Dragon Age: A Story Being Told

Объявление

Добро пожаловать

Приветствуем Вас на проекте Dragon Age: A Story Being Told! Наши приключения разворачиваются в 9:42 Века Дракона, после победы над Корифеем. Для нас важно сохранить атмосферу мира Dragon Age и мы очень внимательны к Кодексу, который ей сопутствует. Несмотря на это, здесь мы создаем собственную историю и приглашаем Вас присоединиться.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir
Приветсвие
Навигация
Администрация
Новости
Нужные
Доска почета
Новости

15/01/2016 – Объявление о внесении изменений в правила форума.

15/01/2016 – Срочно разыскивается игрок на роль Флоры Хариманн для участия в запущенной сюжетной ветке.

10/01/2017Перекличка до 20.01!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: A Story Being Told » ЗАВЕРШЕНО: СЮЖЕТНЫЕ ЭПИЗОДЫ » Наш общий друг. 9:42, Морозные горы


Наш общий друг. 9:42, Морозные горы

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

http://i.imgur.com/0lycOtr.pngНАШ ОБЩИЙ ДРУГ

9:42 Века Дракона, 4 день месяца Парвулис
Морозные горы, оплот клана Крэгхолд

Агенты Лелианы отправляются на встречу с Муйре Чернокрылой - ярлом клана Крэгхолд, состоящей в союзе с Инквизицией. Гражданская война в Ферелдене набирает обороты, и Сенешаль намерена просить у ярла помощи. Она рассчитывает, что под предлогом авварского набега на земли низинников, Инквизиция сможет незаметно спуститься с гор и отправиться на поиски Короля Алистера, затерявшего где-то в Гварене. Но в тот день, когда Сорокопут, Нерия и Мархев оказались на пороге авварского оплота, они застали праздник. Несколько кланов, дружественных Крэгхолдам, навестили твердыню, чтобы принять участие в ежегодных состязаниях, уважить богов и предаться безудержному веселью. Что ж, смогут ли наши герои убедить ярла Муйре вмешаться в дела Ферелдена, и впервые за долгие годы покинуть Морозные горы? Смогу ли они склонить на свою сторону и другие кланы? И что здесь делает авварская ведьма, Ханна Мату, вот уже многие годы пребывающая в отдаление от жизни в авварском оплоте? Итак, смотрите.

Игровой Мастер: Solona Amell
Участники: Muyre, Lanius, Marhev, Hannah Mathu
NPC: Neria Ralaferin

0

2

В оплоте Крэгхолд знали о скором прибытии агентов Инквизиции. Ворон Лелианы, вылетевший из Скайхолда прежде наших героев, добрался до авварского поселения в вечер 3го дня Парвулиса, доставил ярлу письмо от сенешаля, и прежде чем покинуть оплот, успел как следует полакомиться зернами и поцапаться с любимой птицей ярла - Гуригом.

Ярл!

В Ферелдене зреет гражданская война. Наши общие друзья, Алистер и Солона, в опасности. Инквизиция вынуждена просить вашей помощи для того, чтобы спасти их. Наши агенты прибудут следом за вороном и передадут всю информацию лично.
Сенешаль Инквизиции


Как бы там ни было, письмо позволило нашим героям беспрепятственно перечь границу, охраняемую авварами, и попасть в оплот, где, как не кстати, развернулся целый праздник. Толпа людей, в самых разных одеяниях, головных уборах и раскрасах, собрались на главной площади Крэгхолд, чтобы отпраздновать сезон урожая и проводить осень. Народные гулянья, как это было принято у горных народов, сопровождались песнями, плясками, хороводами, всевозможными играми и ярмаркой, где продавалось все, начиная от сушек и украшений, и заканчивая царственными мехами из волчьей шкуры и мелким скотом.
Никто, казалось, и не заметил прибывшую словно из неоткуда тройку незнакомцев. Кроме молчаливого Ингвара. Высокий крупный мужчина, чье лицо немного тронули морщины, а волосы начали заметно покрываться сединой, казалось, ждал их. Он встал с бочонка на котором сидел, и подойдя к группе, смерил Сорокопута тяжелым, пристальным взглядом, всматриваясь в его темные бездонные глазницы. Затем перевел свой взор на эльфиек, и обернувшись, стремительно направился к одному из домов.

0

3

Этот день начался для оплота на много раньше чем румяный лик солнца возник над тонкой, окутанной туманами линией горизонта. Везде царила суета, приезжие и местные скальды ещё со вчерашнего вечера рвали глотки в таверне, соревнуясь в громкоголосости, умении играть на инструментах в пьяном состоянии без фальши, а так же в том, кто больше девок соблазнит своими песнями, вчера кажется победа была за Оденом "Золотой рожок" из "Каменного кулака".
К слову аввары "Каменного кулака", что стоит ещё севернее самого Крэгхолда, прибыли самыми первыми, три дня назад и ровно с того момента заседали в таверне во главе с ярлом Хаконом, который давеча всё таки свалился от опьянения и теперь уже пол дня отсыпался в гостевой спальне, выводя рулады храпа и этим распугивая молодых служанок.  Торговцы же "Кnyttneve av stein" расположились на самом видном месте главной площади, заняв почти половину прилавков. К слову, Муйре удалось уговорить их в этот раз привести на продажу их знаменитые луки, за которыми сама ярл гонялась уже не один сезон. Прекрасно отбалансированные,  усиленные шлифованным рогом горных антилоп, что водились в тех местах, штейны (такое название получили эти луки среди авваров) были редкостью, имели высокую меткость, и мастера из "Каменного кулака" неохотно делились ими даже с сородичами. Однако Муйре удостоилась такого дара от ярла Хакона, но совершенно была не прочь приобрести эти прекрасные луки и для своих охотников.
Вторыми прибыли люди из Кортнира (Голос Корта). Их делегация была меньше и их ярл не смог присоединиться к празднествам, в связи с неизвестной болезнью, что буквально съедала Эирика "Безумного". Всё это Муйре узнала от его старшего сына, что прибыл по наставлению отца. Торговцы из Кортнира расположились в торговой лавке Крэгхолда, из-за немногочисленности своей. Они привезли в основном меха, а украшением их прилавков были безусловно шкуры красных львов, охоту на которых Кортнирцы ведут давным-давно. Эти меха пользуются успехом в основном у зажиточных авваров, ярлов, да заезжих торговцев, которые безусловно должны были появиться на празднике. Сын ярла же, прибыл с семьёй, но после приезда не показывался на людях до сегодняшнего полудня, когда Муйре собрала своих высоких гостей за столом.
Последними, буквально вечером намедни прибыли "sønner av slaget" (сыны битвы) из  Стормхолда. Прославленные воины и известные любовники по всей территории Морозных гор, прибыли во главе с ярлом Колбаном, отцом супруга Муйре и дедушкой её детей. Колбан всегда был главным союзником Крэгхолда и при первой же возможности породнился с кланом. Дело в том, что твердыня Стормхолда находилась дальше на юг Морозных гор и столкновения с племенами хасиндов для Колбана и его воинов были само собой разумеющееся, иногда, ярл просил подмоги у родичей.
Так или иначе, но к сегодняшнему дню все гости находились на территории оплота, а поэтому приготовления к утренней ярмарке ли полным ходом. На главной площади даже оказались несколько торговцев-низиников, что довольно скромно заняли пару деревянных прилавков, но их товары, а в особенности кольчуги гномьей ковки, даже до открытия торговли привлекли большое внимание, не будем уже упоминать о том, что люди просто перестали помещаться в таверну и проводили свои возлияния прямо коло дверей.
В главном же зале тоже народа было не мало, все хотели воздать дары, поздороваться, обнять или похлопать по плечу. Колбан крутился около сына, поправлял дорогого вида плащ, с волчьим подбоем чёрного цвета, мех которого переливался бриллиантом уже на понурых, но ещё мощных плечах ярла, и держал на руках младшую внучку, Итту.  Люди из Кортнира, непривычно держались в стороне и без особого желания вступали в разговор.
Очаг в зале горел ярче обычного, в него постоянно подбрасывали поленья из-за того, что двери главного зала были постоянно распахнуты и впускали ещё не сильно, но всё же прохладный воздух, не смотря на достаточно погожий день.
Немудрено, что агентов Инквизиции попросту не заметили, не смотря на явное отличие от остальных двух эльфиек. По правде говоря, во всей этой суматохе Муйре попросту забыла о их визите, хотя давеча сокрушалась, что и Серые Стражи и Инквизиция любят неожиданно и не к месту появляться в оплоте. Так или иначе, ярлу пришлось оставить своих гостей и уделить время агентам.
Пока авварка уверяла Колбана, что это вовсе не эльфийки для утех, агентов Инквизиции провели  в дальнюю, где по обычаю Муйре принимала гостей. Стоит упомянуть, что своеобразный кабинет претерпел некоторые изменения, и в нём появился внушительных габаритов камин, книжные полки  были расставлены по местам и заполнены до отказа, а вот на большом аккуратно обработанном столе, был по обыкновению своему беспорядок, и во главе этого беспорядка сидел огромный чёрный ворон начисто что-то уничтожающий из бумажных документов. Птица  встретила гостей молчанием, но в его бусинах глаз читалось недоумение, он тут же бросил рвать бумаги и в пару взмахов крыльев обосновался на одной из верхушек полки.
Ингвар, что сопровождал агентов всё это время, прикрыв за собой дверь, остался в комнате и уставился на гостей, внимательно следя за ними. Ярл появилась чуть позже, скомандовала аввару выйти за дверь, а сама уселась на устланный сшитыми кроличьими шкурками в единое полотно, стул:
- Я рада видеть вас в стенах моего дома. Сенешаль любезно предупредила меня о вашем появлении, но цель вашего визита до сих пор остаётся для меня загадкой, - Муйре говорила торопливо, поглядывала в окно и только сейчас заметила изорванные бумаги на столе.

