. Едва он открыл рот, хамоватый дворянчик, строящий из себя недотрогу, вылез вперед и принялся нападать на Дивену. Клинок он, конечно, пока еще держал в ножнах, но Лоррен не сомневался, что траханый аристократ выудит сталь сразу же, едва узнает о «предательстве». Что с него взять! Он был молод, талантлив, достаточно вспыльчив и совершенно не опытен. Такие обычно лезли на рожон и… бесславно подыхали, пронзенные острым ножом какого-нибудь ублюдка.
- Руки с рапиры убери, - обратился к молодчику бывший Страж, - никто твою монну Элис и пальцем не трогал. По крайней мере, я в этом уверен. Все, что сделано, сделано ради ее блага. Ведь так, Див?
Девушка откликнулась, и Герберт едва не прикусил язык. Не тронули – как же! Так, приложили обухом или еще чем по голове, и оставили на травке отдохнуть! Мелочь! Дворянчик рассвирепел, зло сверкнул глазами, вновь устраивая ладонь на рукояти клинка, но банн, вывернувшись из мягких рук верной подруги, сделал шаг вперед, закрывая блондинку собой. «Только попробуй!» - читалась в его злом, решительном взгляде, и недавний заступник «атамана» выскользнул из корчмы, не найдя что бы еще сказать.
- То-то! – выплюнул Лоррен, недовольно цыкнул, кривясь от боли и, покачав головой, потащился к принявшемуся стонать корчмарю. «С тобой я потом поговорю», - заметил он, краем глаза наблюдая за уходящей прочь Дивеной, - «А может быть, и нет. Слишком много проблем от одной занюханной крали! Хватит и того, что мы и так здесь застряли. Очухается, поди, начнет причитать. Сука!»
Бывший Страж сплюнул в сторону и, подхватив трактирщика за грудки, поднял несчастного на ноги. Тот выл, пускал слюни и пучил бельма, но Герберт остался непреклонен.
- Ну что, падла? – монотонно начал он, давая понять, что прирежет и не помилует, - По-хорошему расскажешь, как так вышло, что ты с ребятками решил прикончить меня и моих ребят, или мы подождем, когда проснется вон тот хмурый вояка, и поговорим по-плохому?!
Трактирщик нервно сглотнул, покосился на похрапывающего Дантара и, испуганно замотав головой, принялся лепетать.
Он пел долго, нескладно и то и дело норовил зайтись воем, но по окончании разговора, банн все-таки уяснил, что корчмарю хорошо заплатили за посредничество и попросили найти толковых ребят для устранения «внезапных неудобств». Обещали еще и добавить, коль все пройдет хорошо. Описать нанимателя мужик, конечно, не смог, но клялся, что «признает лиходея, коли завидит». На том Лоррен его отпустил, позволяя шлепнуться на пол бесформенной кучей. А вскоре в дверях нарисовались и «пострадавшие»: бледная, как смерть, перепуганная монна Элис и дворянчик, строящий из себя героя. На заднем плане же маячила Дивена, всем видом показывая, что подобных идиотов ей прежде не доводилось встречать. Что там у них на улице случилось, бывшему Стражу оставалось лишь догадываться, но манеру возлюбленной он скопировал в точности.
- Ну, что скажете? – поинтересовался Лоррен, переводя взгляд с одного холеного личика на другое, - В ноги кидаться не прошу, но против десятка золотых сверх урочного возражать не стану. Сучий выродок сдох, вы здоровы и целы, а впереди, кажется, никакое дерьмо не маячит.
Герберт коротко хмыкнул и, напустив на себя суровый вид, принялся пожевывать воображаемую травину.