+1

4

Внешний вид

Облачен в черный камзол, прошитый защитной руной, штаны и сапоги, под камзолом черная рубаха с широкими рукавами. Под обшлагом камзола на обеих руках кармашки, хранящие небольшие кинжалы. На внутренней стороне, под полой камзола с обеих сторон по четыре метательных ножа. На поясе ножны с сильверитовым кинжалом в них. Так же два ножа в голенищах. Сверху наброшен плащ с меховой оторочкой, под подкладку которого вшиты четыре "шипастые" толстые иглы.
На поясе небольшая дорожная сумка, хранящая в себе скальпель, флакон лекарства, флакон яда и флакон-бомбу. В нашитом под полой камзола кармане хранится россыпь зубов и мелких костей. В противоположном кармане лежит иссушеный палец в мешочке из ткани.

Ему не нравилась компания. Сорокопут был одиночкой - убийцы его специализации редко когда работали группами, но иногда возникали ситуации, в которых без компании было просто не обойтись. Например,  как сейчас.
"Переговоры оставь Мархев и Нерии. Твое дело - устранять угрозы" - приказала ему Соловей незадолго до отбытия и Сорокопут не собирался ее ослушиваться. В тот день Соловей отдала ему много приказов и он не считал возможным ослушаться... особенно после прошлой ошибки. Тем не менее, миновали годы, когда острый язык был его оружием и теперь Армори с куда большей охотой полагался на собственный кинжал, чем на красноречие. В любом случае Лелиана была права. Но она, по его мнению, была права всегда.
Всю дорогу Террен не лез с разговорами, насвистывая себе под нос самого легкомысленного вида мелодию и лишь вблизи от авварского. оплота он вскинул голову, растягивая губы в улыбке.
- Стража. Стража. И стража, - пропел убийца, поворачивая голову, с каким-то удовольствием определяя, где именно расположены те, кто может убить их в любую секунду. И таких было много.
Впрочем, ближе к поселению авваров проклюнувшееся было желание поболтать покинуло Сорокопута снова. Он чувствовал направленные на него взгляды и они его... раздражали. Профессия Террена не располагала к частым дипломатическим визитам, обычно его мальчишеское лицо с черными омутами глаз было последним,  что видели его собеседники перед тем, как упокоиться в ладонях Создателя. И уж точно редко когда он позволял смотреть на себя такому количеству народа, не собираясь потом перекинуть все это  количество через Тень.
Проще говоря, покойный месье де Армори по некой весьма определенной причине чувствовал себя совершенно не в своей тарелке ровно до того момента, как небольшая делегация Инквизиции не осталась с ярлом в несколько более уединенной обстановке. Там, замерев в углу и почти сливаясь с тенями, Сорокопут затих, склонив голову чуть на бок и поймав взгляд ярловой птицы. Это не мешало ему слушать все, что происходило в комнате, как не мешало и вмешаться в случае непредвиденной опасности. Но сейчас Террен уповал на то, что всевозможная дипломатическая мишура решится без его участия. Ко всеобщему удовлетворению участников.
У него, как на вкус Сорокопута, была совершенно непритязательная должность сегодняшним днем - встать позади и ждать. Вопросы здесь задает не он, как не он и дает ответы - во время работы Террен не любит лишних разговоров, в этот момент слова для него тяжеловесны и слишком грубы, заглушая общий ритм. В любой иной ситуации он может быть говорлив, общителен, искрометен, но не сейчас,  в дебрях несколько... подзабытых. Сейчас его дело - вступить в тот момент, когда это нужно.
Замерев тихой тенью и поджав губы, Террен не шевелился, с некой долей расслабенности занимая предоставленное пространство рядом со стеной. Казалось,  он даже не дышал и о его присутствии в помещении немудрено было в какой-то момент забыть.
[AVA]http://i.imgur.com/IWNa2aS.jpg[/AVA]
[NIC]Lanius[/NIC]
[SGN]Я знаю точно наперед,
Сегодня кто-нибудь умрет.
Я знаю где, я знаю как
Я не гадалка, я - маньяк
[/SGN]

+3

5

Оплот Нерию впечатлил. Такого количества шемленов в одном месте да ещё и собравшихся ради ярмарки она не видела ни разу, а потому рассматривала всё вокруг внимательным взглядом, стараясь не забывать о цели визита ни на минуту. Ралаферин была далека от политики и в будущем её вряд ли ожидало что-то большее, чем споры с другими амелан раз в несколько лет на арлатвенах, но сейчас должна была пойти речь далеко не о жизнях полусотни людей, а о гораздо большем количестве человек, чьи судьбы будут зависеть только от принятых авварами решений. Ферелден был и остаётся большой страной с удивительной культурой, и Нерии было бы жаль вновь видеть его разрозненным войной и недопониманиями между теми, кто обладал в этой стране властью.
— Приветствую вас от лица Инквизиции, ярл, — она поклонилась авварке в  знак уважения и продолжила. — Сожалею, что нам пришлось оторвать вас от праздника, но дело, по которому нас послали к вам, крайне важное и не терпит отлагательств. Соседствующий с вашими землями банн Пат перешёл от смущающих умы разговоров к действиям, которые угрожают спокойствию всего Ферелдена.
Шемлены вообще были странными. Сколько не наблюдала за ними Нерия, всегда видела только одно — огромное желание убивать друг друга и спорить по различным мелким поводам. Кто-то косо посмотрел, кто-то не то сказал, кто-то кого-то случайно задел в толпе — всё это становилось уже поводом для объявления войны, не меньше. Что бедняки, что богатые — каждый из них считал драку лучшим решением проблемы. Жаль только, что власть имущие чаще всего решали устраивать междоусобицы, в которых страдали даже те, кто не имел к ним никакого отношения.
— Инквизиция просит вашей помощи в решении этого недоразумения с банном. По счастливой случайности он покинул собственные земли, оставив почти без защиты свою супругу. Она — единственный способ уговорить банна проявить благоразумие и согласиться с тем, что принятые им решения в корне неверны.