+1

21

До границы с лесом девушка дошла относительно спокойно, если не считать одну пыльно-серую гадюку зачем-то выползшую на тропу, да вот только блаженная тишина, окружающая дико уставшую наёмницу длилась недолго. Покой Дивены нарушили, как и следовало ожидать, не шибко вежливо, да и куда там до вежливости сим не радушно настроенным людям?
   Элис пылала праведным гневом, а глаза девушки были наполнены явным желанием мести. Похоже все, чего хотела аристократка это выцарапать глаза наёмницы, ну или хотя бы прорядить её роскошную светлую шевелюру. Ещё мгновение и женщины буквально сцепились взглядами. Словно два демона, делящих одержимого мага. Ещё миг и две разъяренные “кошки” таскали друг друга за волосы, оглашая округу далеко не самыми приличным словами.
   — Довольно! Может, мне кто-нибудь объяснит, что здесь происходит?! — Решив, что время отмалчиваться уже прошло, Дивена таки подала голос, убирая руки от шеи бледной, словно мел, аристократки. Спутник Элис, все это время стоявший в стороне от женских разборок, с недовольным видом скрестил руки на груди, ясно давая понять, что ему не нравится все происходящее. «А кому сие по душам? Мне, что ли?». Поправив растрепавшиеся во время склоки волосы, Дивена все же соизволила ответить и….По шишкам досталось всем, включая самого “подлипалу” аристократки, коего блондинка тоже не запамятовала упомянуть в своём весьма красочном хоть и коротком повествовании. Причем если в сторону Элис обвинение в распутстве и соблазнении звучало хоть малясь приемлемо, то для мужчины это стало едва ли не шоком, граничащим с оскорблением чести. Впрочем, косая уже понеслась в щавель и остановить её было не под силу даже Создателю.
   — И что мы в итоге имеем? — Продолжала разоряться наёмница. — Эта роза из навоза, втянула нас хрен знает во что и при этом ещё возмущается! Скажи спасибо, что тебя, вообще, не убили! — Не вовремя вспомнив о ранении возлюбленного, Дивена повысила голос, грозовой тучей нависая над сжавшейся в комок Элис. — Моего любимого ранили из-за тебя! А могли и вовсе убить! — Она, как всегда, преувеличивала. Убить Лоррена было не так просто, и девушка прекрасно об этом знала.  — К тому же… — Последний аккордом её бурного выступления стал тот самый свиток, найденный у одного из зачинщиков покушения.  Эффект, произведенный прочитанным, порадовал наёмницу, как и эмоции, отразившиеся на лицах присутствующих. Монна Элис была смущена, а вот её спутник удивлен. — Надеюсь, теперь инцидент исчерпан? И да, мы, разумеется, требуем доплату за риск.
   Дивена была существом мирным, если её не трогали - и она никого не трогала, однако, всему в этой жизни есть предел. Именно его давеча испытали на себе аристократы, молча идущие следом за наёмницей в таверну. Сама же девушка была безгранично довольна собой, даже несмотря на пару царапин, украшающих загорелую щеку. «Как все прекрасно сложилось! И с заговорщиками разобрались и денег струсили! Того глядишь и будет у Берта привычка временами на трактах промышлять!», усмехнувшись этой мысли девушка отворила дверь, кидая счастливый взгляд в сторону возлюбленного.
   Тем не менее, как будто назло Дивене и её острому желанию убраться отсюда подальше, тягомотина с разборками продолжилась, ибо Герберт зачем-то отозвал в сторону встрепанную монну и её спутника. «Ну, что там ещё? Кто теперь обосрался?», впрочем, дальнейшая беседа наёмницу интересовала мало. Она слишком устала чтобы греть уши и пытаться выловить смысл в хриплых обрывках фраз. «Хватит. Надоело входить из огня, да полымя», она никогда не думала, что будет желать мирной жизни, но теперь все изменилось. И изменилось к лучшему.
  Вольготно переступив через тело ещё не оклемавшегося подпевалы почившего козлобородого, Дивена поспешила разделить свою радость с кружечкой поганого, но все-таки рома, искренне надеясь, что дальнейший их путь если и принесет сюрпризы, то исключительно хорошие. «Если же нет, то я просто столкну монну Элис в ближайших овраг, надеясь, что к утру её останки растянут волки, а к Герберту, вернее, к банну Лоррену, ни у кого не возникнет претензий».

Отредактировано Divena (2016-12-22 10:57:11)

+1

22

Расфуфыренной Крале, растерявшей под лапником весь свой шик и блеск и разжившейся парой знатных царапин, вопрос Герберта пришелся не к душе. Она и так пострадала из-за нерадивых попутчиков, а теперь они еще и дружно требовали с нее деньги! «Да за что?» - взвилась было монна, но сообразив, что положение ее крайне незавидно, тяжело, устало вздохнула и, выпустив плечо верного спутника, выступила вперед, горделиво задирая нос и потряхивая «вороньим гнездом», оставшимся после встречи прически с ловкими пальцами Дивены.
- Скажу, что вы получите пять золотых сверх договоренного и не медяком больше! – голос Элис звучал довольно твердо, но уверенность ее пошатнулась, и банн видел это, позволяя себе паскудно ухмыляться.
«Это ты затеяла этот балаган», - думал он, - «Шальная баба с шилом в одном месте. Тебя никто не звал в Каэр Осуин, и уж точно там тебя не ждут. Ну съезди, съезди. Насунь нос…» Лоррен выудил из кармана завалявшееся там с незапамятных времен яблоко, потер об себя красные бока и откусил большой кусок, принимаясь отвечать монне прямо так, с набитым ртом.
- Ты кажется не поняла, - начал он, рукавом отирая текущий по подбородку сок, - Мы вытащили тебя из такого дерьма, из которого ты сама ни за что бы не выплыла. Мы поймали Крысу, которая жировала, кормясь с твоих рук. Мы прикончили парочку ублюдков, которые прирезали бы тебя и твоего дружка не поведя бровью. И мы не нуждаемся в подачках. Мы ждем награду за свою работу, и я не думаю, что ты ценишь ваши жизни в пять золотых. Если ты, монна, успела забыть, то я напомню: мы пошли вместе, потому что нам по пути, и потому что я согласился предоставить своих ребят тебе. Мы доберемся в Каэр Осуин и без вас, а вот доберетесь ли вы – еще вопрос. Если хотите торчите в этой дыре и ждите, когда рак на горе свистнет, а мы уезжаем через пару часов. Потащитесь за нами – извольте добавить деньжат. Десять золотых.
Лоррен еще раз укусил яблоко и, развернувшись на каблуках, направился к столу, за которым сидела Дивена и храпели опоенные подданные.
- Дерьмовый день, - выдавил бывший Страж, опускаясь на лавку и бесцеремонно закидывая ноги на грязный стол, - Дождемся, когда эти ослиные выродки проспятся, и тронем в дорогу, и надеюсь, больше никакое блядство нас не настигнет. Все эти приключения меня порядком заебали. Я стал слишком нежен, чтобы, выбираясь из одной задницы, сразу проваливаться в другую!
Мужчина сплюнул на пол, ничуть не заботясь о манерах и мнении корчмаря, подхватил бутыль рома, притащенную возлюбленной, и принялся неторопливо пить из горла. Элис и ее дружок маячили где-то на заднем плане, но Герберт не обращал на них никакого внимания.

Отряд банна выехал из захудалой дыры через несколько часов. Еще не до конца протрезвевшие вояки осовело лупали глазами и матерились; монна и дворянчик о чем-то перешептывались, а сам Лоррен полулениво насвистывал какой-то дурацкий мотивчик, подслушанный в одном из придорожных трактиров. Несмотря на рану и оставшиеся позади неурядицы, мужчина чувствовал себя хорошо. До родных земель было далековато, но рядом покачивалась в седле Дивена, и бывший Страж снова задумался о предстоящей свадьбе. «Докатим и будет нам счастье», - рассуждал он, глядя по сторонам и подгоняя Ветерана, - «Пора завязывать с этой разбойничьей жизнью. Можем же и мы пожить, как люди?» Задав себе этот вопрос, Герберт покосился на невесту и коротко хмыкнул. «Была бы жопа, а приключения найдутся…»