+2

6

Внешний вид

Дорожная рубаха из плотной ткани, поверх душегрейка из заячьего меха с коротким и широким рукавом, тёплые штаны из тёмного материала, короткие сапоги. На руках кожаные перчатки. К поясу с боку прицеплен колчан со стрелами и лук из железной коры, рядом духовая трубка. На другом боку сумка со снарядами для духовой трубки, парой флаконов яда (болиголов), охотничий нож в подкладке сапога.
В дорожной сумке: немного денег, огниво, карта местности, галла Василёк.

Горделивый белый олень вновь громко фыркнул, выпуская клубы пара из ноздрей, но тут же чуть успокоился, почувствовав ладонь на могучей шее. Мархев не горела желанием болтать - нынче с настроением было всё совсем плохо. Благо, что это никак не отражалось на работе. Эльфийку на галл отправили с вполне конкретной целью: проложить самый комфортный маршрут. Этим она и занималась, ведя спутников за собой, находясь как бы чуть поодаль впереди.
Сидящая верхом на олене, вытянувшая лицо вперёд, словно ищейка - Мархев напоминала персонажа из какой-нибудь старой эльфийской сказки, нежели типичного разведчика, коим она была на самом деле. Галла изредка покачивал головой, недовольно глядя в какую-то из сторон, и Мархев почти тут же реагировала на эти изменения в настроении скакуна. Они действовали слажено, будто были единым организмом. Василёк понимал каждый жест и каждое прикосновение всадницы, Мар - улавливала любое движение галлы. Так и шли.
И, наверное, эта слаженность сократила путь группы до минимума. Мархев умудрилась обойти самые сложные и неприятные места, пускай в горах было тысячи опасностей - разведчица не столкнулась ни с одной. А вид показавшегося вдалеке оплота даже обрадовал эльфу, заставив её как-то приосаниться и выпрямить спину. Теперь можно немного расслабиться.
На подходе к цели, внезапно голос подал Сорокопут. Мархев кинула на него взгляд, наблюдая, как убийца выцепляет острым взглядом так называемую стражу. Девушка фыркнула, ни то раздражённо ни то устало. "Мне везёт на странных и белобрысых" - недовольно подумала она, возвращая взгляд на оплот.
Перед входом к ярлу, эльфийка спрыгнула с оленя, ловя на себе любопытные взгляды. Не каждый день можно увидеть такого странного всадника. Мархев недовольно встряхнула плечами, будто стараясь стряхнуть эти взгляды с себя. Впрочем, пусть лучше смотрят на неё, чем, скажем, на других представителей её группы. В конце концов, Мархев не шпион, а разведчик.
Они оставили лошадей (и галлу) и пошли на личную встречу с ярлом. Мар плотнее сжала губы - её язык всегда был её врагом в таких случаях. Простецкая по натуре Мархев обладала такой же простецкой речью. Так что, наверное, лучше всего предоставить переговоры тем, кто умел красиво слагать слова в предложения. Например, Нерии. У неё неплохо получалось. Стоило им только войти в кабинет, как Сорокопутик, подперев спиной стену, как бы исчез в тенях. Мархев повернула голову в сторону убийцы - она его видела, потому что знала, как он выглядит и помнила, где он. А ещё потому, что у неё есть опыт в поисках кого-то невидимого. Надолго взгляд на спутнике она не задерживала, почти тут же отвернувшись, встряхнув густейшей копной кудрей. Она посмотрела на ярла и, следом за Нерией, склонилась в вежливом поклоне.

+2

7

Муйре выдержала паузу, пристально глядя куда-то поверх голов эльфиек. Повисшую тишину в комнате нарушали разве что отдалённая мелодия, да треск жировых свечей на столе. Авварка слегка нахмурилась и между её бровей стала сильней видна глубокая морщинка. Женщина старалась минимально вникать в политику низинников, но безусловно была осведомлена о назревающем в Ферелдене конфликте, разумеется осведомлена из уст разведчиков, магов клана и кажется Амелл пару раз писала ей что-то подобное в письмах, а последнее письмо от Стража и вовсе было пропитано какой-то незримой и чёрной печалью. И пусть аввары Морозных гор не признавали над собой власти низинников, но они продолжали считать Ферелден своей родной землёй.
Муйре отошла от своих раздумий только когда в дверь постучали. Ингвар, что продолжал стоять за дверью нехотя отпёр, в образовавшийся узкий проход, проскользнула такая же узенькая, тонкая и звенящая молодая авварка с подносом. К слову девушка, не особо походила на авварку. Непривычно стройная и темноволосая для обитателей этих мест, разрумянившаяся от работы Анна, несла несколько вычурного вида кубки, кувшин  со знаменитой крэгхолдской бражкой и тарелки с фруктами, козьим сыром и аппетитного вида мясными яствами. Служка поставила это всё на стол, разлила по кубкам напиток, что отдавал какими-то пряностями  и молча удалилась.  Ярл указала на угощения:
- Прошу вас, мои гости, угощайтесь. - Муйре уселась в кресле удобнее, предчувствую длительный разговор, - Я безусловно слышала о свирепости Пата, и даже пару раз мои отряды разведчиков и охотников сталкивались с его силами. Однако, я не могла предположить, что он воплотит свои недовольства в жизнь. И о какого рода помощи идёт речь?
Безусловно, Муйре догадывалась о чём пойдёт разговор в дальнейшем, но в любом случае ей нужно было больше информации о ситуации сложившейся с банном Патом.

Отредактировано Muyre (2016-10-16 00:41:27)

+2

8

Женщина.
Интерес Сорокопута к особям слабого пола (насколько подобное суждение было справедливо здесь, где даже женщины держали в руках оружие) был обусловлен фактором определенно не плотским. Проще говоря, с точки зрения плотских утех, женщины Террена в большинстве случаев не прельщали, как и мужчины: все это было для него не суть важно, а потому попросту отметалось. Разумеется, бывали случаи и иные, но весьма размытые и не особо существенные. Но сейчас его интересовала одна конкретная женщина, нареченная чужой женой, поскольку именно относительно нее он получил свое задание. Во всяком случае, первую его часть.
Нельзя было сказать,  что Сорокопут не был любопытен и именно поэтому не стал задавать лишние вопросы в тот момент, когда Лелиана расстелила перед ним карту и начала объяснять, как именно лучше всего взаимодействовать с банном. Причина скорее была в том, что у божества обычно не спрашивают,  как именно оно получило те или иные сведения. Террен и не спрашивал, не отрывая от карты взгляда.
В общем-то, и сейчас его совершенно не волновал тот факт, что именно Инквизиция собирается делать,  кого спасать и так далее. Ему не было интересно, что можно предложить этим людям, не было интересно и то, как это будет устраиваться. Его задания были куда проще и чаще всего лишены всевозможных этических заморочек просто потому,  что он сам их не понимал. Не мог понять.
- Мы заберем его жену, - шепот Сорокопута был не громче шелеста книжных страниц. Он перевел свой взгляд на ярла, скользнул по ее лицу и снова уставился на ярлову птицу, склоняя голову на плечо и совершенно определенно передразнивая несчастное пернатое. Впрочем, не по злобе.
Чем дольше проходило времени, тем сильнее Террен проявлял нетерпение, которое, впрочем, трудно было опознать, не зная убийцу близко. С куда большей охотой он решил бы все проблемы разговоров как можно быстрее и перешел бы к делу.
[AVA]http://i.imgur.com/IWNa2aS.jpg[/AVA]
[NIC]Lanius[/NIC]
[SGN]Я знаю точно наперед,
Сегодня кто-нибудь умрет.
Я знаю где, я знаю как
Я не гадалка, я - маньяк
[/SGN]

+2

9

Мархев неуверенно взглянула на предложенную еду, даже как-то сесть за стол не решалась. Нет, она не думала о том, что им могут предложить здесь отравленную еду - хотя, так активно вертясь в кругах разномастных шпионов и убийц, стоило бы допускать такую возможность. На самом деле, она не чувствовала, что дело сделано, посему и еда смотрелась для неё как нечто пока что незаслуженное и недостижимое. Посему Мархев лишь скрестила руки на груди.
Голос Сорокопута за спиной не очень вдохновлял Мархев. Она привыкла к тихому, почти шелестящему шёпоту. Но сей субъект вызывал лишь одну эмоцию: "Слава всем богам, что он на нашей стороне" - эльфийка всё чаще ловила себя на мысли, что такого врага она себе не хотела бы. Смуглое длинное ухо эльфийки смешно дёрнулось, улавливая шёпот и разбирая слова. Разведчица вновь обернулась в сторону спутника, окинула его быстрым взглядом и вернулась к созерцанию ярла.
- Нам нужно взять его жену в заложники, - подала голос эльфийка, встряхнув тёмно-рыжей копной волос. Мархев была здесь не для переговоров - она вообще не сильна в политике, да и в стратегии явно хромает. Зато она - отличный разведчик. И здесь она не просто потому что нужно было проложить маршрут до оплота. Были ещё причины.
- Вообще, Пат - сплошная заноза в заднице, да вот только напасть на него мы не можем, - Мархев недовольно фыркнула и наморщилась. Из-за этих проблем инквизиторской разведке было ой как не просто пробиться к Гварену. Мало того, что там нужно пройти через Брессилианский лес, так ещё и предмет поиска весьма деликатный. - Если отбросить его, то лучше будет не только Недремлющему Морю, но это ещё и поможет людям, которые ищут короля.
Мархев не умела незаметно кидать намёки - у неё всё напрямую. Хорошо, хоть, не сказала, что она, вероятно, один из этих самых ищущих. Впрочем, если верить Лелиане, ярл очень хорошо относится к его величеству. Да и, на самом деле, Мархев тоже уважает нынешнего правителя Ферелдена. Потому что он не просто честен, но ещё и сам лично знает, по чём фунт лиха и литр крови.

+2

10

- Взять его женщину в заложники? - казалось ярл переспросила совершенно очевидную вещь для агентов, но явно не понятную для ярлова мозга. Что может решить какая-то дворцовая баба, как это повлияет на банна. Женщина какое-то время наблюдала за разношёрстной компанией Инквизиции, то опиралась на стол локтями, то с задумчивым видом, снова откидывалась на спинку стула, чесала висок, касалась кончика носа аккуратными и тонкими пальцами, хмурилась, щурилась впериваясь острым взором холодных глаз в каждого и, наконец, издав задумчивое "Хм" подняла руку в призывном движении для ворона. Птица, перестав пристально глазеть на тёмную фигуру в углу комнаты, слетела со стеллажей и приземлилась на локоть Чёрнокрылой. Ярл небрежно махнула несколько строк на клочке бумаги, свернула её и сунула в клюв питомца:
- Король пропал? Как так произошло? - ярл приподняла одну бровь, мельком глянула на окружающих и встав со стула двинулась к окну. Открыв одну из створок, она выпустила ворона, поглядела за окно, приметив своего сына играющего с собакой Колбана. В комнату влетели звуки шума улицы, ароматы каких-то сластей и снежинки. Оплот медленно накрывали тёмные снеговые тучи , тянувшиеся с севера.
- Оказывается все мы одинаковые. Не важно каких богов воспеваем, что едим и с кем спим. Все мы жаждем войны, с одинаковой кровожадностью, - вздохнула авварка и закрыла створку окна, - На сколько я понимаю, вы хотите, что бы мои люди отвлекли Пата, тем самым ввязались в вашу войну? Если так, то это очень большое одолжение с моей стороны. Вы хотите, что бы я снова нарушила устой своего клана, отправила людей в набег, спасая вашего короля и его власть, - это были скорее мысли в слух, пока ярл задумчиво наблюдала за неспешным ходом низких туч над Крэгхолдом.
- Каковы силы Пата? Что он может? - Муйре повернула голову к агентам, выхватила взглядом фигуру мужчины, прожгла его холодом глаз, - Кто остался в его владениях, кроме его женщины?
содержание записки
Ханна, мне необходим твой срочный совет, найди Анну, служку, она отведёт тебя ко мне.

+2

11

"Кто остался кроме женщины?"
Это был один из тех вопросов, которые нельзя было задавать Сорокопуту, если вы желали получить правдивый ответ. Наравне со "Сколько там человек?" и "Сколько осталось в живых?" Разумеется, правдивый ответ с точки зрения нормального человека.
Террен де Армори, разглядывая помещение, полное людей, был способен совершенно искренне сказать, что людей там нет. И со своей точки зрения он бы не солгал даже близко. И, разумеется, при правильной постановке вопроса мог бы ответить верно или условно верно в зависимости от тяжести состояния. Людей он делил по функциям. Стражники. Разбойники. Убийцы. Разведчики. Чем ближе его состояние было близко к адекватному, тем точнее мог прозвучать ответ. Сегодня же... достаточно было сказать, что он бы весьма удивился, узнав, что его спутницы - эльфы. И дело было не в том, что он их не разглядел.
- И командор Стражей, - прошелестел Сорокопут, не то что бы проигнорировав цепкий взгляд женщины-ярла, а скорее... вовсе его не заметив. В этом помещении его интересовала лишь птица. Она была умна. Остальные оставались лишь фоном,  покоились по переферии зрения слепыми пятнами и мало его интересовали.
- Люди затеяли войну, - он с искренним сожалением пережил потерю птицы, а потому перевел на женщину перед ними взгляд.
- Они стремятся убивать друг друга. Не вижу в этом ничего дурного, - голос Сорокопута стал мягким и скользким, как влажный шелк.
- Но у обеих сторон есть враги... и друзья.
Замечание растаяло в воздухе. Взгляд Сорокопута сфокусировался на ярле и, если это было вообще возможно, еще больше потемнел.
- Если ваши войска их отвлекут, я заберу его женщину. И если он захочет получить ее снова, ему придется слушаться. - Губы убийцы дрогнули и разошлись в улыбке, насмешливой, острой, как острие кинжала. Зубы у него были мелкими, что речной жемчуг.
- Их не так много. Меньше, чем могло бы помешать, - улыбка на миг стала шире, а после смялась, словно осенний лист.
Террен запомнил, что Лелиана собиралась предложить ярлу в качестве оплаты их помощи. Это не было той информацией,  которую ему нужно было запомнить, но он все же ее запомнил. Но он помнил и другое, и нес в своей памяти: план дома, где была жертва.
- Он не ждет нападения, - слова падали словно весовые гири, взгляд Сорокопута сползал, цепляясь за ориентиры в пространстве. Створку окна. Перо. Ребро стола. Убийца скучал - ему не нравилось столь долго проводить времени без движения, а потому пальцы его вступили в пляску, словно перебирая воздух, но пока еще незаметно.
- Вашего.
Будь это его собственным планом, он бы не стал брать заложников - это было не в его вкусе. Он не понимал этих рычагов давления, не улавливал связи. Но это был не его план.
- Нам нужна женщина. Остальное достанется вам.