Впрочем, на сей раз приключений на две весьма аппетитные задницы не нашлось. Монна Элис и ее провожатый вели себя тихо, стараясь лишний раз не маячить перед глазами бравых наемничков и ни во что не впутываться; банн не лез в посторонние разборки и время от времени тормозил рвущуюся помочь Дивену; Дантар, Рикон и вороватый малец после случая в корчме присмирели и не брали в рот даже эля, являя едва ли не образец благовоспитанности. В общем, до ворот Каэр Осуин кампания добралась без проблем. Завидев высокие стены баннорна, Краля расправила плечи и вскинулась, мечтая отыграться на наглых вояках за все свои беды. Лоррен, улучив удачный момент, пропустил ее кобылицу вперед, и подкатил к возлюбленной.
- Сейчас пойдет потеха, - хмыкнул он.
По требованию монны ворота распахнулись и навстречу ей выехали несколько стражников, облаченных в доспехи и шлемы, скрывающие лица. Один из них остановился возле женщины, намереваясь выяснить, что за гостья пожаловала в Каэр Осуин, но вот двое других торопливо подкатили к «атаману наемников» и встали по стойке смирно.
- С возвращением, банн Лоррен! – выпалил один из них, перехватывая копье.
- С возвращением! – подхватил второй – безусый юнец – задирая нос.
- Вольно! – бросил им бывший Страж и тронул Ветерана.
А по двору навстречу своему господину уже несся старина Фисбен, желающий поскорее убедиться в том, что глаза не обманули его.
- Герберт! Банн Лоррен! Банн Лоррен! – окликнул он всадника, останавливаясь и тяжело дыша, - Неужто это Дивена? Скажите, скажите же мне, что это она!
Воин устремил взор голубых глаз на женщину и замер, ожидая ответа.
- Да, это Дивена, - отозвался Герберт, спешиваясь и помогая спуститься девушке, - Та самая Дивена, которую я потерял десять лет назад и которую, наконец, обрел. Моя возлюбленная, моя верная боевая подруга и… будущая леди Лоррен. Мы вернулись домой, Фисбен.
Не совладав с эмоциями, старик пустил слезу и кинулся обнимать молодых.
Пораженная же монна Элис так и осталась стоять посреди двора.

+1

23

C их приезда в Каэр Осуин прошло уже двое суток, а Дивене все ещё казалось, как будто это было с утра. Она устала и была измотана как физически, так и морально, ведь встреча со старыми друзьями не прошла для девушки бесследно. Как ни старалась наёмница выглядеть сурово, но так и не смогла сдержать слезы при виде радостного старого Фисбена, уже и не надеявшегося на подобную встречу. Были там и многие другие, кого Дивена знала ранее, и те, с кем её ещё не свела жизнь. Жители Каэр Осуин с радостью выходили на улицу, дабы поприветствовать наконец-то вернувшегося банна, и никому из них Герберт не отказал во внимании, уделив лучинку каждому своему подданному. 
   Дивена лучисто улыбнулась, выныривая из своих мыслей и отходя от окна. «Как же хорошо быть дома, и как жаль, что у нас ещё остались дела». Несмотря на все её ожидания, настырная, словно таракан, Элис не собиралась возвращаться домой, решив во что бы то ни стало воспользоваться великодушием банна и погостить в его крепости неопределенный срок. Разумеется, Дивене это не нравилось, но и поделать наёмница тоже ничего не могла. Ну не убивать же нахалку, в самом-то деле? «Кстати, а почему нет? Замок большой и кто знает, что в нем может случиться! Сидела я спокойно. Никого не трогала. Ну чистила ноготки кинжалом, и что? Многие так делают! Кто же виноват, что сию курицу ноги не держат!». К сожалению, все её мысли могли остаться лишь мыслями, ведь навредить противной бабе девушка просто не могла.
   Впрочем, долго сокрушаться по этому поводу Дивене не пришлось, в двери их с Гербертом спальни смущенно поскреблась служанка. Как оказалось, банн Лоррен созывал всех в свой кабинет, а вот зачем пока оставалось загадкой. «Неужели он таки решил начать подготовку к свадьбе?», после приезда они с Гербертом как-то не удосужились поговорить на эту весьма щепетильную тему. Не было времени. Ведь за отсутствие хозяина в крепости волей неволей накопились проблемы, требующие срочного (без этого просто никак) решения.
   К огромному удивлению наёмницы, в кабинете уже толпился народ, состоящий из самых близких и верных Герберту людей. Мужчины о чем-то оживленно спорили, но как только Дивена переступила порог, резко замолчали. «Так так, а это уже интересно». Сам банн сидел за массивным дубовым столом и разбирал кипу каких-то бумаг. Что именно было написано на листах, блондинка не знала, да и неважно оно было, по крайне мере сейчас. «И чего все на меня так уставились? Чай не кривая какая, да и рогов, вроде бы, нет», причину столь странного поведения поданных, девушка поняла почти сразу - в кабинете было немало незнакомых ей людей, именно они и смотрели на блондинку во все глаза.
   Хрупкую идиллию нарушил стук в дверь и звонкий голосок Элис, вызывающий у Дивены лишь одно чувство - раздражение. «Приползла гадюка тихим шагом. И чего, спрашивается, забыла?».
   — Милорд, вы меня звали? — Она сделала изящный реверанс, знак приветствия и почтения, а затем выровнялась, кротко сложив руки внизу живота. Дивена фыркнула, у неё никогда не вышло бы так плавно, да и платья блондинка не носила, предпочитая летящим женским силуэтам, грубые мужские штаны.  Что сказать, по сравнению с наёмницей Элис выглядела настоящей аристократкой, хоть и уступала Дивене в красоте и пышности форм. Даже её руки были ухожены, а кожа их гладка, в то время как руки блондинки были сплошь покрыты мозолями и исчерчены шрамами. «Смогу ли я когда-нибудь стать такой?». Однако, несмотря на свои «темные» мысли,  наёмница не завидовала Элис, а в чем-то даже брала с неё пример, стараясь вести себя достойно в обществе тех, кто должен был стать её слугами.
   Дивена хотела, чтобы люди вокруг уважали её так же как они уважают Герберта, а ради этого стоило потрудиться. Годы на тракте выбили из неё остатки прежних манер, превратив блондинку в женственное подобие мужлана, что сейчас выходило ей боком. Тем не менее она не сдавалась, решив сцепить зубы и учиться всему, что ей могут предложить, а монна Элис была прекрасной мотивацией для достижения всех, намеченных ею целей и желательно в кратчайшие сроки.