+1

12

Мархев чуть повела. Ну, да ,взять женщину в заложники. Хоть девушка не была великим мастером хитростей, не всегда понимала людей и что ими движет, но по себе может сказать, что потеря кого-то, угроза кому-то становится весьма и весьма убедительной мотивацией. И хоть эльфийка была более прямолинейной в этом плане, она понимала, что судить кого-либо - а уж тем более Тайного Канцлера Инквизиции - она не имела права. Не в этот раз.
Но ярл, кажется, не совсем понимала, что именно даёт такой "трофей". Мар смотрела на неё и мучительно думала, как же объяснить? "Ой, знаете, ну, мы хотим забрать его любимую женщину, чтобы угрожать ему, что убьём её. Хотя, зная, каких оригиналов порой держит Инквизиция, мы можем и вернуть её не целой, но это мелочи" - звучало как не лучшее объяснение действий. Хотя, было достаточно близко к правде.
- Король пропал? Как так произошло? - на эту тему Мархев тоже вряд ли смогла бы поддержать толковый разговор. В том смысле, что она лишь могла подтвердить, что его величество король Алистер действительно где-то делся. А вот, как это случилось... Вопрос уже куда более сложный. Мархев пыталась подобрать слова, получалось, как всегда, не очень ловко, посему она просто стояла молча, крепко поджав губы.
- И командор Стражей, - острое ухо поймало шелест голоса. Мархев вновь посмотрела на Сорокопута и постаралась сделать это как можно незаметнее, одним лишь взглядом карих глаз.
Благо всё ушло на территорию более пространных обсуждений... И так же быстро вернулось обратно к делу!
В сущности, ярл весьма чётко обрисовала ситуацию, но говорила она так спокойно и тягуче, будто бросила это как бы между прочим. Эльфийка невольно отвела взгляд и попыталась сфокусироваться на чём-то другом. Но как-то не получалось.
Вместо неё, впрочем, заговорил Сорокопут. Весьма активно заговорил. И стоило отметить, что в этот момент голос его звучал максимально неприятно. Мархев всячески пыталась скрыть неприязнь к этим скользким нотам в его голосе: вздрагивала руками и нервно напрягала плечи. Эльфийка повернулась в сторону спутника, вслушиваясь в его слова. И хоть манера речи Сорокопута была та ещё, говорил он чётко и по дело, что не могло не радовать. Мархев оставалось лишь коротко кивнуть, мол: "Ну, вот, как этот чудила сказал, так оно и есть."

+1

13

Совместно с Муйре Чернокрылой

- Аввары не вмешивались в войны низинников с тех самых пор, как кланы аламарри присягнули на верность королю Каленхаду, - раздался за спинами наших героев выразительный старческий голос. Он принадлежал пожилой женщине - ведьме по имени Ханна Мату. Она была ростом с Мархев и Нерию и бледна как мертвец. Её седые короткие волосы ярко контрастировали с желтыми глазами, от которых веяло чем-то потусторонним. Одета она была в черные рваные лохмотья, а в руках держала то ли посох, то ли палку, на которую опиралось её старое располневшее тело.

Ханна выступила на свет, недовольно осматривая каждого из присутствующих. В какой-то момент взгляд её остановился на Террене. Старуха вглядывалась в его черные бездонные глаза около минуты, после чего коротко сказала:

- Ты мне не нравишься.

Не дожидаясь ответа, она обратилась к Муйре:

- Ты хотела меня видеть, ярл.

Муйре заметила Ханну в общем-то когда та, словно тень просочилась сквозь дверной проём и возникла за спинами агентов словно призрак или грозная тень рока. Ярл, не стала объяснять, кто эта женщина и зачем она явилась. Чёрнокрылая была уверена, что пресудствующие явно понимали, что явившаяся точно не простая авварская бабка:

- Спасибо, что явилась Ханна, - Муйре слегка склонила голову, с явным уважением, - Уважаемые агенты, я услышала все ваши слова. Ответ дать вам именно сейчас я не возьмусь. Как вы понимаете, вы выбрали не самое подходящее время для переговоров, и прежде чем мы с вами сможем снова спокойно поговорить, мне нужно решить все вопросы в моём оплоте. Мы встретимся с вами после заката солнца, ждите ворона. Если вы хотите отдохнуть, Ингвар сопроводит вас в отведённую вам комнату или же вы можете прогуляться по ярмарке или поучавствовать в играх, уверяю вас, каждый найдёт для себя сегодня что-то интересное. А теперь, - Муйре кивнула Ингвару, чья грузная фигура маячала за дверью, - Я прошу вас покинуть мой кабинет.

Когда дверь за гостями закрылась, Чёрнокрылая и Ханна остались тет-а-тет. Муйре указала рукой на стул, а сама остановилась у стола и опёрлась на него бедром. В глазах ярла росла тревога:

- Снова грозные времена ступили в мой оплот, Мату.

- Твой эльф, - начала Ханна, присаживаясь, но словив взгляд Муйре, поправилась, - авгур Валиндар оставил тебя и забрал свое ненаглядное дитя, позабыв о тех, кто стал для него домом. И теперь ты, ярл Муйре, собираешься ввязаться в войну низинников. Не смотри на меня так, я знаю, что ты уже приняла решение.

При упоминании Валиндара, Муйре нервно дёрнула уголком губ, ни то в ухмылке, ни то в оскале, ясно было одно, этот разговор был неприятен ярлу. Она верила эльфу, она позволила ему стать для себя опорой и близким другом, а он так вероломно предал всех.

- Я пригласила тебя не для обсуждения этой ситуации, Ханна. Сейчас я хочу, что бы ты обратилась к духам, мне нужен ответ, и ответ как можно более чёткий. - авварка посмотрела на авгура, - Я возможно и приняла решение, но если оно не правильное, я должна это знать. Мне нужна твоя помощь, Ханна. Моему клану она нужна.

Муйре явно недооценила старушку. Её ворон, Гуриг, застал Ханну в тот самый момент, когда пребывая в отведенной для неё хижине, ведьма проводила таинства погружения в Тень. Или проще говоря - спала. Она чуть не придушила несносную птицу, которая умудрилась влезть сквозь щель на крыше, и приземлившись на кровать, стала громко размахивать крыльями, норовя всунуть письмо Муйре прямо промеж складок её лохмотьев.

- Духи говорят, что любая попытка покинуть høyborg Kreghold (оплот Крэгхолд) - риск для тебя и твоих людей, - отвечала Ханна, - но риск оправданный, ведь он позволит тебе заполучить то, чего авварам так не хватает - территории. Помоги Вестнице Uhellig (Нечестивой)* и потомку Каленхада принести мир на их земли, а затем потребуй от них эти земли взамен. Разумеется, ты не сможешь добиться этого в одиночку. Если хочешь заполучить желаемое, тебе придется обратиться к ярлам других кланов, что находятся сегодня в оплоте, и заручиться их поддержкой. Только так твое решение может оказаться верным, Чернокрылая.

Ханна говорила много, даже то, чего Муйре у неё не спрашивала. Но она знала, что её волнует и опережая очевидные вопросы, предпочла тут же дать на них свой ответ.

Муйре хмыкнула и налила в кубок вина, смочила пересохшее горло, задержав кубок в пальцах:

- Хочешь сказать ярлы дадут своё согласие? - авварка быдто говорила сама с собой, выискивая на алой глади вина нечто, что могло ей сейчас помочь, - Колбан, возможно. Он связан клятвой, да, но остальные. Для них это всего лишь проблемы низинников, они недальновидны и не понимают, что возможно, за низинниками эти мятежные банны поднимуться в горы и перережут множество авваров. Возможно ты права, это я упускаю что-то, - ярл была рассеяна, - Ханна, сейчас, когда Валиндар покинул мой народ, мы остались без защиты. Много лет назад ты отказала мне в этой просьбе, но сейчас, когда действия эльфа могут быть опасными, и у него много последователей среди учеников, мне нужно...Нет, я прошу тебя, будь нашим авгуром. Помоги мне обрести защиту духов?

- Когда-то я сказала тебе, что в клане может быть только один авгур, - пояснила Ханна, и немного подумав, сказала, - что ж, я приму обязанности авгура на время твоего похода. Но когда ты вернешься, с почестями иль поражением, я уйду.

Муйре досадно улыбнулась своему отражению на глади вина в кубке.

- Тебя невозможно переубедить, верно? Да будет так, Ханна!

На этих словах ярла ведьма поднялась с места и направилась в сторону выходу. Она торопилась вернуться обратно в свою хижину, подальше от шума и суеты, которые царили в этот день в оплоте. Что не говори, а она привыкла к уединению.

*Имеется в виду Андрасте, не Инквизитор.[NIC]Hannah Mathu[/NIC][AVA]http://i.imgur.com/IaQBLqn.jpg[/AVA][SGN]https://67.media.tumblr.com/184fce4b1370b1acc26a063421bce5c4/tumblr_nos79o6py41rtmwh1o3_400.gif
Hannah theme[/SGN]

+2

14

Когда Ханна так скоро удалилась из кабинета, Муйре её некоторое время провела наедине со своими мыслями, созерцая на глади алого вина, рой отблесков и своё отражение. Она пришла в себя когда в дверях показался Фреир* с явным нетерпением в глазах. Время двигалось к полудню, день предстоял быть долгим.
**********
Громкий звук рога полоснул нагретый воздух главного зала, в котором сейчас во всю шли празднества , аввары провожали осень, что в этом году с лихвой одарила их урожаем, что они успели собрать. Народу был нипочем  первый снег, что сейчас густо припорошил каменные дорожки оплота. Ярмарка продолжала своё дело, даже когда раскрасневшееся солнце спрятало свой лик за верхушками гор, а на улицах зажглись лампы.
- Что с тобой, душа моя! - подвыпивший Колбан, отёр окладистую бороду и усы, убирая пену только что налитого в его кубок эля, - Ты весь вечер в своих мыслях. Посмотри, этим всем мы обязаны тебе! Люди рады, ты собрала нас за этим столом, снова, вот уже в который раз.
Главы клана с семьями сидели в отдалённой комнате, богато украшенной шкурами и охотничьими трофеями. Огромный камин, занимающий почти всю северную стену комнаты, горел много чесов подряд, и железные прутья, что украшали его раскалились докрасна. В воздухе витал стойкий запах спиртного, специй и жаренного мяса. Добротный стол, стоящий в центре ломился от съестного и выпивки. Вокруг себя он собрал не менее как семнадцать человек в том числе тестя Муйр -  Колбана, Ханны, что держалась в стороне и кажется дремала в углу потемнее, пригрев на плече такого же дремающего ворона ярла, сына Эирика "Безумного" с супругой и двумя младшими братьями и безусловно громогласного Хакона, что пытался вступить в спор с супругом ярла.
- Сегодняшний день оказался куда более незаурядным, чем я могла предположить, - слегка улыбнулась Муйре на слова Колбана, - Я думаю нет смысла скрывать, что сегодня в оплоте агенты Инквизиции, - ярл слегка повысила голос, что бы привлечь внимание всех присутствующих.
- Ай, эти чёртовы прохвосты! - ругнулся Хакон, кинув на серебряную тарелку только что обглоданную ножку куропатки, - Ты всё водишь с ними дружбу, Чёрнокрылая? Я говорил тебе, до добра это не доведёт! Попомни!
- Однако, мы с тобой до сих пор сидим за этим столом, и ты спокойно ешь и пьёшь, не смотря на мою дружбу с ними, - парировала Муйре, делая глоток из своего бокала и кивком указав Ингвару, что бы привёл агентов, - Для всех давно не секрет, что в низинах зреет конфликт. Я думаю многие разведчики из ваших доносили вести о баннах поднявших восстания против Короля.
- Их короля, - незамедлительно вставил Хакон и ковырнул в зубах вилкой.
- Верно, их короля, - кивнул Фреир*, - Однако всё что происходит в низинах, рано или поздно касается нас.
- Ай, срань небесная, сын мой, им нас не одолеть! - заявил Колбан и слегка пристукнул кулаком по столу, от чего с блюда скатилось яблоко и "пробежав" по столу оказалось в руках кого-то из свиты из Кортнира.
В этот момент дверь залы отворилась и в комнату ступили гости оплота - две эльфийки и странного вида белокурый мужчина.
Прежде чем представить вошедших Муйре сделала пару больших глотков эля. В этот момент она осознала, что даже не поинтересовалась как зовут всех этих людей. Поэтому сказала просто:
- Это наши гости, - на агентов уставились множество глаз, кто-то смотрел с презрением и недоверием, кто-то с интересом и даже вызовом. Муйре сделала паузу, думая как преподнести своим сородичам всё эту ситуацию, - Инквизиция просит помощи. Я даю вам слово, мои гости.
*-супруг ярла, сын Колбана

Отредактировано Muyre (2016-11-13 22:15:58)

+1

15

Голос пришедшей женщины прозвучал будто из ниоткуда, так что Мархев невольно вздрогнула плечами и на автомате потянулась рукой к поясу. Пальцы в перчатках легли на железную кору лука, но тут же соскользнули с неё, как бы невзначай погладили оружие. Вошедшая женщина пусть и была человеком, ростом была невысокая и опасностью от неё не веяло. Разве что чем-то, что не от миро сего. Знакомое и в то же время какое-то очень далёкое ощущение.
- Ты мне не нравишься. - заявила она, вглядевшись в Сорокопута.
- Вы в этом не одиноки, - прыснула в кулак Мархев, но тут же сделала шаг назад. Муйре назвала женщину Ханной, склонила перед ней голову, не подобострастно, но в уважении. А потом обратилась к агентам. Ярл не могла дать ответ. Не сейчас. Инквизиция, как обычно, приходила "очень вовремя". Да ещё и праздник... Впрочем, кто она такая, чтобы осуждать людей в желании повеселиться?
В общем, пусть Мархев и не отличалась большим умом, но на фразе "Уважаемые агенты" она уже поняла, что их просят выметаться из кабинета, что она сделала сразу же, как только ярл обозначила эту просьбу вслух.
Их тут же вывел тот же человек, что и привёл. Мархев глубоко вздохнула, как только оказалась на улице. Воздух казался морозным и острым, будто кислород кристаллизовался. Эльфийка немного встряхнула плечами,  привыкая к уличной прохлады после тепла кабинета Муйре.
- Сорокопут, - Мархев бросила взгляд на спутника. - Ты голоден? Пошли на ярмарку, возьмём поесть. Это и тебя касается.
Мар посмотрела на Нерию, демонстрируя ей улыбку тонких обветренных губ. И пусть она не была близким другом ни Террену ни Нерие, она не могла не предложить им отдохнуть: пусть был долгим, длинным, путешественники, без всяких сомнений, устали. А ярмарка и праздник как раз и располагали к тому, чтобы немного поесть, тем более, Мархев не сомневалась, что на празднике будет множество явств. Эльфийка двинулась туда, где оставила Василька, залезла в сумку, привязанную к его боку и вытащила оттуда кошель с деньгами. Средств там было ограниченное количество, но на еду уж точно хватит. Мархев спрятала деньги в напоясной сумке, оправила душегрейку и ласково погладила питомца по могучей шее. Галла шумно фыркнул и качнул головой, кося серым глазом то на хозяйку, то на Сорокопута. Забавно, что не сильно любящий чужаков Василёк спокойно себя чувствует, когда поблизости ошивается Террен. Хотя, казалось бы, умная галла.
***
Мархев проснулась от того, что услышала шаги приближающиеся к ней. Когда она спала не в Скайхолде, сон её был избирательно чуток. И всё то, что организм воспринимал как возможное покушение на жизнь, мгновенно пробуждало её. Забавно, что любое движение Сорокопута на неё так не влияло - а то кто знает, что там в голове у этого поехавшего. Впрочем, эльфийка знала: Террен, пусть и странный малый, ничего ей не сделает. Высшее руководство запретило. Мархев отлипла спиной от тёплого бока галлы. Лежащий на земле Василёк недовольно посмотрел на Ингвара, после чего проводил взглядом поднявшуюся на ноги эльфийку. Девушка оправила душегрейку, пригладила встрёпанные волосы, сдавлено зевнула в кулак и тихо шмыгнула носом.
- Что? Уже? - хрипловато спросила она. Слуга отозвался строгим кивком головы. Ну, раз уже, то уже...
Перед тем, как упасть в объятья сна, агентов вновь позвала к себе ярл Чернокрылая, сообщив, что остальные кланы тоже нуждаются... В мотивации. Проблема в том, что для таких вещей нужна Жозефина, а не Мархев. Эльфийка посмотрела на Сорокопута и поняла, что с этим каши не сваришь. Он только спровоцирует несчастных. Пусть уж лучше молчит. Нерия тоже, судя по задумчивому лицу, не была готова отвечать на вопросы. Мысленно посетовав на сложную долю, Мархев поняла, что убеждать придётся не красивыми поклонами и практической аргументацией. Что тоже сложно.
Мархев думала, что их введут вновь в кабинет ярла. Но она никак не думала, что окажется в зале, где пировали люди. Эльфийка тут же почувствовала себя немного неуверенно, когда все взгляды устремились на них - на агентов инквизиции. И все эти взгляды были слишком разномастные. Мархев ответила с трудом скрываемой угрюмостью, которую, впрочем, можно объяснить тем, что девушку буквально десять минут назад разбудили, но вскоре она встряхнулась, выпрямилась и внимательно посмотрела на ярла Муйре, что наконец-то заговорила.
- Инквизиция просит помощи. Я даю вам слово, мои гости. - это то, ради чего они пришли. Мархев поджала губы в улыбке и, кивнув головой, тряхнула медными кудрями.
- Да... - Мархев почувствовала сдваленность в груди. На приёме в Орлее было проще. Но там она была служкой - играла роль служки. Она могла прятать ухмылку за кудрями, склоняясь в поклоне, а неправильный книксен оправдать тем, что она вообще швея. Здесь другое. Здесь ей надо говорить. - Послушайте, то, что происходит в Недремлющем Море - это серьёзная проблема. Ярл, вы сами говорили, что ваши люди сталкивались с Патом. Дальше может быть хуже.
Мархев нахмурилась. Ей не нравились взгляды других. Если бы здесь был кто-то по-настоящему свой... Эльфийка оглядывается на Террона. Ободрять он не способен... Но всё же, он на её стороне. Даже если это не его выбор.
- Я лично работала с некоторыми разведчиками клана Крэгхолда... Они же сотрудничают с нами. И это выгодно, - у Мархев были напряжены руки, а сердце стучало где-то между ключицами. Это не волнение, это понимание того, что если она облажается, всё пойдёт под откос. - Если мы сможем устранить Пата, пусть и не напрямую, это будет выгодно всем нам.
Эльфийка выдохнула и встряхнула медью кудрей.
- А Инквизиция в долгу не останется.