+1

24

С приезда в Каэр Осуин время для Герберта полетело быстро. Все в баннорне требовало внимания, и едва ли среди приближенных оказался хотя бы один, кто не жаждал перекинуться с владетелем парой слов и поделиться проблемами. Лоррен хмурился, матерился, плевался, но все равно слушал, входил в положение и распоряжался, отдавая подданным свое время и душевные силы. А они хотели все больше и больше, присасываясь как ненасытная кишащая куча пиявок. Бывший Страж, конечно, любил свой народ, но к вечеру уставал от обращений настолько, что норовил как можно скорее убраться в спальню и рухнуть на постель, где его поджидала любимая и верная Дивена, на которую уже не хватало сил. Герберт клял себя за это малодушие и силился дать девушке хотя бы толику тепла, однако, сонливость одолевала его, и он засыпал, застывая где-то между страстным поцелуем и легким касанием.
На третий день Герберт проснулся с мыслью: «с этим пора кончать». Хмурый и недовольный, мужчина поднялся с постели, облачился в свои шмотки и, стараясь не разбудить возлюбленную, проследовал в кабинет, куда через пару часов приказал пригласить всех дворянчиков, занимающих какие-либо посты, Дивену и уже успевшую порядком надоесть монну Элис. И вот они собрались. Непонимающие, сбитые с толку и опасающиеся того, что что-то где-то сделали не так. Банн даже позволил себе усмехнуться, наблюдая вытянувшиеся взволнованные лица, но вскоре вновь сделался серьезным и сосредоточенным и, откинувшись на спинку высокого стула заговорил.
- Вам всем, наверно, интересно, для чего я собрал вас в такую рань, - начал Лоррен, почесывая щетину, - Так вот, скоро вы это узнаете. Но прежде, чем мы начнем говорить о делах, я хочу кое-что прояснить.
Бывший Страж прервался, подался вперед и, указав рукой на блондинистую наемницу, продолжил.
- Представляю вам монну Дивену. Мою невесту и будущую леди Лоррен, - собравшиеся закрутили головами и разом заголосили, но хозяин Каэр Осуин оборвал их, грохнув кулаком по столу, - Прошу любить и жаловать. Но к этой теме мы еще вернемся. Теперь у меня вопрос к вам, монна Элис.
Герберт перевел взгляд на застывшую в дверях аристократку, задумчиво поводил губами и, подобрав нужные слова, заговорил снова.
- Вы приехали в мой баннорн, и, видит Создатель, я не отказал Вам ни в чем: ни в еде, ни в крове, ни в заботе. Вы получили возможность жить здесь и жить с комфортом, но теперь я хочу задать Вам один вопрос: зачем Вы здесь? Что держит Вас в Каэр Осуин? Если это нужда, беда или грозящая Вам опасность, я и мои люди готовы оказать Вам поддержку и защитить, но если нет… Не слишком ли Вы здесь задержались? Вы не ищите моего общества, и я не замечаю, чтобы Вас интересовала политика, а это наводит меня на мысль, что цели Вы преследовали личные, а в этом плане надеяться Вам не на что. Через два дня состоится моя свадьба с Дивеной. Да, я объявляю это официально и приказываю всем присутствующим заняться подготовкой, - банн обвел глазами подданных и те послушно закивали. Кто-то кашлянул, кто-то глянул на наемницу с сомнением, но большинство собравшихся все же было искренне радо за своего господина.
- Поздравляем, - даже брякнул один из советников, но его никто не поддержал, а Фисбен даже пнул под столом ногой, призывая к тишине и порядку.
Все взгляды устремились на монну Элис, а та стояла ни жива, ни мертва. Побледневшая, оскорбленная и уязвленная, она опустила голову и нервно теребила изящный кружевной платок. Не такой беседы аристократка ждала. Она надеялась, что милорд Лоррен окажется благородным и великодушным, а он ничем не отличался от проходимца с большой дороги. Такой же грубый и прямолинейный мужлан. Женщина даже фыркнула от негодования и подняла на Герберта свои большие зеленые глаза.
- Я прибыла сюда потому, что считала наш с Вами союз взаимовыгодным и подходящим, - сдержанно, не роняя достоинства, проговорила она, - Но как я вижу теперь, Вам куда больше подходит общество неотесанных фермеров и трактирной замарашки, и мне искренне жаль, что я потратила свое время, силы и деньги на эту пустую поездку. Вы более чем разочаровали меня банн Лоррен, и я не нуждаюсь ни в Вашей заботе, ни в Вашем внимании, и, раз уж Вы не в состоянии с почтением отнестись к равной Вам, то я немедленно съеду на постоялый двор и более не обременю Вас своим присутствием. Вы моги бы найти в моем лице друга, но нашли врага. Доброго дня, милорд.
Отвесив грациозный поклон, монна Элис покинула кабинет, застучав каблуками по каменному полу.
Собравшиеся остались в полном недоумении, и только бывший Страж довольно цыкнул. «Ну вот, одной проблемой меньше. Теперь можно и о приятном». Угрозы аристократки и ее оскорбления ничуть не задели Герберта, он даже забыл о них сразу, как только женщина исчезла за дверью.
- Садись, Див, - проговорил он и похлопал по свободному месту рядом с собой, - Поговорим о том, что нам всем надлежит сделать.
И совет продолжился…