Отредактировано Marhev (2016-11-23 22:34:36)

+2

16

Не то что бы Сорокопут испытывал какие-то определенные иллюзии относительно того, как к нему относятся другие. В настоящее время он не испытывал острого стремления к тому, чтобы всем нравиться (да и нравиться вообще хоть кому-то) и, откровенно говоря, вообще был мало заинтересован в окружающих. Его преданность Сенешалю была абсолютной и, в общем-то, на этом все и заканчивалось. Он помогал Инквизиции просто потому, что Соловей была ее частью, а остальное его волновало мало.
Именно поэтому слова Ханны мало его задели - едва ли Террен вообще обратил внимание на то, что она сказала. Впрочем, взгляд его обжег женщину, проскользил по ней и следом за этим Сорокопут весь словно подобрался, хотя,  казалось бы, нельзя было сделать это еще больше.
Но когда настала пора покинуть кабинет ярла, Армори вышел последним и, хоть это и не бросалось в глаза, умело вплетенное в общую вереницу шагов, он ни разу не повернулся к женщине спиной.
Он не ответил на предложение Мархев найти еду, но пошел первым, уверенно прокладывая дорогу к тому месту, где эту еду можно было получить.
Впрочем, прошло не более десятка минут, когда Террен словно расстаял в воздухе, оставив своих спутниц одних.
Вернулся он не скоро, как раз к тому моменту, как они снова направились к ярлу. Выйдя оттуда он снова затерялся в толпе, но в этот раз не так уж надолго. Вернулся он с ношей.
Бросив взгляд на дремлющих женщин, Сорокопут устроился на столе, расположив на коленях миску с орехами и фруктами в меду. Все то время, что они втроем были одни, он не спал, поочередно выцепляя длинными пальцами из миски угощение и отправляя его в рот.
Он предпочитал не спать в обществе посторонних - сны его редко были приятными.
Когда дверь открылась и за ними пришел посильный от ярла, Террен бесшумно спрыгнул со своего насеста, так же бесшумно отставил миску и отправился следом со всеми, чуть более благостный, чем до этого.

На самом деле ему не давали приказа говорить. Но стоять посреди зала, полного людей, что впиваются в них взглядом, было откровенно скучно. Тем более, что сегодня был хороший день.
После краткого отдыха трудно было не заметить, что Террен чуть... изменился. Движения его стали чуть менее "душными" и разобщенными, взгляд прояснился и в нем, если можно было так сказать, появился некий смысл. Там, где раньше чернота глаз Сорокопута несла в себе безумие бесконтрольное и тяжелое, как волна, теперь царило безумие выверенное и тщательно контролируемое.
Он бросил взгляд на Мархев, усмехнувшись уголком губ и сделал шаг вперед.
- Мое почтение, воины гор, - мягкая певучесть орлейского, кажется, переползала в голосе Сорокопута даже в торговый. Удивительно было, как менялся голос убийцы при изменении интонаций - он звучал почти мягко, плавно, выдавая в Армори недурного оратора,  которого весьма трудно было угадать в его обычном режиме.
- Инквизиция просит вашей помощи для того, чтобы спасти короля в низине и командора тех, кого мы зовем Серыми Стражами. Инквизиция просит достопочтимого ярла, - он изобразил почтительный кивок, - совершить нападение на земли банна Пата и помочь Инквизиции. Если помощь будет оказана, то Инквизиция позаботится о том, чтобы эти земли закрепились за победителями.
Он окинул взглядом зал, скользнув по лицам.
- Инквизиции нужна лишь одна вещь, что он хранит. Остальные же будут справедливой наградой победителям.
Кажется, улыбка Армори не могла быть еще светлее и увереннее. Он словно собрался из осколков на миг, явив чужим взорам себя прежнего. Талантливого студента, насмешливого, умного и цельного, способного на многое. Того, кем он был когда-то давно и кем, увы,  не мог быть сейчас.
Он вполне определенно мог не понравиться этим людям вокруг. Он вполне определенно мог вызывать у них здоровое недоумение. Но, тем не менее, голос Армори звучал объемно, ясно и отчасти страстно. Он говорил с определенным жаром, вкладывая в свои слова душу, если она у него была. Так, словно подбивал сборище горцев не на захват земель, но на борьбу за светлое будущее каждого клана в этих горах. В его словах сквозила полная уверенность в сказанном, совершенно непоколебимая.
- Я прошу вас услышать мои слова и попробовать принять их, - закончил он, снова склонив голову. На миг под укрывшими лицо кудрями было видно, что по лицу Армори словно прошла рябь, а потом он снова выпрямился, ожидая реакции.

+2

17

Аввары молча выслушали эльфийку. На лицах некоторых из них отразилось недоумение, вызванное очевидно тем, что говорила Мархев довольно сбивчиво, и почти не по делу. Ведь никто из них не слышал ничего о Недремлющем море. Баннорн находился далеко от Морозных гор, а все что попадало в поле их внимания - это Иджхолл, с прилегающими к нему землями. Слова Сорокопута, впрочем, внесли в ситуацию чуть больше ясности. И уже слова наших героев вызывали не недоумение на лицах жителей гор, а смятение и даже некоторое недоверие.

- Инквизиция и её тан не властны над Ферелденом, - послышался чей-то голос с другого конца зала. Он принадлежал сыну Эирика «Безумного». Мужчина встал, и осмотревшись по сторонам, раскрыл ладони: - мы - аввары, покидаем горы лишь с приходом зимы, как велит нам Гаккон, и не задерживаемся на дольше, чем того требует его повеление. Низинники не стремятся последовать за нами, потому что боятся его воли. Боятся мороза, который он может наслать на них. Боятся нас. Боятся... неизвестности. Но если мы последуем за Инквизицией, поможем их «Королю», где гарантия, что земли Пата будут нашими? Разве их «Король» сейчас здесь? Разве ОН обращается к нам за помощью?

Люди его поддержали. Это было видно по тому, с каким согласием они смотрели на него, как бурно кивали в ответ на его слова, подкрепляя свои слова возгласами одобрения.

- Нет, не он, - Ханна вышла из тени, смерив сына Эирика своим привычным недовольным взглядом. Гуриг, сидевший у неё на плече, громко каркнул, словно подражая старухе, и взлетел к потолку, опустившись на одну из балок. В заде повисла тишина, - но мы - аввары, - говорила она словами мужчины, - в долгу перед Стражами. Если бы не они, Мор пришел бы в эти земли во второй раз. «Король», если мне не изменяет память, один из них. Так что выходит, мы в долгу и перед ним тоже. Но речь сейчас не об этом. Я не стану скрывать от вас правду. Боги говорят, что помощь Инквизиции - большой риск для нас. Если не сейчас, так после. Но походы на низинников всегда были связаны с риском. И что же мы получали в итоге? Коней, оружие?... Все это проходящее. Плодородные земли, которые мы могли бы возделывать - вот что важно. Мы не можем и не должны упустить такую возможность.[NIC]Hannah Mathu[/NIC][AVA]http://i.imgur.com/IaQBLqn.jpg[/AVA][SGN]https://67.media.tumblr.com/184fce4b1370b1acc26a063421bce5c4/tumblr_nos79o6py41rtmwh1o3_400.gif
Hannah theme[/SGN]

0

18

Слова Ханны безусловно произвели нужный эффект, в общем-то как и всегда. Эта старуха говорила всегда мало, но только по делу и всегда будто чеканила металл, а не слова. Да и слова белокурого мужчины с непроницаемо чёрными глазами, что к слову совершенно не вязалось с его светлым образом, пришлись авварам по душе, если не сказать что польстили им. Возможно агент и был тёмной лошадкой, но в нужный момент он смог удивить окружающих в том числе и ярла. Однако, Муйре прекрасно понимала, что Сенешаль прислала отнюдь не дипломатов, а своё орудие, а значит у неё не было сомнений, что авантюра выгорит
- Пока Король Алистер сидит на троне Ферелдена, нам нечего бояться, - высказалась Чёрнокрылая, оглядывая скопление людей в зале, - Что говорить о том, если он будет обязан нам жизнью. Я не стану лгать и изворачиваться, скажу только, что подобный союз нам будет выгоден. Подумай сам, Гай, - женщина обратилась к сыну "Безумного", - Какой Король нужен нам, благодарный или непредсказуемый? Чего уж говорить о том, что мы наконец сможем спокойно засеивать  поля не на два месяца, а куда больше. И не бояться что, наши посевы вдруг скроются под слоем непроходимого снега. Это возможность прокормить наш народ, не дать ему сгинуть. Будем честны сами с собой, мы существуем очень давно, но ни кто не помешает низинникам подняться в горы и истребить нас. Поверь мне Гай, это более чем возможно, и ни кто их не остановит, мой возлюбленный тесть, - на этот раз Муйре посмотрела на Колбана, который, наконец перестал жевать.
- Мы сможем расширить своё влияние и не бояться за тыл, который будет прикрыт куда надёжнее с нужным правителем.  Ну, а если Инквизиция не сдержит своё слово, мы возьмём обещанное сами, - ярл взглянула на Террена, будто знала, что её слова дойдёт до нужного адресата и с нужным акцентом.
- При всём уважении, Чёрнокрылая, мой отец болен, я не уверен, что он сможет помочь тебе. Его съедает какая-то болезнь, с которой наш авгур не может справиться, вот если эти агенты, смогут прислать кого-то на подмогу ему, мы возможно подумаем обо всё об этом, - говорил Гай.

+1

19

К тому моменту, как Ханна произносит последние из своих слов, Террену де Армори, Сорокопуту из «птичника» Лелианы неудержимо хочется на воздух. Он становится беспокоен, но едва ли это можно увидеть, когда смотришь на него так, как смотрят аввары – издали. Это должно быть достаточно хорошо видно Мархев и, может быть, этой женщине, рядом с которой Сорокопуту не нравится находиться.
Он чуть склоняет голову – мягкий лен кудрей укрывает лицо от посторонних глаз. Укрывают они и то, как бледнеет лицо Армори, как сжимаются в полосу губы, как темнеет взгляд. Пальцы его заложенных за спину рук, не дрожат даже, скорее дергаются конвульсивно, словно убийца не может унять этих судорожных движений.
Его разум слаб. Его разум разбит, расколот, подобно зеркалу – в ровной глади сквозят черные линии разлома, искажающие рисунок. Его разум отчаянно протестует попыткам быть восстановленным даже на миг. Усилие, основанное на «я могу это сделать» разламывает его на куски.
Сорокопут морщится, поднимает руку, касаясь пальцами виска, в который, кажется, вбили гвоздь. Бросает взгляд на людей, что сидят вокруг – сквозь светлое марево волос, чувствуя, как болезнь приходит судорожным беспокойством, невозможностью устоять на месте. Тревогой, которая вгрызается в кости не хуже ферелденского мабари.
Ему проще быть переломанным. Проще, надежнее, легче – как больному легче ходить в монолитной тяжести гипса, но не вставать на покалеченную, едва сросшуюся ногу. Разум Сорокопута – что та нога. Хлипкие, готовые переломиться от любого лишнего движения, кости.
Он убийца, а не дипломат. Его дело убивать, а не говорить много умных, хороших слов вроде тех, что сказал сейчас другой – прежний Армори.
Дослушивать, что происходит дальше, Террен не собирается. Он отступает назад – легкая, невесомая поступь Тени. Уйти нельзя – это он все же понимает, а потому замирает в привычном своем безмолвном положении, единственно верном для таких моментов.
Будет много лучше, если они наконец-то закончат трепать языком и займутся тем, что действительно важно.
Террену не нравится происходящее. Трудный народ эти аввары. Он совершенно не понимает, зачем его послали сюда о чем-то договариваться – дипломатия уже давно не близка ему, пусть бы ехал Королек, он обаятельный

0

20

- Мы сегодня же отправим ворона в Скайхолд с сообщением о том, что тану Эирику необходима помощь, - сообщила эльфийка Нерия, выйдя на свет очага, - я - маг и знаю, что в Инквизиции есть те, кто называют себя духовными целителями. Духи, к которым они взывают, могут творить настоящие чудеса, и спасать жизни там, где, казалось бы, спасения уже нет. Но мы просим Вас присоединится к нашему походу немедля. Пат и его люди выдвинулись на Недремлющее море. Сейчас его земли - легкая добыча. Другого шанса  может и не быть.

[NIC]Neria Ralaferin[/NIC][AVA]http://i.imgur.com/qKTYyTe.jpg[/AVA]

0

21

Аввары приняли слова эльфийки с одобрением,  хоть и никто не мог с уверенностью утверждать, что магия низинников способна творить на такое. И так, к землям банна Пата выдвинулись воины трех кланов - Крэгхолд, Кортнир и Стормхолд. Поход, как и ожидалось, возглавила ярл Муйре, оставив ведьму Ханну Мату присматривать за оплотом. Агенты Инквизиции последовали за ними.

0


Вы здесь » Dragon Age: A Story Being Told » ЗАВЕРШЕНО: СЮЖЕТНЫЕ ЭПИЗОДЫ » Наш общий друг. 9:42, Морозные горы