А через два дня, как и планировал банн, в Каэр Осуин разразился пир, роскошью своей не сопоставимый ни с одним прошлым. Празднуя свадьбу, Лоррен не скупился, и подданные отвечали ему тем же, поздравляя и преподнося подарки. Здесь не было чужих и посторонних, не маячили соседи с кислыми рожами, не отсвечивали охочие до наживы ублюдки – присутствовали лишь те, кого бывший Страж и его избранница пожелали видеть: старина-Фисбен, суровый вояка Дантар, удалой Рикон, тот самый вороватый малец и, конечно же, рыжая Дорис. Последняя, пожалуй, радовалась даже больше всех остальных. В Ферелдене говорят, что мабари умнее людей, и старая сучка понимала, насколько важно происходящее для хозяина. Она помнила его, найденного на поле брани, и его же, гордо сидящего в седле с мечами наголо; знала Стража, заплутавшего путника и справедливого банна, а теперь видела и простого человека, наконец-то обретшего свое долгожданное и заслуженное счастье. Дорис виляла хвостом и "улыбалась", стараясь устроить голову на коленях Дивены. А рядом с ней кружили ее щенки, и никто их не гнал, привечая ничуть не меньше людей…

Эпилог
Об этом свадебном пире долго потом вспоминали. Фисбен, сидя у огня, охотно рассказывал историю пары влюбленных своим внукам и правнукам. Дантар с грустью вспоминал верного друга и соратника, всегда готового подставить плечо, а Малик горячо клялся своей девушке, что непременно станет таким же, как Герберт Лоррен. Что же до самой супружеской четы, то через несколько дней после свадьбы они собрались и навсегда оставили Каэр Осуин. Никто не знал, куда они направились и что заставило их снова тронуться в путь, но в баннорн они так и не вернулись, оставив после себя лишь цветущие земли и память. Память, что живет вечно…

И в крови и в дыму,
за спиною оставив полмира,
Мы смогли сохранить
наш непрочный и хрупкий роман…

…наше время ушло….

Отредактировано Gerbert Lorren (2016-12-29 13:16:46)

+1


Вы здесь » Dragon Age: A Story Being Told » ЗАВЕРШЕНО: ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » Навстречу жизни